Перевод

ГЛАВА 8. ПСИОНИКА И ДУХОВНАЯ ВОЙНА

Вредоносная магия

 

ГЛАВА 8.
ПСИОНИКА И ДУХОВНАЯ
 ВОЙНА


В начале своих исследований и практик оккультных ис-
 кусств я сформировал то, что назвал Темным Кругом, при-
 гласив еще нескольких новичков-Практикующих, чье ви-
 дение и понимание казалось испорченным духовной тьмой,
 тяготеющей скорее к демоническому, чем к святому, и кото-
 рые жаждали тех же богоподобных сил, что и я. За корот-
 кое время наши врожденные силы и пороки стали очевид-
 ными друг для друга, и мы начали понимать, что каждый
 из нас занимает очень важную нишу в нашем маленьком
 Круге. За некоторое время совместной работы я начал за-
 мечать, что член Круга Джаред испытывал чрезвычайную
 трудность в достижении реального, существенного измене-
 ния в своей жизни с помощью ритуала. Однако он мог по
 команде сотворить видимое чудо. Без ритуала, медитации
 или даже вербализации своих намерений он мог воздейство-
 вать на практически любого другого человека в поле зрения
 поразительными и неопровержимыми способами. Казалось,
 что он свободно владеет способностью, которой я завидо-
 вал, и я знал, что мне далеко до этого достижения, однако
 он едва мог наколдовать себе десятидолларовую купюру. Я
 однажды обратил на него особенно пристальное внимание
 во время его магического утверждения воли, заметив, что он
 закрывает глаза, опускает голову, и из ниоткуда я ощутил
 огромное количество чистой энергии, образующейся вокруг
 нас, а затем как бы быстро рассеивающейся. В ту секунду,
 когда поток энергии исчез, цель должна была отреагировать
 в соответствии с его желанием.

«Черт побери, что это было?» — воскликнул я, когда
 Джаред открыл глаза.

Он улыбнулся, будто сидел на иголках в ожидании, что
 я спрошу, и сказал: «Псионика». Я подумал, мог ли он под-
 ключиться к школьному отряду Подземелий и Драконов за
 нашими спинами. Как бы то ни было, у него была сила, и это
 была сила, которую я хотел.

Джаред объяснил, что, когда я жег свечи и просил силы
 на исполнение моих желаний и пока я пытался призвать
 демонов или воскресить мертвых, чтобы заставить их под-
 чиняться моим командам, он учился использовать силу, ко-
 торая была у него внутри. Джаред всегда мог чувствовать
 окружающие его энергетические поля, а в детстве думал, что
 может взаимодействовать с этими полями и даже манипули-
 ровать ими, но только после того, как он начал практиковать
 с Кругом, он вспомнил все это и увидел скрытый потенциал.

Джаред мог собрать энергию вокруг и внутри себя с по-
 мощью волевого контроля этих невидимых сил и их удер-
 живания в животе, груди, в глазах или в виде мяча в руках.
 Как только энергия была собрана в одном месте, он «про-
 граммировал» ее желанием сосредоточиться на результатах
 и направлял эти мысли и пожелания в энергетический шар,
 а затем выпускал его к цели.

Он не смог дать мне больше инструкций, все это дей-
 ствие было для него врожденным, но он настаивал на том,
 что нет никаких оснований, что я не смогу использовать эти
 техники.

Я пытался практиковать все визуализации и позы псев-
 до-тайчи, пытался управлять дыханием и накапливать энер-
 гию, но все оказалось напрасно. В тот момент я сдался и
 вернулся к алтарю и ритуальным приспособлениям.

Большинство современных христиан хорошо знакомы с
 библейскими разглагольствованиями о «Божьей защите» и
 «Мече и Щите веры». Большинство также слышало о про-
 тыкающих кинжалах противника или адских огненных стре-
 лах. Как и сам Сатана, эти метафоры, идеи формировались
 веками веры. Так же, как и Сатана, учитывая значительный
 духовный толчок и достаточное практическое использова-
 ние, эти метафоры могут быть воплощены в жизнь.

Однажды зимой мне была предоставлена возможность
 помочь дяде моей подруги на работе и шанс заработать
 несколькодолларовнааренду,питаниеи,конечноже,сигареты.
 Ее дядя Скотт был самоучкой, свободным художником,
 который, казалось, предпочитал работать в одиночку,
 поскольку не имел полноценной помощи. Он нашел несколь-
 ко видов работы, где ему нужна была помощь, и я был готов.

Я сообщил о своем первом рабочем дне с длинными окра-
 шенными в черный цвет волосами, затянутыми в конский
 хвост, с облупившимся черным лаком на ногтях и в расш-
 нурованных берцах, обтирающих белые штаны художника.
 Я довольно быстро обнаружил, что Скотт был не только
 художником и живописцем, но и набожным и довольно
 эксцентричным мормоном. Первые несколько дней работы
 проходили в относительной тишине, какую я и предпочитал.

Качество моей работы и агрессивность, с которой я бросал-
 ся на выполнение каждой задачи, заставили Скотта пред-
 ложить мне полную занятость, а также доллар в час сверх
 того, что он платил мне в то время.

Через пару дней после моей фактической даты найма
 Скотт и я обедали вместе, и он прямо спросил меня: «Итак,
 вы дьяволопоклонник, или что?» Я чуть не поперхнулся сэ-
 ндвичем с говядиной.

«Я предпочитаю не говорить о моей религии на работе»,
 — ответил я, поскольку ранее обнаружил, что оккультные
 темы на рабочем месте создают неудобные ситуации, если
 нет возможности найти работу в других местах. Он оставил
 этот вопрос в покое ... на час.

«Знаете, я не стал бы увольнять или обвинять вас, если
 бы вы были дьяволопоклонником», — объявил Скотт, ког-
 да мы перемещались на машине между рабочими точками.
 Я почувствовал себя в некоторой ловушке, сидя на пасса-
 жирском сиденье его фургона около получаса, что могло бы
 стать чрезвычайно неудобным.

«Нет, я не дьяволопоклонник», — сказал я на выдохе.

— «Но я действительно практикую то, что вы, вероятно, на-
 зываете Черной магией». В то время я служил священником
 в «демонической церкви», и я рассказал о некоторых основ-
 ных принципах своей религии. Скотт мало что мог спросить
 или добавить, он просто отправил меня домой той ночью,
 наскоро поблагодарив за то, что я поделился своими убе-
 ждениями. Я не был уверен, вернется ли он, чтобы забрать
 меня утром.

Конечно, на следующий день я снова рисовал дома, и

Скотт, который обычно находится в самом неприятном оп-
 тимистическом настроении, оказался тихим и задумчивым.
 Наконец, когда мы вместе красили деревянную основу, он
 прервал тишину. «Я знаю довольно сильную ведьму», —
 сказал он. — «Ну, она была ведьмой, но она пытается уйти
 из той жизни». — Даже то, как слово «ведьма» вырвалось
 из его рта, показалось для него нетипичным. — «Надеюсь,
 вы не против, но я поговорил с ней прошлой ночью и немно-
 го рассказал о вас. Она была очень заинтересована».

«О да», — сказал я, не зная, куда заведет этот
 разговор. — «И что же она нашла нужным сказать?»
 «Что вы идете по очень опасной дороге, и что вы
 должны уйти с нее, пока не стало слишком поздно».
 «Скотт, я не хочу, чтобы это прозвучало неуважением к тебе
 и твоим убеждениям, но я уже слышал это миллион раз. Я
 знаю, что вы хотите спасти души и все такое, но, честно го-
 воря, я действительно не хочу, чтобы мою душу спасали».

Скотт перестал работать, его намокшая кисть опустилась,
 и он посмотрел прямо мне в глаза. «Я не просто говорю вам
 это потому, что я христианин и хочу спасти вашу душу. Я
 знаю больше, чем вы могли бы вообразить о колдовстве и
 демонах и всяком таком».

«О, действительно», — ответил я, пытаясь заглушить
 явный сарказм в голосе.

«Да, действительно», — сказал он настолько твердо,
 насколько мог, достаточно твердо, чтобы вернуть мое
 внимание. «Из-за этой моей подруги-ведьмы, потому что я
 пытаюсь помочь ей отойти от своей жизни, меня атаковали
 злые духи, и другие ведьмы и колдуны использовали против
 меня духовное оружие».

Я потратил немного времени, чтобы позволить своему
 разуму пройти мимо его неофитской терминологии, и
 спросил, что он имел в виду под духовным оружием.

«Ну, ты слышал об огненных дротиках противника?»
 — Я кивнул. — «Что ж, они настоящие. Это настоящие
 духовные дротики, которые ведьмы и колдуны могут
 бросить в тебя. Они сосредотачивают свое внимание на
 части твоего тела, а затем используют заклинания, чтобы
 бросить эти невидимые дротики в тебя. Дротики не просто
 прилипают к коже, они проходят через кожу, вонзаются в
 органы и другие части тела. Сначала это просто больно, но,
 если ты оставишь их на несколько дней, тебе станет плохо, и
 эта область заболит очень сильно. Я не уверен, могут ли они
 убивать, но знай, что они причиняют боль».

Я вернулся к своей работе без ответа, и на самом деле
 я оставался безмолвным в течение оставшейся части дня,
 говоря себе, что Скотт просто псих, и что его вера в духовное
 оружие настолько же далека от левого поля, как его вера
 в мертвого человека, возвращающегося на землю, чтобы
 сжечь всех нечестивцев. Но по какой-то причине я просто
 не мог поколебать то, что он сказал мне.

Когда я в ту ночь сидел дома, предположение того, что
 его утверждения заслуживали внимания, не отпускало меня
 и, наконец, когда я решил, что не смогу уснуть, пока я не
 разберусь с этим вопросом, я вытащил из ящика черную
 свечу и установил ее на алтарь. Я решил, что, возможно,
 эту христианскую городскую легенду следует проверить, и
 потому я начал размышлять, как ее объединить с настоящими,
 поддающимися проверке оккультными науками.

Я немного помедитировал, а затем сосредоточился
 на ментальном образе Скотта. Я изучал искусство
 дистанционного просмотра и астральной проекции, и
 поэтому я решил, что пока я с ним экспериментирую,
 я мог бы также освежить свои текущие упражнения. Я
 визуализировал Скотта в своем сознании и почувствовал,
 что сознание потянуло к нему, к его месту, к его физическому
 существу на этом плане. Я передал свое состояние сознания
 в незначительной степени, в какой я был способен в то
 время к осознанию своего бытия, и я нашел свое видение
 уже не в своей квартире, а внутри его дома. Он поднимался
 по покрытой ковром лестнице, следуя за своей женой в
 спальню на ночь. Я приблизил свое сознание ближе к нему,
 неуверенный, была ли это гипногогическая галлюцинация
 или я на самом деле начал использовать свои латентные
 способности к восприятию. Я ясно увидел все его тело,
 сосредоточил свое внимание на его правой стороне и
 почувствовал, что мое сознание заперто в этом месте
 целиком, как будто в тот момент не существовало других
 мест. Моя рука, казалось, двигалась в воздухе сама по
 себе, мой указательный и средний пальцы вытянулись
 и в удаленном сознании, и в физическом теле. Хотя я не
 видел огненных дротиков жестокой неудачи вокруг себя,
 я действительно ощущал присутствие чего-то похожего
 на шипастый пучок возле моей правой руки, плавающей в
 воздухе. Моя рука быстро указала в его сторону, и колючки
 мгновенно впились в его тело. Опять же, я не мог это видеть
 даже дальним видением, но я просто знал о происходящем.
 Скотт схватился за бок и завизжал. Изумленный, я покачал
 головой и вернулся в свою квартиру, в спальню, в свое тело
 и к своему зрению, которые не знали, как это переварить.

На следующий день Скотт явно был в плохом настроении.
 Наконец, после нескольких часов работы, он пришел ко мне
 и сказал: «Я был бы признателен, если бы ты не использовал
 против меня духовное оружие. Мне бы хотелось, чтобы мы
 были друзьями, но, если ты собираешься это сделать, я не
 знаю, как я могу продолжать думать о том, что мы вместе».
 Я выглядел смущенным, и я, конечно, смутился от обоих
 фактов: что предыдущий ночной эксперимент оказался
 успешным и что он распознал, что это был я, а не один из
 его безымянных «колдунов».

«Возможно, ты не знал, что делаешь это», — сказал
 он, пытаясь быть примиряющим. — «Просто попробуй
 контролировать это со мной, пожалуйста».

Я не знал, должен ли я смеяться и танцевать с этим
 новым умением и должен ли я начинать бросать огненные
 дротики направо и налево, просто чтобы посмотреть, как
 это получается! В любом случае, я был в восторге.

Я начал все больше и больше экспериментировать с
 техникой использования этого астрального оружия. Если
 моя цель была далеко, я использовал свое дистанционное
 сенсорное восприятие, чтобы бросить в нее дротики, а,
 если она находилась в одной со мной комнате, я просто
 настраивался на часть своего тела, которой я хотел нанести
 удар, чувствовал наличие энергетических шипастых пучков
 и атаковал движением руки. Я заметил, что чем больше
 внимания я уделял визуализации вещи, тем менее сильным
 был опыт. Когда я просто знал, что это происходит, и
 производил движения, не сомневаясь в своей способности к
 этому, результаты были стопроцентными.

Астральное оружие не обязательно принесет
 немедленную физическую боль, но оно незамедлительно
 запустит процесс ослабления, который в итоге вызывает
 массу боли, если не повреждает функции тела там, куда
 попадает оружие. Сначала я ожидал, что каждая цель будет
 реагировать на атаку яростью и страданиями, но это привело
 только к разочарованию. Однако, когда я в течение дня
 метал в человека дротики, он начинал жаловаться на боль в
 месте, которое болело у меня.

Я также начал замечать, что тех, кто ментально и
 духовно слабее, будет поражен гораздо быстрее, чем другие,
 и обычно более интенсивно. Если стрела застрянет у таких
 в плече, вместо того, чтобы ощутить простой дискомфорт,
 они почувствуют, будто у них сместился весь сустав. Еще
 одно мысленное наблюдение, которое я сделал, — те, кто
 более сознательно настроен на духовную реальность, то есть
 прирожденные ясновидящие или изучавшие оккультизм,
 смогут не только ощутить присутствие и использование
 духовного оружия, но и остановить или уничтожить его,
 используя силу своей воли. Они также обычно могут
 различать, откуда оно пришло, почти сразу зная, кто напал
 на них.

Два приведенных выше примера показывают, возможно,
 самый редкий и самый необоснованный тип проклятия. Даже
 те, кто призывал демонов и общался с ними, кто выходил
 из тела в другие сферы и кто требовал всякого проклятия и
 заклинаний для других, посчитают, что в эти случаи трудно
 поверить — почти так же, как и я.

Существует еще один тип «псионической» или духовной
 войны, который вообще не использует ритуал, но полагается
 исключительно на силу самого действия, как и огненные
 дротики противника. В двадцать первой главе своей книги


«Магия в теории и практике» скандально известный Алистер
 Кроули упоминает случай, такой же невероятный, как и те,
 которые я упоминал выше, даже еще более невероятный из-
 за фактической смерти жертвы.

«МАСТЕР ТЕРИОН знал одного Адепта, который
 счел нужным убить некую Цирцею, околдовавшую братьев.
 Он просто подошел к двери ее комнаты и начертил на ней
 астральную букву Т (traditore и символ Сатурна) астральным
 Кинжалом. Не прошло и 48 часов, как она застрелилась.»[*]

Я изучал этот текст во время своих опытов с Черной
 магией и проклятиями, и эта ссылка всегда казалась
 сверкающей для меня, одновременно и фантазией, и намеком
 на некую перспективу. Я попытался использовать его один
 раз на двери спальни спящей жертвы, которая почти сразу
 проснулась от крика. Я позже слышал, что ей снился самый
 реалистичный сон об изнасиловании рогатыми монстрами.
 Я больше никогда не пытался использовать астральное
 изображение символов в качестве вида «Вредоносной
 магии», хотя и нашел это полезным при работе с духовными
 явлениями и сверхчувствительными локациями.

Все это можно рассматривать как серию забавных
 историй или как путеводители и уроки для открытия ваших
 собственных способностей псионического практикующего
 или духовного воина. Эксперименты с духовным оружием
 облегчили мне практику, и мне больше не нужно ощущать
 псионические сгустки энергии, визуализировать их или
 двигать руками; все, что вскоре потребовалось, — это
 желать конечный результат и освободить для этого желание.
 Печальный факт о Черной магии состоит в том, что ее силы
 пробуждаются совершенно спонтанно.




[*] Алистер Кроули, Магия в теории и на практике. Dover Publications, 1976.
  class="castalia castalia-beige"