Перевод

БАШНЯ КОФ; ТЁМНАЯ ЦИТАДЕЛЬ

Черная книга Азатотха

 
БАШНЯ КОФ; ТЁМНАЯ ЦИТАДЕЛЬ 

«.. .когда я выглянул из самого высокого из всех слуховых окон,
 в то время, как потрескивали свечи и безумная виола завывала с ноч-
 ным ветром, я не увидел город. но только черноту безграничного
 космоса; невообразимое пространство, живящее движением и музы-
 кой, не имеющее никакого сходства ни с чем на земле.» 

— Г. Ф. Лавкрафт, «Музыка Эриха Занна», 1921 г. 

В темном мире грёз Г. П. Лавкрафта существует чёрная баш-
 ня, что называется Коф. Она зиждется подвешенной над «Ве-
 ликой Пустотой». Пейзаж, который окружает башню, как я это
 всё увидел, кажется «сдвигающимся», это полностью высохшая
 окружающая обстановка, с чёрными мёртвыми деревьями, ред-
 ко разбросанными по частью скалистым, а частью песчаным пу-
 стошам. Пустоши эти простираются от башни во все стороны,
 насколько хватает глаз. Несмотря на сухость, небо заполняется
 тёмными предвещающими шторм облаками, которые медленно
 наползают на пейзаж. Ветер там всегда холодный и свирепый, он
 пронизывает до костей. 

«.из бездн между звёздами сквозили холодные потоки, от ко-
 торых людей била дрожь в тёмных и пустынных местах.» 

— Г. Ф. Лавкрафт, «Ньярлатхотеп», 1921 г. 

В этом царстве нет жизни, оно пусто, если не считать присут-
 ствия Чёрного Мага. Это царство Чёрной Зимы, ибо Башня поко-
 ится над злобной, пожирающей пастью Великой Бездны. Башня
 и план, в котором она находится, доступны только Чёрным Магам
 или Тёмным Мастерам, любому другому вход запрещён, так как ему
 даже не будет показана дверь. Это священная обитель, где человек
 общается со своим сокровенным «я» в абсолютном одиночестве,
 тени и тишине. Это место созерцания и размышления. Именно здесь
 можно найти своё истинное «я» и смысл существования. 

Это место, где я бывал, видел и чувствовал. Я учился там, потерял
 себя там. Это вселенский план, доступный тем, кому суждено слышать,
 но когда кто-то приходит, он всегда обнаруживает, что навечно одинок. 

Каждый раз, когда я прихожу к Чёрной Башне Коф, я всегда
 стою у подножия огромного монолита, и одетый в чёрный плащ
 с капюшоном, я прохожу через массивный затемнённый вход
 и начинаю подниматься по извилистой каменной лестнице. До-
 бравшись до верха, я попадаю в одну-единственную комнату, пу-
 стую, если не считать единственной чёрной незажжённой свечи
 в простом серебряном подсвечнике, стоящем посреди холодного
 каменного пола. Подсвечник стоит перед большим украшенным
 серебром чёрным зеркалом. В комнате есть единственное откры-
 тое в каменной стене окно, из которого можно смотреть на бес-
 плодные пустоши и вниз, на чёрную всепожирающую Пустоту,
 над которой возвышается башня. Бездна подобна чёрной дыре,
 всасывающей человека в водоворот измерений, известные как
 Склепы Зин. 

«Колонна казалась и впрямь очень узкой, сонно шагая в без-
 дну. Я замешкался позади, потому что черный провал в озарен-
 ном зеленоватым светом снегу наводил страх, и мне чудились
 отзвуки тревожных возгласов, когда мои спутники исчезали; 

но я едва мог контролировать свой шаг. Словно влекомый теми,
 кто шел впереди, я полушагал, полуплыл среди гигантских су-
 гробов, трепещущий и испуганный, в незримую пучину невоо-
 бразимого.


Вопиюще-сознательные, молчаливо-безумные, только боги
 способны об этом рассказать. Болезненная, чувствительная тень,
 корчащаяся в руках, которые на самом деле — не руки, и всле-
 пую несущаяся мимо жутких полуночей гниющего мироздания;
 трупы миров с городами-язвами; кладбищенские ветры, которые
 сметают бледные звезды и ослабляют их мерцание. За пределами
 миров — смутные тени чудовищных фигур; едва различимые ко-
 лонны неосвященных храмов, покоящиеся на безымянных скалах
 у основания космоса и достигающие головокружительной пустоты
 над сферами света и тьмы. 

И посреди этого вертящегося кладбища Вселенной — приглу-
 шенный, сводящий с ума барабанный бой и пронзительное, монотон-
 ное завывание кощунственных флейт из непостижимых, лишенных
 света пространств за пределами Времени...» 

— Г. Ф. Лавкрафт, «Ньярлатхотеп», 1921 г. 

Говорится, что Великая Пустота, на которой покоится Башня, на са-
 мом деле Ложная Сефира; Да’ат, и ведёт во тьму бездонной пропасти,
 которую необходимо пересечь, чтобы достичь Древа Познания, тёмной
 стороны каббалистического Древа Жизни, что также известно как Дре-
 во Смерти или Древо Ночи. Как только эта пропасть пересечена и на-
 правление достигнуто, может быть получен доступ к полым оболочкам
 Клипот и к тому, что стало известно как Туннели Сета. 

По моему опыту, Черная Башня Коф и Склепы Зин находятся
 в параллельной к Да’ат и Туннелям Сета реальности. Вроде того, что
 Склепы Зин являются тенью уже затенённых Туннелей Сета. Одно
 кажется искажённым отражением другого, погруженное чуть глубже
 в Чёрную Бездну, чем его чёрный близнец. И под странными углами
 они иногда соприкасаются и соединяются в необычных формах. Как
 однояйцевые близнецы, они могут походить друг на друга, но они
 совершенно разные от и до. 

Чёрная Башня является одновременно местом для саморефлексии
 и местом для общения с Древними, она также является отправной
 точкой для исследования тёмных Склепов, что лежат внизу. 

«Башня Коф передает послания от Великих Древних в сновиде-
 ния людей. Она стоит на страже в Туннелях Сета. Здесь встречают-
 ся все измерения Времени и Пространства, и вы можете вглядеться
 в Бесконечность через Око Хаоса. Башню Коф также называют
 Пустотой или Полостью.» — Асенат Мейсон, «Исследуя Неиме-
 нуемое; Странствия в Лабиринтах Зин» 

Башня — это неподвижно зафиксированная точка в море Хаоса.
 Воистину она покоится в сердце Самого Азатхотха. Это противопо-
 ложность разуму внутри пульсирующего хаоса, что вокруг. 

Башня была изображаема во мраке на протяжении всей истории
 в различных формах: 

«Достижение этой цели (Чёрной Башни) повлекло за собой
 путешествие на бесконечное расстояние, через бесплодные пу-
 стыни в расплавленном зное, через каменистые тернистые рав-
 нины в неприступную горную страну, где рядом с бурным морем
 (самого Хаоса) возвышается чёрная громада крепости-Цитадели
 города тьмы, иногда называемого городом Демонов.» 

— отрывок из Книги Араба 

У Лавкрафта описание Чёрной Башни очень похоже: 

«В конце концов, однако, они вышли на некоторое открытое про-
 странство перед башней, ещё более громадной, чем остальные, над
 колоссальным дверным проёмом которой был закреплен чудовищ-
 ный символ-барельеф, заставлявший содрогаться в непонимании,
 что он означает. Это была центральная башня со Знаком Коф.» 

— Г. Ф. Лавкрафт, 

«В Сомнамбулических Поисках Неведомого Кадата» 

И снова мы видим свойства Тёмной Башни у Лавкрафта в эпи
 зоде рассказа «Обитающий Во Тьме»: 

«Из всех зданий Федерал-хилл наиболее привлекала к себе вни-
 мание Блейка некая темная церковь. Она с особой четкостью высту-
 пала в определенные часы дня, а на закате гигантская черная башня,
 увенчанная крутым шпилем, просто вонзалась в пылающее небо.» 

Чудовищный символ-барельеф (Знак КОФ), о котором идёт
 речь, никогда не описывался Лавкрафтом. Но те, кто были призваны
 к Чёрной Башне Коф знают, что выглядит он вот так: 


 
Этот символ можно рассматривать как всевидящее око, космиче-
 ский водоворот или даже галактику, имеющую только два спираль-
 ных ответвления вместо их множества. Что важно в знаке, это точка
 посередине. Из-за чего можно считать его ужасающим, это из-за
 силы, которую он обещает Чёрному Магу... если они способны овла-
 деть ей. Центральная точка является сутью всей неизмеримой силы,
 которая существует в пределах всей реальности Чёрного Мага. 

Воистину это «Точка Всего» или «Центр Всего», воплощение
 Бога Азатхотха внутри самого человека, или «Человек, становящий-
 ся Божеством», обладающий Великой хаотической силой, что лежит
 в готовности высвободиться изнутри (Лежащие-в-Ожидании —
 знакомо, не правда ли? — прим. перев.) 

Башня Коф находится на плане бытия, который является цен-
 тральной обителью всего того, что от тёмного творения. Все чёрные
 пути в конце концов ведут обратно к Башне. Те Чёрные Маги, что
 Путешествуют В Грёзах — знают об этой Цитадели в той или иной
 форме, поскольку сама она время от времени видоизменяется, хотя
 одна и та же холодная атмосфера этого царства никогда не прини-
 мается за что-то другое. 

«Через сновидения, подобные сновидениям Лавкрафта, устанав-
 ливается контакт с древними источниками мудрости, запретными
 человеку. Возможно, его преждевременная смерть в возрасте 47 лет
 была вызвана страхом перед тем, что случится с человечеством, если
 откроются определённые Врата. Он знал о тайных Призываниях
 и знал также, что однажды они будут использованы снова.» 

— Кеннет Грант, «Человек, Миф и Магия»,
 выпуск 84, 1971 г.
 
  class="castalia castalia-beige"