Перевод

Глава 1. Причастие Тьмы

Белиал. Без хозяина

 
Глава 1. Причастие Тьмы

 
 

Причастие Тьмы — это простое и мощное упражнение, которое
 я даю студентам в начале их восхождения, поскольку они только на-
 чинают путь магического прогресса. Если вы пытаетесь установить
 контакт с духом и не уверены, что сможете сделать полную эвока-
 цию, но хотели бы сначала «почувствовать» духа, то вот ритуал,
 который я рекомендую. 

Ритуал прост: сядьте в темноте, зажгите черную свечу и затем
 заклинайте все адское войско. Вы можете использовать сигил и имя
 конкретного духа, с которым вы хотите связаться, или можете про-
 сто обратиться к Силам Тьмы в целом. Как только воздух сгустится
 и рядом с вами станет ощущаться присутствие духа, задуйте свечу
 и смотрите в темноту, наблюдая любые появляющиеся видения или
 откровения. 

Важно оставаться в магическом состоянии: ваши глаза запуль-
 сируют, когда увидят невидимое, сканируя тьму, а не уставившись
 в нее, и тогда сама тьма оживет. На самом деле, то, что пробу-
 дилось, — не тьма, а внутреннее зрение, которое реагирует уже
 не на физические стимулы, а на что-то совершенно иное. В этом со-
 стоянии видна Тьма внутри темноты. 

Я призвал Белиала, используя его стандартный символ из гриму-
 ара. Он вошел в храм почти сразу... и он пришел не один. 

Во втором издании Гоэтии Кроули, опираясь на собственные ма-
 гические работы Пердурабо с этим демоном, сделал заметку, что ко-
 личество легионов, управляемых Белиалом, составляет 80. Я не могу
 точно сказать, что являлось причиной увеличения, но, поскольку мой
 храм исполнился нечестивыми духами, цифра 80 легионов показа
 лась довольно заниженной. 

Я сразу же расспросил это воинство об их количестве, и в храме
 при свечах я получил многоголосый ответ, что Инфернальная Им-
 перия расширилась и просачивается в эту реальность, что две эти
 реальности сближаются. В тот же момент я понял, что мой лекси-
 кон ограничивает мое понимание. «Реальность» — неправильное
 слово. Параллельные измерения, трансцендентные царства, планы
 существования и все подобные термины, обычно добавляемые в раз-
 говор нью-эйджевцев, терпят неудачу при попытке описать то, что
 Привратники называют «Инфернальная Империя». 

Мои призывы превратились в мольбы. 

— Чтобы я мог понять это, нужно это воплотить, — сказал
 я Тьме и Пламени. — Мне нужно, чтобы мне показали это, так по-
 кажи мне это, Белиал! 

Перегруженный огромным количеством демонов, окружающих
 меня, я снова обратил свое внимание на сигил, сосредоточившись
 на Белиале, желая выделить его из этой толпы. 

Вместо того чтобы читать заклинание из гримуара, я говорил
 от имени своего внутреннего духа, от всеведущей части меня, ко-
 торая знала, что нужно говорить, начиная с заклинания Всех Сил:


Итц Рачу Мантанту Веспача Калтаму 

Иц Ранта Мант Кала Мант Ацу Белт Тазу 

Васкалла Иц Рачу Кантанту Велчатца. 

Затем мои глаза сфокусировались на символе Белиала. При по-
 мощи дыхания мое тело и ум погружались в глубокое магическое
 расслабление. Я творил заклинание Всех Сил, снова и снова, все
 глубже погружаясь в символ: 

Итц Рачу Мантанту Веспача Калтаму 

Иц Ранта Мант Кала Мант Ацу Белт Тазу 

Васкалла Иц Рачу Кантанту Велчатца... 

Кусочки толстых черных линий сигила исчезли с белого фона бу-
 маги, вновь появившись мгновения спустя, более живые, бурлящие
 энергией. Обыденная форма сигила умерла, и на его месте воскрес
 истинный сигил. 

Ниже приводится точная запись моего взаимодействия с Белиа-
 лом, расшифрованная из записей, делавшихся, когда это происходило. 

Сигил пробудился. Белиал здесь. 

Теперь я обращаю свой взгляд на пламя свечи. 

— Белиал, приди! 

Я здесь. Я здесь. Я здесь. Иди ко мне. Я здесь, иди и вс-
 треться со мной.
— Я мог слышать его голос в моей голове. —
Я здесь, иди и встреть меня. 

Белиал подтвердил свое присутствие и пригласил меня встре-
 титься с ним, но я осознавал, что все еще слишком погружен в фи-
 зический мир: я помнил о записывающих камерах и магнитофонах,
 нацеленных на меня, чувствовал прохладный воздух в комнате
 и твердый пол под собой.


Я снова перевел взгляд на пламя черной свечи, повторяя Закли-
 нание Всех Сил. Ритм чтения и танец колеблющегося пламени утя-
 гивали меня все глубже и глубже из этого мира. 

Белиал засмеялся и еще более уверенно заявил: 

Я здесь. 

Я по-настоящему глубоко погрузился в себя. Присутствие всех
 из этих духов было неоспоримым, и непосредственное присутствие
 Белиала передо мной дало мне знать, что я прибыл. 

Я задул пламя свечи и посмотрел в полную темноту. 

— Белиал! — приветствовал я его по имени. — Белиал, я иду
 к тебе в темноту, в подземный мир. Я пришел к тебе. Я встречаю
 тебя между мирами. 

Наиболее распространенное явление во время этого типа ритуа-
 ла — это оживание теней, принятие ими формы лица или фигуры,
 которые зрение едва ли может разглядеть в темноте, часто это со-
 провождается шепотом или голосами, криком за пределами способ-
 ности ума слышать и слушать. 

Эти незначительные призраки не стали приветствовать меня,
 но некий сверкающий фантом вышел из темноты с такой же внезап-
 ностью и видимой осязаемостью, с какой рыба выскакивает из воды. 

— Я вижу звезду не с восемью, а с девятью лучами, — объявил
 я, делая зарисовку в своем гримуаре, не уверенный в том, что это
 значит, но уверенный, что это должно что-то означать. 

Звезда с девятью лучами. Звезда с девятью лучами. Внутри меня
 происходит идеальное общение с Белиалом. Он ждет меня. Я могу
 чувствовать... Я чувствую ухмылку, оскал. Белиал, ты здесь! 

Звезда исчезла, вернувшись в черное озеро теней передо мной,
 сменившись лицами, превращавшимися в черепа, обтянутые раз-
 лагающейся плотью, когда я смотрел на них. Что-то бессловесное
 сказало мне, что это одно и то же лицо одного и того же человека
 в своих многочисленных формах.


Наконец среди миражей в темноте раздался голос Белиала: 

Это твоя судьба. 

— Какова моя судьба? — спросил я, уверенный, что он не мо-
 жет иметь в виду гниющие черепа. 

Вы слишком много думаете о своем величии — как лично-
 сти и как вида, — но вы — пятна пыли, которые исчезают под
 ветрами времени. В тот момент, когда ты отделился, радуй-
 ся, радуйся его красоте и ужасу. Радуйся, ликуй. Все проблески,
 которые вы можете получить, получены. Вы не создатели лю-
 бого из них.
 

— Белиал, что это означает? — спросил я, а затем собрался
 с мыслями, прежде чем продолжить: — Белиал, значит ли это, что
 это не объективная реальность или что я не являюсь субъектом? 

Это был тот же самый вопрос, который я часто задавал Азазелю,
 высказывая некоторые очень интересные взгляды о наблюдателе как
 о Создателе. 

Ты — субъект и объект, — ответил Белиал.— И ты
 есть то, на чем это основано. Но то, что ты называешь собой,
 не живет вечно. То, что ты называешь собой, кратковременно.
 Почему ты творишь вещи, которые ты творишь? Потому что
 импульсы, которые ты не понимаешь, управляют тобой, силы,
 которые ты не понимаешь, заставляют тебя. Знание, которого
 ты не знаешь, тянет тебя к этому.
 

Мои руки, зашевелившиеся без моего сознательного приказа,
 поднялись и соединились передо мной, будто пытаясь удержать
 воду в ладонях. 

В кромешной тьме храма я мог видеть, что мои руки не были пу-
 стыми: они были наполнены тьмой, тьмой ярче любого света — чаша
 Тьмы в моих руках. 

Мое тело, казалось, все еще не было подвластно мне. Мои руки
 поднялись к губам. Я знал, что должен принять эту тьму в себя,
 вдохнуть ее в свое существо. Я вдохнул, и Тьма вошла в меня, мгно-
 венно отравив каждую частицу внутри меня, одновременно разру-
 шая и оживляя. 

Я слышал слова, исходящие из тьмы: «Страдание необходимо
 для роста».
 

Пребывая в полной растерянности, не зная, как продолжать этот
 ритуал дальше, ибо мой разум уже переполнился раскрытыми загад-
 ками и тайнами, я начал произносить нараспев: 

Алаш Тад Алаш Тал Ашту. Алаш Тад Алаш Тал Ашту

Слова Древнего Завета были произнесены. Я объявил Белиалу
 и всем, кто вошел с ним в мой храм: 

Алаш Тад Алаш Тал Ашту,
 Древняя Тьма призвана.
 

Я успокоил свой разум, погрузился в мантру и позволил своей 

Воле течь вместе со словами. 

Тени и тьма вокруг меня снова трансформировались, и я увидел
 истинную природу Древнего Завета. 

— Древний Завет — это не договор, — сказал я вслух тьме,
 пока изо всех сил пытался понять, что я получил. 

Это не договор. Я пытался увидеть это, как будто это сви-
 ток, или контракт, или это еще где-то написано, — но это зна-
 ние. Они знают о нас, и мы знаем о них. Они бессмертны, а мы
 умираем. Призывая демонов, призывая Белиала, вы можете
 разорвать цепи. 

Все, чем я являюсь, все, чем я мотивирован, построено на цепях,
 на наручниках вокруг моих запястий. Я должен вырваться из них.
 Я не мог продолжать отвечать и реагировать, хотя я думал, что творю.


Личное и непосредственное осознание моего незнания собствен-
 ного рокового рабства мощно обрушилось на меня, и я снова позвал
 этого демона на помощь. 

— Белиал, как мне это сделать? Как мне разорвать эти цепи? 

Белиал ответил: 

— Во-первых, необходимо осознать, что они есть. Осоз-
 нать, что ты скован. Осознать, что ты не являешься хозяином
 самому себе. Кто тогда твой хозяин?
 

— Это невозможно, — ответил я. — Это невозможно, потому
 что мои гены, моя биология, мои гормоны, мои возбуждение и го-
 лод... — И тут меня осенило: — Мой разум! Мой разум, мой раз-
 ум — это гигантская блокировка! 

Я чувствовал счастье Белиала от осознания этого. 

Это понимание я получал снова и снова. Отбросьте разум. Ис-
 ключите его. Никто из моих наставников никогда не объяснял мне,
 как отбросить ум, но просто приказывал, чтобы я это сделал, по-
скольку любая инструкция по своей природе требует участия ума,
но само действие этого не требует. 

Я ничего не видел и не воспринимал, но я отбросил разум. 

Я оставил ум, я перестал думать и перестал хотеть знать, я пере-
 стал спрашивать и пришел в состояние возвышенного блаженства.
 Истинный союз с Белиалом. 

В этот момент я понял, что внезапно стало очень холодно. Хо-
 лоднее, чем было, когда я начал. Белиал. 

Проблема с отбрасыванием ума в том, что вы можете стать всем.
 У вас есть все силы, все знания, вы везде. Вы внутри всего, и все
 находится внутри вашего тела. Но тогда вам придется постараться
 найти во всем этом смысл. 

— Белиал, — взмолился я, — все, что я только что испытал,
 пусть придет ко мне в образе мыслей. 

Белиал ответил со смехом такими словами:


— Мысль не может проникнуть туда, где мы находим
 ся. Мысль не может подняться в Инфернальную Империю. Ты
 не можешь думать о своем пути во Тьму, просто отдайся ему.
 

Отдай себя этому делу. Направь себя туда целиком. 

Вся структура ритуалов и церемоний, пламя свечей и символы,
 заклинания и призывы — они все предназначены, чтобы научить
 вас, как отключить ум, как перестать думать и начать быть. 

Будь! — приказал Белиал. — Будь одним и тем же
 со мной, с самим собой, с другими. Все это противоречия; будь,
 и раз уж ты будешь в соответствии с тем, что ты хочешь про-
 явить,
ты не сможешь не вырасти. И теперь ты желаешь еще
 больше общения со мной, с Азазелем, Амаймоном и Абаддоном,
 которые ранее втянули тебя в Инфернальную Империю через
 горящие врата Огненного озера, и ты последовал за нами, и ты
 будешь следовать за нами до самого твоего проклятия, ты бу-
 дешь следовать за нами. До самого своего проклятия ты будешь
 следовать за нами.
 

Это было нелегко для меня: до самого моего проклятия. 

Идея проклятия необходима, чтобы освободиться от всех сил,
 которые иначе связывали бы вас. Азазель ясно дал мне это понять
 много лет назад. 

— Почему это? Что это означает? Что это означает?! — умо-
 лял я Белиала. 

— Величайшие путы души человека — его собственный раз-
 ум. Обладая разумом, человек смотрит на других людей и хочет
 убедить себя, что они видят его хорошим,
— отвечал демон.
 Даже принятие и спасение богом для человека не так важно, как
 его принятие другими людьми. Поэтому только изгою возмож-
 но приблизиться к этим вратам, ибо первая связь уже снята,
 и только тот... только тот, кто не любит никакого бога, мо-
 жет прийти к этим вратам и открыть их. Только безбожник,
 тот, кто без веры, без страны, без семьи и без надежды, может
 прийти и пройти через эти врата.
 

— Что это за врата? — спросил я. — Что это за врата, которые
 ты охраняешь, и куда они ведут? 

— Они ведут, они ведут, они ведут к нам, — прошипел Бели-
ал. — Это Царство Тьмы, в котором все возможно. Это не изна-
 чальная Бездна, являющаяся сущностью Ничто. Ничто — это
 не Тьма, и Тьма — это не пустота. Это не доска, что пуста или
 ожидает записей, подобно многим реальностям. Нет, эти врата
 ведут не в Ничто, а ко всему для вас.
 

— Я не понимаю, — посетовал я. — Я не понимаю... в том-то
 и дело. 

— Ты не сможешь понять, пока не пройдешь через это,
сказал Белиал и с этими словами покинул меня. Его присутствие
исчезло вместе с неисчислимыми ордами, сопровождавшими его.
Уйдя, он дал знать, что мой разум принял все, что мог. И я действи-
тельно больше не мог придумать новые вопросы, чтобы задать их
ему, не говоря уже о том, чтобы понять данные им ответы. 


 
Символ эннеаграммы, девятиконечная звезда, — это то, в чем
 я не особо разбирался, пока Белиал не открыл его мне в этом риту-
 але. 

Я видел его в религии Бахаи, и он появлялся мимолетно в неко-
 торых оккультных текстах, но ничто никогда не тянуло меня к нему,
 несмотря на преобладание числа девять в оккультизме и конкретно
 в мифологии левостороннего пути. 

Эннеаграмма вела меня, нанограмма, девятиконечная звезда на-
 правляла меня. 

Это Семя Тьмы, которое создано, чтобы проникнуть в этот мир
 и проникнуть в нас. Это звезда Голиафа. Это символ Отверженной
 Эннеады. 

После этого первого ритуала Белиал стал моим постоянным спут-
 ником, внутренним гостем и видением в облаках, голосом в моей
 голове и шепотом ветра. Он всегда наблюдает, всегда показывает
 и всегда учит. 

На следующий день я медитировал, очищая свой ум и обнуляя
 свое энергетическое поле, и Белиал заговорил со мной, непрошен-
 ный, но открыто приглашенный в мою жизнь. 

— Вирус не только поглощает носителя, но и перемещается
 с помощью носителя, он не только заражает хозяина, но и сам
 развивается с каждым новым хозяином. Вы и есть тот самый
 вирус. Каждое тело, в котором вы обитаете, вы уничтожаете,
 будь то тело плоти, или мир, или реальность: вы уничтожаете
 его, сжираете его, отравляете, убиваете, а потом переходите
 к следующему носителю. Наполненные энергией и принципиально
 изменившиеся на совокупном уровне за счет жертвы. Твое вос-
 хождение требует разрушения, ибо ты и твой род — великие
 разрушители.



  class="castalia castalia-beige"