Перевод

Глава 1

Призывая вечность

 
БАЗОВЫЕ ПРИНЦИПЫ
 ЭВОКАЦИИ

  И
  так, определение эвокации, которым мы будем поль-
 зоваться далее, — призвание к появлению в видимой
 форме тех сущностей, чья природа не позволяет обычным
 человеческим чувствам их воспринимать, — с целью получить
 знание или изменить реальность. И хотя многие заклинатели
 настаивают на том, что эвокация — это строгая наука (или
 же, наоборот, вольное искусство), после того как вы выучили
 основные процедуры и овладели эвокацией, она воспринима-
 ется не как наука и не как искусство, а как базовый навык
 вроде чтения или вождения автомобиля. Это требует пони-
 мания базовых принципов и законов работы, которые, будучи
 выученными, становятся неотъемлемой частью самого Опера-
 тора. Вряд ли может случиться так, что человек, научившись
 читать или водить машину, когда-нибудь потеряет это знание,
 и, однажды приобретенный, этот навык вряд ли нуждается
 в том, чтобы его постоянно «освежать» и заново повторять
 его основы. В то же время человек может научиться читать
 с фотографической быстротой, или приучить себя усваивать
 более сложную информацию, расширить словарный запас, так
 же как и водитель может научиться управлять автомобилем
 на большой скорости на пересечённой местности или в плохую
 погоду. То же самое и с эвокацией. Овладев элементарными
 принципами эвокации и доведя понимание этой науки (или
 искусства) до инстинктивного уровня, маг может начать
 использовать её как фундамент для того, чтобы достигнуть
 небес и раскрыть свой потенциал в полной мере. По мере
 того, как с каждой эвокацией и с каждой достигнутой целью
 возможности мага становятся всё менее ограниченными,
 он осознаёт, что эта сила — сила, обретённая посредством
 эвокации, — и в самом деле не имеет границ.

 Хотя каждая оккультная традиция гласит, что ритуалы,
 разработанные великими магами, должны исполняться строго
 и безоговорочно, иначе волшебство не сработает, на самом деле
 сами по себе тонкости ритуала ценности не имеют и важны лишь
 постольку, поскольку указывают на концепцию базовых прин-
 ципов эвокации. Религиозные и оккультные учения, сформиро-
 вавшиеся в течение последних шести или семи столетий, взяли
 простую формулу вызова духовной сущности на материальный
 план и на её базе создали свои системы, разбавив её божествен-
 ными именами и варварскими заклятьями, без которых, по их
 уверениям, вся работа будет тщетной.

 Некоторые предпочитают строго соблюдать все тонкости
 и нюансы обряда, в точности как предписывает автор конкрет-
 ного гримуара или правила их магического ордена, и кое-кому
 из них удаётся призвать демона в полном видимом обличье.
 Однако успех зависит от соответствия изложенным ниже
 базовым принципам, которые лежат в основе ортодоксальных
 ритуалов. Можно использовать ритуалы пентаграммы и гекса-
 граммы, так же как и омовение и освящение храма, а можно
 чем-то их заменить, — главное, чтобы работа проводилась
 в соответствии с принципами эвокации.

 Предварительное погружение

 Впервые я попробовал провести обряд демонической
 эвокации через несколько дней после того, как приобрёл псев-
 догримуар «Некрономикон»[1] в мягкой обложке. В тот момент
моя оккультная карьера насчитывала несколько «заклинаний»
с использованием разноцветных свечей и множество бесед
с теми, кто знал о магии даже меньше меня. Я пролистал стра-
ницы, описывающие способности демонов и духов, и понял, что
способен овладеть этими силами. Я прочитал свидетельство
 




 Безумного Араба о явлении призраков тьмы и возжелал
 увидеть это воочию. В частности, я прочитал про Смотрителей,
 которые, согласно книге, были самыми древними существами,
 которые наблюдали за расой людей с самого начала, обитая
 в местах между творением и забвением. Смотритель услышит
 мой зов и придёт, я был в этом уверен. 

 Я нашёл плоский кусок металла, чтобы использовать его
 как ритуальный меч, насыпал в пакет несколько чашек муки
 для защитного круга, собрал листья полыни и смолу сосны,
 чтобы сжечь как благовоние, и взял глубокую белую миску
 для каши — в качестве курильницы. У меня было всё необхо-
 димое великому магу для того, чтобы вызвать одно из самых
 древних существ во вселенной! С разбухшим рюкзаком и отча-
 янной целеустремлённостью я вскарабкался на знакомый утёс
 и вступил в пещеру, которую я несколькими месяцами ранее
 освятил как свой первый оккультный храм. 

 Насыпав два концентрических круга из муки, воскурив
 «благовония» в миске, с ритуальным мечом, зажатым в правой
 руке, и копией «Некрономикона» в левой, я начал первое
 призвание Смотрителя. Какофония слов сорвалась с моих
 губ и зависла в холодном полуночном воздухе — не следуя
 никуда более. Честно говоря, собственный голос, раздав-
 шийся в ночной тиши, напугал меня — так одиноко и безот-
 ветно он звучал. Я вонзил меч в землю, как того требовал
 гримуар, и вслушался в тишину, ожидая знака, что я не один.
 Но никто не пришёл. 

 Раздосадованный своим позорным и унизительным
 неудачным дебютом в качестве чёрного мага, я истово
 штудировал маленькую книгу в течение следующих дней
 и недель. Я прочитывал каждую страницу несколько раз,
 прежде чем перейти к следующей, подчёркивая фразы,
 которые могли служить ключом к разгадке таинства
 эвокации, в поисках того единственного предложения, в
 котором увидят разгадку мои слезящиеся глаза. В преди-
 словии издателя встречались цитаты из книг и имена их
 авторов, и я, следуя этим подсказкам, начал читать Кроули
 и Шоу, которые писали о шумерской цивилизации, ведь
 познания этих мастеров были куда шире моих. Я начал
 переводить каждое заклинание, сравнивая его с другими,
 приведенными в тексте, и пользуясь самыми редкими
 словарями, которые только мог достать. Я читал книги о
 мифологии и устройстве общества древних шумеров и начал
 влюбляться в культуру, которая пребывала в забвении
 несколько тысяч лет. Я стал одержим «Некрономиконом»
 и его демонами и понемногу стал понимать, отчего повре-
 дился умом его предполагаемый автор. 

 В этом сумасшедшем, одержимом состоянии, изнурённый
 исследованиями и эмоциями, которые израсходовал в процессе,
 я вернулся в горную пещеру, рассыпал муку на полу, взял в руку
 меч и начал воззвание. Смотритель, которого я призывал, был
 уже не каким-то воображаемым существом, о котором я кое-что
 прочитал, а хорошо знакомым персонажем, которого я так
 хорошо изучил и которым теперь восхищался. Слова ритуала
 теперь не звучали как какофония, а струились из моего горла и
 обретали жизнь в воздухе. Я вонзил меч в землю с последним
 словом зова и начал ждать. Поднялся ветер, заметая листья
 и грязь в пещеру. Моё дыхание застыло в груди, как патока,
 и вокруг стало заметно темнее, несмотря на яркий свет полной
 луны снаружи и горящие внутри храма лампады. Воздух вокруг
 меня стал гуще, и пещера заполнилась явным ощущением
 чьего-то присутствия. Ветер продолжал дуть в храм, и уже
 далеко не тихая ночь явно опровергала тот факт, что кроме меня
 здесь никого нет. 

 Смотритель не явился ни в материальной, ни даже просто в
 видимой форме, хотя на том этапе моего магического развития
 я не очень в этом нуждался. Дух, которого я призвал, ответил
 на мой зов, в этом не было сомнения, и путь для моего посто-
 янного роста был открыт. Первый принцип эвокации был
 соблюдён, и успех, соответственно, был достигнут. 

 Чтобы достигнуть какого-либо подобия успеха в
 оккультизме, неофит должен вначале погрузиться в подго-
 товительную работу
, с фанатичной приверженностью
и намерением увидеть хотя бы перст Божий, а не с шарла-
танским намерением создать изображение Его лика. Маг
должен погрузиться не только в доктрину и философию той
системы, которую он пытается использовать, но также и в её
догмы и веру, хотя одно почти неизбежно следует за другим.
Это погружение описывается в современных йогических
учениях как разновидность духовного синтеза и иногда
как разновидность субъективного синтеза. Многие разно-
видности традиционного сатанизма, особенно те, которые
являются ответвлениями системы Ордена Девяти Углов,
называют этот процесс интеграции «вхождением в образ».
Глубоко вовлекая себя в деятельность религиозной, поли-
тической группы или группы активистов — как внутренне,
так и внешне, — посвящённый интегрирует приобретённые
опыт и самопознание в свою общую систему ценностей и
таким образом через свою личную диалектику возвыша-
ется над тем, чем он был ранее. Тем не менее для прове-
дения единичной ритуальной операции годы преданного
служения какой-либо религии или философской системе
явно чрезмерны и не обязательны. Что действительно необ-
ходимо для эвокатора — так это создание связи с силами
и специфическим ритуальным механизмом, который будет
использован для того, чтобы вызвать желанную сущность.
Силы, сущности, власть и средства, которые ассоциируются
с избранной сущностью, должны стать для мага такими же
реальными, как и окружающая его действительность и те
законы, которые ею управляют. 

 Один из наиболее часто используемых методов для
 достижения такой личной интеграции в специфическую рели-
 гиозную или философскую парадигму — это чисто интеллек-
 туальное погружение. Так же как и я после первого неудачного
 опыта, маг может изучать гримуар, в котором он нашёл имя
 духа, а также исследовать другие тексты, в которых упомянут
 вызываемый или рассмотрена магическая система, которой
 данный дух принадлежит. 

 Полезно также будет изучение трудов таких озарённых
 адептов, как Дион Форчун и Израэль Регарди, — они
 из числа тех, кто принёс в оккультный мир тенденцию синте-
 зировать психологию, экстрасенсорику и магию. 

 Один из таких психологов/оккультистов/медиумов,
 кандидат психологических наук Джозеф Лисьевски, пишет
 в своей книге «Церемониальная магия и сила эвокации»:


«Состояние субъективного синтеза создаётся
 подсознанием практикующего посредством изучения,
 понимания и принятия теоретического материала,
 который является фундаментом любого магического
 акта... Этот субъективный синтез даёт возможность
 подсознанию создавать сверхъестественные эффекты,
 которые ассоциируются с магическими ритуалами,
 укрепляют изменённое состояние сознания и позво-
 ляют духовной сущности проявить себя»[2]

 Далее Лисьевски пишет, что успех операции всецело
 зависит от достижения состояния субъективного синтеза,
 и более того, без этой базы вся работа бессмысленна, и ритуал
 эвокации равноценен напрасно повторяемым молитвам
 неверующего. 

 Кроме интеллектуализации есть и другие методы, в равной
 степени эффективные, хотя иногда они кажутся диаметрально
 противоположными идеалу безупречности, предложенным
 доктором Лисьевски. Я учился у одного человека, практику-
 ющего худу, который сам делал свечи для ритуалов, добавляя
 определённые краски и ароматизированные масла в зави-
 симости от того ритуала, который он собирался проводить,
 и освящал расплавленный воск в процессе изготовления. Для
 каждого ритуала эвокации он делал три одинаковых свечи,
 ароматизируя и окрашивая их в соответствии с атрибутами
 того демона, которого он собирался вызывать. Когда свечи
 были готовы и остывали, он чертил имя вызываемого духа, его
 сигил и прочие знаки, которые ему соответствовали. 

 Первая из трёх свечей зажигалась в течение нескольких
 ночей, предшествующих ритуалу. Мой ментор садился в
 темноте и зажигал свечу, фокусируя внимание на горящем
 фитиле и надписях на воске. Он медитировал на ритуал
 эвокации и на самого духа, пытаясь сосредоточиться не на
 результате работы, а на самом ритуале. Он призывал духа
 по имени и провозглашал тот день и час, когда начнётся
 эвокация. Затем свеча задувалась и откладывалась, и очень
 часто количество таких ночных медитаций совпадало с нуме-
 рологическим значением имени духа. Вместо того чтобы
 использовать интеллект для того, чтобы проанализиро-
 вать магию данной операции, он использовал саму магию,
 воспринимая ритуал как догму, которую не нужно анализи-
 ровать, чтобы в ней убедиться, нужно лишь участие в пред-
 варительной театральной игре, чтобы подготовить себя к
 величию главного обряда. Вместо того чтобы использовать
 знание для обретения веры, он использовал веру для обре-
 тения знания. 

 В дополнение к тщательному изучению и интеллектуаль-
 ному погружению в теорию магических практик герметиче-
 ские посвящённые зачастую готовятся к эвокации, развивая
 искреннюю преданность энергиям и правителям-божествам
 той сефиры, к которой принадлежит сущность, которую
 они собираются вызывать. Некоторые из них разукра-
 шивают свои дома цветами, соответствующими данной
 сефире, и постоянно носят что-либо из одежды данного
 цвета, ежедневно проводя церемонию, посвящённую данной
 сефире. Другие призывают божественное обличье, соответ-
 ствующее сефире, к которой принадлежит вызываемый дух,
 в течение каждого дня, предшествующего эвокации; опять
 же количество дней равно нумерологическому значению
 имени вызываемого духа. 

 Некоторые адепты советуют подготавливать храмовое
 помещение как минимум за двенадцать часов до проведения
 эвокации, чтобы достичь того же самого опыта подготови-
 тельного синтеза. 

 Все эти практики, даже чисто интеллектуальные по своей
 природе, рассчитаны на то, чтобы отвечать требованиям первого
 принципа эвокации, а именно подготовительного погружения в
 обряд до начала его проведения, чтобы принять то, что кажется
 невозможным, как то, что обязательно произойдёт. Чтобы
 достичь чистого знания и могущества, мозг на время операции
 нужно выключить или по крайней мере перепрограммировать
 его таким образом, чтобы он сам перестал мешать.


Использование или развитие рабочей системы 

 Большинство дилетантов проводят свои первые эвокации,
 читая заклинания прямо из гримуара, ритуалы выполняются
 строго по тексту или, напротив, так, как будущий эвокатор
 считает нужным со своей наивной точки зрения. К сожалению,
 лишь немногие гримуары содержат полноценные магические
 системы, которые можно действительно эффективно приме-
 нить. По большей части гримуары писались для того, чтобы
 зафиксировать важную информацию о том, как можно вызвать
 в видимой форме определённых духовных сущностей, а не для
 того, чтобы предоставить полную инструкцию самой эвокации. 

 Ритуал эвокации нужно выполнять, используя прове-
 ренную и реально работающую систему. В очень редких
 случаях оккультист начинает свой магический путь, уже имея
 свою собственную уникальную магическую систему, которая
 безотказно работает. Если он пытается добиться успеха
 в оккультизме, то методом проб и ошибок найдёт систему,
 которую раньше использовало множество других людей,
 и будет использовать её в начале своей магической карьеры.
 По мере накопления опыта, знаний и личной оккультной силы,
 естественно, будет заимствован чужой опыт, и, совмещая его
 с личным опытом, практикующий создаст полностью функ-
 циональную ритуальную систему. Но пока этого не случи-
 лось, эвокатору нужно найти надёжно работающую систему,
 например ту, что дана в пятой главе этой книги. 

Применение уже испробованной оккультной системы,
 как правило, не просто позволяет выполнить основные прин-
 ципы эвокации, но также познакомит неофита со структури-
 рованным подходом к действу эвокации, который позволит
 в конце концов разработать свою собственную систему,
позволяющую ему не только совершать успешные эвокации,
но в равной мере проводить любую другую магическую работу. 

Обретение всемогущества 

 Человеческое существо, подчинённое тем же законам
 природы, что заставляют цветы расцветать и затем вянуть,
 не в состоянии свершить невозможное. Оно не в состо-
 янии вызвать древние духовные сущности к проявлению в
 видимом обличье, оно не может общаться с теми сущностями,
 с которыми общаться нельзя, и оно не в состоянии заста-
 вить вселенную сдвинуться по своей воле. Это поступки,
 возможные лишь для Бога. Чтобы вершить дела Бога, чело-
 веку, соответственно, необходимо стать Богом. 

 Заново пересматривая различные системы, являющиеся
 ответвлениями той традиции, которая обычно называется герме-
 тической эвокацией, или более конкретно — учений Герметиче-
 ского Ордена Золотой Зари, так как их элементы встречаются в
 большинстве современных оккультных школ, можно выяснить,
 что большинство производимых актов ритуальной эвокации —
 это средства для достижения в конечном итоге того состояния
 всесилья, которое получило очень религиозное название —
 «божественная любовь». Это состояние было так названо из-за
 наплыва эмоций, вызванного невероятным притоком мощной,
 полезной силы. Мозг не в состоянии это осознать, разум не в
 состоянии это понять, и тело не в состоянии это вместить. Слёзы
 текут из глаз от этого величия, и человеческое, угасая в процессе
 обряда, смиряется пред родившимся Божеством. 

 Без этой «божественной любви» — или, если рассмотреть
 это состояние с точки зрения эвокатора, желающего обрести
 личную силу (как того хотят все, идущие этим путём), «боже-
 ственного всемогущества», — невозможна никакая магия.
 Для начала маг просто должен нарисовать, начертить либо
 просто вообразить круг на земле, который символизирует
 вечность. Стоя в центре круга в течение ритуала, маг нахо-
 дится в «центре вечности», или «вечного». Обряд как таковой
 начинается, когда зажжены свечи, на земле начертан круг,
 угли рдеют в курильнице, завершены облачения в ритуальные
 одеяния и закончены все вычурные «танцы», среди которых
 один из наиболее известных герметических ритуалов, исполь-
 зуемых к месту ни не к месту, — малый изгоняющий ритуал
 пентаграммы[3]. Посредством этого начального «создания
ритуального пространства», в частности начертания на
земле круга, маг окружает себя на уровне груди кольцом
защиты и могущества, которое предстанет его духовному
взору как кольцо голубого пламени, висящее в воздухе на
высоте около метра или более. В процессе начертания этого
кольца эвокатор чертит в четырёх точках такую же полы-
хающую голубым огнём пентаграмму, а после того, как они
все начертаны в воздухе ритуальным кинжалом, произносит
имена архангелов, которые соответствуют сторонам света:
Рафаил — на востоке, Михаил — на юге, Гавриил — на
западе, Уриил — на севере. (Латинская транскрипция имён
этих архангелов, скорее всего, ближе к их оригинальному
звучанию на иврите, а именно: Рафаэль, Микаэль, Габриэль,
Ауриэль. Было бы ещё забавнее, если бы архангела Габриэля
вообще назвали «Гаврила». — Прим. пер.) Ни один из этих
архангелов не призывается к появлению перед оператором;
вместо этого их призывают снизойти свыше. Маг заканчи-
вает ритуал, осеняя себя крестом и произнося молитвенное
обращение на иврите. Малый изгоняющий ритуал пента-
граммы используется для того, чтобы изгнать любые силы
или сущности, которые могут затаиться в храме, и создаёт
астральный Круг вечности, упомянутый выше. 

 По традиции, за малым изгоняющим ритуалом пента-
 граммы должен следовать малый изгоняющий ритуал
 гексаграммы, но им зачастую пренебрегают современные
 «приверженцы» традиций герметизма или телемы. Когда все
 энергии изгнаны из храма и маг стоит внутри Круга вечности,
 ему остаётся провести ритуал Срединного столпа, чтобы окон-
 чательно достичь состояния Божественной Любви. Ритуал
 Срединного столпа состоит в основном из визуализаций,
 которые побуждают божественный свет снизойти в тело мага
 в виде колонны света. Свет снисходит в тело через макушку
 и затем проходит через четыре энергетических центра в теле
 мага, создавая образ нисходящей колонны света, пронизы-
 вающей эвокатора, который таким образом обретает «Силу
 Божью» и после этого должен быть исполнен Божественной
 Любви, которая является катализатором для всех великих
 трудов. Тем не менее магу всё ещё необходимо напитать
 храм и себя ещё большим ощутимым количеством этой едва
 заметной и, казалось бы, неуловимой Божественной Любви,
 используя Великий вызывающий ритуал пентаграммы или
 предложенный вместо этого Израэлем Регарди Ритуал
 открытия Сторожевой башни. Оба этих ритуала освящают
 место эвокации и открывают врата, через которые Боже-
 ственная Любовь проникает в мир. 

 Все жесты и слова силы, все пентаграммы и гексаграммы,
 все эти хитросплетения символов, начертанных в воздухе, на
 самом деле нужны лишь для обретения всемогущества. Такой
 же цели служит предварительный многодневный пост рьяного
 адепта и молитвы о даровании возможности свершить эту
 работу, если, конечно, на то будет воля Божья. Посредством
 ритуала или религиозных практик маг, возможно, окажется
 в состоянии, в котором он знает — не чувствует или предпо-
 лагает, но знает без сомненья, что в этот момент он — центр
мирозданья, излучающий силу вечного создателя и разруши-
теля миров, наполненный силой, что не может быть подавлена
никакой бездонной тьмой. В этот момент, отдавая команды,
он знает, что вся вселенная притихла, внемля его словам,
и готова к подчинению. 

 Прочный контакт 

 Всё сущее кишит разнообразными существами — от насе-
 комых до архангелов, и пространство вокруг нас, на первый
 взгляд пустое, может быть на самом деле кем-то населено.
 Любую из этих невидимых сущностей можно призвать явиться в
 видимой нашему взору форме, но для магических целей подойдёт
 далеко не всякая из них. Как правило, эвокатор ищет в гриму-
 арах и оккультных энциклопедиях, которые он накопил в течение
 своей карьеры, одного-единственного духа, который должен
 помочь ему добиться определённого результата. Зачастую у него
 есть несколько вариантов, но чем конкретнее поставленная цель,
 тем больше он потратит времени, зарывшись в эти тома, чтобы
 найти одну-единственную сущность, которая воплотит его волю
 в реальность. Когда же нужный дух найден, его силы и возмож-
 ности открыты и имя его стало явным, вызывающий должен
 войти с ним в плотный контакт посредством ритуала эвокации,
 чтобы вызвать именно этого духа, а не иного. 

 В то время как обычное произношение имени большинства
 сущностей автоматически создаёт мистическую связь, для
 того, чтобы содействовать эвокации и полной материализации
 сущности, необходим прочный контакт с ней. Этот контакт
 ощущается и осознаётся почти безошибочно, как только
 он возникает, и часто его описывают как луч цвета индиго,
 связывающий духовное тело эвокатора с эфирным телом
 духа. Именно посредством этого невидимого или метафориче-
 ского луча света дух может путешествовать сквозь простран-
 ство и сквозь измерения, из любого места, чтобы предстать
 перед магом. Также это предположительно именно та связь,
 которая позволяет духу принять видимое обличье, используя
 эктоплазму или прану призывающего для материализации. 

 Этот прочный контакт устанавливается во время ритуала
 эвокации посредством прямого символизма или символических
 образов, которые создают связь между разумом и энергиями
 чародея и духом, которого он призывает, а не простое течение
 энергии между магом и одним из энергетических эгрегоров
 или коллективных архетипов. В практике худу это дости-
 гается использованием множества символов — трещоток,
 змей, декоративных мандал, специфических яств и напитков,
 фотографий и т. д., — которые используются комплексно
 для создания духовной связи. В западной традиции, как и во
 многих древних «языческих» цивилизациях, это достигалось
 посредством использования сигилов. 

 Сигил — это символ, начертанный или выгравиро-
 ванный, относящийся к конкретной вызываемой сущности и,
 как правило, достаточно замысловатый и уникальный, чтобы
 разные сущности не могли посчитать своим один и тот же сигил.
 Многочисленные сигилы, найденные в традиционных и совре-
 менных гримуарах, были созданы с помощью определённой
 системы картографии, в которой таблица или нумерологиче-
 ский квадрат, содержащий множество букв, цифр или фигур,
 которые вместе представляют всю данную магическую систему,
 используется как неизменная и основополагающая матрица,
 поверх которой эвокатор чертит линии от одной буквы имени
 духа к другой. Первая буква имени духа отмечена перпендику-
 лярной чертой, а последняя — петлёй или кругом. 

 Более редки те сигилы, которые были даны магу непо-
 средственно духом (но, как правило, именно они являются
 наиболее сильными). Эта сверхъестественная задача обычно
 выполняется посредством усиления «простого» контакта с
 духом посредством ченнелинга, интуитивной коммуникации
 или иных практик, лежащих за пределами эвокации. Ещё
 более редкими являются сигилы, которые были начертаны
 рукой самого духа. Если отложить в сторону мультиплика-
 ционные фантазии Марлоу и Диснея, в рассказах о матери-
 ализации духов во время эвокации есть некая доля правды,
 и то плотное, хотя и недолговечное тело, в котором может
 воплотиться дух, может оставить такой же явный отпечаток
 в этом мире, в этом случае — свою подпись. Если эвокатор
 положит кусок пергамента в том месте, где появится сущность
 (как правило, это магический треугольник), она оставит там
 подпись, если её об этом попросить, или даст сигил более
 личный и могущественный, которым можно будет пользо-
 ваться в будущем для того, чтобы его призвать, или даже даст
 сигилы родственных духов, которых тоже сможет призвать
 маг. Так как эти подписи являются астральными отпечатками,
 они тоже растают вскоре после того, как исчезнет видимое
 обличье духа, и поэтому их нужно сразу же очертить, пока
 духовное видение эвокатора все ещё в зените и он может 

видеть этот след на бумаге. 

Лишь в редких случаях с
 помощью таких идеомоторных
 методов, как гадательная доска
 (доска уиджа) или автомати-
 ческое письмо, можно полу-
 чить сигил, который пройдёт
 проверку временем или докажет
 свою пользу в искусстве
 эвокации, и вряд ли он будет дан
 каким-либо духом вообще —
 скорее это будет продукт
 бессознательного и его желаний.


Заклинание 

 Чтобы создать вселенные, Бог говорит. Чтобы их разру-
 шить, он шепчет. Команды, громко произнесённые эвока-
 тором, достигшим состояния всемогущества, — это то же
 самое, что те команды, исходящие от Вечного Источника
 всего сущего, который часто ошибочно назвают «Богом».
 Чтобы заставить планеты выстроиться по своей воле, недо-
 статочно всего лишь закрыть глаза и подумать об этом «доста-
 точно сильно». Вы должны уметь повелевать сущим, дабы
 заполучить желаемое, со всей соответствующей властностью
 и силой. От вашего голоса должны вибрировать галактики,
 и каждая молекула всего сущего должна знать о том, что вы
 сказали, и что вам следует подчиняться. 

 В контексте оккультного ритуала вербальные команды
 почти всегда отдаются в виде заклинаний. Заклинание — это
 предложение, фраза или даже короткий монолог, который
 используется для призвания физической реальности к содей-
 ствию вашей воле. Заклинания, как правило, ритмичны
 и звучат как песня, когда их произносят вслух. «Певчий»
 может заметить, как он непроизвольно раскачивается или
 движется в такт этому естественному ритму — до тех пор,
 пока раскачивающая его сила не изойдёт из его тела, наполняя
 собой всё вокруг. В противоположность заклинанию,
 заклятие — это декларативная команда специфическим силам
 или сущностям явить себя. Заклятие не требует от этих сил
 иных действий, кроме как явить себя, чтобы ими можно было
 далее повелевать. 

 За исключением некоторых восточных разновидностей
 мистицизма, почти всякая система ритуальной эвокации
 располагает заклинаниями и заклятиями, которые заставят
 сущность появиться перед эвокатором в видимом и прием-
 лемом обличье и выполнить его волю. Некоторые средневе-
 ковые гримуары содержат весьма подробные описания того,
 как правильно вызывать нужные силы и сущности, возносить
 мольбы и обращения к всевышнему, инвокации, заклятья и
 многочисленные угрозы демону, если тот посмеет проявить
 непослушание божественной воле мага. Почти все системы,
 даже те, которые, «просветлившись», перестали использовать
 традиционную иудейскую или христианскую терминологию,
 всё равно взывают к именам различных божеств, дабы облег-
 чить покорение призванного. 

 Если маг выполнил все требования вышеперечисленных
 элементарных принципов эвокации — предварительное
 вовлечение, использование уже существующей или развитие
 своей собственной рабочей ритуальной системы и обретение
 всемогущества, — то каждое произнесённое повеление,
 во имя Бога или же во имя самого эвокатора, будь то движение
 древесного листка или затмение Солнца, — свершится. 

Общение 

 В большинстве случаев, когда дилетант просто «вызывает
 демона», чтобы посмотреть, что же произойдёт, как правило,
 ничего и не происходит. Как бы то ни было, каждый раз, когда
 демон призван по имени из ритуального круга, он ответит на
 зов и предстанет перед магом. В то время как демон обдаёт
 призывающего своим дыханием и его чёрные глаза зрят прямо
 в его душу, дилетант так ничего и не почувствует. Его глаза
 не могут видеть и его уши не могут слышать тот ужас, который
 он призвал в этот мир. 

 Если вернуться к моему рассказу о том, как я впервые
 попытался вызвать Смотрителя, описанного в «Некрономи-
 коне», то станет ясно, что после того, как я с головой погру-
 зился в прилежное изучение и подробный анализ, и после того,
 как я вновь провёл ритуал и вонзил в землю меч, Смотритель
 явился. Когда он проник в этот мир и древней бездны, дабы
 внимать моим командам, и когда завеса, отделяющая этот мир
 от иного, раздвинулась, воздух пришёл в движение. Я знал,
 что вызванный пришёл, но я просто не был готов к тому,
 чтобы увидеть и услышать его. 

 Первый шаг, необходимый для того, чтобы наладить
 связь с сущностью, заключается в том, чтобы действительно
 ожидать появления того, что вы призываете. Дилетант,
 который пробует вызвать демона просто из любопытства
 и не ожидает, что что-либо действительно случится, получает
 соответствующий результат. Неофит, который искренне
 надеется достигнуть контакта с сущностью из других миров,
 получит лишь незначительный результат. Эвокатор, который
 с уверенностью ожидает увидеть и услышать вызываемого
 и который подготовил своё восприятия для такой бого-
 хульной беседы, испытает то, что навеки отделит его от тех,
 кто просто-напросто интересуется. 

 Как уже стало очевидным из вышеприведённого
 примера, второй необходимый компонент для удачной беседы
 с вызванной сущностью — это подготовка чувств к воспри-
 ятию невообразимого. По своему личному опыту в качестве
 оккультного учителя я могу с уверенностью утверждать,
 что все люди видят потусторонних сущностей постоянно.
 Случается так, что видящий на каком-то уровне сознания
 даже понимает, что его взор встретился с сущностью, вид
 которой он не в состоянии вынести, обычно просто получив
 мимолётное ощущение, или же посредством интуиции. Глаза
 узрели ангельский лик, но мозг не в состоянии как-либо осоз-
 нать и понять это. Обучение мозга интерпретировать эти
 вещи, которое рассмотрено в четвёртой главе этой книги,
 позволит эвокатору беседовать с вызванной сущностью так
 же, как он беседует с друзьями за чашкой кофе. 

 Практика, которая сохраняла свою популярность
 в течение всей истории эвокации и которая почти умерла
 в течение каких-то нескольких предыдущих десятилетий, —
 это использование «медиума» или человека, который может
 на самом деле видеть образы и слышать голоса вызываемых
 сущностей, как ассистента мага, который помогает ему во
 время ритуала. Эвокатор совершает ритуалы инвокации
 «Божественной Любви» и создания электромагнитного
 «фона» в храме, затем произносит заклятие, и медиум стано-
 вится глашатаем духа для мага. 

 В то время как интеллект и самосознание человечества
 возрастают, мы видим, что всё большее количество людей,
 вовлечённых в оккультизм, осознают, что они могут видеть
 и слышать гостей из иных миров или, во всяком случае,
 могут ощущать их достаточно хорошо, чтобы положить осно-
 вания для такого видения. Молодые мужчины и женщины,
 делающие свои первые шаги по этому пути силы, всё менее
 страшатся своих же собственных способностей и принимают
 свои видения и те вещи, что они зрят — с той открытостью,
 которой ранее не знал мир. 

Поручение задания 

 Поручение задания вызванной сущности — это тот
 аспект эвокации, который нередко упускают из виду, а ведь
 это именно то, что, собственно, и требуется магу, так как
 именно для исполнения желаний люди берутся изучать маги-
 ческое искусство и выполняют эвокацию. Так или иначе, это
 неотъемлемая часть магической работы. 

 После того, как маг подготовился к работе, достиг уровня
 всемогущества, произнёс заклинания и заклятья, которые
 заставили сущность явиться, узрел образ явленной сущности
 и произнесением ритуального приветствия создал с ней
 контакт, он отдаёт свои команды. Команда или поручение духу,
 будь то запрос на получение информации или побуждение к
 действию, должны произноситься таким же исполненным
 всемогущего авторитета тоном, которым произносилось
 заклятье. Голос должен звучать глубоко и должен исходить
 скорее из чрева, чем из горла, напоминая оперный баритон.
 При этом магу надо сохранять самоконтроль, удерживаясь от
 того, чтобы кричать, орать или даже съёживаться от страха
 и рыдать на пике силы эвокации, — команда должна быть
 отдана чистым и сильным голосом. В тот момент, когда отда-
 ётся команда, эвокатор должен ожидать беспрекословного
 сотрудничества вызванной сущности. Если он станет жертвой
 сомнений или мыслей о том, что призванная сущность может
 воспротивиться его воле, вся операция не просто закончится
 провалом, но и может обернуться против его самого. 

 Формулировка команды, данной духу, не менее важна.
 По вполне понятным причинам большинство оккультных
 учителей обращают на это особенное внимание, предосте-
 регая о том, что некорректно сформулированное поручение
 оставит слишком много возможностей для демона исполнить
 желание извращённым образом и даже причинить вред магу.


 Хотя такое параноидальное убеждение в основном обязано
 своим существованием вере, что «Бог» и «Дьявол» враждуют
 друг с другом и что ангелы никогда не помогут демонологу,
 а демоны никогда не помогут святому, всё же есть несколько
 веских и здравых причин, из-за которых магу всё-таки лучше
 сформулировать своё пожелание заранее. 

 Как уже было упомянуто выше, в большинстве случаев
 причина, по которой предпринимается попытка овладеть искус-
 ством эвокации, — это достижение одной или нескольких
 специфических целей. Как и во всём остальном, для того
 чтобы достигнуть своей цели, нужно вначале чётко сформу-
 лировать, чего же вы на самом деле хотите. Просто заявив
 гоэтическому Графу Саллосу[4], что хотите любви, вы можете
добиться, например, того, что ваша дорогая тётушка вышлет
вам открытку, когда на самом деле вы желаете сексуального
удовлетворения. Но повеление Графу просто привлечь к вам
сексуального партнёра может привести к таким же неже-
лательным результатам. Подходящей формулировкой для
команды, которая позволит добиться цели, будет: «Великий
Граф Саллос, я призвал тебя появиться передо мной, чтобы ты
дал мне молодую и красивую женщину, чтобы я удовлетворил
своё сексуальное желание. Так как это в твоих силах и это также
моя воля, я повелеваю, чтобы именно такая физически красивая,
умственно развитая и эмоционально спокойная женщина была
притянута ко мне силой обстоятельств для моего сексуального
удовлетворения». Ещё лучше, вопреки всем предостереже-
ниям о кармической расплате, будет сфокусировать внимание
демонов на конкретной особе, которая вам небезразлична. 

 Основная причина, по которой «кабинетные маги-те-
 оретики» настаивают на очень аккуратной формулировке
 команды, — это избегание случайного создания кармиче-
 ских связей. В данных выше примерах команд, данных Графу
 Саллосу, многие последователи Пути Правой руки увидят
 создание кармических узлов и постараются предостеречь
 эвокатора от грядущей кармической расплаты за попытку
 доминировать над чужой волей. Как чёрный маг, так и Великий
 Адепт (это звание относится к высшим ступеням Герметиче-
 ского Ордена Золотой Зари, который практикует классиче-
 скую «светлую магию». — Прим. пер.) одинаково понимают,
что необходимость всегда диктует волю к действию. 

 Разумные, но в то же время несколько гибкие сроки
 выполнения вашей цели послужат лучшей гарантией вашего
 успеха. И хотя некоторые опытные эвокаторы добивались
 результатов через несколько минут после окончания ритуала,
 всё же предоставлять неразумные требования — это не самая
 лучшая идея, скорее даже совсем неуместная для ваших
 духовных помощников. Такие сроки, как «в течение после-
 дующих семи дней» или «до наступления срока следующей
 кредитной выплаты», задают временной стандарт и в то же
 время не обескураживают сущность неразумностью. 

Последнее качество, которым должна обладать команда,
 внешне вообще незаметно. Команда должна исходить «от
 всего сердца», всё желание, направленное на достижение
 результата, передаётся духу во время отдачи команды.
 В сущности, маг должен избавиться от личной привязан-
 ности к желанию и доверить его воплощение вызванному
 духу. И хотя это кажется трудновыполнимым «чудом веры»,
 но когда сущность находится перед вами и ваша команда
 отдана согласно всем вышеперечисленным инструкциям,
 желание вылетит из вашего тела, как измождённый дух,
 не могущий вас более одерживать. 

Освобождение 

 В различных системах существует множество способов
 отпускать дух после того, как он получил команду и готов
 отправиться на выполнение задания. В течение предыдущих
 нескольких столетий дух традиционно отпускали вежливо
 и с уважением, и сразу после того, как его образ таял, храм
 очищался от остатков энергий этого духа. 

 Когда я начал добиваться неплохого успеха в эвокации,
 я, по сложившимся обстоятельствам, жил и проводил свою
 работу в очень маленькой квартире. Тогда я использовал
 разновидность эвокации, характерную для Пути Левой руки
 и демонизма. Я занавешивал окно чёрным покрывалом, чтобы
 закрыть свет, отключал кондиционер и заклеивал дверь изоля-
 ционной лентой, чтобы сохранить внутри весь свет, запахи
 и даже энергии, которые были результатом эвокации. 

 В соответствии с ритуалом эвокации, которому я обучился
 в том демоническом ордене, к которому я тогда принадлежал,
 я не использовал никаких ритуалов изгнания, так как это
 считалось оскорблением — сначала вызвать демона, чтобы
 попросить его о помощи, а затем бесцеремонно выгнать его,
 как незваного гостя. Я вызывал демонов так, как это было
 принято в ордене, поручая им выполнить определённое
 задание и затем предлагая им покинуть храм — которым в то
 время была моя спальня, — чтобы начать работу. В результате
 такого фривольного окончания операций комната оказалась
 пропитана энергиями, оставшимися не только от эвокаций,
 но также и от определённых демонов, которые там остались. 

 Через несколько недель после того, как я начал эвокации,
 ко мне в гости пришёл друг и спросил, можно ли включить
 в комнате свет. Я ответил, что свет и так включён, и кроме
 того, окно широко раскрыто навстречу дневному свету.
 Он выпучил глаза и потерял дар речи, поскольку был уверен,
 что тьма в комнате — это отсутствие физического света, в то
 время как на самом деле это было отсутствие света духовного.
 По прошествии ещё одной недели мои гости начали жало-
 ваться на присутствие душной атмосферы в комнате: им каза-
 лось, что они как будто пробираются сквозь тонкие паутинки
 или даже сквозь невидимую желатиновую массу. В конце
 концов, после того как моя возлюбленная проснулась среди
 ночи и заявила, что не может дышать, я понял, что пришло
 время вычистить энергетический мусор из своей квартиры[5].

 
 Этот рассказ может заставить многих решить, что в конце
 каждой эвокации строго обязательно проводить заключи-
 тельные ритуалы изгнания. Как бы то ни было, удушающая
 духовная тьма в моей комнате являлась превосходным катали-
 затором для успешных эвокаций: демоны появлялись гораздо
 быстрее, и результаты ритуалов обнаруживались с необычайной
 быстротой и точностью. Живя, дыша и будучи постоянно
 окутанным духовной тьмой, я, вместо того чтобы задыхаться,
 скорее чувствовал себя исполненным силы. Во тьме я чувствовал
 себя «в своей стихии» и изгонял её только тогда, когда угроза
 причинения вреда психике моих гостей была очевидна. 

 В конце каждого ритуала вызываемый должен быть
 отпущен вежливо и с уважением. Как правило, естественным
 является поблагодарить сущность за то, что она появилась,
 за то, что она с вами разговаривала, и загодя — за быстрое
 и эффективное выполнение того задания, что вы ей поручили.
 За вами остаётся выбор, очищать ли храм после того, как
 вы отпустили вызванного, — с помощью простого ритуала
 очищения или же используя обряд изгнания, — у обоих вари-
 антов есть недостатки и преимущества. Каждому магу реко-
 мендуется опытным путём найти для себя тот метод, который
 даёт наибольшие выгоды при наименьших затратах. 

Возвращение в реальность 

Когда ритуал эвокации завершён и дух отбыл, дабы испол-
 нить порученное задание, а ритуальное пространство очищено
 (или же оставлено впитать в себя энергию обряда), эвокатор


[1] Simon, ed. «The Necronomicon». New York, NY: Avon Books, 1980.[2] Lisiewski, Joseph C., Ph. D. «Ceremonial Magic and the Power of Evocation.
Temple», AZ. New Falcon, 2004.[3] См. главу 8, раздел «Башенные Стражи».[4] Crowley, Aleister. «Goethia Second Edition». Boston, MA: Red Wheel/
Weiser, 1995.[5] «Я также понял, что некоторые демонические ритуалы лучше проводить
вдали от дома и семьи. При сильном сгущении тёмных энергий в вашем жилом
помещении очень вероятны такие последствия, как депрессия, психологическая
дисфункция и иногда тяжёлые болезни. Эти тяжёлые последствия обычно
возникают уже после участившихся семейных скандалов, неспособности
расслабиться в своём собственном доме и интуитивных отговорок от визитов
друзей. Также, хотя детям вообще свойственно воображать что-то страшное, что
может затаиться в темноте, в этом случае они всё же, как правило, обязательно
почувствуют что-то ужасающее, и это для них будет очень реальным ощущением.
Даже если я работаю вне дома, то по возвращении я как минимум обязан
очистить хотя бы комнату своей дочери от тех энергий, что я приношу с собой»
(Э. А. Коэттинг, «Губительная Магия»).
оккультизм, мифология, путь левой руки

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"