Перевод

Глава 4. Гераклит

Душа в античности

 Эдвард Эдингер

 

Душа в античности

Глава 4

Гераклит

В Эфесе, городе на побережье Малой Азии, находился известный храм Дианы, из-за которого город был знаменит на весь древний мир. Гераклит (Heraclitus) родился здесь около 500 г. до н.э. в видной аристократической семье, и есть основания полагать, что члены его семьи были потомственными смотрителями храма. Философия Гераклита была тоже достаточно аристократичной. Он был чем-то вроде H.L.Mencken* древности. Mencken презирал невежество и грубость масс, которых он называл «религиозными дураками» (boobs of the Bible belt), и Гераклит похоже высмеивал религиозные практики его времени, например, широко распространенное жертвоприношение животных:

Но очищаются напрасно, кровью оскверняя себя: как если бы кто-нибудь, попав в грязь, - стал бы грязью мыть себя. И безумцем бы показался он, если бы другой человек заметил его за таким делом. И кумирам этим молятся – словно кто с домами беседует – ничего не зная о богах и героях: каковы они суть. (39) (пер. В. Нилендера)

Гераклит был любимым древним философом Юнга. В Collected Works, письмах и семинарах Юнга можно найти около 50 цитат из Гераклита. Самый поразительный отрывок письма, в котором Юнг говорит о Гераклите как об одном из десяти опор «моста духа над болотом человеческой истории» (40). В другом письме он пишет:

Время и снова неудачный опыт – который также постиг моего прославленного предшественника Гераклита - быть названным «Темным». Гераклит, возможно, понимал про эту темноту столько же мало, как и я, но я так часто восставал против этого суждения, что, наконец, свыкся с мыслью о том, что мои взгляды или мой стиль настолько сложные и запутанные, что они вступают в конфронтацию с обычным, так называемым здравым смыслом, сталкивая его с неразрешимыми загадками. (41)

Несколько важных идей пришло к нам от Гераклита. Одна из них – pyr aeizoon. Последняя часть слова –zoon, происходит из того же корня, что и слово зоология или женское имя Зоя, которое означает жизнь. Pyr aeizoon означает вечно живой огонь, который для Гераклита был arche. Он описывает этот огонь как мыслящее существо и источник управления вселенной. Он выражает это так: «Рулевой всего - молния» (пер. М.А.Дынника)(42). Под ударом молнии он подразумевает вечный огонь. В другом фрагменте он говорит:

Космос этот, тот же для всех, никто из богов и никто из людей не создал, но был он всегда, и есть, и будет: огнь вековечный, взгорающий мерно и погасающий мерно. В огонь изменяется все и огонь — во все так же, как вещи — в золото и золото — в вещи. (пер. С.Муравьев) (43)

Другими словами, другие элементы происходят из огня при разных степенях конденсации. В том же контексте он расшифровывает, как происходит трансформация противоположностей:

(Превращение элементов) – это стезя кверху и книзу, и мир образуется в согласии с этим. Огня смерть — воздуху рождение, и воздуха смерть — воде рождение, и воде смерть — рождение земле. [Это стезя книзу.] (пер.С.Муравьева) (44)

Этот отрывок относится к стезе вниз, которая потом поворачивает вспять и становится стезей вверх. На стезе вверх земля растворяется и становится водой, которая потом превращается в пар и затем в огонь, находящийся в основе всех элементов.

Согласно этой теории энергия – это основа physis, что является достаточно современной идеей, и соотносится с психологической идеей о либидо – концепции, которую Юнг значительно развивал в Symbols of Transformation (45). Там либидо – центральная концепция, и формы, которые оно принимает, пусты до момента, пока в них не вливается энергия. В определенном смысле, теория либидо психэ аналогична идее Гераклита об огне как о фундаментальном arche.

Гераклит связал термин logos с концепцией огня, хотя он и не развивал концепцию logos в явной форме, как это делали более поздние философы, прежде всего стоики. Поздние стоки приравняли огонь к logos, и приписали этот факт Гераклиту.

Logos - это многогранный термин, особенно в его раннем применении. Его основной смысл – «слово», но он также означает «причину» и «основание» или «рациональное представление, обусловленное причиной», и, в дополнение, он имеет значение рационального принципа вселенной. Гераклит говорит:

Хоть Глагол этот глаголет всегда, непонятливы люди к нему — и прежде, чем услышать, и услышавши впервые. Ведь хоть все происходит по Глаголу по этому, но тщетно они тщатся уяснить себе и слова и деянья такие, какие я здесь излагаю, разделяя по природе и толкуя что и как.

А от прочих людей ускользает все то, что творят они, бодрствуя, точно так же, как они забывают то, что делают, спя. (пер. С.Муравьева)

Поэтому должно следовать общему, то есть общине (koinos). Ибо общий – общинный. Хотя и есть общий Логос, но живет большинство, словно собственное разумение имеет. (пер. Нилендера) (46)

То, о чем говорит здесь Гераклит, является фундаментальным вопросом, рассматриваемым психологически: откуда приходит идея, реакция или точка зрения? Это приходит от индивидуального logos или от вселенского? Это приходит от эго или от Self? Это постоянный вопрос, задаваемый себе, и для оценки утверждений других.

Гераклит также был известен благодаря своей доктрине потока, panta rhei, который означает «поток всего сущего» - все в процессе становления, ничто не статично и не неизменно. Это не точные слова Гераклита, но эту фразу можно считать итоговой формулой доктрины Гераклита со времен античности, так, что традиция почитает ее практически священной. Гераклит говорил:

На входящих в те же самые реки притекают в один раз одни, в другой раз другие воды...В одну и ту же реку (мы) входим и не входим, существуем и не существуем... В одну и ту же реку нельзя войти дважды (пер.Ф.Кессиди)... нельзя дважды коснуться смертной природы в [прежнем] состоянии: быстротой и скоростью изменения она «рассеивает» и снова «собирает», а точнее, даже не снова и не потом, но одновременно образуется и убывает и «приближается и удаляется» (пер.А.Лебедева) (47)

Согласно историческим заметкам о греческой философии, школа Гераклита и Элейская школа (Elea), которая была расположена на западном берегу Италии, и чьим самым известным представителем был Парменид (Parmenides), спорили по вопросу изменения. Согласно элеатам, особенно Пармениду, лежащая в основе вещей природа статична: она не движется совсем. Согласно Гераклиту, достоверно обратное: все течет, все изменяется. Примечательно, что это разделение метафизической доктрины возникло так рано в греческой философии. Мы должны понимать, что ни один философ не объясняет реальность с позиции ощущений и чувств. Они говорят о метафизической реальности, которую, как они думают, они могут вопринимать за пределами чувственного мира. Другими словами, в психологических терминах, они проецируют психологическую реальность в метафизическое измерение, и там они приходят к противоположным заключениям.

Сейчас возможно понять этот феномен, потому что мы можем видеть это как конфликт, имеющий свое начало в противопоставлении эго и Self. Эго – это panta rhei, эго меняется постоянно. У человека постоянно меняется настроение. Кто-то может проснуться в одном состоянии и засыпать в конце дня совершенно в другом: все является panta rhei, если разговор идет об эго. Но Self, во всяком случае в феноменологии, которую мы можем видеть в геометрических образах, превосходит время, а время и есть движение. Вечность статична: она за пределами движения времени, то же самое можно сказать о трансперсональном центре, Self, и тогда элеаты были правы. Когда эти две сущности соединяются, и Self начинает воплощать себя в конкретном эго, оно подвергает себя изменениям и трансформации, но само по себе не изменяется. Оно меняется только тогда, когда сталкивается с движением, пространственно-временным измерением эго.

«Вечность» - узнаваемый перевод слова aion. Эта концепция появляется в одном определенном изречении Гераклита: «Вечность-ребенок, забавляющийся игрой в шашки: царство принадлежит ребенку» (48).

Юнг использовал эту фразу, в другом переводе, в гравировке на камне, который он использовал для своего убежища в Боллингене. В его мемуарах он перевел эту надпись как «Время – это ребенок...». Слово aion на греческом может переводиться как «время», «вечность» или «возраст», показывая двусмысленность, противопоставления, присущие этому слову. Это объясняет, почему Юнг выбрал это изречение и почему он выбрал это слово для названия своей книги, Aion. Слово aion содержит в себе одновременно и идею времени, движения и становления, и вечность, покоя и бытия.

Можно предположить, насколько Юнг серьезно воспринимал это изречение Гераклита, если он кропотливо вырезал его на камне. Полный текст надписи таков:

Время - ребенок, играет ребенку подобно, играет подобно актерам; время - царство детей. Се Телесфор, что странствует во тьме вселенской и вспыхивает звездой из глубин. Ему ведом путь через врата Гелиосовы, через пределы, где обитают боги сна (пер. В.Поликарпов) (49)

Первое предложение взято у Гераклита, но остальные составлены из разных фраз. Кто-то полагает, что этот текст – квинтэссенция юнгианской психологии, высеченная в истинном значении слов.

Важная концепция, необходимая для понимания Гераклита, это термин enantia, который означает «противоположности». Например:

Война есть отец всего, царь всего, она сделала одних богами, других людьми, одних рабами, других – свободными. (50)

Стезя кверху и книзу – та же стезя (51)

Хладное теплеет, теплое хладеет, влажное черствеет, сухое отсыревает... начало и конец суть одно (52)

Наконец, вот достаточно важный фрагмент, который цитирует Юнг:

“Судьба (hymarmene) есть логический продукт (logos) энантиодромии, творец всех вещей» (53).

Это то понимание противоположностей у Гераклита, которое так полюбилось Юнгу. Джон Бёрнет (John Burnet) говорит об этом утверждении как о фундаментальной идее Гераклита:

Гераклит смотрел свысока не только на людские массы, но и на всех предшественников, вопрошавших природу . Это означает, что он верил в то, что он достиг инсайта и познал истину, которую никто до него не замечал, хотя она была прямо перед носом. Чтобы понять центральную идею его учения, нам необходимо выяснить, что он думал, когда начал обличать людскую глупость и невежество. Ответ можно увидеть в двух фрагментах: 18 и 45. Из них мы можем узнать, что правда, до сего момента незамеченная, - это то, что множество независимых и конфликтующих явлений на самом деле суть одно, и, с другой стороны, это единство – также множество. «Борьба противоположностей» на самом деле “созвучие” (harmonia). Из этого следует, что мудрость – не знание многих вещей, а восприятие скрытого единства воюющих противоположностей. Это и есть фундаментальная идея Гераклита, изложенная Филоном. Он говорит: «То, что состоит из обоих противоположностей – одно, и когда единство разделяется, противоположности обнаруживаются. Не это ли то, за что греки называли себя великими и то, что прославленный Гераклит поставил во главу своего учения, и что считали за открытие?».

Анаксимандр полагал, что противоположности были разделены в Беспредельном и так же уйдут туда вновь, расплачиваясь за свое неправедное посягательство. Здесь подразумевается, что происходит что-то неправильное в борьбе противоположностей, и что само существование противоположностей – брешь в единстве Одного. Истина, провозглашенная Гераклитом, гласит, что мир – это единство и одновременно множество, и что «противоположное напряжение» противоположностей – то, что образовывает единство Одного. (54)

Бёрнет далее также обращается к одному из фрагментов из Гераклита, в котором он говорит: «Они не понимают, как расходящееся само с собой согласуется: возвращающаяся [к себе] гармония, как у лука и лиры» (пер. М.А.Дынника) (55)

Это фундаментальный инсайт юнгианской психологии. Живое, функциональное осознавание этого факта, действующее знание об этом совершает работу в ежедневной жизни человека, не абстрактно, а будучи ярким признаком психологической мудрости. Такая мудрость – это не знание многих фактов, а восприятие скрытого единства воюющих противоположностей.

Другой мощный инсайт, который привлек Юнга у Гераклита: осознание Бога в проявлениях первоначальной психэ. Юнг обращается к этому в важном фрагменте в Misterium Coniunctionis, сопровождая алхимический рецепт психологическим комментарием. В обсуждении он затрагивает тему серы, которая требует очистки. Психологически сера обозначает желание. Юнг делает парафраз алхимического рецепта и пишет:

Стало быть, прочь ваши примитивные и вульгарные страсти, из-за которых вы по-детски и близоруко считаете, что ваша цель находится только в пределах ваших узких горизонтов. Предположим, что сера — это живой дух, "Йетцир Ха-ра", злой дух страсти, пусть и являющийся активным элементом; временами он бывает полезным, но при этом он является препятствием на вашем пути к цели. Вода вашего интереса — не чистая, она отравлена заразой страстей, что является вполне распространенным явлением. Вы тоже подхватили это коллективное заболевание. А потому хоть раз подумайте о своем поведении....., и задайте себе вопрос: Что скрывается за всеми этими страстями? Жажда вечного, которая, как вы сами понимаете, никогда не удовлетворится даже самым лучшим, потому что это во имя "Ада" обуреваемый страстями «теряет рассудок и становится неистовым» (пер. О.О.Чистяков) (56)

Последнее предложение цитирует Гераклита:

Если бы не в честь Диониса они совершали шествия и пели фаллический гимн, они бы поступали бесстыднейшим образом. Дионис же, ради которого они неистовствуют в вакханалиях, тождественен Аиду. (пер. М.А.Дынника) (57)

Что такого важно в этом отрывке из Гераклита, что Юнг цитирует его в своем описании алхимического рецепта? Гераклит осознал и выразил в этом фрагменте, что за сладострастными празднествами и фаллическими процессиями стоит бог Дионис. Hades (Аид) – это инфернальная версия Диониса, и он таков, как если бы фаллические гимны, будучи преобразованы в свой архетипический источник, приобретали трансперсональную нуминозность. Юнг вставляет этот отрывок из Гераклита в конкретное место своей книги, чтобы проиллюстрировать, что за его утверждениями стоит древняя мудрость, берущая свое начало от Гераклита. Что же скрывается за нашими желаниями? Жажда вечного. Но когда мы думаем, что желаем конкретный объект, чем бы он не являлся, когда инстиктивные желания, и похоть, и жадность распространяются на конкретные материальные блага, тогда Гадес берет на себя роль Диониса, потому что они – суть одно. Эта глубочайшая мудрость не может быть понята с первого раза, и Юнг ссылается на Гераклита, и это вновь его прославляет.

* - (прим. переводчика) – Генри Луис Менкен (1880-1965) – американский журналист, эссеист.

39 – процитировано по Jonathan Barnes, Early Greek Philosophy, стр.118

40 – Letters, vol.1, стр.89 (другие девять: the Gilgamesh epic, the I Ching, the Upanishads, Lao-Tzu’s Tao-te-Ching, the Gospel of St.John, the letters of St.Paul, Meister Eckhart, Dante and Goethe’s Faust)

41- Там же, стр.116

42 – процитировано по Barnes, Early Greek Philosophy, стр.104

43 – там же, pp.122f

44 – там же, стр.107

45 – CW 5

46 – процитировано по Barnes, Early Greek Philosophy, стр.101

47 – там же, pp.116f

48 – там же, стр.102

49 – Memories, Dreams, Reflections, стр.227

50 – процитировано по Barnes, Early Greek Philosophy, стр.102

51 – там же, стр.103

52 – там же, стр.115

53 – Psychological Types, CW 6, par,708, note 37

54 – Early Greek Philosophy, стр.143

55 – там же, стр. 136

56 – CW 14, par.192

57 – Fragment 246, процитировано в G.S.Kirk and J.E.Raven, The Presocratic Philosophers, стр.211

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

мифология, индивидуация

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"