Перевод

Глава 1. Звездные войны. Архетип космического отца

Юнгианские размышления о кино. Психологический анализ архетипов Научной фантастики и Фэнтези

Джеймс Флацино

Юнгианские размышления о кино: психологический анализ архетипов научной фантастики и фентези

Глава 1

Звездные войны. Архетип космического отца

Кажется логичным начать наш анализ с трилогии «Звездные Войны», т.к. они берут корни от субботних утренних сериалов 1930 х 1940 х годов. Так же, как и предшествующие ей, история Звездных Войн одна из простых и очень интересных: она вращается вокруг героических приключений Люка Скайуокера (актер Марк Хэмилл) и его rag-tag команды бойцов сопротивления, которые должны бороться со злыми силами Империи, пока вся Вселенная не будет порабощена их темной силой. Люк опирается на «белых» магов, Оби-Ван Кеноби (актер Алек Гиннесс), и очень пылкую принцессу Лея (Актриса Кэрри Фишер), но он находит свой поединок с грозным трикстером, Дартом Вейдером

( мускулистый Дэвид Проус, с голосом Джеймса Ерл Джонса). К концу трилогии милосердие преобладает и справедливость, наконец, восстановлена по всей галактике. В то время как большинство критиков сравнивают Звездные войны с футуристической сказкой, 1 основу этого фэнтези (также как и влечение публики к нему) обеспечивает более глубокий архетип. Люк- сирота, который сталкивается с рядом довольно интересных Юнгианских отцовских фигур во время его подвигов. Именно эти родительские персонажи помогают формировать личность молодого Скайуокера, лучшим или худшим образом, от юности к его взрослой жизни. В центре внимания в этой главе будут такие влиятельные, внеземные отцы (или космические отцы), начиная с 1977 года классического фильма Звездные Войны.

ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ: космические отцы, которые отказываются от своих ПОТОМКОВ

Когда Люк впервые представлен нам, чувствуется, что у него напряженные отношения с его дядей Оуэеном. Очевидно, что Люк хочет поступить в космическую академию и осуществить свою мечту стать летчиком, но Оуэн не раз удерживал мальчика от выполнения этой цели, используя время урожая сельскохозяйственных культур в качестве предлога, чтобы оставить Люка на ферме. После того как два дроида (R2-D2 и C-3P0) приобретаются, чтобы помочь на сухих полях Татуина, Скайуокер видит в этом прекрасную возможность поднять тему его отъезда еще раз. Он утверждает, что дополнительные механические руки вполне способны выполнить все многочисленные обязанности, без которых его родственники рискуют понести финансовые потери.

Оуэн, однако, все еще придерживается мнения, что присутствие Люка требуется еще, по крайней мере, один год, и не хочет признать, что ферма может эффективно функционировать без его племянника.

Дядя Люка напоминает архетип отца тем, что он должен хранить вещи такими, какие они есть, под своей ответственностью. Индивидуальность, которую Люк показывает, недопустима, потому что она угрожает всей структуре, установленной Оуэном в семье. 2

Кроме того, Оуэн боится, что Люк пойдет по стопам отца, склонного рисковать (который, на тот момент трилогии, предположительно, мертв). Удерживая Люка на Татуине, дядя надеется, что мальчик последует его примеру и займется сельским хозяйством, как постоянным делом. Жена Оуэна, Беру, мудро предполагает, что решение Люка относительно карьеры должно быть независимым от обстоятельств, указывая, что может быть неправильным мешать молодому человеку следовать своим желаниям. В отличие от Оуэна, Беру осознает негативные последствия такого сильного родительского контроля над мальчиком, из-за него появляется чувство разочарования, бессилия, и страх одиночества, если и она и ее муж оба умрут.3

Тем не менее, замещающий отец остается неизменным в своих убеждениях, не сильно заботясь о психологическом ущербе, причиняемом его родственникам. Как и во многих других историях сирот, мир Люка Скайуокера полностью уничтожен после того, как стражи Империи выслеживает двух дроидов на ферме Оуэна. Солдаты выравнивают место и сжигают родственников Люка, чтобы убедиться, что какие-бы то ни было планы роботов, касающиеся основного оружия Империи, Звезды Смерти, погибли вместе с людьми в огне. К счастью, Люк и дроиды находились не на месте, так как искали Бена Кеноби, который мог бы помочь им в доставке чертежей Звезды Смерти повстанческим силам. После того, как Олд Бен обнаружен, Люк возвращается домой и болезненно переживает первый важный поворот в его жизни. Он в полном одиночестве; единственные родители, которых он когда-либо знал, уже умерли, и тлеющий пейзаж (похожий на старую западную приграничную резню 4) это все, что осталось, чтобы напомнить ему о более безопасном прошлом, ушедшем навсегда. Конечно, Оуэн не подготовил подростка для борьбы с реалиями страдания и смерти. Вместо этого, он привил Люку ложное видение безопасности и любви, без учета, что мир, в котором собака ест собаку, может вторгнуться в его воображаемый рай с катастрофическими последствиями. (Вот вам и отцовское понимание!) Пока Люк приспосабливается к своему сиротскому положению, он всё больше и больше обращается к Бену Кеноби за советом и руководством. Кажется естественным, что Люк тяготеет к пожилому мастеру-джедаю, ведь Бен и его отец были такими близкими друзьями. К сожалению, выясняется, что ученик Кеноби по имени Дарт Вейдер убил отца Люка. Попытки разобраться в смерти и придать ей какой-то смысл – вот с чем связаны все размышления сироты.

В предоставленной Беном возможности тренироваться с ним в путях Силы Люк видит некоторое спасение из довольно безнадежной ситуации. Всё это воспринимается за любовь и поддержку одного человека, чтобы вывести сироту из его иммобилизации. 5

Бен является таким индивидуумом: он там для Люка, и желает, чтобы молодой человек узнал светлую сторону Силы, что мир может стать лучшим местом для всего, что его наполняет. Можно сказать, что Оби-Ван берет на себя роль космического отца для нуждающегося Люка, который был лишен такого наставника в годы своего становления.

В то время, как занятия Люка прогрессируют, псевдо-отец и сын ищут космического контрабандиста Хан Соло (в исполнении Харрисона Форда), и его пушистого инопланетянина второго пилота, Чубакку Вуки, которые безопасно транспортируют их на борт Звезды Смерти.

Там бойцы сопротивления спасают принцессу Лею, единственного человека, который знает о месте нахождения штаб-квартиры повстанцев. Прежде, чем они успешно спасаются, Старый Бен противостоит своему заклятому врагу, Вейдеру, и участвует с темным рыцарем в дуэли на свето-саблях. Награждая Люка кивком головы, Оби-Ван неожиданно склоняется перед Вейдером, у которого нещадно сгорела его прежняя телесная форма. Не в силах вмешаться, Люк может только наблюдать за процессом, где другой родитель жестоко удалён от его медленно сокращающегося мира человеческих контактов. Это вторая потеря более мучительная, чем первая, потому что вместе с Беном, Люк научился надеяться снова и довериться тому, кто бы мог защитить его от стабильно растущих зол Вселенной. Сейчас Люк должен стоять на своем и существовать, как умеет.

Интересно, что коллега писателя/режиссера Джорджа Лукаса, Гиннесс, уговорил его, чтобы персонаж умер как мученик, а не пережил длительность климатического боя. 6

Эта модификация истории Звездных Войн действительно позволила Люку выбрать путь героя. Старый отшельник Бен знал, что до тех пор, пока он будет физически присутствовать, мальчик никогда не сможет развиться по-своему или избрать путь Силы.

Таким образом, жертва Бена была необходима, чтобы помочь Люку найти себя (и свою судьбу), не будучи обязанным кому-то, как во время сиротского положения. 7

Как только Люк и его команда прибывают на лунную базу повстанцев, бастующие силы готовы прорвать оборону Звезды Смерти и, в конечном счете, уничтожитьеё при помощи фотонных торпед, направленных на весьма уязвимую выхлопную шахту. Наш герой успешно уничтожает наиболее смертоносное оружие Империи только после того, как он слышит голос духа Бена, подсказывающий ему использовать энергию Силы в нужный момент. Эта очень важная сцена фильма показывает, что Люк наконец-то интегрировал образ отца (в данном случае, Оби-Вана) в свою неполноценную личность.

Как сказал Роберт Хопке и Карл Юнг, мудрые старики играют большую роль в воспитании героя. Они представляют собой силы бессознательного (схожие с всепроникающей энергией Лукаса), которые направляют и поддерживают спасителя в самый разгар смертельной борьбы. Эти древние силы могут быть рассмотрены даже как отдельное производное от самого мощного Отца во всей человеческой истории, Яхве. 8

Для Люка осознать присутствие Бена и, самое главное, действовать в согласии с ним, означает то, что он нашел внутреннюю "родительскую" силу для того, чтобы продолжать. Больше Люк не чувствует себя покинутым и одиноким: теперь у него есть космический отец, для того, чтобы помочь ему стать истинным рыцарем-джедаем. По завершению первого фильма Звездные войны у зрителя остается чувство, что у нашего героя всё будет в порядке. Настроение, однако, существенно меняется с началом второй части космической саги, « Империя наносит ответный удар» (1980). Темная сторона космического отца раскрывается, наполняя сюжет более архетипическими оттенками, чем в первой части.

Империя наносит ответный удар: космические отцы, которые пытаются вернуть своих потерянных потомков

Хотя Джорджу Лукасу удалось довольно полно раскрыть своих персонажей в первой части Звездных войн, 9 особенно Соло и зарождающиеся отношения с Леей, всё же, акцент был сделан на Скайуолкере и его цели ликвидации силы Империи навсегда.

В то время как Люк совершает своё путешествие от сироты до воина джедая, мы видим, что его горести ни в коей мере не облегчаются. Он начинает понимать некоторые очень важные, универсальные истины на своем пути духовного поиска: герои не всегда бесстрашные, злодеи не всегда являются абсолютным злом.

Это именно те оттенки серого, которым Люк должен противостоять, в том числе амбивалентным полюсам архетипа космического отца.

«Империя наносит ответный удар» начинается с того, что Люк сталкивается с изголодавшим снежным чудовищем на ледяной планете Хот и побеждает его при помощи психокинетических энергий Силы, в которую он был посвящен.

Он мужественно держит свой путь через холодные бури, чтобы вернуться в лагерь повстанцев, но вскоре становится жертвой негостеприимного климата.

Это то, что его сознание воспринимает как сообщение от призрачного присутствия Оби-Вана, который настоятельно призывает его продолжать обучение джедая под наблюдением старого Йоды. После того, как Люк спасен его космическим компаньоном Ханом Соло, он отправляется на свое новое задание - прочь от своих друзей и войны с Империей. Вооруженный только световой саблей своего отца, молодой воин проникает в Систему Дагоба в поисках таинственного Йоды.

То, что он обнаруживает после аварийной посадки, является циничным существом, похожим на гнома, утверждающим, что он мастер-джедай. Люк не верит своим глазам: как может что-то настолько малое обладать такими великими силами?

Юнг интерпретирует размеры «маленького» и «большого» совершенно по-разному, когда точкой отсчета является коллективное бессознательное.

Самые сильные (и наиболее импульсивные) энергии могут возникать в микрофизическом мире ума, и поэтому не следует обманываться, полагая, что физический размер напрямую коррелирует с психическими компонентами. Даже старики могут быть "маленькими, да удаленькими. "10

Когда Люк принимает Йоду без навязанных культурных предубеждений, уроки проходят успешно, между учеником и новым наставником, космическим отцом.

Последующие дни будут весьма напряженными для Люка. Крошечный пришелец (его играет привлекательный Фрэнк Оз) повторяет, что только ясный и терпеливый разум

способен использовать Силу для блага всех форм жизни. Поэтому, обучение Йоды состоит из ряда медитативных упражнений, включающих в себя постепенную релаксацию и самогипноз. На самом деле, эти ментальные дисциплины имеют ключевое значение, если Люк собирается достигнуть максимально возможного уровня воина. Кэрол Пирсон (1991) предполагает, что наиболее важные сражения воина находятся не снаружи, а внутри себя, где "тайные драконы" неистово беснуются.

Только тогда, когда эти демоны сталкиваются с мудростью и контролируемым состоянием ума, воин может позволить себе рисковать и достигнуть намеченных целей. 11

В этом отношении, Люк имеет хорошую возможность постичь самого себя: он должен признать, что у него есть ряд недостатков, и бороться с ними, прежде чем импульсивно вести войну в Империи. В противном случае, темная сторона Силы поглотит его, как это случилось с Лордом Вейдером. Одной из самых символических частей «Империя наносит ответный удар» является психическая битва Люка с его темной противной стороной Дартом Вейдером, в глубоком лесу Дагоба. Хотя молодой человек выходит победителем из этого психического соревнования, ему не дает покоя лицо Дарта под сорванной маской. Это его собственный облик пристально смотрит на него!

В соответствии с толкованием Пирсона, самым смертоносным врагом для каждого является собственная тень, так как она содержит негативные аспекты, которые никто не готов сознательно принять. Юнгианский "Страх тени," 12 и особенно то, что она может сотворить с психикой человека при неправильном обращении, может быть усвоено в этом моменте. Злой двойник Скайуокера - также представитель собственного биологического отца Люка, который в раннем возрасте склонился к опасным энергиям жадности и власти. На самом деле, эта сцена представляет собой первый ключ к тому факту, что Дарт приходится реальным космическим отцом Люка, связь, которую наш герой не в силах принять на данном этапе, если он хочет остаться в здравом уме (а также с его несомненной неуязвимостью перед темной стороной Силы). 13

Воспитанник, в конце концов, отказывается от своих ментальных упражнений, когда он предвидит муки своих друзей в руках Вейдера. Йода и дух Бена советуют ему, что необходимо закончить подготовку и, следовательно, быть готовым к любым ловушкам, которые Империя может подготовить для него. Но Люк поддается своим чувствам и довольно безрассудно покидает систему Дагоба, для того чтобы противостоять ненавистной Немезиде. В то время как Люк, как истинный воин, отказывается покинуть тех, кто нуждается в нем, 14 он еще недостаточно преуспел в своем обучении, чтобы встретить врага на его границах. Отсутствие боевого плана, в сочетании со всего лишь элементарными знаниями Силы, предположительно, снизят его шансы на победу, и, возможно, даже поставят под угрозу всю галактику. Для любого воина, цена битвы может быть очень велика, особенно когда кто-то диктует условия боевых действий. 15

В случае Люка, опасность заключается в его импульсивном характере, который мог бы привести его к темному пути навечно (как в случае его отца). Старая пословица, "Куда отец, туда и сын ", кажется, особенно актуальна в этом сюжете. Неудивительно, что по прибытию Люка в Город Облаков, уже оказывается слишком поздно, чтобы спасти Хана от углеродной заморозки и транспортировке его к Джаббе Хатту. Прежде, чем он успевает отдышаться, начинающий воин вовлечен в смертельную битву на световых саблях с более опытным Лордом Вейдером и вскоре он загнан в угол над металлическим обрывом.

Его правая рука - не единственная вещь, которой Люк лишается, когда Дарт с гордостью признает, что он приходится настоящим отцом мальчику. Люк наконец вынужден иметь дело с этой отчасти ожидаемой истиной, и изнутри слёзы делят его на части.

Иметь отца настолько злого и могущественного, который безжалостно управляет судьбами других, - это архетипическая дилемма, с которой многие отпрыски сталкиваются, 16 в том числе и Люк.

Вейдер наконец раскрывает свои планы поверженному сыну: он хочет завершить обучение мальчика, а затем, с Люком на его стороне, разгромить силы Императора и восстановить порядок по всей вселенной под новым господствованием Скайуокеров. 17

Отчетливо видны отрицательные характеристики война (и отца) в высказываниях Дарта.

Темный рыцарь на самом деле не заинтересован в развитии здоровых отношений со своим сыном; скорее, он хочет использовать потомка, чтобы большее количество Силы на стороне зла могло быть использовано против других. Вейдера интересует только он сам и его личная экспансия. В соответствии с этой эгоцентрической точкой зрения (как было постулировано многими темными воинами), люди призваны быть во власти, так что ревизор может в конечном итоге расти в численном составе.18

Нет ничего величественного в становлении Люка частью администрации Дарта, так как к нему будут относиться во многом таким же образом, как и к остальным последователям Нового Порядка. Несправедливости мира будут (к сожалению) продолжать существовать и поддерживаться диктатурой властолюбивых космических отцов. Люк понимает, что он не хочет быть включенным в огромный проект своего отца, и он рискует отдаться своему року. Хотя это действие весьма суицидальное, это намного лучше, чем стать жертвой (возможно, даже убитым ) злом Вейдера. Но психическая связь с отцом не может быть нарушена, даже после того, как Люка спасают Лея и Чубакка на своем захудалом автомобиле, Тысячелетнем Соколе, и возвращают на безопасный космодром.

После того как он выздоравливает и его рука заменена на бионическую, сын чувствует присутствие отца и зовет его по имени. Контакт с Вейдером установлен, и тот признает, что судьба потомка зависит и от него в том числе. По какой-то странной причине, Люк не хочет отказываться от своего отца такого, какого он нашел его. Возможно, Юнгианский взгляд может объяснить мощную, духовную связь, которая существует между Скайуокерами. Архетипичный отец может оказать сильное, демоническое влияние на детей, даже до степени "обладания" ими (и телом и душой) до конца их существования на этой планете. 19

Независимо от того, насколько греховный Лорд Вейдер, он до сих пор часть плоти и крови Люка и останется таковым навечно. Тот факт, что молодой воин теперь имеет присоединенную к своему телу механическую часть, только усиливает связь со старшим, который сам уже больше машина, чем человек. 20

«Империя наносит ответный удар» дает аудитории хорошую возможность осмыслить, насколько важным является установление этой таинственной связи между отцом и сыном. Будет ли судьбой Люка следовать по трагическим стопам своего космического отца, как и других 21 детей-сирот, которые ошибочно полагаются на псевдо-спасателей?

Ответ можно найти в последней главе трилогии Звездные Войны, «Возвращение Джедая» (1983).

Возвращение джедая: космические отцы, которые воссоединяются со своими отпрысками

Когда Люк появляется в «Возвращении Джедая», мы замечаем, что его характер очень изменился. Он больше не брошенный сирота Звездных Войн и не начинающий воин «Империи наносит ответный удар». Поведение и позиция Скайуокера говорят о том, что он превратился в зрелого рыцаря джедаев . 22

Священнические одежды, что он носит, а также контролируемые сознанием приёмы, которыми он овладел, указывают на недавно освоенную профессию. По-видимому, некоторое время, прошедшее между вторым фильмом и данным, объясняет "чудесное" превращение Люка в «молодую версию» его космического наставника Оби-Вана.

(Ученик действительно стал учителем!) Циничные замечания Соло, что Люк, страдающий манией величия после того, как он освобождается от его карбоновой могилы, отображают ограниченную близорукость на его счет. 23

Временная слепота Хана коррелирует с таким «туннельным» видением; Люк все еще хочет нести ответственность за ситуацию и не любит признавать, что зависит от других, меньше всего сопротивляющийся новичок, с тех пор превратился в способного лидера.

План побега для освобождения Хана от омерзительного Джаббы Хатта, который Люк тщательно спроектировал, полностью противоположен его ранним тщетным попыткам.

Он продумал все варианты захвата и достаточно дисциплинирован, чтобы контролировать свои эмоции при встрече с невероятными трудностями.

То, что выполняет Джедай, поистине, впечатляет: он сумел сделать сальто вокруг Войска Джаббы и отключить Land Cruiser противника своим удобным световым мечом в короткие сроки. Можно подумать, название «Возвращение джедая» звучит немного странно; однако, оно просто показывает господство рыцарства под руководством опытного Скайуокера, который может отправлять на тот свет массивные темные полчища, вроде Джаббы, не прилагая особо много усилий.

Еще одно объяснение - это мастерство и остроумие, с которым Люк эффективно развивается как Джедай, делая возможным для общин защищать себя от хищных примитивистов планеты и в конечном итоге вернуться к более простому и менее гнетущему образу жизни. 24

По возвращении из системы Дагоба, Люк понимает, что не все задачи воина Джедая так легко выполнить. Во-первых, он узнает от болеющего Йоды, что Дарт Вейдер действительно Анакин Скайуокер, его настоящий космический отец.

Интересно, что Люк принимает эту истину без сопротивления, так как это лишь подтверждает чувства, которые он испытывал на интуитивном уровне к загадочному родителю. Во-вторых, джедай переживает смерть другого наставника, Йоды, оставившего его (на тот момент), изолированного на бесплодной планете.

Вероятно, наиболее значимым событием является то, что призрачная форма Бена появляется и открывает полуправду, которую он сказал Люку первоначально: Вейдер действительно совершил «убийство» его отца, когда тот обратился к темной стороне Силы.

Ложь Бена явно раздражала некоторых, например, Ричарда Майерса (1990), который описывал силу Кеноби как безупречную и лишенную лжи. 25

Для этого интерпретатора, архетипичный мудрый старик может жульничать, когда оно необходимо, для того, чтобы склонить героя придерживаться определенной схемы действий. В мифологии, между стариком и озорным трикстером существует тесная связь во многом. 26

Ложь Бена была в соответствии с амбивалентной природой всех первичных образов.

То, что действительно вызывает недоумение в сюжете «Возвращения джедая» так это то, что Бен хочет, чтобы Люк убил своего отца, и таким образом сила джедаев Добра могла реализоваться. Другими словами, Люк должен испачкать руки кровью родителя для того, чтобы стать достойным преемником рыцарства.

Очевидно, наш герой видит другие варианты, потому что он не полностью уверен, что Вейдер должен быть уничтожен. Психическая связь с Дартом в «Империя наносит ответный удар», возможно, позволила Люку чувствовать, что есть еще что-то, что стоит сохранить в Вейдере. В конце концов, он не может отрицать, что часть отцовской природы живет в нем. 27 Таким образом, сопротивление Люка позиции, с которой выступал Бен, не следует рассматривать как слабость; наоборот, это сила, которая позволяет юнгианскому герою развиваться на еще более высоком уровне существования, где добро и зло сосуществуют во всем и не могут быть отделены так же легко, как предполагает Оби-Ван. Таким образом, так как ему не приходится тотчас иметь дело с проблемой Лорда Вейдера, Люк пытается вовлечь себя в миссию по уничтожению нового щита генератора Звезды Смерти, расположенного на Эндоре.

Однако, вскоре он понимает, что нет ни малейшей возможности избежать надвигающейся конфронтации с космическим отцом. В самом деле, одно его присутствие (которое излучает огромное количество Силы) может на самом деле поставить под угрозу усилия сопротивления группы. Перед отъездом на Эндор на место встречи с Вейдером, он рассказывает Лее секрет, который он недавно узнал от Бена: она его сестра и, как и любой Скайуокер, обладает Силой в изобилии.

Сценарий Лукаса безупречен в возникновении ассоциаций к герою с принцессой, ибо он заключает в себе архетипический фундамент, основанный Юнгом десятилетия назад.

Лею можно сравнить с «внутренней женщиной» героя (т.е., с его анимой), которая может принимать форму дочери, сестры, или возлюбленной. 28

Как женская родственная душа Люка, она предоставляет ему столь необходимый комфорт и успокоение, которые так нужны ему перед поездкой.

Союз королевской пары, брата и сестры, есть соединение сознательных и бессознательных элементов, героической отваги с невероятной чувствительностью, соответственно. 29

С поддержкой и одобрением сестры, Люк уступает отцу в надежде, что он сможет вернуть родителя обратно на сторону добра.

Можно сказать, Лея выступает за кулисами в «Возвращении Джедая», в стиле скрытой женщины, которая приводит всех людей к достижению величия, которое было предназначено им судьбой. Люк не отказывается от попыток превратить Вейдера обратно в себя прежнего, даже после того, как тот сопроводил его в покои императора и наблюдал ловушку, которую враг подстроил своим соотечественникам.

Уже слишком поздно, чтобы спасти Императора (в исполнении Иэна McDiarmid); в нем просто слишком много зла и ненависти, пребывающих в морщинистой, как труп, оболочке. Дарт, с другой стороны, не демонстрирует с гордостью свои искаженные черты никому, кроме себя самого. Может быть, осознание отцом, что темная сторона привела к этому вредному изменению, делает злодея имеющим шанс на спасение.

В конце концов, антагонисты тоже могут стать жертвами, которые должны быть спасены от дальнейшего разрушения, 30 особенно если ими манипулируют силы, большие, чем их собственные (например, Император).

Таким образом, Люк принимает самое героическое предназначение их всех: трансформировать своего грешного космического отца в благородную и милосердную личность. Не поддаваясь его негативным эмоциям, Люк в состоянии отвратить заклинания Императора и сосредоточить свои возможности на родителе.

Воин не убивает космического отца во время нападения; взамен он отрезает руку старца и удерживает себя от нанесения более серьезных ран. Так совпало, что Вейдер получил такую же травму, как и ранее Люк в битве на световых саблях (см. Империя наносит ответный удар), усилив связь, все еще существующую между отцом и сыном.

После того как он пощадил Дарта, Люк обещает, что больше никогда не будет использован Императором в качестве пешки. Как и его отец до него, он джедай посвятивший себя защите правды и света в галактике. Заявления, высказываемые Люком, сильны, ибо они подтверждают твердую веру в родителя и то, что он символизирует (олицетворяет собой). Проще говоря, даже если отец поступает неправильно, не в состоянии признать своих детей в качестве ведущих лиц, он по-прежнему защищен потомством, так как нет ничего более важного, чем святость родственных отношений. 31

Финальные эпизоды «Возвращения джедая» возвышает всю трилогию Звездные Войны до выдающегося, архетипического произведения искусства. Дарт совершает самый смелый (и могущественный) поступок за всю свою жизнь. Он спасает сына от полного уничтожения, сбросив разгневанного императора в шахту ядерного реактора, тем самым погубив последнего. Тем не менее, уже ослабленный Вейдер принял главный удар от лучей смерти, предназначенных для Люка. Последней просьбой космического отца перед смертью, было увидеть своего потомка без маски. Люк повинуется ,приветствуя открывшееся взгляду наидобрейшее из лиц (в роли Себастьяна Шоу), которое не излучает ничего, кроме безусловной любви и привязанности к мальчику.

По-видимому, вся ненависть и зло покинули образ Вейдера, когда он совершил свое самоотверженное дело, оставив на том месте человека, каким Анакин когда-то был. 32 Пирсон отмечает, что злодеи могут быть переопределены в потенциальных героев, если способны проявить себя для создания нового образа. 33

Люк дал своему космическому отцу этот шанс верой в него, и его доверие не осталось без награды. Как и в любой другой архетип Юнга, образ отца обладает двойной разрядностью, как добра, так и зла, святости или греховности. 34

«Возвращение джедая» капитализируются на двусторонней природе Анакина, в результате чего свет преодолевает тьму. Скайуокеры, наконец, воссоединились, и старший теперь может угаснуть, установив связь, которая казалось такой слабой в прошлом. Все остальное становится на свои места к концу фильма: энергетический щит, защищающий вторую Звезду Смерти, взорван, и мандала-подобная угроза устраняется из вселенной силами Альянса. Посреди празднования на Эндоре, Люк и Лея наблюдают утешительный прекрасный вид: Анакин, Бен, и Йода снова вместе в духовном измерении Силы. 35

Число «три» символизируют архетипическую троицу, Бога-отца, который продолжает надзирать, а также руководить развитием своей расы на протяжении вечности. Три - очень мистическая цифра, связанная с мужественностью и стадией тезиса, антитезиса и синтеза. 36

В отношении Звездных Войн, чистота (непорочность) Силы является первоначальным этапом, или тезисом. Вейдер, оторвавшись от этой чистоты и в попытках низвергнуть её, является антитезой. Последняя ступень включает в себя возвращение Вейдера в лоно, т.е. урегулирование конфликта и создание синтеза тьмы и блага. Юнг постулирует, что отцовская триада может стать завершенной только тогда, когда дьявол воссоединяется с божеством. 37

Признание Анакина другими мастерами - джедаями, независимо от его прошлых преступлений, позволяет Силе стать структурно целостной в большей степени.

Всё кажется безусловно правильным во Вселенной, в том числе и триада космических отцов, появившаяся перед титрами в этом последней серии трилогии Лукаса.

Можно насладиться повестью от начала до конца еще раз на большом экране, с последним сценическим релизом недавно отформатированных Звездных Войн Специального Выпуска. Самое главное, архетип космического отца не должен

остаться незамеченным на этот раз; во всяком случае, его присутствие должно резонировать на протяжении истории о герое благодаря влиянию «Силы Юнга».

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Винсент Кэмби, «Обзор Звездных Войн – Путешествие по Галактике - это весело и Забавно», "Нью-Йорк Таймс, 26 мая 1977, Раздел С18: 1; Ричард Майерс, Морис Фиппс, "Миф и Магия Star Wars: Интерпретация Юнга," Обучающие Ресурсы Информационного центра. 1983

2. Стюарт М. Каминский и Джеффри Х. Мэхэн, «Жанры американского телевидения» (Чикаго: Нельсон-Холл, 1988), 121-22.

3. Джордж Лукас, Звездные войны Специальный выпуск : Новая надежда (Нью-Йорк: Ballantine Books, 1997), 55-57; Кэрол С. Пирсон, Герой В: Шесть архетипов, по которым Мы живем (Сан-Франциско: HarperCollins, 1989), 27-29.

4. Лейн Рот, "Правдоподобие и Западная Установка в современной науке Фильмов-выдумок, "Образовательные ресурсы информационного центра 1990:.

5. Кэрол С. Пирсон, Пробуждение героя внутри: Двенадцать архетипов, помогающих нам найти себя и трансформировать наш мир (Сан-Франциско: HarperCollins, 1991), 89.

6. Мейерс, « Великие фантастические фильмы», 79.

7 Лукас, Звездные войны: Новая надежда, 168-70; Пирсон, Герой Внутри, 35-36.

8. Роберт Х. Хопке, "мудрый старик", в экскурсии по собранию сочинений К. Г. Юнга (Бостон: Шамбала, 1992), 117-18; Карл Г. Юнг, " Феноменология духа в сказке, "в архетипах и коллективном Бессознательном: Собрание сочинений, пер. R.F.C. Халл (Принстон, Нью-Джерси: Принстон Ун-та, 1990), 220-22.

9 Дуглас Брод, «фильмы восьмидесятых» (Нью-Йорк: Группа издательств Кэрол 1991), 37.10. Jung, "Феноменология духа в сказках," в архетипах и коллективном бессознательном, 224.

11. Пирсон «Пробуждение героя внутри», 103-4.

12. Роберт Асахина "Обзор «Империя наносит ответный удар», с новым лидером 63 (2 Июнь 1980): 20; Кэт Filmer, Скептицизм и Надежда в Twentieth Century Фэнтези Литературе (Bowling Green, Огайо: Боулинг Грин Популярная пресса государственного университета, 1992), 51; Карл Г. Юнг, "Я", в Эоне: Исследования феноменологии Себя: Собрание сочинений, пер. R.F.C. Халл (Принстон, Нью-Джерси: Принстонский университет Press, 1990), 33.

13 Дональд Ф. Глют, Звездные войны: Империя наносит ответный удар (Нью-Йорк: Ballantine Books, 1997), 143-44.

14 Чогьям Трунгпа, Священный Путь Воина (Бостон:. Шамбала, 1978), 33.

15. Пирсон «Пробуждение героя внутри», 102-3.

16. Карл Г. Юнг, «Значение Отца в судьбе индивидуума» из «Фрейд и психоанализ»: Собрание сочинений, пер. R.F.C. Халл (Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 1989), 314-15.

17. Дональд Ф. Глют, Звездные войны: Империя наносит ответный удар 198.

18. Пирсон «Пробуждение героя внутри», 96-97.

19. . Карл Г. Юнг, «Значение Отца в судьбе индивидуума» из «Фрейд и психоанализ»: Собрание сочинений, 316-17.

20. Дональд Ф. Глют, Звездные войны: Империя наносит ответный удар, 45, 212-13.

21. Чарльз Чамплин "Обзор «Империя наносит ответный удар»",

18 мая 1980; Los AngelesTimes, 1; Пирсон, Герой Внутри, 35. Июль 1983): 369.

23. Джеймс Кан, Star Wars: Возвращение джедая (Нью-Йорк: Ballantine Books, 1997), 26-27.

24. Райан Эйслер, Чаша и клинок: Наша история, наше будущее (Сан- Франциско: Харпер и Роу, 1987), 186-87.

25. Мейерс, Великие Фантастикие Фильмы, 255.

26 Роберт Х. Хопке, "мудрый старик", в экскурсии по собранию сочинений К. Г. Юнга, 119.

27. Карл Г. Юнг, "Дуальная Мать", в Символах трансформации: Сборник сочинений, пер. R.F.C. Халл (Принстон, Нью-Джерси: Принстон Unive ти Пресс, 1990), 333; Кан, Звездные войны: Возвращение джедая, 63-65.

28 Карл Г. Юнг, "Сизигия: Анима и Анимус". В Эоне, 12-13; Фиппс, "Миф и Магия Звездных войн" 6.

29. Юнг, "Битва за избавление от Матери", в Символах трансформации, 300-301.

30. Филипп Стрик "Обзор «Возвращения джедая», Ежемесячный Бюллетень Фильма (июль 1983): 181; Пирсон, Герой Внутри, 77-7%, 83.

31. Каминский и Махан, Американские телевизионные Жанры, УХ1.

32. . Роберт Асахина "Обзор «Империя наносит ответный удар», с новым лидером 66 (30 Мая1983): 19; Кан, Star Wars: Возвращение джедая, 173-74.

33 Пирсон «герой внутри», 96-97., 85, 93.

34 Филмер, Скептицизм и Надежда, 51.; Юнг, «Значение Отца в судьбе личности, "в « Фрейд и психоанализ», 323.

35. Кан, Star Wars: Возвращение джедая 181; Сломан, "Обзор Возвращения джедая", 369.

36. Эдвард Ф. Эдингер, " Архетип Троицы и Диалектика развития" В « Эго и Архетип: Индивидуация и религиозная функция Психэ (Лондон: Penguin Books, 1972), 184-85.

37. Карл Г. Юнг, «Психология и религия. Догма и Природные символы», в основные сочинениях С. Г. Юнга, пер. R.F.C. Халл (Принстон, Нью-Джерси: Принстон Ун-та, 1990), 541.

юнгианская культурология

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"