Перевод

Глава 4. Развитие сознания

Родительские образы

Эстер Хардинг

Родительские образы

Глава 4

Развитие сознания

В мифе, Мардук, герой, совершенно восторжествовал над родительскими богами. Он вконец уничтожил их и сделал себя хозяином своих полномочий. Но он был в состоянии лишь управлять своими новыми порабощенными территориями с помощью меньших, безымянных богов. И, как мы видели, он поделил все между ними на области. Он мог это сделать, потому что он сам был одним из названных богов, прямым потомком Апсу и Тиамат. Названные боги, похоже, имели искру сознания, в то время как безымянные боги представляли собой полностью бессознательные энергии - инстинкты, эмоции и другие навязчивые факторы, что похоже на ангелов в Ветхом Завете и христианстве, а Юнг помечает, что это бездушные существа, лишь представляющие мысли и желания создателя.47
Вполне естественно, что Мардук имел власть над неназванными богами. Он был особо оснащен для выполнения своей задачи всеми другими богами, названных и неназванных, которые внесли вклад в его успех. Но после того, как бой был выигран, меньшие боги, получив дополнительные полномочия, которые они не сами заслужили, стали ссориться между собой. Так Мардук взял на себя дополнительную задачу по созданию Человека, который должен служить богам и поддерживать их существование. Эти соперничающие и мятежные боги представляют собой инстинктивные энергии сознания, и для того, чтобы они работали гармонично вместе, был создан человек; то есть, человек должен был эволюционировать, по крайней мере, с небольшим количеством сознания. Но для этого один из богов должен был принесен в жертву, и был выбран Кингу, сын Матери. Он был принесен должным образом в жертву и Человек был сотворен из его крови. И так, в человеке содержится кровь, или дух, бога.
Мы должны остановиться и рассмотреть, что означала бы в психологическом плане война богов друг против друга, и почему первым действием Мардука в попытке создать гармонию было размещение их подальше друг от друга.
Разумеется боги - это психические элементы, инстинктивные энергии. В детстве и во взрослой жизни, пока не разработано некоторое самосознание, эти энергии не являются частью сознательной личности. Они выражают себя в виде навязчивой эмоциональной агрессии, гнева, любви, желаний, аппетитов всех видов, лени, алчности и так далее. В ситуации с человеком, ребенок начинает жизнь в родительском мире, инстинктивно под контролем родителей и учителей. Это та ситуация, в которой человек не чувствует ответственности за свои эмоции. Когда ребенок начинает отделяться от родительских уставов и пытается вести самостоятельную жизнь, рано или поздно возникают различные препятствия или бедствия. Тогда «боги» вступают в игру. Человек злится на события или обстоятельства, и, когда ситуация не меняется по одному требованию, он чувствует оскорбление, утопает в жалости или начинает обвинять других, используя страстные упреки и агрессивные действия. Хаос примитивных эмоций захватывает человека; то есть, он снова попадает под влияние Тиамат, и вся работа должна быть проведена заново.
Но если, несмотря на препятствия, личность спокойно сортирует свои реакции, пожалуй, он сможет расположить богов на расстоянии друг от друга так, как это сделал Мардук. В нас существует даже импульс, почти инстинкт, для того, чтобы сделать это. Юнг назвал это позывом к размышлениям.48 Это, пожалуй, наиболее важный цивилизованный элемент в нашем психологическом гриме, уступающий только любви.
К примеру, человек приходит домой с работы, но, усталый и голодный, он обнаруживает, что ужин не готов, а его жена хочет пойти куда-нибудь, в то время как он желает остаться дома. Он показывает свое раздражение, и она пытается успокоить его мягкими словами. При этом он приходит в ярость, заявив, что она похожа на его мать, и он не будет подчиняться - и начинает дуться. Она бросается на кухню и через несколько минут зовет его ужинать, но он не идет, так что она, разумеется, очень раздражается. Когда они, наконец, сядут вместе за стол, никто не станет есть: вместо этого они начнут выносить все свои старые нерешенные вопросы, вытеснялись на протяжении всего их брака. Однако, несмотря на все эти эмоции, человек действительно желает быть понятым; то есть, он жаждет матери. Но жена жаждет отца и не признает это, либо просто обижается на неадекватность мужа и его неспособность исполнить родительскую роль.
И снова, если бы только они могли спокойно сесть и проанализировать свои реакции, таким образом выделяя их для того, чтобы заняться ими на своих условиях, может был бы шанс решить проблему, действительно связанную друг с другом. Но это требует жертв. То есть, придется пожертвовать свое желание быть ребенком, о котором заботятся снисходительные родители, и посмотреть в лицо жизни, как она есть. Если бы они смогли выдержать это, то они бы не только сделали бы важный шаг к большему самосознанию, но также они были бы освобождены, чтобы стать по-настоящему взрослыми.
В нашем мифе Мардук достиг полной победы над родительскими богами, Апсу и Тиамат, но в процессе организации нового порядка, Человека – т.е. сознание - пришлось создавать по определенным меркам, которые являются жертвоприношением, похожим на жертву детских ожиданий. В следующем этапе мифологемы, история и судьба Человека замещает борьбу среди богов.
История богов, по-видимому, происходила в вечном течении времен. Там нет упоминания о конкретном историческом времени. Мы сказали, что некоторое событие или последовательность событий состоялось «в тот день, когда...» - также в книге Бытия мы читаем, что создание Вселенной состоялось за семь «дней». Но когда человек, сознание, появляется на месте происшествия, сразу же сильно обостряется чувство времени и последовательности. Время начинает измеряться по отношению к человеческой жизни. В Раю, до того, как сознание было похищено вместе с плодами Древа Познания, человечество, подобно Богу, жило в одном вечном дне и не знало возраста. Но когда возникло сознание, время начало двигаться; жизнь больше не заключалась в вечном моменте «сейчас».
Та же последовательность событий происходит у ребенка. В раннем детстве он живет в безвременном статусе. Даже в младшем школьном возрасте летний день кажется бесконечно длинным. Часы и дни следуют друг за другом в бесконечном повторении. Это состояние сохраняется до некоторого события, которое происходит либо вовне, либо внутри, и пробуждает человека проснуться; тогда время начинает двигаться, события сменяют друг друга в узнаваемой непрерывности – создается память и личная история, а с ними и появляется чувство ответственности за свои действия.
Как говорят буддисты, для людей, обладающих небольшим интеллектом (или осознанием) необходимо изучать закон причин и следствия. Данный опыт пришел к первым библейским родителям, когда, съев плод, они впервые взяли на себя ответственность за свои действия. Они были изгнаны из сада, изгнаны от присутствия Бога в пустыню, где должны были начать новый образ жизни, зависящий от их собственных усилий, вместо предусмотренной милости сада.
История Бытия соответствует истории развития цивилизации, а также развития индивидуального сознания. Первые люди занимались собирательством, как, вероятно, делали и Адам с Евой. Затем они стали ловить мелких животных, а позже они начали охотиться на крупных. В течение долгого времени, люди научились приручать и пасти некоторых животных, на которых раньше охотились, делая продовольственные ресурсы гораздо более стабильными.
Между тем женщины узнали, что они могли бы выращивать корни и ягоды, которые они собирают, разделывая землю палками для копания. Мы знаем, что Каин, старший сын Адама и Евы, стал земледельцем - то есть, человеком, который взял на вооружение изобретение женщины и расширил его границы до постоянных полей. Это действие было связано с грехом Адама: во-первых, это было изобретением, являющимся результатом «знания», а во-вторых, необходимость в почве была формой божественного проклятия.
Интересно отметить, что на каждом из этих этапов культурного развития, люди чувствовали необходимость обращаться за помощью к Богу или богам. Еще даже в каменном веке для человека, расписавшего пещеры на юге Франции и Родезии, охота на животных была задачей религии. Боги в образе антилопы или оленя задабривали церемониями перед охотой, что похоже на то, как американские индейцы танцевали танец медведя или оленя танец перед началом, чтобы поймать и убить животное. Когда охота шла успешно, лучшие куски мяса сжигали для того, чтобы дым накормил их духа-отца, а кожа животного использовалась для ритуальных одежд жреца.
В Эдемском саду преобладали райские условия, соответствующие раннему детству. Адам и Ева жили на первой стадии, где продовольствие доступно без работы. Мы знаем, что Бог сказал: «Вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя, - вам сие будет в пищу». (Бытие 1:29) Но когда они были изгнаны из сада и стали оторваны от Бога, им пришлось взять на себя ответственность за собственное существование. Адаму было сказано, что он должен трудиться, добывая пищу, в то время как наказание Евы было в том, что она должна рожать детей в боли. Это тут же произошло, и они называли ее первого новорожденного сына Каином. Каин вырос и стал земледельцем в соответствии с проклятием, которое Бог наложил на Адама. Таким образом, в некотором смысле Каин взял на себя проклятие отца, и это первый записанный случай, когда грехи родителей переходят на детей.
Второй сын, Авель, был пастухом. Видимо, было приемлемо для Бога убивать животных для пищи и в жертву Себе. Но плод исполненного проклятия не был приемлем для Бога. Каин, уже отвергнутый как тот, кто разделяет проклятия отца, стал жестоким, потому что его жертва была дважды отклонена. Это закономерное последствие чувства отчуждения от Бога. Эго, которое понемногу появляется из исходной идентификации с «Я», в библейском повествовании соответствует опыту наших прародителей. Поначалу они были заключены в Эдемском саду, один на один с создателем. Они были Его детьми, созданными по образу и подобию его, и они отождествляли себя с ним, как дети всегда отождествляют себя со своими родителями.
Книга Бытия - это миф о развитии эго в качестве центра сознания, отдельно от родителей, там, где человек признает самого себя. С помощью акта непослушания была получена независимость, и это заметный шаг к сознанию-эго. Это ощущается как подъем, и это действительно так. Но каждый положительный прирост имеет и негативную тень-напарника, и это ощущается как отрыв от родительской целостности. Адам и Ева, а также после них Каин, чувствовали себя оторванными от Бога, предметом его недовольства и его проклятия. В психологическом плане так происходит тогда, когда эго отделяется от целостности сознания, в образе родительского дома, и также чувствует себя отчужденным. Как один старый духовный человек сказал: «Иногда я чувствую, что остался без матери, на долгом пути вдали от дома.»
В таком оплакивании личность отрезана от источника и возникновения бытия, она тоскует, как ребенок о возвращении в пристанище, чтобы прижаться к груди матери. Некоторые из них, конечно, являются более устойчивыми. Они чувствуют свою свободу в душе и гордятся этим. Тем не менее, они не свободны от негативной обратной стороны опыта, который является необратимым спутником. Их отчуждение дает не только ощущение одиночества и безнадежного уныния. Вероятнее всего, они реагируют на него с гневом и негодуют против родителей, а также с агрессией и враждебностью относятся к своим сверстникам. Этот гнев, вполне вероятно, будет выпускаться на тех, кто никогда не покидал родительский дом, или, покинув его, долго, по-детски желает возвратиться к своему уюту и безопасности.
Мы ничего о состоянии ума Адама и Евы после их изгнания из сада, а Каин, их старший сын, очевидно, обладал экстренной необходимостью быть принятым Богом. Он сделал утешающий презент и, когда он был отклонен, этот отказ вызвал в нем неконтролируемые эмоции - унижение, разочарование и гнев. Дети, которые чувствуют себя отвергнутыми своими родителями, могут страдать от похожих эмоций. На субъективном уровне, отрыв от источника бытия, то есть, от Бога, создает ощущение бессилия, в некоторых случаях с последующим коллапсом; в других это приносит необоснованную и высокомерную гордость, что неизбежно приводит к враждебности по отношению ко всем.
Существует еще одна причина отчуждения. Всякий раз, когда человечество позволяет себе сделать или познать что-то, принадлежащее ранее богам, мы чувствуем, что мы как Бог, в состоянии отменить законы природы. Когда Прометей похитил огонь с неба, он вторгся в сферу богов и нарушил их исключительные права. В результате он был изгнан ими и навсегда наказан. Адам совершил подобный грех, сорвав плод с Древа Познания и приобретя возможность познать добро и зло. Высокомерие Каина состояло в получении власти делать то, что до этого времени мог делать только Бог, а именно, увеличить урожай земли земледелием.
С точки зрения людей, живущих в дикой природе, их пропитание зависит от дикорастущих плодов и корней сад, Каина, где еда имелась бы в достатке, должен был стать настоящим раем. Бог изгнал человечество в пустыню, а теперь он решил создать новый рай на земле. Каину казалось, что он словно бог; неудивительно, что он страдал от высокомерия. До этого дня мы чувствуем, что он не делает ничего опасного, и все слишком хорошо, или ожидаем чересчур благоприятный исход. Но мы пробудили завистливый гнев «богов» - мы не скажем Богу, но мы прикоснулись к дереву и запустили свои пальцы в вековой защитный знак против несчастий.
Когда жертва Авеля была принята, а его отклонена, Каин сильно разгневался и убил своего брата. Этим актом он призвал Божий гнев на себя и Бог проклял его и вынудил бежать в пустыню, где он не мог пожинать плоды своих трудов, что существенно пополнило его обиду и чувство несправедливости. Однако Бог на нем такую метку, что он не может быть убитым, и это выглядит так, словно Бог чувствовал себя каким-то образом ответственным за этого человека, который, возможно, принял участие в его собственной природе так, как не сделал этого Абель.
Каин был наказан за свое высокомерие, будучи изгнанным от Бога. Он стал врагом народа Божьего, избегающим его как убийца. Эта история может быть воспринята в качестве псевдо-истории, или, если мы смотрим на нее как миф, мы можем увидеть в столкновении между Каином и Авелем пример мифологемы «враждебных братьев», которую можно найти во многих легендах, как мирских, так и религиозных. С психологической точки зрения, это рассказ о связи человека со своим внутренним братом, его тенью, той частью себя, которую он не любит и подавляет. Если размышлять таким образом, то история гласит, что сознательное эго в лице Каина, старшего брата, подавляет другую сторону, Авеля, самым жестоким образом, так как оно чувствует себя оторванным от Бога по причине своего успешного фермерского хозяйства, инициативы, не придерживающейся традиционного образа жизни, а являющейся новшеством. Для богов, которые всегда консервативны, все должно быть подано в традиционной манере, в соответствии с ритуалами, установленными отцами. Инновации являются табу в религии; это попахивает ересью. И так, когда Каин убил Авеля, за этот поступок он стал еще более оторванным от Бога и человека.
Это вписывается в психологическую тему развития сознания в современной личности. Изгнание из Рая это первый опыт бытия личности, «я», накопленный, в частности, несанкционированными действиями против родителей. И почти всегда это болезненный опыт. Молодой человек, который взбунтовался и поступил из собственной инициативы, чувствует себя изолированным чувством вины. Он обязан в одиночестве проделать свой собственный путь, сначала закончив школу, а затем попав в большой мир. Человек, являющийся успешным, это тот, кто женился, завел семью и начал ощущать себя большим человеком. Он говорит: «Человек является хозяином в собственном доме», "Там, где есть желание, есть и путь", и так далее. Но в настоящее время, когда он ощущает, что его силы слабы, его высокомерие, вероятно, будет сопровождаться депрессией. Кажется, что ничего не имеет того чувства важности. Соломон в старости говорил: «Суета сует, все суета». Он обнаруживает себя в пустыне, где Кьеркегор говорит ему, что он страдает от смертельной болезни.
Это то, что можно было бы назвать нормальной травмой архетипического образа Рая, отцовского и материнского царства, символом не только Эдемского сада, но и мирового змея, Уробороса, который ест свой собственный хвост. Кьеркегор утверждает, что это вселенское состояние, осознает это индивид или нет, и каждый неизбежно должен быть разделен, отделен от первичных начал, для того, чтобы приобрести индивидуальное сознание.
В некоторых случаях, однако, этот нормальный аспект родительского мира может быть серьезно искажен, и, следовательно, детский внутренний образ родителя получает патологическое повреждение. Например, когда настоящий отец и мать, воплощающие роль первичных родителей, родительского архетипа, не исполняют свою роль в позитивном ключе, а делают это, возможно, пренебрежительно или даже жестоко, они оставят отпечаток в психике ребенка в виде разрушенного родительского образа, в результате чего могут появиться серьезные психические травмы.
Для таких детей Бог не Отец Небесный, а мстительный, требовательный и карательный Господь. В результате они выброшены из внутреннего Рая и обнаруживают себя в пустыне. Это происходит не по их вине, а из-за патологического повреждения родительского образа. Опыт такого рода лежит в основе многих проблем современных мужчин и женщин.
И так мы видим, что мифологическая тема отрыва от родителей имеет несколько аспектов, а именно:
Во-первых, существует нормальный бунт ребенка, а затем герой сражается с материнским архетипом в образе дракона или монстра, что представлено в вавилонском мифе борьбой Мардука против Тиамат. Для выхода из зависимости, ребенок должен взяться за эту битву. При успешном исходе, это приводит к нормальной травме родительского образа в психике ребенка, и к инфляции эго. В результате этой победы, молодой человек чувствует себя взрослым, и теперь он может делать то, что любит, и, похоже, не мог делать ранее с родителями. То есть, эго становится всемогущим в своих собственных глазах, и за счет этого молодые люди отделены не только от реальных родителей, но и от высшей ценности Самости. Это состояние или комплекс часто называют Божественным всемогуществом.
Во-вторых, родители не в состоянии выполнять свои роли должным образом, и, следовательно, патологическое повреждение родительского изображения происходит в психике ребенка. В таком случае, чувство остракизма и отчуждения, разумеется, усиливается, и дети начинают испытывать чувство зависти и ненависти к тем, кому, как они считают, больше повезло. И это в дополнение к чувству несправедливости и обиды, которое естественно для всех подростков. Там, где эти реакции интенсивнее и глубже, следует ожидать, что человек будет впадать в отчаяние. Если дом был скверным, а родители порочными или развратными, то легко объяснимо, что это даст такой результат, и родительский образ в ребенке будет серьезно травмирован, и, хотя физическое состояние может быть в порядке, тот, кто никогда не испытывал теплоту настоящей любви и чувство собственной важности, будет иметь проблему недопонимания. Такой ребенок психологически может быть травмирован, может ощущать себя чужим, так же, как ребенок, живущий в неблагополучной семье. Так что и здесь, мы должны признать, существует патологическая травма родительского образа.
В-третьих, существует человек, который обладал нормальной семейной жизнью и смог уйти без серьезного конфликта, проложил собственный путь в мире. Он, даже достигнув значительного удовлетворения эго, примерно к середине жизни все равно чувствует себя потерянным в пустыне, где жизнь утрачивает свою силу и ничего не имеет значения. Возможно, постепенно станет ясно, что это чувство приходит из-за отрыва от источника жизни, которая течет от Бога - то есть, оно возникает из бессознательных глубин психики.
Герхард Адлер описал подобный случай в своей книге The Living Symbol. Он рассказывает историю женщины, имеющую немалые таланты, которые помогли создать успешную карьеру, и заработавшую разрушительный невроз, в котором она испытала то, что назвала «пустотой». Она провела исследование сознания под руководством Адлера, и он рассказал, что она перенесла субъективные переживания в ходе ее анализа, переживания, которые можно охарактеризовать как возрождение всей ее личности. Переживания этой женщины, и символы, которые являлись в ее снах и фантазиях, необычным образом соответствуют с материалом, обсуждаемым в заключительной главе.
Когда мы видим сходство субъективных переживаний людей с очень различными жизнями, мы не можем не признать, что в основе опыта лежит психический паттерн, архетип, например, пустыня. Это выражается не только в истории Адама и Евы, но и во многих других хорошо известных мифологемах.
Подводя итог, нормальная травма родительского образа происходит в каждом. У всех нас есть врожденный, идеальный образ матери и отца, а также архетипическая картина ребенка, находящегося в центре заветного родительского внимания, без препятствий, наполненный надеждами и зарождающимися возможностями.49 Но бессознательное также содержит противоположные картины родителя и ребенка, «Родитель» может означать тиранию, неограниченную власть и так далее, в то время как «ребенок» может значить беспомощность и ограничения. Эти негативные аспекты архетипа стали необоснованно известны во внутреннем опыте некоторых людей, условие, что я описываю как травму в архетипическом образе обоих родителей и ребенка.
В ходе развития индивидуум неизбежно должен разорвать связь с родителями и состоянием детства. Полиморфное состояние ребенка должно уступить односторонности взрослого. Это зачастую чувствуется как ограничение, против которого многие люди бунтуют. Они возмущаются своей «судьбой». Чем они должны обладать, чтобы обуздать свои естественные желания, вместо того, чтобы делать то, что они хотят?
Однако для эффективности должно быть ограничение, как и в нашем мифе, боги, создавая порядок, разграничили свои пути, ведь если нет никаких ограничений, то есть бесконечные возможности. Но человек существо не безграничное, таков только Бог, и если мы хотим иметь какое-нибудь отношение к бесконечности, которая является Богом, мы должны знать и принимать наши границы. Юнг указывает на это в своей автобиографии, где он пишет:

Ощущение вечного… можно достичь, только если мы ограничены до предела. Наибольшее ограничение для человека - "я": оно проявляется в переживании: "Я только это!" Лишь осознание нашего ограниченного заключения на себе формирует ссылку на неограниченность сознания… И познание себя для того, чтобы быть уникальным в нашей личной комбинации, в конечном счете ограничивается тем, какой способностью мы обладаем к познанию бесконечности. Но лишь тогда!50

Так вот, для внешне успешного человека может прийти время, когда ограничения, которые были когда-то созданы, станут слишком ограничивающими. Жизнь становится стерильной и все более суровой или присутствует какая-то ошибка.
Иногда это происходит в результате характерного переживания в детстве, если, например, связь между домом и родительской любовью не была адекватной. В этом случае, патологические травмы происходят в архетипических ситуациях. Их следует отличать от более обычных ситуаций, когда человек должен оторваться от оболочки и безопасности «хорошего» дома. Требуется героический поступок, чтобы восстать против доброты, и человек, который обязан сделать так будет всегда нести бремя вины. Ребенок из неблагополучной семьи избавляется от этой части испытания, но вместо этого обременяется сожалением или обидой. В ряде случаев ребенок даже становится жертвой противоестественных родительских требований или желаний. В какой бы форме не был пережит опыт детства, он отрезает от своего истинного Я и от самых важных ценностей жизни. Фактически, он отрезает от Бога.
Осознание своего состояния отчуждения от самого себя и от Бога, не может начаться вплоть до середины жизни, пока основные задачи внешней жизни не будут выполнены. Иначе недовольство или депрессия, вероятно, не будет урегулирована, с помощью хобби или поиска новых впечатлений, например, в любви или путешествии. Это лишь приемы, которые успешные люди зачастую пытаются предпринять в целях борьбы с депрессивным состоянием, распространенным в среднем возрасте. В действительности, проблема может быть решена лишь с помощью поиска более глубокого смысла жизни, то есть, с ростом сознания. Это нужно принять как задачу, которая заключена во внутреннем путешествии, которое часто оказывается настоящей «темной ночью души». В ходе этого, эго должно быть принесено в жертву для того, чтобы было установлено новое отношение с внутренним «не-я», и достижение этого всегда сопровождается переживанием чувства благодати.

47 [Воспоминания, сновидения, размышления, стр. 327]
48 [«Психологические факторы в поведении человека», Структура и динамика психики, CW 8, pars. 24Iff ]
49 [см. «Психология детского архетипа», The Archetypes and the Collective Unconscious, CW 9i, pars. 259ff – ред.]
50 [Воспоминания, сновидения, размышления, стр. 325]

мифология, родители и дети

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"