Перевод

Глава VI. Знак рыб

Процесс Индивидуации в Эоне

Барбара Ханна

Символы индивидуации в Эоне

Глава VI Знак рыб

Прежде всего я хочу напомнить вам о забавных синхронистических событиях, связанных с рыбой, которые произошли с Юнгом в то время, когда он писал эту часть «Эона». Они описаны им в работе «Синхрония: акаузальный объединяющий принцип» (Юнг 1952b, §826ff).

Мы подходим теперь к теме рыб, которая занимает около половины книги.

Я хочу просто отметить здесь, что рыба – это символ par excellence (фр. преимущественно) того, что переносит нас в бессознательное, и из всех символов Христа он, вероятно, наиболее значим в этом отношении. Более того, вся наша эпоха проходит под знаком рыб, эпоха Водолея сейчас только, так сказать, на пороге. В конце эпохи всегда есть беспокойное время, когда происходит переход из одного астрологического знака в другой. Юнг понимал, что мы не выйдем из знака Рыб до третьего тысячелетия, но первые звёзды Водолея уже влияют на нас.

Юнг начинает с того, что фигура Христа не так проста, как бы этого хотелось, не только потому, что есть огромное различие между Его образом в синоптических Евангелиях и в Евангелии от Иоанна, но и потому что – прямо со времен первого христианства – он использует очень много общих символов с дьяволом. Упомянем лишь некоторые: лев, змей, птица, ворон, орёл и, конечно, рыба. Наряду со змеем, рыба является одним из древнейших символов (§127).

Символ рыбы в христианстве имеет долгую предысторию, такую как вавилонский бог-рыба Оаннес и финикийская богиня Дерсето-Атаргатис. Мы также находим подобный образ в Индии – рыбу-спасителя Ману (§127).

Поскольку это столь широко распространённый символ, нам не следует удивляться его неожиданному появлению в любое время и в любом месте. Но его внезапная активация и раннее отождествление с Христом подводит нас к тому, чтобы подозревать наличие дополнительной причины, которую мы находим в астрологии – и в самом деле, как это хорошо известно, Христос родился, когда точка весеннего равноденствия перешла из знака Овна (баран) в созвездие Рыб (рыба) (§128).

Далее Юнг значительное место отводит астрологии, об этом я оставляю вам возможность почитать самостоятельно, упомяну только о том, что конъюнкция (соединение) Юпитера (благотворной звезды) с Сатурном (вредоносной) возникает снова и снова, и эта конъюнкция обозначает союз крайних противоположностей. В 7 году до н.э., например, это знаменитое соединение произошло в знаке Рыб трижды. Кроме того, эта конъюнкция была отмечена тем обстоятельством, что Марс находился в оппозиции к ней, и это соответствует особой характеристике христианства, поскольку Марс является планетой, связанной с инстинктами. Юнг говорит, что если мы принимаем расчёты Герхардта, то когда родился Христос, Солнце было в Близнецах, что в точности напоминает тему враждующих братьев, особенно в Египте (§128ff).

Астрологические предсказания, которые были, вероятно, уже известны в древности, всецело подчёркивают этот двойной аспект, и можно понять, насколько подходящим миф о Христе и Антихристе является для сравнительных астрологических построений (§133).

Талмуд (несомненно до VI в.) также содержит свидетельство антитетической природы рыб и рассказывает о войнах таниним (морских чудовищ), войнах Гога и Магога. Живший в XI веке комментатор Талмуда Соломон Джезчаки замечает, что таниним – это рыбы, что важно, поскольку это делает битву рыб эсхатологическим событием (подобно битве между Бегемотом и Левиафаном) и поскольку это, вероятно, самое раннее свидетельство антитетической природы рыб (§133).

Есть очень много изощрённых астрологических предсказаний, данных в самом большом количестве, которые я пропускаю, поскольку считаю их выше своего понимания, но мне вновь близка позиция Иоахима Флорского (XII в.), который предвещал новую эру Святого Духа. Он датировал тайное зарождение этой новой эры (чтобы обозначить даже становление нового состояния мира) основанием ордена бенедиктинцев (около 534 года), что приближает нас к 530 году, который, согласно пророчествам Талмуда, должен быть переломным. Сам век Иоахима был отмечен духовной неустойчивостью и появлением многих новых сумасбродных сект, но монашество, столь близкое сердцу Иоахима, что он рассматривал его как истинный проводник эры Святого Духа, обрело в нём новую жизнь с основанием нищенствующих орденов. В стороне от этого была широко распространена религиозная инфляция, хорошо известный опасный результат идентификации с Божественным, в данном случае со Святым Духом. Нуминозность была оттенена временной синхронией века, в котором жил Иоахим, началом сферы антихристианской рыбы. Хотя сам Иоахим не заходил так далеко, как многие из сект, которые возникли в его время, он был тем не менее осуждён церковью, как и большинство людей, которые были захвачены архетипом. И в случае Иоахима это очень понятно, потому что его отношение к христианской церкви подошло очень близко к открытому мятежу (§137ff).

Юнг подчёркивает, что поскольку эон Рыб управлялся архетипическим мотивом враждующих братьев, приближение следующего месяца Платоновского года, Водолея, пройдёт под звездой проблемы союза противоположностей, и только личность может решить эту проблему в процессе своей индивидуации. Провозглашение Assumptio Mariae (лат. Успение Девы Марии) – пример того, как символ развивается веками и, как это хорошо известно, этот процесс происходит снизу, по сути из представлений масс, от побуждения архетипа к его реализации (§142).

Последствия движения Святого Духа испытали четыре ума, которые имели огромное влияние на будущее: Альберт Великий, Фома Аквинский, Роджер Бэкон и Мейстер Экхарт. Некоторые также справедливо рассматривали движение Святого Духа как предтечу Реформации. И синхронистично латинская алхимия также началась примерно в XII-XIII веках. Ляпис алхимии – параллель к «новому камню», с которым также сравнивался Святой Дух (§143f).

После многочисленных параллелей с ляписом Юнг возвращается к Христу как рыбе. Согласно Дельгеру, который исследовал символ рыб очень тщательно, христианский символ рыб впервые появился в Александрии около 200 г. н.э., и крестильная ванна весьма часто описывалась как piscina (пруд для разведения рыбы). Это предполагает, что верующие были рыбой, и действительно подобный мотив возникает в евангелиях, где некоторые из учеников были рыбаками, Христос же хотел сделать их «ловцами человеков» (Матф. 4: 19). Сам Христос использует чудотворную ловлю рыб как прототип миссионерской деятельности Петра (§145).

Астрологический аспект рождения Христа также непосредственно затронут в истории волхвов, которые узнали о необыкновенном рождении по звёздам (Матф. 2: 1), и покровительство рыб подтверждается связанным с ними богатым символизмом в евангелиях. Поскольку Христос почитается как новый эон, для всех, кто изучал астрологию, будет очевидным, что он был рождён как первая рыба и умер как овен (§146).

Затем Юнг говорит о многих ранних изображениях знака рыб, иногда плавающих параллельно, иногда одна вертикально, а другая – горизонтально, и часто в противоположных направлениях (§147).

Хотя здесь нет прямого доказательства связи с фигурой Христа, синхрония появления столь многочисленных знаков рыб и начала новой эры поразительна в достаточной мере для того, чтобы оправдать наше пристальное внимание к ней. Удивительно, если задуматься над этим, что точка весеннего равноденствия должна была перейти в знак Рыб и затем ознаменовать начало времени, когда слово «рыба» использовалось как имя для Бога, который стал человеком, был рождён как рыба и принесён в жертву как овен, у которого были ученики-рыбаки, из которых он хотел сделать «ловцов человеков», который чудесным образом накормил множество людей рыбами, который сам был съеден как рыба и чьи последователи назывались маленькими рыбами. Здесь я хотела бы упомянуть, что блюда для причастия с изображёнными на них рыбой и хлебом были найдены в катакомбах, и по датировке они являются таким образом очень ранними. Нет каких-либо доказательств того, что истории о рыбах в синоптических евангелиях были замаскированными астрологическими мифами. Напротив, они возникли совершенно естественно именно как истории, разновидность синхронистического события, связанного с началом знака рыб (§148).

Юнг заканчивает главу упоминанием о факторе времени, так как мы проходим через знак рыб, но поскольку это более ясно выражено в начале следующей главы, пока мы отложим его.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

осмысляя юнга

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"