Перевод

Глава 5. как сердце теории Юнга

Трансцендентная функция

Джеффри Миллер

Трансцендентная Функция

Глава 5

Трансцендентная функция как сердце теории Юнга

Заключительная идея предыдущей главы, гласящая, что трансцендентная функция связана практически со всем концепциями, которые лежат в основе психологии Юнга, выводит эту работу на качественно новый уровень. До сих пор мы рассматривали трансцендентную функцию как одну из различных частей юнгианской парадигмы. Однако из анализа ссылок в предыдущей главе вытекает, что трансцендентная функция вовлечена и неотрывно связана с большинством, если не всеми, ключевыми идеями Юнга. Идея архетипов, например, благодаря которой Юнг, возможно, наиболее известен в мире психологии, принципиально зависит от трансцендентной функции, так как ни коммуникация, ни мирное соглашение не возможны с теми энергиям, образами и посланиями, которые они представляют, без содействия трансцендентной функции. Так же и концепция Самости, центрального организующего архетипа, который направляет нас к индивидуации, является синонимичной или, по крайней мере, вытекает из идеи трансцендентной функции. Индивидуация, ключевая идея о целенаправленности психики, толкающей нас вперёд телеологическим образом, не может возникнуть без постоянного и повторяющегося действия трансцендентной функции. Аналогичные виды крайне важных связей были установлены между трансцендентной функцией и проблемой противоположностей, фантазией, символом, - всеми основными идеями Юнга.

Если представить юнгианскую парадигму как сеть взаимосвязанных понятий, каждое из которых так или иначе связано с остальными, то не будет преувеличением сказать, что трансцендентная функция лежит в самом центре этой сети или около него. Действительно, она может быть той ключевой концепцией, из которой происходят все остальные. Как минимум ещё один автор соглашается с этим утверждением. Horne (1998) прямо заявляет:

Ассимиляция анимы/анимуса для создания мостика или связи между сознанием и бессознательным очень тесно связана концептуально с трансцендентной функцией. Взгляд на либидо как на «действующее в определённом направлении» был только первым шагом в серии теоретических инсайтов, которые привели Юнга к трансцендентной функции, сердцу его парадигмы и, вероятно, наиболее фундаментальному источнику его отделения от Фрейда.

Учитывая центральность этой концепции, загадочно то, что больше ничего не было написано о трансцендентной функции. Хотя она часто упоминается в работах по аналитической психологии, она редко определяется в качестве основной идеи. Даже когда трансцендентная функция была в фокусе 12-го Международного Конгресса по Аналитической Психологии в Чикаго в августе 1992, представленные там работы (Mattoon, 1993) в целом не отметили её центральную роль. Честно говоря, её важность не была очевидна и для автора этой книги вплоть до проведения исследований для этой работы. Только в процессе этого стало ясно, насколько фундаментальной является трансцендентная функция для теории Юнга.

ТРАНСЦЕНДЕНТНАЯ ФУНКЦИЯ КАК КЛЮЧЕВАЯ МЕТАФОРА ЮНГА

Давайте сделаем ещё один шаг. Принятие во внимание анализа в предыдущей и в этой главах ведёт нас к мощному предположению: помимо заявленной роли в объединении противоположностей, трансцендентная функция является также ключевой метафорой Юнга для психики в целом или для становления психологическим и является источником, из которого вышла большая часть остальной имагинальной, глубинной психологии Юнга. Иными словами, трансцендентная функция является попыткой Юнга описать наиболее фундаментальную глубинную психическую активность, обмен информацией и образами между сознанием и бессознательным, а всё остальное, что Юнг предложил, представляет собой всего лишь уточнение или дифференцировку этого явления. Вышедшая сразу же после конфронтации Юнга с его собственным бессознательным, работа о трансцендентной функции в 1916 году представляла собой попытку дать голос его неописуемому опыту примирения с неизвестным в бессознательном. В то время, когда Юнг писал оригинальную версию эссе «Трансцендентная функция», он ещё не представлял себе и не писал про архетипы, Самость, тень, аниму/анимус или индивидуацию, и, конечно, ещё не разработал полностью теории о снах, противоположностях, фантазии и символе и синтетической точке зрения на психику. Первой для Юнга проявилась трансцендентная функция, концепция и практика диалога между сознанием и бессознательным, при помощи которого психика трансформирует себя неким имагинальным образом; все сопутствующие структуры и теории вышли из этой основной предпосылки. Horne предлагает сходную точку зрения, когда называет трансцендентную функцию «сердцем [юнгианской] парадигмы» (1998). Вот почему мы видим, что трансцендентная функция возникает при разработке и обсуждении каждой из остальных ключевых концепций в работах Юнга. Другие фундаментальные концепции юнгианской психологии все дополняют, облекают плотью способ, которым сознание и бессознательное говорят друг с другом. Трансцендентная функция стала недифференцированным ядром психологии Юнга, из которого остальные концепции дифференцируются или возникают. В самом деле, возможно, что именно работа трансцендентной функции лично для Юнга позволила ему получить доступ к бессознательному именно таким образом, который привёл к формулировке других аспектов его психологии.

Возможно, это также объясняет, по крайней мере, частично, некоторые из неясностей и несоответствий в юнговском описании трансцендентной функции. Другими словами, так как трансцендентная функция представляет собой ключевую метафору, не представляется возможным описать её при помощи единственного определения, но только при помощи многочисленных аспектов и граней. Диалог между сознанием и бессознательным является слишком широким понятием, чтобы его можно было описать единственным образом. По мере того, как Юнг вводил трансцендентную функцию в обсуждение других тем своей психологии, проявлялись её различные аспекты. Таким образом, вместо того, чтобы рассматривать различные описания Юнгом трансцендентной функции как неясности и несоответствия, мы можем рассмотреть их как его попытки развить и более полно исследовать множественные выражения широкой, ключевой метафоры, наподобие попытки описать различные грани уникального, бесценного алмаза.

Пересматривая всё с этой точки зрения, мы начинаем видеть два разных и концептуально различных образа трансцендентной функции:

(1) трансцендентная функция в узком смысле этого слова, функция или процесс в юнгианском пантеоне психических структур, обычно рассматриваемая как объединение противоположностей сознания и бессознательного, объединение, из которого проистекает новая точка зрения; и

(2) трансцендентная функция в широком смысле слова, ключевая метафора психики вообще или того, что является психологическим, которая включает в себя пантеон Юнга и наиболее фундаментальную психическую активность взаимодействия с неизвестным или «другим».

Как говорил Юнг во вступительном слове к пересмотренной версии «Трансцендентной функции» (1957/1960), «ведь бессознательное – это не просто что-то, а то неизвестное, что нас непосредственно аффицирует». Это утверждение, написанное всего за два года до смерти Юнга, иллюстрирует как раз расширенный взгляд на трансцендентную функцию. Или же, как он утверждает в другом месте, также написанном незадолго до конца его жизни, трансцендентная функция выражается в психическом сдвиге, «но это изменение возможно, только если допускается существование «другого»» (1955).

ПОСЛЕДСТВИЯ РАСШИРЕННОГО ВЗГЛЯДА НА ТРАНСЦЕНДЕНТНУЮ ФУНКЦИЮ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЮНГА

Расширенная трансцендентная функция является идеей, имеющей очевидные последствия, выходящие за пределы самого Юнга и его психологии. Рассмотренная таким образом, трансцендентная функция воспроизводит психику саму по себе и психологическое естество. Трансцендентная функция возникает как ключевая метафора всегда, когда мы привлекаем неизвестное или «другое» в попытке углубиться и вести более психологическую жизнь. Как Beebe (1992) говорит, что «определение Юнгом трансцендентной функции должно рассматриваться не только как событие в его собственной истории, но, скорее, как момент в истории эволюции психологической позиции, момент, который повторяется, когда кто-либо пытается стать более психологичным». Идея о трансцендентной функции как ключевой метафоре имеет решающее значение и проходит красной нитью через оставшуюся часть этой книги. Каковы основные компоненты трансцендентной функции? Если это метафора, то можно представить, что вещи, подобные ей, должны присутствовать и в других школах психологии. Находит ли она своё выражение в других теориях? И если это метафора, то что она пытается нам сказать о психике? Что она говорит нам о психологическом становлении? Является ли трансцендентная функция отражением некоторых других архетипических выражений психики? Как трансцендентная функция в качестве ключевой метафоры более широко возникает в наших жизнях?

Формулировка расширенной трансцендентной функции и трансцендентной функции как метафоры переводит эту работу на более глубокую территорию. Если трансцендентная функция является ключевой метафорой для психики самой по себе или для становления более психологическим, то из этого следует две ключевые вещи. Во-первых, это было бы само собой разумеющимся, что мы могли бы идентифицировать концепции в мыслях и работах других людей, которые сходны, параллельны или аналогичны ключевым идеям трансцендентной функции. Действительно, психическая борьба между сознанием и бессознательным или между поляризованными сегментами сознания, механизмы, которые опосредуют такие антитезы, трансформация через лиминальное пространство между такими противодействующими силами, и третья вещь, возникающая из борьбы двух, могут быть найдены в других областях психологии. Во-вторых, и это более важно, в конечном счёте трансцендентная функция может быть выражением большего психологического стремления примирить фундаментальные онтологические затруднения. Настоящая работа утверждает, что трансцендентная функция является архетипическим процессом, выражающим автохтонное желание психики окунуться в бинарные противоположности для того, чтобы установить отношения между, по-видимому, противоположными элементами.

ЯДРО ТРАНСЦЕНДЕНТНОЙ ФУНКЦИИ

Для того, чтобы изучить более глубокие корни трансцендентной функции, мы должны выявить и проанализировать идеи, лежащие в её основе. Она ни в коем случае не является чем-то монолитным. На самом деле сердце трансцендентной функции включает в себя три отдельных идеи. Во-первых, это феномен посредника. Юнговская специфическая формулировка трансцендентной функции гласит, что она является посредником между сознанием и бессознательным. Рассмотрев её более широко, можно увидеть, что она является посредником не только между сознанием и бессознательным, но также и между «я» и «другим», «мной» и «не мной», известным и неизвестным. Именно это посредническое стремление трансцендентной функции, на которую часто ссылаются как на «удерживающую напряжение противоположностей», позволяет нам отказаться от «или/или» выбора между противоположностями (или кажущимися противоположностями) и принять во внимание, что между ними может быть пространство «ни/ни». Это даёт нам возможность встретится с бессознательным, неизвестным или другим и провести с ним и/или ними обмен. Во-вторых, трансцендентная функция обладает переходным характером. Путём создания мостика между сознанием и бессознательным, Я и другим, мной и не-мной, путём позволения позиции «ни/ни», делается возможным переход, становится возможным возникновение новой сознательной позиции. Здесь мы должны быть чёткими. Посреднический аспект трансцендентной функции не гарантирует переход, он делает его возможным. Хотя Юнг чувствовал, что диалог между сознанием и бессознательным часто ведёт к переходу, ему также было ясно, что противоположности могут быть опосредованы таким образом, чтобы они просто сосуществовали друг с другом, а перехода не возникло.

Третья центральная для трансцендентной функции идея (в частности, если смотреть с расширенной точки зрения) – это трансформация, так называемся «третья вещь» (1957/1960). Работы Юнга ясно дают понять, что роль трансцендентной функции лежит глубже только посредничества и перехода. Это телеологическая по своей сути часть процесса индивидуации, направляющая индивида к тому человеку, которым она или она предназначен быть. Этот трансформирующий аспект сталкивает человека с чем-то большим чем эго, чем-то даже нуминозным и святым. Сдвиг в психике, вызванный трансформирующим аспектом трансцендентной функции, может рассматриваться как более глубокий и целенаправленный, нежели простой переход к новой точке зрения, новому сознательному отношению.

Эти три разные основные идеи трансцендентной функции очевидно связаны между собой. Переход и трансформация не могут возникнуть без посредничества. С другой стороны, посредничество может происходит без любой из двух других составляющих. Или же посредничество может вести к переходу сознания к новой точке зрения без более глубокой трансформации. Эти различия станут более явными, как только мы исследуем параллели между трансцендентной функцией и концепциями из других областей психологии.

Для целей последующего исследования можно представить взаимодействие базовых элементов и множественную природу трансцендентной функции в виде следующей схемы:

Схема призвана показать противоположности сознания/бессознательного, Я/другого, Я/не-я, известного/неизвестного (т.е., пространство или/или), которые были удержаны в пространстве ни/ни поля трансцендентной функции, за чем последовало движение вверх (или вперёд) к новой позиции или третьей вещи. У этого процесса есть 4 отдельных элемента: две противоположные силы (или/или), посредующая трансцендентная функция (пространство ни/ни, где противоборство противоположностей приостановлено) и новая ситуация, живая третья вещь, которая является результатом переходной и трансформирующей роли трансцендентной функции[1].

ТРАНСЦЕНДЕНТНОСТЬ ТРАНСЦЕНДЕНТНОЙ ФУНКЦИИ

В этой поворотной главе мы преследуем одновременно две цели: первая – показать трансцендентную функцию как ядро психологии Юнга, вторая – представить её более широкие, даже архетипические черты. Именно эта вторая цель и привела нас к предположению, или даже прямому утверждению, что концепции, которые составляют трансцендентную функцию, могут быть также найдены в идеях других людей. Это предмет для рассмотрения следующей главы, в которой трансцендентная функция будет сравниваться с и противопоставляться другим идеям, как из иных школ глубинной психологии, так и из не-глубинной парадигмы. Этот сравнительный анализ проистекает напрямую из моего собственного опыта и интересов. Ранее, будучи студентом, я читал «Трансцендентную функцию» и был глубоко затронут ею. Она пробудила во мне не только интеллектуальное притяжение, но также и глубокий психологический, эмоциональный, даже физиологический ответ. Впоследствии, по мере того как я учился и знакомился с различными психологическими теориями и конструкциями, мне становились очевидными параллели с трансцендентной функцией. Материал, представленный в главе 5, как раз и представляет собой анализ тех самых параллелей. Опасность сравнительного анализа состоит в том, что трансцендентная функция размывается и ослабляется, так что мы путаемся в вопросах её природы. Однако моя цель ровно противоположная. Показывая, как трансцендентная функция и её компоненты возникают в других теориях, я стремился к углублению нашего понимания. Однако для того, чтобы быть ясным в вопросах о сути трансцендентной функции, я определил и представил её в виде диаграммы в предыдущей секции этой главы.

Как это ни парадоксально, хотя элементы трансцендентной функции и могут быть найдены в других теориях, существует то, в чём трансцендентная функция фундаментально отличается от них или превосходит их. Траснцендентная часть трансцендентной функции – это третья идея, которая формирует её ядро: трансформация. Что отделяет идеи Юнга от других, так это идея о том, что противостояние между противоположностями или их удерживание вызывает трансформацию, появление новой, третьей вещи. Другие теории сходятся в их посреднических и переходных аспектах, но они не погружаются так же глубоко в области трансформации, как это делает Юнг.

Более того, юнговская формулировка трансцендентной функции как двигателя индивидуации уникальна в появлении чего-то, что превосходит эго, чего-то целенаправленного и определённо нуминозного. Если провести сравнение с диалектикой Гегеля, например, которую некоторые некорректно считают идентичной трансцендентной функции, уникальный характер трансцендентной функции сразу станет очевидным. Гегель утверждал, что при помощи противоположности тезиса и антитезиса возникает синтез. Однако Юнг бы увидел, что эта формулировка ограничена и не точна, когда речь идёт о психическом росте. Он рассматривает возникающий продукт не только как смесь двух, но как нечто новое, третью вещь, которая превосходит, а не смешивает противоположные части психики. Именно поэтому фантазия и символ так важны для формулировки Юнга, так как только при их помощи психика может разорвать ограничивающие оковы противоположностей и испытать «квантовый скачок» к чему-то новому. Эту концепцию трудно ухватить, однако это важно для полного понимания трансцендентной функции.

Причина, по которой действие трансцендентной функции содержит такие таинственные, нуминозные и даже святые подтексты, состоит в том, что она не приводит к линейному, рациональному результату. Это нечто совершенно другое. Именно этот иррациональный прыжок веры, трансформационный скачок в сознании, добавленный к посредническому и переходному качествам, отличает трансцендентную функцию от её аналогов в других теориях, с которыми мы будем её сравнивать в следующей главе.

Таким образом, в этой решающей главе мы пришли к некоторым ключевым полярностям: трансцендентная функция как компонент идей Юнга или же как ядро его парадигмы; трансцендентная функция в узком смысле слова или же расширенная трансцендентная функция; предположение, что есть сходства между концепциями, которые формируют трансцендентную функцию, и другими теориями или же идея о том, что трансцендентная функция превосходит, трансцендирует их. Тем не менее, вся идея трансцендентной функции и состоит в том, что такие полярности – это не ситуация или/или, но, скорее, то, что нужно удерживать вместе, и напряжение от такого удержания приведёт к возникновению чего-то нового. Разговор об этом и есть цель трёх финальных глав.



[1] К этой теме мы вернёмся в последней главе в разделе, который называется «Зарождение алхимической четвёрки».

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

юнгианство, психотерапия, осмысляя юнга

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"