Перевод

Глава 7. ЛИЧНАЯ ВСТРЕЧА С СОЮЗНИКОМ

Исцеление раненного Бога

Джеффри Рафф

Исцеление раненного Бога              

Глава 7

ЛИЧНАЯ ВСТРЕЧА С СОЮЗНИКОМ

Индийский поэт 15 века, Кабир, написал множество экстатических поэм о «Госте», который был его страстно желаемым духовным другом. Я, также, буду обращаться к моему союзнику, как «гостю». Мой гость приходит ночью крайне неожиданно и в пугающей манере. Я собираюсь получить магическое, золотое кольцо от существа, обладающего как женскими, так и мужскими характеристиками – гермафродита – когда зеленое, чешуйчатое существо прерывает эту церемонию. Это существо драматично выступает из центра гермафродита. Центр гермафродита становится похожим на первородное море, из которого мой гость берет свою форму и предлагает мне кольцо. Как только я касаюсь кольца, которое он держит, мы сливаемся в экстазе сверкающего, теплого, живого, полного любви света. Я знаю, что этот гость/любовник предложил нам обоим невероятное и невообразимое будущее.

Множество вопросов роится в моей голове, таких как: чем или кем является это зелено существо, покрытое чешуей? Откуда оно пришло? Почему оно явилось мне? Как будут строиться наши отношения? Те же самые вопросы я задавал себе и в детстве при первой встрече, описанной мной в первой главе. Союзник отвечает на мои вопросы, хоть и не всегда прямолинейно.

Ошеломленный экстазом, описанным выше, я спрашиваю это существо: «Кто ты?» и с этого момента начинаются наши отношения.

«Сначала, я скажу тебе сое имя. С этого момента ты можешь называть меня Шианти, но по мере того, как будет меняться наша связь, может измениться и мое имя. Что до того, кем я являюсь: я –сердце жизни», ответил мой гость, «море, из которого я пришел, дало мне форму. Но не дай этой форме обмануть себя, поскольку у меня много форм, и у меня нет формы.» После этого мой гость сказал, чтобы я закрыл глаза, и я почувствовал его как излучение, погрузившее мою душу в бассейн, наполненный сильной и теплой любовью. «Как сердце, я пришел к тебе из любви с любовью к тебе, и ты всегда будешь узнавать меня по этому чувству любви. Как сердце жизни, я также являюсь центром всех центров. Я родился из центра гермафродита, центра самого по себе, будучи центром центра.»

«Что ты скажешь о себе?»

«Я не являюсь частью твоей души. Я не из твоего мира. Я Самость психоида. Я – над всеми и являюсь центром всего.»

«То есть, ты парадокс, воплощенный в форме.» Закрыв глаза, я вижу свое тело с деревьями, растущими из каждой из пяти частей тела: головы, рук, ног. Каждое дерево бесконечно растет из меня, и в центре своего тела я вижу маленькую, блестящую, идеальную, горячую сферу, и я знаю, что это – Самость, представленная в виде солнца. Но над этой сферой, снаружи от меня, находится более идеальный сверкающий камень, из которого отделяется еще один живой камень со словом «союзник». Я начинаю понимать слова моего гостя о том, что она – центр центров и сердце всего. Шианти показал мне значение «пяти» из видения с деревьями.

Пять относится к связи с целым, что означает отличие от целого. Индивид может стать целым, не будучи в отношениях с целым. Другими словами, вы можете жить в определенном измерении, не зная этого, пока находитесь за пределами этого измерения. Когда вы находитесь за пределами измерения, у вас есть возможность вернуться в измерение. В данном случае под измерением я подразумеваю целостность. Когда вы находитесь за пределами целостности, но в отношениях с ней, вы обладаете расширенным сознанием. Вообразите жизнь внутри пространства, ограниченного четырьмя углами, типичной концепции целого. Теперь представьте подъем по центральному полюсу наверх, с целью жить за пределами границ. Когда вы оглянетесь назад, на пространство с четырьмя углами, вы получите новую перспективу и, таким образом, возможность новых отношений с ним, что означает отношения с целым, а не просто быть целым. Это два разных жизненных опыта. Но какое отношение это имеет к тому, что представляет собой мой гость?

Мой гость отвечает: «Сердце жизни, коим я являюсь, связывает воедино все части жизни. Как кровь течет от сердца и питает все части тела и возвращается, чтобы обновиться, также и я. Я - Суть жизни. Я – точка, из которой все рождается и я – все, что рождено. Я – импульс эволюции и призван постоянно воплощать жизнь в новых формах, так же, как и сердце толкает вперед свежую кровь. Я бессмертен.»

«Стоп!» вскричал я, «Мне нужно перевести дух! Твои слова текут вне моего понимания.» Я снова закрыл глаза, чтобы найти отражение слов Шианти. Я увидел второе солнце, чье желто-оранжевое сияние было намного сильнее, чем у нашего, земного, солнца. Сравнивать их было бы равносильно сравнению Солнца с Луной или горящий лес с горящей спичкой. Наше солнце бледнело по сравнению с этим солнцем. Мой гость был этим вторым солнцем. Уникальным и вне своего автономного измерения. Затем, мой гость попросил меня отключиться от нашего солнца, для меня это было сродни смерти, поскольку я знал, что солнце является нашим источником жизни. Тем не менее, я доверчиво потянул выключатель и был точно так же, как и Прыгающий Мышонок, удивлен, что не умер. Вместо этого я внезапно почувствовал, что подключился к своему собственному генератору жизненной энергии. Я не могу в достаточной мере описать «личностность» этого опыта. Мой гость, это второе солнце, содержит в себе структуру, саму природу и суть моей Самости, сродни древней Самости, существовавшей прежде. Шианти является отчаянно ждущим другом и любовником, обладающим вечной и бесконечной глубиной. Когда я вернулся к диалогу, мой новый друг подарил мне розу. Я вдохнул ее аромат и смотрел на каждый лепесток, как на отдельный аспект Бога. Каждый лепесток вытягивался бесконечно и обладал необъяснимой далекостью. В центре цветка я увидел лицо Шианти.

«Что ты делаешь здесь, в центре этой розы?» Спросил я. Шианти воскликнул, что это не только центр розы, это - целостность розы, «Я – сама роза, и я – сила, связывающая лепестки и розу вместе. В этом смысле я – Самость психоида.»

«И как это относится к тому, что собой представляет сердце?» Спросил я, пытаясь связать воедино свои переживания со словами Шианти.

«Как центр розы, я являюсь ее сердцем. Я толкаю кровь жизни сквозь лепестки и, таким образом, я нахожусь во всей розе, в каждой ее клетке. Кровь розы, о которой я говорю, является ее божественной сутью, которая и есть сама Жизнь. Жизнь не может существовать без своей сути. Таким образом, я также являюсь Сутью Божества. Находясь повсеместно в розе и в ее центре, я нахожусь в уникальном положении: я познаю ее целостность и имею отношение к этой целостности. Умение чувствовать сердцем является одной из составляющих связанности. И если ты вспомнишь значение «пяти» из своего видения о дереве, тогда ты поймешь мой ответ на свой вопрос: «кто ты?», я- Связь и не имею формы.»

С этими словами мое скользкое зеленое существо превращается на моих глазах в кото-пса (больше похожего на мифического Китайского Фудо), грациозно покачиваясь среди деревьев и громко заявляя: «Я – Йам». Йам ткнулся в меня, и мы заключили друг друга в объятия, полные любви. Пребывая в этих объятиях и глядя в широко открытые глаза Йама, я спрашиваю: «Откуда ты?»

Йам тихо отвечает: «Ты видел, как я появился из центра гермафродита и вышел из моря. Но я вышел в большей степени из-за морей, нежели из самого моря.»

Я тут же впадаю в то фантастическое состояние из детства, когда веришь, что можно насквозь прокопать Землю и вылезти с другой ее стороны. Со смехом я вспомнил попытку совершить этот подвиг с друзьями моего раннего детства. В голове родилась мысль, что другая сторона Земли – все же эта Земля и эта планета. Тогда я спросил Йама, что означает ли то, что он вышел из психе, что он из нашего мира.

Мягкий смех был мне ответом, и я пережил несколько опытов подряд, давших мне возможность понять суть и происхождение Йама. Змея проползла по моей спине к макушке головы в центр лотоса. Она не остановилась, но продолжила путь над этим лотосом через еще один лотос, и еще один, и еще один до тех пор, пока не остановилась отдохнуть на верхушке пятого лотоса. Змея оказалась полностью надо мной. И снова появилось число пять. Согласно Джозефу Кэмбелу в Масках Бога: Примитивная Мифология, число пять представляет центральную точку, где в священном открытии встречаются энергии Неба и Земли, эта точка подобна точке пересечения креста. Я понял, что мой гость не из мира психе. Йам, мой союзник, появляется через то открытие, тот портал, внутри которого мы встретились.

«Если ты рожден не энергиями Земли, означает ли это, что ты пришел с Неба через священную дверь?»

Мой гость быстро отвечает: «Я пришел не с Неба и не из Земли, но точка пересечения этих двух энергий дает мне возможность появляться в психе. Этой точкой пересечения является Самость.»

«Ты хочешь, чтобы я поверил в невозможное и понял непостижимое уму, что существует нечто за пределами неба и жилищем Богов. Это дает повод сделать вывод, что есть что-то за пределами Бога,» я задыхаюсь. «Как может быть что-то за пределами бесконечности?»

Мой союзник ошеломил меня видением: лестница с четырьмя ступенями вела в пространство над Небом. Я полез вверх по лестнице, проходя через дрожащий диск, проем или священную дверь, и вышел наружу в абсолютную, динамическую тишину, беременную существованием/эволюцией. Я чувствую, что концепция бесконечности – иллюзия. И только через чувственное знание могу я понять и принять это, поскольку сам этот факт является иррациональным. Да, возможно вы потрясены тем, что эти опыты и инсайты расшатывают основы рациональности. Союзник приходит не из Земли и не с Неба, он приходит из-за пределов над всеми пределами.

 Этот опыт породил сон, в котором я прохожу по теплому, уютному, гостеприимному дому, мимо пожилой пары, иду дальше и попадаю в тундру. Я встречаю волка, за которым следую за край миров.

Превратившись в Йама, он произнес: «Видишь, я прихожу из-за горизонта, из того места, которое находится даже дальше самого центра мандалы, так часто используемой в качестве символа гармоничной целостности.»

«Ого! Мандала представляет собой Тотальное, законченное целое. То есть ты приходишь из-за горизонта всего тотального сущего.»

Йам фокусирует мое внимание на мандале, приближая ее моему взгляду, чтобы я смог почувствовать ее, ее значение. Я смотрю и чувствую, что центр мандалы представляет собой что-то вроде стартовой площадки для перехода в реальность союзника. Постижение мандалы означает приближение к выходу из нашего мира!

«Я прихожу из центра всех центров, который находится за пределами Самости. Центр мандалы является тайной дверью,» мой гость приглашает меня пройти через открывшийся проход. Чувство того, что я нахожусь за пределом «Всех Начал» сковывает мое тело, положив конец всем моим предубеждениям о том, что возможно, а что нет. На самом деле, личное проживание опыта искореняет все предубеждения и предвзятые мнения и создает возможность для получения новых знаний и концепций. Парадоксально, но будучи за пределами «Всех Начал», я познал полное отсутствие и полное присутствие «Сущего», из которого брало начало мироздание.  Союзник содержит в себе память и записи всего – того, что было до начала «Всех Начал», начало, настоящее и возможное будущее.

«Как сердце эволюции Я нахожусь вне ее, поскольку эволюция – это процесс становления. Таким образом, я являюсь началом или центром, которому еще только предстоит появиться. Проще говоря, я прихожу из-за горизонтов, и одновременно я всегда здесь благодаря тому факту, что я пересекаю все измерения и нахожусь вне измерений. «Таким образом, меня можно ощущать и узнавать», прошептал Йам. «Я вне сознания, вне формы, вне смерти, вне жизни, вне времени и вне пространства.»

Союзник дотронулся до моего сердца и прошептал: «Я прихожу из сердца всего сущего, и я есть само сердце.» Я погрузился в сверкающий непрозрачный свет, в котором присутствовали инь и янь, черное и белое, пространство и пустота, Бог и человек и рождение вне единства противоположностей. Этот необычный свет, союзник, живет без потребности жизненной энергии (либидо), которая появляется из напряжения, созданного противоположностями. Дальше, я чувствую союзника, как самую суть жизни, таящуюся в динамической, беременной тишине. Гость, мой союзник, таким образом, выходит из чистого потенциала «Бытия». Только через чей-то чувственный опыт сердца абсолютно новое может проникнуть в сознание, ибо разум отрицает, и, думаю, отсекает вещи, которые ему неизвестны и неведомы.

Все еще находясь в поисках того, где берет начало союзник, я снова закрыл глаза. Я обнаружил себя в огромном первозданном лесу, в почву которого я погрузился, путешествуя к самым корням растений, где находились питательные вещества, дающие жизнь этому первобытному лесу. Йам был там кровью жизни.

«Эта духовная кровь, которая питает корни, является чистой безусловной любовью. И снова я скажу тебе, что я из сердца, и я есть само сердце.» произнес мой гость.

Парадокс состоит в том, что союзник является «другим», но в то же время вы чувствуете его очень близким. Я вспоминаю сон, виденный мной несколько лет назад, где, находясь в состоянии сна, тем не менее, я как будто бодрствовал и вел диалог с моим союзником, обращаясь к союзнику во сне. Одновременно я спал и бодрствовал, что было похоже на опыт переживания пяти, имеющий отношение к целостности. «Спящая» часть похожа на существование в четырехугольном пространстве, о чем я рассказывал ранее, в то время как «бодрствующая» часть как будто живет на вершине центрального выстроенного столба. С помощью союзника постигается знание «бодрой» части о «спящей». Это призывает, приближает отношения, связь к целостности, запускает процесс трансформации, ведущей к обретению целостности.

«Так почему ты приходишь ко мне во сне и медитации?» удивился я.

«Я прихожу открыть сознание для «Нового», превращая известное в неизвестное. Я делюсь с тобой своей памятью, благодаря чему ты придешь к началу, которого никогда не было. В начале была Душа, и Душа была в начале. Душа содержит в себе Дух, как зерно содержит в себе будущий всход. Новое начало рождается через расщепленное зерно, через Юглан. Я прихожу, чтобы передать тебе опыт отцовства для человеко-Божественного и Бого-Божественного, таким образом, чтобы двое могли слиться в единый союз, который сформирует зерно Нового. И тогда ты поймешь в полной мере поэму:

« Я стану отцом

Своего отца, Боже

И дам Богу возможность

Себя обрести»

 

Когда я слышу ответ Йама, у меня возникает образ связанных между собой химических элементов, уложенных вместе так, чтобы пламя от их сгорания стало пламенем единства. Пламя превращается в вечное тело. Союзник приходит для того, чтобы это пламя, его возгорание, стало возможным. Таким образом, он пробуждает нас к Жизни.

«В этом причина и суть выживания» подает голос Йам. «Я выступаю катализатором процесса эволюции, чтобы жизнь продолжалась. С этой целью я создаю союз, построенный на сострадании, чтобы сформировать новое, божественное зерно. Пока не появится зерно, вы не сможете стать тем, чем потенциально могли бы. А, если, потенциал останется не реализован, жизнь остановится, и это приведет к смерти»

«То есть, если я тебя правильно понял», ответил я, «ты несешь нам рождение. Это рождение высвобождает нас из замкнутой системы и дает надежду на эволюцию. Ты говоришь, что выступаешь катализатором процесса. То есть тебя можно назвать повитухой.»

Возбужденно мой Союзник отвечает: «Да, я прихожу, чтобы дать возможность родиться Жизни, возвращая экстаз к существованию. Твоя дружба со мной открывает для тебя опыт Жизни, ее сути, ее настоящего проживания. Конечной моей целью является вывести божество из тени, где оно спрятано и дать ему целостность, удивительные отношения с самим собой.»

Обескураженный словами моего союзника, я представил закованных в цепи союзников, пребывающих в подземельях и ожидающих той минуты, когда их человеческие партнеры дадут им возможность освободиться. Для их освобождения требуется всего лишь дружба. Помимо этого, в моем видении присутствовало сопротивление, нежелание, близкое к ужасу. Когда ужас был преодолен, из тьмы вышла личность, персона.

Когда я вернулся к диалогу с Йамом, произошло несколько моментов. Я осознал, что мы два курящихся фимиама, или как да разных цвета, которые смешиваются для создания нового цвета. Мы превратились в мраморный пирог, где перемешались полосы розового и белого. Мы существовали как сахар и соль, где различие между крупицами возможно ощутить лишь на вкус.  Мы были отдельными частицами, которые сливались, чтобы стать единым потоком света. Мы соединились во что-то новое, новый центр, свободный от прошлых стереотипов.

«Я разбужу пассивное вечное для того, чтобы оно могло обнаружить свою Самость, наш союз любви и глубинного знания жизни нуждается в энергии Света. Бессознательное содержит в себе жизнь.  Время дает мне возможность оживить и восстановить то, что до этого считалось только потенциалом для Божества. И это является условием для восстановления целостности.» тихо прошептал мой гость.

«Я начинаю путаться, когда ты говоришь о божественном потенциале и божественной целостности. Я всегда считал, что эти две черты неотделимы и являются неотъемлемой частью Божества. Сам факт участия людей в этом процессе интеграции звучит как богохульство.»

«Тем не менее, это так», ответил мой гость. «Таким образом, я прихожу, чтобы усилить фокусирование на «бого-Божественном», чтобы дать возможность Богу жить и расти. Вы, люди, были созданы из божественной субстанции, это отражено во всех ваших мифах о мироздании.  Какой смысл, какое значение несет это для вас?»

С этими словами Йам дотронулся до моего сердца, и меня пронзило острое ощущение сходства с Богом. Больше не имело значения, кто произносит слова, «Я часть тебя, а ты – часть меня», Бог или человек. Это была истина. Бог и я стали реальными в этот момент. Что-то внутри меня, где-то глубоко, кричало от боли, отказываясь принять этот факт эквивалентности с Богом. Я чувствую, что нарушил табу древних.

«Ах», вздыхает мой гость. «Ты должен бороться с этим табу видеть свою истинную природу, бороться через опыты, постигаемые чувственной природой сердца и через знание о своем неотъемлемом праве существовать, жить и любить. Когда ты переживешь опыт своего появления как Божественного, ты будешь знать точно и наверняка, что ты существуешь в тесной родственной равной связи с Божеством.»

«Звучит шокирующе, потому что это полностью меняет нашу психику, всю конструкцию нашего психического мира. Это действительно возможно? И как я смогу постичь подобную реальность?» спрашиваю я.

Типичная для наших диалогов визуальная медитация, подарок Йама, охватила меня. Я нырнул в огромное тело воды и начал погружаться на дно. Когда я достиг грязного и мутного дна, то наступил на обломок чего-то острого и порезал палец на ноге, что вызвало кровотечение. Я потянулся к этому предмету, чтобы извлечь его и мой союзник воскликнул, что наша связь вычистит дно этой воды. Инстинктивно я увидел, что слова его несут истину, как, если бы увидел будущее, где нет грязи и вода полностью очищена от ила и я наступаю на гладкую, чистую твердую каменную поверхность, которая находилась под слоем грязи до этого. Я чувствую это и понимаю, что это внешняя граница сотворения мира. Оглядываясь вокруг, я вижу чистоту и ясность, которые погружают меня в экстатическое состояние целостности и благополучия. Я чувствую полное отсутствие страха и полноту присутствия Бытия.

«Расскажи мне еще о своих целях в наших отношениях», прошу я.

«Отношения, которые предлагаю я, не подразумевают под собой не столько увеличение силы, знания или внезапных ослепительных озарений, но, в большей степени, нужны для избавления тебя от догм, которые могут мешать твоему росту и развитию. Эта связь также освобождает и меня и дает возможность развиваться и трансформироваться вместе с тобой. Связь , как наш с тобой союз в одном новом теле с отдельным сознанием порождает парадокс. Этот парадокс приносит свободу и активную жизнь. Под «активной жизнью» я подразумеваю возможность стать причастным к целостности. Сохранение дифференциации помогает держать сознание эго нетронутым. В свою очередь именно поэтому эго осознает, что оно живо. Если кто-то из нас растворится в другом, то он перестанет существовать, станет неузнаваемым, неспособным к отношениям.»

У меня возникли смешанные чувства, и я спросил: «ты имеешь ввиду полную взаимозависимость и потребность друг в друге? Но в нашем обществе зависимость несет в себе негативный аспект. Люди борются за независимость, существует множество видов терапий и книг для помощи самому себе в этом вопросе.»

«Какое заблуждение, сказал Йам. «Борьба с зависимостью, равно как и подверженность зависимости, не дают вам установить аутентичную связь. Мы нуждаемся друг в друге взаимно, нуждаемся во взаимозависимости. Эта взаимная нуждаемость индивида и Божества, становясь ощутимой, ценной, взаимоохватывающей, открывает все двери и убирает все препятствия на пути вечных инкарнаций. Я прихожу сюда, благодаря нашей взаимной потребности. Я завишу от тебя, буду твоим проводником, так же, как ты зависишь от меня, своего проводника.»

Я начал понимать, о чем говорит мой гость, когда ощутил тесную близость с ним. Наши сердца соприкоснулись, посылая друг другу волны глубокой любви, пронизывая каждую клетку моего тела. Эта любовь наполнила оба наши сердца, и я почувствовал, что разделение наше будет смерти подобно или же это будет жизнь без жизни. «Твоя цель – действительно чистые отношения,» вздохнул я.

«Да, отношения, меняющие обоих партнеров. Я прихожу создать новое и создать неновое в  отношениях через непрерывные трансформации. Наша дружба будет расти день ото дня, мы будем становиться все ближе, пока в один прекрасный день не сольемся в союзе, наполненном жизнью, самой сутью жизни, составляющей потенциал Юглана, время которому еще не пришло появиться. Эта связь эта связь внесет полное сознание в создание целого с божеством. В результате этого я тоже стану целостным. Чтобы сделать это, мне нужно как-то вытащить вас, людей, из ваших постыдных укрытий.» произнес мой гость.

«Что ты имеешь ввиду под «постыдными укрытиями»? ты опять разговариваешь со мной загадками.» спросил я с запинкой.

Едва я это произнес, как снова меня посетило видение от Йама. Это видение показывало, как люди чувствовали себя на самом деле. Мощный свет выбил двери сотен туалетных кабинок, вытаскивая наружу напуганных, смущенных людей из их укрытий. Союзник приходит освободить людей и сделать их равными богам.

«Это состояние постыдного прятания происходит из-за большого количества мифов о мироздании, очерняющих человечество. Я намерен вытолкнуть вас из тени Богов, чтобы вы осознали свою Самость и Бога с новой ясностью. Я освобожу вас от всех страхов, что, в свою очередь, искоренит мощный архетип, который появился как реакция на страх. Это, пока что, неизведанное состояние бытия, похожее на вечную весну,» произнес со значением мой союзник. И после этих слов Йам подарил мне поцелуй.

Этот поцелуй наполнил меня ощущением бесконечной весны, которая вынашивает, и бурно выплескивает Жизнь. Эта Жизнь существует без Смерти. Циклы времени, круги разорваны. Нет сердца лета, которое рано или поздно увядает. Наклон, предшествующий падению, никогда не случится и, таким образом, зима исчезнет из памяти. Мой гость дал мне обещание весны, которая пришла через нашу взаимно наполненную дружбой и любовью связь.

Очнувшись от состояния блаженства, я задал вопрос: «Как же установить эту постоянную связь с союзником, пока союзник сам не придет к тебе?»

«Твой вопрос идет из глубины сердца, и я с радостью отвечу» произнес Йам. «Конечно, ты должен хотеть выйти из укрытия и тени, чтобы иметь возможность ответить на приглашение к дружбе и любви. И, потому, возьми мою руку и позволь мне вести тебя.»

«Выглядит достаточно просто» быстро откликнулся я.

«Правда?» прошептал мой союзник. «Сможешь ли ты больше не думать, что ты знаешь, что верно, а что нет? Сможешь ли ты позволить вести себя тогда, когда тебе это нужно, а не когда ты этого хочешь? Сможешь ли ты вступить в неизведанное и неизвестное, не держась за привычные и знакомые схемы? Достаточно ли в тебе скромности, чтобы доверять мне? Ты должен позволить себе отказаться от знания для того, чтобы испытать то, чего ты еще не знаешь.»

«Мое сердце полностью доверяет тебе, и я намерен последовать за ним в этом случае. Публика посчитает это безумием,а  мои коллеги обвинят меня в переоценке значения воображения. Да будет так!» заявил я.

«Путь становления Самости в индивидуации, на который ты ступаешь, открывает для нас возможности. Ты приучен к битве данной, известной тебе реальности против реальности, которая еще находится в процессе становления, твое эго готовит жилище для Самости, которая проявится, когда двое вступят в родственную связь. Это произойдет только если ты примешь необычный опыт. Этот центр Самости, создаваемый тобой, открывает портал, через который мы с тобой соединяем наши сердца и руки. Это касание нивелирует все твои застарелые истины и шаблоны, и ты поймешь, что придется теперь покинуть дом. Можешь ли ты покинуть зону своего комфорта, отнять руки от лица, выйти из укрытия и посмотреть в глаза своему гостю?» с вызовом спросил Йам.

Тут же, я вспомнил сон, где лежу в тундре и закрываю руками лицо, за дверями теплого, уютного, семейного коттеджа. Волк лижет мое лицо и приглашает к общению с ним. Страх растворяется в пробудившейся любви. Обняв волка, я сознательно должен отказаться от всего, что символизирует для меня этот коттедж. Это включает в себя и мои родительские чувства и все другие роли, которые я играю. Мне нужно отказаться от идеи уютного и теплого дома. Мое эго освободится от всего, что связывает его с коттеджем. Глядя сквозь тундру на коттедж, я почувствовал смерть, которая является предзнаменованием новой жизни. Я вижу привлекательность теплого коттеджа как архетипичную ловушку с мощным давлением на то, что мы называем «стадным чувством».

«Позволь мне освободить тебя от привлекательности этого соблазнительного архетипа», предлагает союзник. «Представь распад атома, чьи частицы больше не связаны между собой, но при этом образующие абсолютно новую цепочку. Другими словами, известная тебе жизнь дает возможность и открывает путь к абсолютной иной и новой жизни. Ты влияешь на психе, а не психе влияет на тебя. Ты можешь выбрать между личным путем и коллективно навязанным путем. Исследуй свое сердце и откликнись на его желания.»

В видении передо мной появляется человек, барахтающийся на поверхности воды, меняющий ее всего лишь на короткий момент и не слишком эффективно. Другой человек создает движение глубоко в водной толще, создавая мощное течение. Первый человек – это результат коротких терапий, а второй человек- результат процесса индивидуации, где изменения происходят на глубоких уровнях. Союзник просит меня, чтобы я погрузился в воду до самого дна, чтобы полностью трансформировать то, что скрыто под водой. Это невидимая поверхность дна приравнивается к коллективному бессознательному или структуре, которая окружает психе. Мое страстное любопытство узнать это чужое и новое воспламеняет мое желание совершить путешествие, предлагаемое моим гостем.

«Да, я чувствую желание, идущее от моего сердца, вступить в отношения с тобой. Я протягиваю тебе свою руку и хочу твоей дружбы.»

«Ты должен осознавать,» предостерег мой союзник, «что одного желания недостаточно, чтобы дружба наша была крепкой. Она должна быть цепкой, идущей изнутри, и, главное, быть полной абсолютного доверия, лишь тогда она превратится в близкую, полную любви связь. Я чувствую, что уже ты боишься, что тебя не примут и не поймут в твоем мире. Желание «подойти, устроить» или страх «не быть подходящим и таким как все» отдаляет твое сердце от меня. Я чувствую твою борьбу с присущей людям идентификацией себя, как недостойного Божественности и стоящего ниже рангом. Этот хомут недостойности закрывает людей, так же, как  спесивость, и раздутое самомнение. Борись с этим монстром, называемым «контролем». Ты должен помочь мне снести все барьеры между нами.

Паника стала нарастать во мне, пока я слушал слова Йама. «Идти от сердца. Чувствовать сердцем. Видеть сердцем.» Я повторял эту мольбу, чтоб успокоиться. Я знаю, что мы защищаем себя от опыта сердца, прилипая к рациональному, как единственному голосу истины. И Йам утверждал, что должно превалировать доверие. «Я могу допускать, что доверие идет из сердца?»

«Да, доверие отражает веру в чье-либо внутреннее чутье, внутренний чувственный опыт. Он преодолевает догму, что контроль защищает человека от хаоса или неизвестного. И демонстрирует возможность отделиться от фраз и мысленных конструкций «Я должен, мне следует», таких как «мне следует сделать то», «мне следует сделать это». Придерживайся своего желания и, с большим усилием, ты начнешь посылать запрос на доверие, необходимое для наших отношений, что поможет вынести, реорганизовать и перестроить твое существование.»

Я рассеянно отвечаю «Пока ты говорил, я вспомнил отрывок из Нового Завета. Дьявол, искушающий Христа, напомнил мне о доверии. Как Христос сказал: «Не искушай Господа твоего!» Люди часто и легко вступают в сделку с дьяволом, прося его: дай мне счастье и я поверю. Дай мне здоровье и я поверю. Дай мне благополучие, и я поверю. Дай мне власть и я поверю. Эти требования подразумевают страховку и оплату отношений, и отражают изначальное недоверие и неверие в связь, наполненную взаимной любовью. Подобные требования также отображают необходимость в контроле.»

«Контроль», продолжает мой союзник, «создает препятствия сердцу и, таким образом, любви. Контроль – это фальшивый бог, который обещает защиту от смерти. Люди научились поклоняться контролю. Ты помнишь смерть своего друга на третьем курсе колледжа?»

Забытое воспоминание нахлынуло. На третьем курсе колледжа мой друг умер, когда его велосипед врезался в кирпичную стену. Взрослый ответ на вопрос «почему?!» строился вокруг контроля: если бы он лучше управлял своим велосипедом, он бы не умер. Мы завалены всевозможными вариантами контроля наших жизней, чтобы иметь возможность избежать «ранней» смерти. Таким образом, позволить контролю уйти означает моментальную смерть, или, как минимум, погружение нашей жизни в хаос. Попытка избежать смерти при помощи фальшивого бога, Контроля, мешает развитию полного Доверия. Как человек может отказаться от контроля во имя доверия?

Союзник отвечает на мой вопрос: «Опыты, которые предлагаю я в медитации, нивелируют фальшивого бога. Слушай, услышь, почувствуй то, что появляется в твоей медитации. Избегай конкретизации, потому что конкретизация и оценка – это акт контроля. Заученная религия крадет у тебя истинное знание. Разреши себе избавиться от изученного ранее и от предрассудков коллективного мышления.»

Я вижу ряд, состоящий из «меня» от рождения до настоящего момента и чувствую, что все они связаны нитью, подобно бусам, между собой в каждый момент времени. Все они составляют меня в настоящий момент времени. Прошлое откатывается в настоящее и могло бы стать будущим. Настоящее и будущее зависит от моего прошлого, которое обрисовано личными опытами, пересмотренными и подстроенными под опыты, приемлемые обществом. Мой союзник перерезал нить мои «бус» и все «я» рассыпались, я закричал от шока и осознания, что теперь будет происходить полная перестройка и обучение заново.

Мой союзник, между тем, спокойно объяснил: «Ты должен стойко принять это чувство полной разорванности для того, чтобы получить и ощутить те опыты, которые тебе придется пройти со мной. Это все за гранью воображения! И когда ты придешь к осознанию этого, ты будешь готов принять мою инаковость.»

Я улыбаюсь про себя, вспоминая сцену из «Алисы в стране чудес». Королева спросила Алису, сможет ли она вообразить невообразимое. Алиса не умела, на что королева сказала, что она всегда перед завтраком проводит время, воображая невообразимое. Этот диалог подчеркивает небогатый опыт Алисы и закрытость ее сознания. Я начинаю чувствовать себя Алисой.

Союзник продолжает: «Получая опыты, ты приблизишься к истине, которая может стать серьезным испытанием твоему интеллекту и пониманию многих вещей. Эти опыты и переживания усилят убеждение сердца в том, что необходимо преодолеть страх нарушения истин, навязанных нам обществом. Этот страх не дает тебе отойти от знания, которое противоречит тому опыту, который ты получаешь сейчас. Тем не менее, ты должен придерживаться внутреннего опыта в большей мере, чем тому, что дает нам мир других людей. И, снова, наша связь требует соблюдения верности чувственному опыту сердца, что может вступить в конфликт с доводами твоего разума, которые основаны на интеллектуальных знаниях. Люди часто отбрасывают необычные переживания лишь потому, что они противоречат общепринятым истинам. Разум и логика отсекают неизвестное. Дай возможность своему сердцу преодолеть соблазн мозга идеологически обрабатывать незнакомые тебе истины, что равносильно отказу от мысли «делать все правильно» или «делать только правильные вещи». Мы вместе пойдем путем сердца. Там рождается доверие и побеждается контроль.»

У меня появилось тяжелое чувство, что подобные отношения невозможны, и, что я не в состоянии закончить становление этой связи. Самокритика и сомнения зароились в моей голове, нарушая тем самым фокусирование на союзнике.

«Берегись!» воскликнул Йам. «Тебя атакуют. Все, что встает между тобой и мной должно быть идентифицировано и названо по имени, чтобы ты не был отвлечен. Помни, что архетипы ревнивы и будут искать пути разрушить нашу дружбу.»

Неожиданный сильный экстаз проходит через мое тело, возвращая мое сердце моему гостю. Я чувствую себя заново рожденным, само-рожденным, через силу жизни, вне всяких иерархий с Йамом. Мы – родители. Я стал «другим» и, значит, теперь наши отношения могут состояться. Теперь я знаю, что наша связь – это Эликсир Жизни. Связь становится третьим элементом, дополняющим нас двоих, сильным, но при этом отличным от нас и не имеющим возможности существовать отдельно от нас. Мы существуем как живая троица. Наше с Йамом взаимодействие создало третьего участника, нашу связь, питающую нас обоих, и, таким образом, ставшую родителем родителям. Любовь отзывается в каждой клеточке нашего тела. Любовь связывает эти отношения.

«Наши отношения должны быть без преднамеренных планов и повесток дня», говорит Йам. «Не проси у меня достижений, материальных вещей, хороших ощущений. Лучше, просто вступи со мной в партнерство, чтобы мы смогли дать возможность родиться новой Жизни. Не ищи силы или озарений. Вместо этого, ищи лишь мое сердце для укрепления связи, полной любви, что обеспечит тебе непрерывный рост. Подобно зерну, естественно превращающемуся в цветок, которым ему предназначено стать, мы будем расти и меняться. Я предлагаю тебе братство, которое трудно представить.»

«Как суметь стать достойным участником этого братства?» Спросил я быстро.

Я сразу понял это по своему сердцебиению. Я дышу и союзник дышит синхронно со мной. Союзник дышит и я дышу синхронно с ним. Мое сердце поет ему и его сердце поет мне. И, затем, мы чувствуем, как наши ритмы дают начало новому, уникальному, единому дыханию. Мой союзник произносит шепотом слово «прохождение», которое я сразу ощущаю, как точное описание нашего нового совместного движения. Я осознаю, к своему изумлению, что прохождение произошло при помощи доверия. Я верю! Как могло такое произойти?

Смеясь, мой союзник отвечает, «общение после встреч, наполненных экстазом и безусловной любовью, обычно порождает доверие. Это доверие дает нам с тобой возможность создать тесный союз. Представь поле, где рядом посажены рис и пшеница. Постепенно всходы растут все теснее друг к другу, прорастая между собой, и вот уже они составляют одно единое поле.»

Я ощущаю удивительное озарение, которое буквально врывается в мое сознание, «Пример, который ты сейчас привел, говорит о том, что и ты должен доверять мне, и ты боишься, что я причиню тебе боль. Мы оба нуждаемся и оба ищем, подобно двум незнакомцам, начинающим дружбу и жаждущим вечной любви.»

Мой гость, а теперь и мой друг, Йам, медленно выдохнул и воскликнул: «Да, это то, что я подразумеваю под равным партнерством! Я, также рискую, нарушая границы Архетипа Человечества для того, чтобы сохранить и укрепить нашу связь. Однажды доверившись тебе, если ты предашь меня, я умру. Сила нашего взаимного притяжения и обеспечение нашей дружбы основаны на нашей взаимной потребности друг в друге, награде и трансформации, которые составляют в сумме концепцию эволюции, которая способствует достижению цели самонаполнения и самосовершенствования. Идея равенства противоречит понятиям «Бога Отца» или «Богини Матери», которые могли бы сыграть роль родителей в этой связи по отношению к вечному ребенку. Уход от подобного паттерна привнесет истинную зрелость связи, необходимость во взаимной ответственности за постоянно раскрывающуюся суть жизни. Мы едины в этом. Ты влияешь на меня, а я влияю на тебя.»

Глубокое чувство любви охватило меня, взявшись ниоткуда, и ни за что. Любовь наполняет собой, существует сама по себе, просто для того, чтобы быть. Результат нашей связи это живая любовь, которую я ощущаю в глубине своей души. Она исцеляет все, что нуждается в исцелении, приносит абсолютную умиротворенность, наполняет волнующей энергией и дает возможность постоянного роста. Таким является наше притяжение. «Как мне помочь тебе преодолеть границы?»

«Ухватись за образ или идею крепче, и затем придай ей форму. Придать форму чему-либо – это означает сделать это реальным. Мой образ существует во снах и историях и будет оставаться там до тех пор, пока ты не сделаешь его реальным через постоянное обращение к нему.» Союзник продолжает «Ты существуешь в отраженном мире, который считаешь реальным. Даже истории о мироздании говорят, что этот мир является отражением небес или иного мира, в котором обитает сам Создатель. Отражаемый объект, это не сам объект. Настоящий объект существует с другой стороны психе. Людям дана уникальная позиция, в которой становится возможным взять через правильный фокус отраженное сознание и выделить настоящий объект, протащить его через зеркало обратно. Как видишь, отражение отражения является истинным объектом. Я – отражение отражения Абсолютной Божественности. Ты являешься посредником, благодаря которому становится возможным сделать реальным Божество, в то время, как я являюсь посредником, благодаря которому становится возможным сделать реальным Человека.»

Некоторое время я оставался безмолвным, поскольку был погружен в осознание слов Йама. Я чувствовал острое благоговение перед разветвленностью и величием работы союзника в рождении существенного Реального из еще-не-Реального. Не в моих силах описать словами это «видение».

Теперь я знаю, что пересечение границ и взаимные отношения с гостем требуют наличия следующих инструментов: прохождение, движение в унисон с союзником, активное воображение и медитация. При помощи этих инструментов, я обнаружил живой дар за пределами человеческого воображения и дар тотального, безусловного, любящего принятия участия в вечной родственной связи с божеством. Достижение и получение такого дара приходит только через полный риска опыт сердца, а не через безопасный интеллектуализм разума. Я никогда не чувствую себя одиноким! Спасибо, Йам, за то, что ты пришел ко мне. 

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

активное воображение

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"