Перевод

Введение, Обзор работ Эдварда Эдингера

Памяти Эдварда Эдингера. Эдвард Ф. Эдингер в беседе с Лоуренсом В. Яффе

Джордж Элдер и Диана Кордик

Памяти Эдварда Эдингера

Введение редактора

Эта книга посвящена жизни и работе юнгианского аналитика Эдварда Ф. Эдингера. На момент его смерти десять лет назад он повсеместно считался «епископом» Аналитической Психологии в Соединенных Штатах – несомненно, весомый статус. Он был, можно сказать, передан ему Эстер Хардинг – собственным аналитиком Эдингера – которая работала с Юнгом и кого он назвал, при ее смерти, епископом американских аналитиков. Он также написал при известии о смерти Марии-Луизы фон Франц, широко известного аналитика из Швейцарии, что она была «истинной духовной дочерью Юнга». Она умерла ровно за пять месяцев до Эдингера, и многим из нас показалось, что мы также потеряли «истинного духовного сына Юнга» – ее брата, равного ей по глубине психологической подготовки. Последующие страницы, как надеется редакция, помогут нам оправдать это высокое звание и оценку, ведь большая часть слов там будет принадлежать самому Эдингеру. Нельзя забывать и о том – как учил Эдингер – что величайшее достижение человека по своей природе невидимо: это уровень сознания, что движет человечество вперед. В этом отношении заслуги Эдварда Эдингера невозможно даже оценить.

Почти все, что есть в этой книге, было выпущено в свет когда-то раньше, но немногое из этого материала было широко доступно. Эти эссе и интервью существовали – есть искушение сказать, «прозябали» – на страницах журналов, в рассылках, иногда в виде записей на аудио-кассетах. Теперь они доступны всем; и ничего из того, что доступно в других книгах Эдингера, не найти на этих страницах. Однако, учитывая природу такой коллекции, читатель будет встречаться с повторами некоторых тем; мы надеемся, что это будет воспринято не как слабость изложения, а, скорее, как указание на то, что действительно является важным. Ближе к концу книги помещены более личные материалы – которые вполне уместны в книге, посвященной его памяти.

Часть I содержит, во-первых, библиографию книг Эдварда Эдингера. Они организованы – отчасти искусственно – в различные категории; но эта организация позволяет легко увидеть, какие темы наиболее интересны автору, а также читателю становится легко найти то, что заинтересует лично его или ее. Хотя библиография обычно содержит независимые эссе писателя, мы воздержались от их включения, поскольку почти все они теперь включены в полноценные книги. Мы, однако, отметили, какие электронные материалы на сегодня доступны широкой публике.

Нам также показалось уместным включить биографическое эссе Робина Робертсона, написанное вскоре после смерти Эдингера. Хотя эссе не покрыло собой все работы автора – некоторые из которых были опубликованы посмертно – оно предоставляет собой полноценное введение в творчество Эдингера.

Редакция решила воздержаться от традиционной библиографической хронологии, поскольку главные поворотные точки личной жизни Эдингера упоминаются в нескольких местах в самой книге. Некоторые из них описывает сам Эдингер, и в результате читатель получает само чувство его жизни, а не просто время и место тех или иных событий. И все же, читатель может чувствовать потребность в чем-то более ощутимом, чем-то, в чем больше «плоти» – поэтому мы также включили несколько фотографий.

Часть II содержит длинное интервью из трех частей, озаглавленное «Американский Юнгианец» – что, собственно, и послужило названием данной книги. Интервью было взято в 1990 году ныне покойным юнгианским аналитиком Лоуренсом В. Яффе, который уже писал о влиянии Эдингера. Покрывая много тем, этот разговор позволяет нам ощутить немного саму персону «Эда». Кассеты с этим интервью пользовались популярностью среди юнгианского сообщества, их даже несколько раз показывали публично. Но ранее этот разговор не был доступен в письменной форме, кроме одной части, опубликованной в 1991 году в журнале «Психологические Перспективы». В данный момент это интервью полностью отредактировано и публикуется впервые.

Название интервью и книги – «Американский юнгианец» – было предложено ребенком. Когда Лоуренс Яффе сказал своему сыну, что он задаст несколько вопросов значимому юнгианскому аналитику, живущему в Лос-Анджелесе, ребенок радостно запрыгал вокруг, крича – «Американец! Американец!» – по всей видимости, он полагал, что все юнгианцы живут в Европе.

Часть III называется «Дистиллированный Юнг», потому что она открывается с давно известного эссе Эдингера «Очерк об Аналитической Психологии». Он написал это лаконичное и прозрачное произведение для первого выпуска журнала Квадрант в 1968 году. Эд был доволен своим «Очерком» и его местом в истории журнала, ибо эта работа и вправду говорила все, что должно быть сказано, чтобы быть «юнгианцем». Или, если выразиться иначе, интеллект может придумать больше, много больше тем, о которых можно сказать – и другие, включая самого Эдингера, так и делали. Но если читатель тщательно пережует каждое из плотных предложений и впитает их смысл – процесс, который требует времени и мудрости – то его психологический живот будет вполне наполнен. До настоящего момента эссе было доступно лишь в виде памфлета, перепечатанного из журнала Квадрант. Мы оставили его практически неотредактированным, в форме параграфов размером «на один укус» – структура, очевидно избранная Эдингером осознанно, для более легкого восприятия.

Следующие два ранних и относительно туманных эссе были предназначены для психиатрического сообщества. Эдингер, в конце концов, имел медицинское образование психиатра; и он считал, что его долг – по мере того, как он сам растет как психолог – говорить с психиатрами о юнгианской точке зрения. Ему было не очень-то приятно вести этот диалог. Читателя может удивить пассивный тон этих эссе, частое употребление слова «возможно», и наименование архетипов с маленькой, а не большой буквы – все, что позже исчезнет из вполне сформировавшегося стиля Эдингера. После одной из лекций Эдингера в тот период его жизни один из врачей в аудитории возразил – «Вы говорите так, будто этот ваш символ – живой!». Эдингер ответил – «Так и есть!» – но к тому моменту он уже знал, что не может, не кривя душой, исповедовать свою верность медицинскому миру.

Часть IV включает девять статей о личностях, которые редакция считает «Саул-Мэйтами» Эдингера, то есть, людьми, с которыми у него был особый психологический раппорт:

  1. Дискуссия о Парацельсе, которого Эдингер считал «одной из величайших душ истории», человеком, сравнимым с самим Юнгом. Как и Парацельс, сам Эдингер был отчасти «алхимиком» – смысл этого утверждения станет ясен в его личных материалах ближе к концу книги. Мы также включили введение Мориса Краснова к лекции «Парацельс», которая была дана в Нью-Йорке в 1994 году.

  1. Исследование о Ральфе Вудро Эмерсоне, чей интровертный – и религиозный – темперамент был столь близок самому Эдвару Эдингеру. В каком-то смысле, они оба были «Американскими Юнгианцами», и мы с особой гордостью предоставляем это важное эссе.

  2. Обзор двухтомной редакции семинара Юнга по «Заратустре Ницше» за авторством Джеймса Джарретта, сделанный Эдингером. Здесь можно проследить родство душ Эдингера с Ницше, как и самим Юнгом, который, по словам Эдингера, не смог бы выполнить задачу своей жизни, если бы до него не было Ницше. Эдингер называл Ницше «Первым глубинным психологом», и в этом ключе и рассматривает семинар Юнга.

  3. Обзор «Психологии и Алхимии» Юнга, 12 том Сборника Работ.

  4. Обзор публикации Юнга «Mysterium Coniunctionis», 14 том Сборника Работ.

  5. Обзор биографии за авторством М.Л. фон-Франц, «К.Г.Юнг: его миф в наши дни». Здесь мы можем ощутить глубокое уважение Эдингера к фон Франц и Юнгу.

  6. Мемориальные замечания на смерть Элеанор Бертин, которая была учебным аналитиком доктора Эдингера. Она автор книги «Человеческие Отношения» (1958), что была позже переиздана под названием «Близкие отношения: Семья, Дружба, Брак» (Торонто: Иннер Сити Букз, 1992). Это – важная работа, для которой Эдингер предоставил предисловие.
    Мемориальные заметки на смерть М. Эстер Хардинг, личного аналитика Эдингера и автора многих книг по юнгианской психологии.

  7. И, наконец, личные мысли по смерти Марии-Луизы фон-Франц.

Часть V содержит эссе о жизни и психе с двух различных углов, «Индивидуум и Общество». Первое эссе озаглавлено «Индивидуация: Миф для Современного Человека», что было изначально прочитано как лекция в Сан-Диего в 1988 году. А затем на своей последней публичной лекции – данной в Нью-Йорке в 1995 году – Эдингер помог нам подумать над «Вопросом о Юнгианском Сообществе». В то время он говорил с сообществом юнгианцев, в котором намечался раскол, и те выводы, к которым он приходит здесь, должны быть прочитаны всеми группами, что считают себя хотя бы в какой-то степени юнгианскими. Хотя это и не вполне очевидно, Эдингер пытается нащупать способ, как определить неподдельную организацию по обучению юнгианцев:

она должна быть одновременно «функциональной» (обучать аналитиков) и «священной» (верной переживаниям нуминозных глубин, что испытывают ее индивидуальные члены.)
Часть VI. Хотя эта книга уже содержит расширенное интервью в качестве Части II, в этой секции представлены еще два интервью, которые короче, и которые были уже когда-то опубликованы в письменной форме. Они больше походят на интервью самого Юнга: более личные, более разговорные по стилю, более откровенные, с редкими самородками мудрости, разбросанными здесь и там. Читатель может найти взгляды Эдингера на политику времен 1983 года скороспелыми и вызывающими серьезное беспокойство.

Часть VII носит очень личный характер. Это запись Поминальной Службы по случаю смерти Эдингера. 26 июля 1998 группа людей была приглашена, чтобы рассказать об этом человеке. Над его гробом мы слушали музыку и стихи, исполнения которых в этот день просил он сам. Нас удивила короткая кассета с его «последними словами», которые включали благодарность за наше присутствие. Чтение искренних комментариев от его друзей и семьи в этой секции позволяет одеть в «плоть» Эдварда Эдингера тем, кто не знал его лично. Но, с другой стороны, он сам бы заметил, что куда важнее знать его в психологическом смысле.

Часть VIII продолжает дань памяти доктору Эдингеру, что носит более личное свойство. Материалы здесь написаны теми, кто знал его – и теми, кто не знал; аналитиками и прочими – и все же, везде сквозит одно и то же чувство, что этот человек был редчайшей породы. Некоторые из этих воспоминаний были опубликованы в журнале «Жатва», что издавался клубом К.Г. Юнга в Лондоне. Они открываются признанием, что Эдвард Эдингер не был широко известен в Европе, достойный сожаления факт, который, впрочем, не продлится долго, ведь в мире все больше становится потребность в мудрости. На самом деле, мы надеемся, что эта книга сможет способствовать в этом отношении.

Возможно, стоит сказать пару слов о стиле этой книги. Редакция не всегда воспроизводила дословно именно то, что было опубликовано. Поскольку источников много, а стили их разнятся, нам пришлось сделать небольшие изменения во имя последовательности: привести к единству пунктуацию, слова с больших букв и сам формат. Мы также исправили некоторые ошибки, но просим прощения за те из них, что остались незамеченными.
Мы хотели бы выразить искреннюю благодарность Дэйрил Шарп, редактору и издателю Иннер Сити Букз, за то, что эта работа была с энтузиазмом принята и за ее быструю публикацию. Наша книга, однако, не исключение, поскольку верность Дэйрил юнгианской мудрости теперь позволила увидеть свет более чем сотне книг. Мы бы хотели верить, что сам доктор Эдингер благодарен за этот прощальный дар от «Иннер Сити».

Редакторы

Джордж Р. Элдер, Ph. D., юнгианский аналитик, проживающий в Оушн Ридж, Флорида. Он написал книгу «Тело: Энциклопедия Архетипического Символизма», в сотрудничестве с ARAS (The Archive of Research in Archetypical Symbolism – Архив Исследований Архетипического Символизма), и редактировал книгу Эдингера «Архетип Апокалипсиса».
Дианна Д. Кордик – юнгианский аналитик, практикующая в Санта Монике, Калифорния. Она – член-основатель Центра Изучения К.Г. Юнга в Южной Калифорнии.

Dianne D. Cordic is a Jungian analyst practicing in Santa Monica, California. She is a founding member of the C. G. Jung Study Center of Southern California.

Заметка от Издателя

Я крайне благодарна Джорджу Элдеру и Дианне Кордик за то, что они собрали этот материл из многих различных источников и предложили его мне для публикации. Эта книга – давно заслуженная дань памяти великому человеку, чьи работы, совместно с Марией-Луизой фон Франц, составляли основу моей издательской компании в течение тридцати лет.
Эдвард Ф. Эдингер был столь значимой фигурой в сообществе юнгианцев по всему миру, что эта книга – хотя она и приоткрывает завесу над его духом – лишь делает первые шаги в освещении его значимости как интерпретатора работ Юнга и его верности идеям о важности Аналитической Психологии. Его обширный вклад в психологическое здоровье индивидуумов и общества – с которым может соперничать лишь его личная скромность – не будут забыты многие годы.
Нам всем будет его не хватать. И все же, он среди нас, когда мы находим радость в этих памятниках его величия.

Дэйрил Шарп,
Торонто, 2009

 

Илл. 1. Эдингер в саду (1985).

ЧАСТЬ I ВВЕДЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЯ КНИГ И ЭЛЕКТРОННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ПСИХОТЕРАПИЯ

Эго и Архетип: Индивидуация и религиозная функция психики. Нью-Йорк: G. P. Putnam’s Sons for the C. G. Jung Foundation for Analytical Psychology, 1972.

Живая Душа: Юнгианский анализ в иллюстрациях. Вилметт: Chiron Publications, 1990.

Наука о Душе: юнгианский подход. Изд. Дейрил Шарп и Дж. Гари Спаркс. Торонто: Inner City Books, 2002.

РАБОТЫ ЮНГА

Трансформация Либидо: Семинар К.Г. Юнга «Символы трансформации» Изд. Дианна Кордик. Лос-Анджелес: C. G. Jung Bookstore of Los Angeles, 1994.

Трансформация образа Бога: Пояснения к «Ответ Иову» К.Г. Юнга. Изд. Лоурэнс В. Яффе. Торонто: Inner City Books, 1992.

Лекции об Эоне: Изучение Самости в «Эон» К.Г. Юнга. Изд. Дебора А. Уэсли. Торонто: Inner City Books, 1996.

Лекции о Mysterium: Путешествие по книге К.Г. Юнга «Таинство воссоединения (Mysterium Coniunctionis)». Изд. Джоан Декстер Блэкмер .Торонто: Inner City Books, 1995.

Таинство Конъюнкции: Алхимический образ Индивидуации. Изд. Джоан Декстер Блэкмер. Торонто: Inner City Books, 1994.

Анатомия души: Алхимический символизм в психотерапии. Ласаль, Иллинойс: Open Court, 1985.

Новый образ Бога: Изучение основных писем Юнга об эволюции западного образа Бога. Изд. Дианна Д. Кордик и Чарльз Йетс. Вилметт, Иллинойс: Chiron Publications, 1996.

Появление Сознания: Миф Юнга для Современного Человека. Торонто: Inner City Books, 1984.

ДРЕВНИЙ МИР

Вечная Драма: Глубинный смысл греческой мифологии. Изд. Дебора А. Уэсли. Бостон: Шамбала, 1994.

Душа в античные времена. Книга первая: Ранняя греческая философия, от Фалеса до Плотина. Изд. Дебора А. Уэсли. Торонто: Inner City Books, 1999.

_______. Книга вторая: Гностицизм и раннее Христианство. Изд. Дебора А. Уэсли. Торонто: Inner City Books, 1999.

БИБЛИЯ

Библия и Душа: Символизм Индивидуации в Ветхом Завете. Торонто: Inner City Books, 1986.

Эго и Самость: Пророки Ветхого Завета, от Исайи до Малахии. Изд. Гари Спаркс. Торонто: Inner City Books, 2000.

Священная Душа: Психологический подход к Псалмам. Изд. Джоан Декстер Блэкмер. Торонто: Inner City Books, 2004.

Встреча с Самостью: юнгианские комментарии к иллюстрациям Вильяма Блейка к книге «Ответ Иову». Торонто: Inner City Books, 1986.

Христианский Архетип: юнгианские комментарии к Жизни Христа. Торонто: Inner City Books, 1987.

Архетип Апокалипсиса: юнгианское исследование книги «Откровение». Изд. Джордж Р. Элдер. Чикаго: Open Court, 1999. (Книга в бумажном переплете имеет другое название - «Божественное отмщение, терроризм и конец Света»)

ДРАМАТИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ И ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Душа на сцене: мотивы Индивидуации у Шекспира и Софокла. Изд. Шейла Дикман Зарроу. Торонто: Inner City Books, 2001.

18 Введение

Фауст Гете: Примечания к юнгианским комментариям. Торонто: Inner City Books, 1990.

Моби Дик Мелвилла: Американская Никея. Нью-Йорк: New Directions, 1978. (Перепечатано с указателем Торонто: Inner City Books, 1995.)

ЭЛЕКТРОННЫЕ ИСТОЧНИКИ

В настоящее время следующие лекции доступны на CD в К.Г. Юнг Книжный магазин и в Институте К.Г. Юнга в Лос-Анджелесе (www.junginla.org/bookstore):

«Эон»

«Архетип Апокалипсиса»

«Комментарии к книге К.Г. Юнга «Ответ Иову»

«Гностицизм в раннем Христианстве»

«Греческие философы «

«Таинство воссоединения (Mysterium Coniunctionis

«Новый образ Бога»

«Психологический подход к Ветхому Завету»

ОБЗОР РАБОТ ЭВАРДА Ф. ЭДИНГЕРА

Робин Робертсон1

Слишком быстро после смерти Марии-Луизы фон Франц юнгианское сообщество потеряло вторую мощную творческую силу – Эдварда Ф. Эдингера. Оба оставили после себя богатую коллекцию своих трудов и лекций, к которым мы все еще можем обратиться за их мудростью. Также, как я это сделал в обзоре работ фон Франц, я ограничу себя только опубликованными книгами Эдингера.2 Как и в случае с фон Франц, часть книг Эдингера были либо перепечатанные лекции, либо собранны из ранее изданных статей.

1 Робин Робертсон, Доктор философских наук, юнгианско-ориентированный клинический психолог и профессор в Алабаме, Калифорния. Это эссе впервые появилось в журнале Psychological Perspectives 39 (Лето 1999), стр. 47ff.— Изд.

2 См. Робин Робертсон, «Обзор работ Марии-Луизы фон Франц» журнал Psychological Perspectives 38 (Зима 1998-1999), стр.70ff.

Индивидуация и Новый образ Бога

Я собираюсь обсудить книги Эдингера в хронологическом порядке, используя даты первоначальных лекций или статей, если из них были составлены книги. Но иногда я буду делать временной скачок, если покажется, что одна книга потребует упоминания другой. Я хочу начать с одной из последних его книг «Новый образ Бога: Изучение основных писем Юнга» (Chiron, 1996), которая была составлена из его лекций, прочитанных в Институте К.Г. Юнга в Лос-Анджелесе осенью 1991 года.

Эдингер начинает свою книгу с предложения, которое может расцениваться как резюме всего его творчества: «Историю западного человека можно рассматривать как историю его богобразов – первичная идея самоопределения человечества в основных вопросах жизни и ее таинств». (xiii). Ниже в том же параграфе он пишет, что «мы находимся на грани рождения нового образа Бога как результата работы Юнга». Что Эдингер (и Юнг) имел в виду под богообразом? Вот выдержки мыслей Эдингера из этой же книги (xivf):

Богообраз – это, в сущности, синоним Самости в юнгианской терминологии. Термин «Богообраз» не следует путать с термином «Бог».

Точнее говоря, термин «Богообраз» - это синоним определенного аспекта Самости, который можно называть Коллективной Самостью. Другими словами, это трансперсональный центр, который распределен на все человечество. . . . мы можем понимать все проявления Богообраза как наглядные этапы человеческого опыта автономного проявления души.

Эдингер выделяет шесть основных этапов в эволюции западного образа Бога: анимизм, матриархат, иерархический политеизм, родовой монотеизм, всеобщий монотеизм и индивидуация. Если Эдингер прав, то признание и провозглашение появления нового Богообраза через процесс индивидуации, на самом деле, не только самый значительный вклад юнгианской психологии, но он также обозначает следующий эволюционный этап развития человеческого сознания. Во всех работах Эдингера эта идея тем или иным образом изучается и развивается.

Отношения эго-Самость

Его первая и, возможно, самая величайшая книга «эго и Архетип: Индивидуация и религиозная функция психики» (Shambhala, 1992), была впервые издана в 1972 году. Она начинается с перефразированного Юнгом высказывания Игнатиуса Лойолы:

Человеческое сознание появилось в результате того, что оно смогло (1) осознать свое происхождение от высшего единства; (2) уделять должное и бережное внимание данному первоисточнику; (3) исполнять его требования разумно и добросовестно, и (4) таким образом, позволить душе в целом всю полноту жизни и оптимальную степень развития. (xv)

Трудно лучше передать словами сущность взгляда Эдингера на юнгианскую психологию.

«Эго и Архетип» - это ценная и сложная работа, которая часто давала мне, и я уверен, что и другим, утешение в страдании, которое испытывает каждый на пути к индивидуации. Страдание становится священным, когда у него появляется цель. По словам Эдингера: «Для эго невозможно переживать Самость как нечто отдельное, в то время как эго бессознательно идентифицирует себя с Самостью. Это объясняет необходимость проживания уединения как прелюдии для духовного опыта». (52)

В «Эго и Архетип» Эдингер впервые представил свою известную диаграмму оси эго-Самость (Илл. 2, на следующей странице), на которой изображены стадии развития индивидуализирующегося эго. Первая изображенная стадия описана следующим образом: «На ранних стадиях психического развития Бог спрятан в самом надежном месте, где только его можно было спрятать, в идентификации с собой, в своем собственном эго». (102)

В течение последующих стадий эго постепенно выделяется из самоидентификации с Самостью, но все еще сохраняя связь нетронутой. Это в значительной степени происходит за счет снятия проекций в отношениях с людьми и объектами внешнего мира. «Мы должны исключить все мнимые отношения, которые основаны на проекциях и бессознательной идентификации». (170) В конце данного процесса:

Мы приходим к объективному и сострадающему отношению к другим, но в той мере, в которой мы в целом и сущностно ограничены нашей индивидуальностью. Проще говоря, у эго нет окон, но Самость – это окно в другие царства бытия.

По всей видимости, чередование между эго-Самость слиянием и эго-Самость сепарацией многократно происходит в течение человеческой жизни, как в детстве, так и во взрослом возрасте. Несомненно, эта циклическая, или лучше сказать спиральная, схема отражает основной процесс психологического развития от рождения до смерти.

На основании этого понимания взаимосвязь между эго и Самостью на разных этапах развития можно представить в виде следующих схем:

Большой белый кит

Следующая книга Эдингера «Моби Дик Мелвилла: Американская Никея» (Inner City, 1995) изначально была опубликована издательством New Directions в 1978 году.

Эта небольшая книга, которая сочетает в себе два моих любимых жанра – психобиографическое исследование жизни Мелвилла вместе с психологическим исследованием литературного произведения (шедевра Мелвилла - «Моби Дик»), все равно является маленьким шедевром. Юнг предлагал греческий мир Никеи в качестве пути к бессознательному. Эдингер обнаружил, что: «Мелвилл описывал универсальный архетипический сюжет ночного морского путешествия или сошествие в подземный мир» (27).

 

Ось эго-Самость

Илл. 1

Илл. 2

Илл. 3

Илл. 4

Илл. 2. Взаимодействия эго и Самости (из книги Эдингера «Эго и Архетип», илл. 1-4).

Илл. 2. Взаимодействия эго и Самости (из книги Эдингера «эго и Архетип», илл. 1-4).

Илл. 2. Взаимодействия эго и Самости (из книги Эдингера «эго и Архетип», илл. 1-4).

Илл. 2. Взаимодействия эго и Самости (из книги Эдингера «эго и Архетип», илл. 1-4).

эго-Самость сепарация

эго-Самость слияние

22 Введение

Это великое произведение, где не сведено все просто к патологии, как обычно бывает в подобных исследованиях, а где Эдингер аккуратно ведет нас по психологическому смыслу путешествия Измаила в Ахав в параллели с жизнью Мелвилла.

«Моби Дик» начинается со слов «Зовите меня Измаил», которые сродни гамлетовскому высказыванию «быть или не быть», свидетельствующему о явном умопомешательстве. И завершается плавание Измаила в спасательном буе – гробу Квикега: «одновременно это и контейнер для смерти и лоно для возрождения». Возможно после масштабного труда «Эго и Архетип» Эдингер обратился к изучению литературы, так как именно она могла отразить глубокие и вечные темы в жизни таких людей как Вы, и я, и Измаил.

Эдингер написал лишь еще одно психологическо-литературное исследование ««Фауст» Гете: Примечания к юнгианским комментариям» (Inner City, 1990). Все те темы, которые мы находим в «Моби Дике», мы встречаем и в «Фаусте». Единственное исключение, это отсутствие фигуры анимы в «Моби Дике», когда вместо того чтобы освободиться от зачарованности анимой приходит ненависть. Сам Эдингер сказал, что: ««Моби Дика» можно назвать американским Фаустом». Основные темы, которые проходят через «Фауста» - это спуск в подземный мир (Никею), любовь во всех ее проявлениях (либидо), противоположности, кватернионы и конъюнкция (coniunctio). Они также являются и центральными мотивами как процесса индивидуации, прослеживающегося во всех работах Эдингера, так и алхимического процесса, который Эдингер изучал в своих более поздних работах.

Боги внутри

«Вечная Драма: Глубинный смысл греческой мифологии» (Shambala, 1994) была составлена из двух циклов лекций Эдингера, прочитанных в 1970ых годах: один цикл в Нью-Йорке, другой в Калифорнии. Это обширное исследование третьего этапа развития образа Бога – иерархического политеизма. Важная вещь, которую следует помнить, это то, что каждый этап все еще живет внутри психики. Мы должны в равной степени уметь контактировать как с наиболее примитивными этапами, так и с наиболее развитыми. Эдингер отмечал, что «если мы рассматриваем основные образы греческой мифологии, необходимо задаться вопросом - какое значение конкретные образы имеют в нашей собственной жизни?» Если мы попробуем понять, какое отношение эти мифы имеют к нашей жизни, «то мы начнем выстраивать нашу собственную взаимосвязь с мифом. По крайней мере, некоторые мифы будут жить в чьей-то жизни сами по себе.

Задаваясь этими вопросами, каждый раз будете получать шокирующее осознание: «Это же мой миф. Я вижу себя в нем»». (3)

Приведу один пример. Рассмотрим миф про Диониса. Новорожденный Дионис был разорван и проглочен титанами, когда он играл с зеркалом, но его сердце уцелело, и с помощью него Дионис был возрожден. Этот человек сердца был любим женщинами, и он с радостью вовлекал их в экстатические празднования. В пятом веке философ-неоплатоник Прокл «выразил идею, что Дионис символизирует собой изначальное единство, он видит свой образ в материи-зеркале, и из желания быть воплощенным… получает многообразие себя, расщепленного на некоторые части в пространстве и во времени». (146) Художники особенно подвержены потери своей идентичности при проецировании себя на свои творения. Эдингер предупреждал:

Люди, которые заражены каким-то творческим порывом, должны помнить, что единственно безопасным творчеством является то, которое заставляет чувствовать дискомфорт. Если человек чувствует непосильную тяжесть от каждого написанного предложения или каждый мазок кисти дается с трудом, то он в безопасности, и нет угрозы провалиться, он уже внизу. Иначе при идентификации себя с Дионисом он находится в другой опасности, и ужасающий пример тому - Ницше. (149)

Наши отношения с Богом

В конце 1970ых и начале 1980ых годов Эдингер продолжил свое исследование этапов развития образа Бога в циклах своих лекций, которые были собраны в книге «Появление Сознания: Миф Юнга для Современного Человека» (Inner City, 1984). В «Новом Мифе» он развивает тему, достаточно противоречивую для многих читателей, о явной связи между новыми революционными идеями Юнга и его личной жизнью. «Юнг – это эпохальный человек. Под этим я подразумеваю человека, чья жизнь ознаменовала новую эру в истории развития культуры». (12)

Вполне возможно принять то, что Юнг был первым, кто понял, что «смысл человеческой жизни – это формирование сознания является принципиально новой идеей» (17), но полностью не принимая жизнь Юнга как образец жизни человека, прошедшего индивидуацию. В другом эссе из этого собрания «Глубинная психология как новая эра: размышления над «Ответом Иову» Юнга», где Эдингер продолжает исследование, которое он начал в «Эго и Архетип» и которое он продолжил более детально в двух последующих книгах:

«Встреча с Самостью: юнгианские комментарии к иллюстрациям Вильяма Блейка к книге «Ответ Иову» ( Inner City, 1986) и «Трансформация образа Бога: Пояснения к «Ответe Иову» К.Г. Юнга» (Inner City, 1992). Последняя книга - это запись лекций, прочитанных осенью 1989 г. в Институте К.Г. Юнга в Лос-Анджелесе. Теоретически все три книги должны изучаться вместе, а также с книгой Юнга «Ответ Иову» и библейской Книгой Иова. В последующем рассуждении я буду обращаться ко всем трем книгам Эдингера.

В «Трансформации образа Бога» Эдингер объясняет, как Юнг пришел к написанию «Ответа Иову»:

Письма Юнга проливают свет на то, как он решил написать «Ответ Иову» весной 1951 г. Это не было результатом рационального решения. Ему было 75 лет, и его лихорадка была в самом разгаре. Практически из бессознательного ему диктовали текст, и болезнь отступила, как только этот процесс был завершен. (17)

Эдингер добавляет: «Эстер Хардинг сказала мне, что в течение его болезни какая-то фигура сидела у изголовья его кровати и диктовала ему «Ответ Иову»» Он рассказывает, как сам Юнг оценивал эту работу: «Уже в старости Юнг заметил, что хотел бы переписать все свои книги за исключением этой. Этой книгой он был полностью доволен» («Появление Сознания», 60)

Также как «Ответ Иову» был важен для Юнга, так и исследование Блейка истории Иова в 21ой иллюстрации было последней законченной главной работой Эдингера. Он пишет нам: «Изображение Блейка истории Иова показывает нам влияние этого архетипического образа на бессознательное современного или почти современного человека. … На этих изображениях беспристрастная психика говорит с нами напрямую» (12). Давайте вкратце вспомним историю Иова по первым нескольким рисункам Блейка. Иов был самым любимым сыном Божьим, довольным и процветающим. В первой иллюстрации Блейка Иов и его семья «собрались вместе под древом жизни в молитве». (17) У их ног спят их животные, а их музыкальные инструменты весят на дереве. Эдингер тонко подмечает, что «и инстинктивная, и духовно-культурная энергии бездействуют».

На втором изображении Блейка Сатана появляется в «огненном потоке», чтобы искушать Бога. Эдингер отмечает: «Сатана символизирует собой возвращение запретной силы и желания». (20f) Сатана приводит довод, что Иов не любил бы так сильно Бога, если бы в его жизни все было бы куда менее благоприятно. Этого достаточно для Яхве, чтобы навлечь на Иова череду увеличивающихся потерь, включая уничтожение его детей и всех их семей. В иллюстрации Блейка, Иов и его семья были полностью охвачены огненной силой Сатаны. «Психологически это можно соотнести с приступом ночных кошмаров и симптомами невроза». (23)

Ситуация Иова под стать тому, когда с кем-либо из нас происходит нечто ужасное в жизни. Мы спрашиваем себя: «Почему это произошло со мной? Почему Бог позволил случиться всем этим ужасным вещам?» В «Трансформации образа Бога» Эдингер дает пять разных вариантов ответа на эти вопросы (40f):

  1. «Бог наказывает меня за мои грехи». (Друзья и соседи Иова пытаются навязать ему это объяснение, но он не примет его.)

  2. «Я – жертва Сатаны, Дьявола, который в ответе» (Иов отказывается верить, что Бог позволил бы Сатане подвергнуть его гонениям, ведь он всегда почитал Бога и следовал его воле.)

  3. «Это несчастье, на самом деле, есть благо для меня на каком-то высшем уровне, который я не могу постичь»

  4. «Бога нет, а если он существует, то ему нет дела до человека»

  5. «Бог – это антиномия, он не осознает, что делает». (Юнг именно так интерпретировал реакцию Иова)

В ранние времена истории развития сознания, как отображено в Библии, любой на месте Иова принял бы либо первое, либо второе объяснение. Третье и четвертое объяснения – это более современные альтернативы, которые никогда бы не были приняты Иовом или его предшественниками. Вместо этого, Иов обращается к Богу за утешением, таким образом, ознаменовывая новый этап сознания:

В силу того, что Иов не пал жертвой позиции, что все хорошее только от Бога, а все плохое от человека, он смог увидеть Бога и признать, что его поведение – это поведение «не осознающего существа, которого нельзя судить с точки зрения морали. Яхве – это явление, а «не человек» (как сказал Иов)». («Появление сознания», 69)

Эдингер напрямую соотносит ситуацию Иова с жизнью Юнга: «Юнг был потрясен тем, как Яхве поступил с Иовом, точно так же, как он должен был ужасаться тем мукам, которые он, Юнг, вынужден был испытать при столкновении с бессознательным». (см. там же) Так образом, Юнга подтолкнуло к невероятному, но более чем логичному выводу, что Книга Иова отражает начало смены образа Бога, где не осознающий Яхве, Патриарх Ветхого Завета, вынужден обрести гуманность через Иова, чтобы повысить свою осознанность. Это первый шаг, который неизбежно ведет к воплощению Бога в Христе. По словам Юнга: «Яхве должен стать человеком, ибо причинил ему несправедливость».

Алхимический символизм в психике

На протяжении конца1970ых и 1980ых годов Эдингер написал серию статей о семи алхимических процессах. Позже статьи были собраны в один том под названием «Анатомия Души: Алхимический символизм в психотерапии» (Open Court, 1985). Если не «Эго и Архетип» является самой величайшей книгой Эдингера, то «Анатомия Души» точно величайшая. Трудно представить, чтобы кто-то, работая со своим собственным сном или со сном пациента, не счел бы этот труд бесценным справочником. Как что-то настолько заумное как алхимия может быть полезно при взаимодействии с психологией бессознательного? Ответ Эдингера:

Каждое из этих действий является центром сложной символической системы. Эти центральные символы трансформации составляют основное содержание всех продуктов культуры. Они дают основные категории, через которые познается жизнь психики, и они освещают практически всю широту опыта, ведущего к индивидуации. (15)

Эдингер каждому действию отводит по главе и любезно включает с каждым действием «схему, показывающую основные символические связи, которые группируются вокруг центрального образа. Схема – это важная часть моего метода, так как я хочу подчеркнуть структурную природу каждой символической системы». (см. там же)

Эти схемы являются уникальными обучающими материалами для всех, кто интересуется психикой.

Я снова и снова брал один элемент сна, смотрел в содержании «Анатомии души», а затем читал, что Эдингер хотел сказать о нем в контексте алхимического процесса или процессов, в которых этот элемент встречается. Далее я искал его в соответствующей схеме или схемах (напр., см. Илл.3 на след. стр.). Поступая таким образом, обычно я могу определить не только к какой алхимической, а следовательно и психологической, стадии это относится, но и что последует дальше. Это объясняется тем, что вы можете отслеживать последовательность символов между алхимическими процессами. Учитывая всю сложность психики, эта книга практически «книга мечты», которую только возможно иметь. Если читатели, впервые познакомившись с Эдингером, прочитают только эту книгу, то они смогут проникнуть в глубины психики.

На протяжении 1980ых, Эдингер провел несколько курсов лекций, посвященных алхимическим работам Юнга. Они были собраны в три книги:

«Таинство Конъюнкции: Алхимический образ Индивидуации» (Inner City, 1994), которая состоит из «Вступления к книге Юнга «Таинство Конъюнкции (Mysterium Coniunctionis)»» и «Психологической интерпретации иллюстраций Rosarium», которые нарисовал Юнг для «Психологии трансформации».

«Лекции о Mysterium: Путешествие по книге К.Г. Юнга «Таинство воссоединения (Mysterium Coniunctionis)»» (Inner City, 1995), которые были обширным построчным исследованием «Таинства Конъюнкции (Mysterium Coniunctionis)» или, лучше сказать, исследованием от одного изображения к другому,

«Лекции об Эоне: Изучение Самости в «Эон» К.Г. Юнга» (Inner City, 1996), которые подобным же образом, построчно и от изображения к изображению, разъясняют книгу «Эон», которую многие считают наиболее сложной работой Юнга.

В тоже время, для тех, кто читает оригинальные работы Юнга, каждая из этих трех книг может служить полезным справочным изданием. Эдингер делает упор на разворачивании сложного материала для своих слушателей (теперь читателей), концентрируя внимание на алхимических образах, через которые Юнг рассказывает свою историю. Многим читателям может показаться необычным такой подход к сложной книге.

Анализируя «Mysterium» (хотя это можно сказать по отношению ко всем трем книгам), он говорит: «Чтобы постичь закономерности образа, мы должны серьезно воспринимать изображения и то, что, тем не менее, идет в разрез с основными личными и коллективными предрасположенностями». (19f)

Илл. 3. Схема Конъюнкции.

Введение 29

Однако Эдингер справедливо настаивает на том, что такая форма подачи данного материала является единственно возможной и утверждает, что «данная книга не может быть прочитана, как обычная книга, а должна быть проработана так же, как работают со сном». (18)

Другие работы

«Живая Душа: Юнгианский анализ в иллюстрациях» (Chiron, 1990) - это «попытка графически продемонстрировать подлинную сущность живой души. Она основана на серии из 104 изображений, выполненных в течение пяти лет во время курса юнгианского анализа, который длился вдвое дольше». (xiii)

По этой причине эта работа в каком-то смысле сопоставима с тем, что сделал Юнг в своем лонгитюдном исследовании снов Вольфганга Паули в «Психологии и Алхимии». Каждое из 104 изображений (к сожалению, только в черно-белом варианте, за исключением последних двух) сопровождается кратким описанием анализанта и кратким комментарием Эдингера. Во всей работе «личные аспекты были рассмотрены очень кратко … [из-за убеждения Эдингера], что в любом случае архетипические аспекты материала представляют гораздо больший интерес для всех».

Одним из последних изданий Эдингера было еще одно собрание лекций – «Трансформация Либидо: Семинар К.Г. Юнга «Символы трансформации»» (C. G. Jung Bookstore of Los Angeles, 1994). В этой небольшой, удачно названной книге Эдингер действительно прослеживает различные этапы трансформации, через которые либидо проходит от «внимания к интересу, желанию, привязанности, воодушевлению, влечению, преклонению». (21) Он включает еще несколько замечательных своих диаграмм, подобных тем, что были в «Анатомии Души» (а до этого - в «эго и Архетип» с «кровью Христа»), но на этот раз с темами солнца, огня, города и дерева.

Библия и Душа

В книге «Библия и Душа: Символизм Индивидуации в Ветхом Завете» (Inner City, 1986) Эдингер продолжает развивать идею эволюции образа Бога, как это отображено в Библии:

Ветхий Завет документирует непрерывный диалог между Богом и человеком, как это показано в священной истории Израиля.

Он предоставляет нам чрезвычайно ценное руководство по образам, иллюстрирующим встречи с нуминозным [тайным, сакральным]. С психологической точки зрения их следует рассматривать как изображения встречи эго с Самостью, что является основным признаком индивидуации. (12)

Первые семнадцать книг Ветхого Завета, от Книги Бытия до Книги Эсфирь, являются «историческими книгами, в которых Яхве взаимодействует с Израилем коллективно как с народом». Последние семнадцать книг, от Книги Исаии до Книги Малахии, - это «пророческие книги, каждая названа в честь великой личности, которая имела собственный опыт встречи с Яхве и которой суждено было стать отдельным носителем божественного сознания». (12f) «В середине расположены поэтические книги мудрости, во главе которых Книга Иова. Книга Иова – это опорная точка ветхо-заветной истории. Вот почему Юнг сфокусировал свои комментарии к Библии на Книге Иова».

В книге «Христианский Архетип: юнгианские комментарии к жизни Христа» (Inner City, 1987) эта эволюция образа Бога делает свой следующий естественный шаг:

С точки зрения психологии жизнь Христа представляет собой чередование Самости, в силу того, что она проходит воплощение в человеческом эго, и эго, в силу того, что оно участвует в божественной драме. Другими словами, жизнь Христа представляет процесс индивидуации. (15)

Эдингер прослеживает жизнь Христа через «цикл воплощения» как пример процесса индивидуации, выделяя серию из двенадцать этапов, которые «закольцованы» на себе: Благовещение, Рождество Христово, Бегство в Египет, Крещение Христа, Триумфальный вход в Иерусалим, Тайная вечеря, мучительные страдания в Гефсиманском саду, арест и суд Христа, бичевание и издевательства, закончившиеся распятием на кресте, Оплакивание, Положение во гроб и, наконец, Воскрешение и Вознесение. На тринадцатом этапе (Положение во гроб) формируется новое «Благовещение» и цикл начинается заново, и на этот раз с Храма как «Тела Христова». Однако если Храму предопределено завершить цикл воплощения в какой-то момент до наступления «последнего дня», то можно ожидать, что цикл начнется снова и возможно на этот раз уже с личностью в качестве сосуда для Святого Духа. Это подводит нас к идее Юнга о продолжающемся цикле воплощения. (129)

Далее Эдингер цитирует Юнга:

Таким образом, человек принимается и интегрируется в божественную драму. Получается, что ему суждено сыграть решающую роль в ней, поэтому он должен обрести Святой Дух… Судьба Духа в воплощении в человеке или в выборе его как временного вместилища… Именно поэтому его не следует отождествлять с Христом. Мы не можем обрести Святой Дух, пока мы не примем свою собственную жизнь, как Христос принял свою. (129f)

На данном нуменозном вопросе я бы хотел завершить данный обзор книг Эдингера цитатой из книги, с которой я начал, «Новый образ Бога»:

Юнгианская психология – просто спасительная сила. Юнг спас не только

алхимию, но и древнюю философию, мифологию и другие исходные аспекты бытия, показав, что всё это есть манифестации психе – не только прошлого, но постоянного, вечно живого психе, с которым мы можем соприкоснуться прямо сейчас. Для меня работа Юнга стала истинным спасительным путем. (45)

Для многих читателей сама работа Эдингера также может стать спасительным путем... .3

3 Это эссе содержит параграф об ожидаемых к выходу книгах, которые с тех пор уже были опубликованы.— Изд.

Илл 4.Эдвард Ф. Эдингер (1994).

юнгианское разное

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"