Перевод

Иисус Навин, Гедеон, Самсон

Библия и психика. Символизм индивидуации в Ветхом завете

Иисус Навин, Гедеон, Самсон 

Иисус Навин

     Земля Обетованная была даром Яхве евреям, и все же
 ее еще предстояло завоевать. Это не был дар, который
 можно принять или отклонить без всяких обязательств.
 Необходимо было захватить землю Ханаанскую. Те, кто
 отверг это предложение, были уничтожены (Числа 14:37). 

     Психологически Землю Обетованную можно рассматри-
 вать как область бессознательного, которая должна быть
 освоена Эго по велению императива индивидуации. Эту
 территорию, предназначенную Самостью для Эго, тем не
 менее, нужно было еще завоевать стараниями Эго. Земля не
 свободна, она заселена. Она усеяна укрепленными городами,
 то есть содержит защитные бессознательные комплексы,
 которые должны быть растворены прежде ассимиляции.
 Завоевание Иисусом Ханаана — это символический образ
 сношения с бессознательным и его враждебными комплек-
 сами при определенных обстоятельствах. 

     Яхве направляет Иисуса Навина в Ханаан и прика-
 зывает захватить его: Будь тверд и мужествен; ибо ты
народу сему передашь во владение землю, которую Я клялся
отцам их дать им; только будь тверд и очень мужествен,
и тщательно храни и исполняй весь закон, который завещал
тебе Моисей, раб Мой. . . Да не отходит сия книга закона от
уст твоих; но поучайся в ней день и ночь, дабы в точности
исполнять все, что в ней написано: тогда ты будешь успе-
шен в путях твоих и будешь поступать благоразумно. Вот
Я повелеваю тебе: будь тверд и мужествен, не страшись
и не ужасайся; ибо с тобою Господь Бог твой везде, куда ни
пойдешь” (Книга Иисуса Навина 1:6-9). 

    Потребность в росте требует от Эго продвижения, оно
 предупреждается о необходимостипокорно следовать веле-
 нию внутреннего закона, врожденному замыслу собствен-
 ного бытия, тогда целостность психики будет ему спо-
 собствовать. 

 На разведку земли вокруг Иерихона были посланы
 разведчики, которые укрылись в доме блудницы Раав (Книга
 Иисуса Навина 2). В результате первой вылазки в бессозна-
 тельное, человек обнаруживает Аниму, готовую ему помочь.
 Согласно Гинзбергу, “ведя в течение сорока лет распутную
 жизнь, она с приближением Израиля начинает поклоняться
 истинному Богу, вести жизнь богобоязненной новообращен-
 ной и становится — как жена Иисуса — прародительницей
 семи пророков и пророчицы Олдамы”[1]

 Раав символизирует душу Израиля, разделяя с ним
 сорок лет странствий. Она уподобляется Софии, которая
 пленена тьмой материи и должна быть освобождена[2] . Гово-
рится, что Симон нашел свою спутницу Елену (воплощение
Софии) в публичном доме в Тире. Отношения между Раав
и Израилем являются взаимными и сердечными. Раав защи-
щает израильских лазутчиков, и в ответ она будет спасена.
Это типичный сюжет историй об Аниме-спасительнице, по-
добных историям Ясона и Медеи, Тесея и Ариадны, и т.д. 

    В святоотеческой литературе Раав — одно из воплоще-
 ний Церкви. Как Церковь — Невеста Христова, так и в пре-
 дании, Раав — невеста Иисуса Навина, который соотносим
 со своим тезкой, Иисусом Христом. Будучи душой Израиля,
 Раав является также душой земли, которая принадлежит
 Израилю. Я вспоминаю сон одного еврея, который отрекал-
 ся от своего еврейского происхождения: “Я нахожусь на
 открытом поле или на холме в Израиле. Холм по своей
 форме в точности напоминает женскую грудь. На самой
 вершине холма, там, где мог бы быть сосок, стояла красивая,
 голубоглазая и светловолосая девушка. Может быть, она
 была еврейкой, а, возможно, и нет. Я влюбился и начал
 преследовать ее, названивая по телефону. Она смеется и,
 наконец, говорит: “Хорошо глупый, подходи”. Я взбираюсь
 на холм и встречаюсь с ней, предвкушая секс. Вместо этого,
 она рассказывает мне свою историю. Она из других мест.
 Она вышла замуж за ортодоксального еврея, но он импотент
 и похоронил себя в религии, пренебрегая ею. Тогда она
 стала присматриваться к другим мужчинам, у нее были
 романы с ними. Когда я смотрю на нее, понимаю, что она,
 кажется, пропащая душа, плывущая по течению”. 

    Этот сон, последовавший за поездкой в Израиль, от-
 ражает встречу сновидца со своей потерянной Анимой,
 судьба которой подобна судьбе “коллективной души” Из-
 раиля. “Червленая веревка”, отличительный знак, благодаря
 которому пощадили дом Раав, была важным символом для
 Отцов Церкви. Этот знак выполнял ту же функцию, что
 и кровь на косяках дверей во время Пасхи[3]. Считалось,
что он был аналогом спасительной крови Христа. Согласно
Клименту: “Они дали ей [Раав] знак — с тем, чтобы она
привязала “червленую веревку” к окну. Так явлено было,
что искупление придет через кровь Господа всем тем, кто
верил и надеялся на Бога”[4]

    Раав благодаря своему имени связана с изначальной ма-
 терью-чудовищем, которое упоминается у Исаии: “Восстань,
 восстань, облекись крепостью, мышца Господня! Восстань,
 как в дни древние, в роды давние! Не ты ли сразила Раава,
 поразила крокодила? Не ты ли иссушила море, воды великой
 бездны, превратила глубины моря в дорогу, чтобы прошли
 искупленные?”[5] (Исаия 51:9,10) 

    В этом отрывке Раав символизирует водный хаос, пред-
 шествующий творению. Ее образ служит аналогом образа
 вавилонской Тиамат, умерщвленной Мардуком в процессе
 сотворения мира[6]. Задача героя состоит в том, чтобы убить
первичное воплощение Великой Матери (дракона или кро-
кодила), в результате чего может быть освобождена Анима.
Вот как пишет об этом Нойман: “Трансформация мужско-
го, происходящая в процессе битвы с драконом, включает
в себя изменение отношений с женским, что символически
выражается высвобождением из драконьего плена. Иными
словами, женский образ высвобождается из тисков Ужасной
Матери. Этот процесс известен в аналитической психологии
как кристаллизация Анимы из материнского архетипа”[7]

    Трансформация подобного же рода происходит и в от-
 ношении Израиля к фемининному в связи с завоеванием
 Ханаана. Раав как чудовище преображается в Раав — по-
 мощницу. Ее спасают от врагов и, в соответствии с преда-
 нием, а также в согласии с архетипическим паттерном, она
 выходит замуж за Иисуса, ее спасшего. 

     Подобно тому, как период сорокалетнего блуждания по
 пустыне начался переходом через Красное море, точно так
 же конец скитаний был ознаменован переправой через реку
 Иордан. После переправы манна небесная перестала падать
 (Книга Иисуса Навина 5:12), и мы больше не слышим
 ни слова о направляющих столпах, облачном и огненном.
 Тема пересечения реки, границы или даже шоссе появляется
 в сновидениях в качестве указания на основной переход
 от одного уровня сознания к другому. Такой переход ча-
 сто требует от человека подтверждения своей идентичности
 и преданности делу. В случае переправы через Иордан под-
 тверждением послужили двенадцать камней, установленные
 в виде мандалы в Галгале[8] (Книга Иисуса Навина 4:20).
Тот факт, что воды Иордана, как когда-то воды Красного
моря, расступились, символизирует тему “легкого перехода”:
когда Самость активируется, а Эго, наконец, готово сделать
решительный шаг, исполнение этого намерения может быть
удивительно легким, поскольку установлено сотрудничество
с бессознательным.


    Иисус получает точные указания от Яхве по поводу
 завоевания Иерихона: пойдите вокруг города все способные
к войне и обходите город однажды в день; и это делай
шесть дней. . . а в седьмой день обойдите вокруг города
семь раз. . . когда затрубит юбилейный рог. . . тогда весь
народ пусть воскликнет громким голосом, и стена города
обрушится до своего основания, и весь народ пойдет в город,
устремившись каждый с своей стороны” (Книга Иисуса
Навина 6:2-5). 

    Это — рецепт растворения бессознательного комплекса.
 Его нужно неоднократно обойти — опробовать со всех сто-
 рон. Круговое движение имеет психический эффект сосре-
 доточения энергии в центре, что приводит к констелляции
 Самости как силового поля. Переход через Иордан был
 скреплен образом мандалы в виде кольца камней. Теперь
 этот образ возникает снова затем, чтобы прорвать защи-
 ту в Иерихоне. Circumambulatio — это мощный процесс,
констеллирующий Самость. Юнг описывает его в своем
комментарии к “Тайне Золотого Цветка”: “Circumambulatio
. . . выражается идеей вращения. Вращение — это не просто
 движение по кругу, оно означает, с одной стороны, прове-
 дение священной границы, а, с другой, фиксацию и кон-
 центрацию. Солнечное колесо начинает вращаться; солнце
 пробуждается и начинает свой ход. . . все, что находится на
 периферии, подчиняется руководству центра...... Психологи- 

 чески, вращение — это “движение по кругу вокруг себя”, так
 что все стороны личности оказываются вовлечены в него.
 “Полюсы света и тьмы созданы, чтобы вращаться”, то есть,
 происходит смена дня и ночи. 

 Круговое движение, таким образом, имеет моральное
 значение, активируя светлые и темные силы человеческой
 природы и вместе с ними все психологические противопо-
 ложности, какими бы они ни были. Это не что иное, как
 самопознание путем высиживания самого себя (на санскри-
 те — Tapas)”[9].


 Семикратное действие отсылает нас к семи планетарным
 сферам античности, каждая из которых правил один из семи
 планетарных богов. Предполагается, что семикратный обход
 приводит к интеграции всех семи архетипических факторов,
 символами которых служат планеты. С завершением седь-
 мого обхода раздается крик, провозглашающий достижение
 целостности и разрушение комплекса. 

 Иерихон наряду с другими захваченными городами на-
 ходятся под заклятием Яхве. “Иисус сказал народу: вос-
 кликните, ибо Господь предал вам город! город будет под
 заклятием, и все, что в нем, Господу” (Книга Иисуса Нави-
 на 6:15). 

   “Заклятие herem на иврите, предполагает, что все, за-
хваченное в ходе военных действий, приносится в жертву
Богу, а значит, всех людей и животных убивают, а трофеи
передаются в святилище. Запрет или заклятие — это рели-
гиозный акт, закон “священной войны”. . . Несоблюдение
его рассматривается как святотатство и сурово наказы-
вается”[10]

    В результате того, что Ахан нарушает запрет и утаивает
 для себя часть добычи (Книга Иисуса Навина 7:1), Израиль
 терпит поражение при Гае. Яхве говорит Иисусу Навину:
 “Израиль согрешил, и преступили они завет Мой, который
 Я завещал им; и взяли из заклятого, и украли, и утаили,
 и положили между своими вещами; за то сыны Израилевы
 не могли устоять пред врагами своими и обратили тыл
 врагам своим, ибо они подпали заклятию; не буду более
 с вами, если не истребите из среды вашей заклятого” (Книга
 Иисуса Навина 7:11,12). 

     Применение подобных крайних мер отражает тот факт,
 что все вещи хананеев таят опасность для Израиля. Израиль
 находится в процессе становления своей идентичности. Он
 должен не только завоевать землю Ханаанскую, но и на-
 вязать свою идентичность этой земле. Существует нема-
 ло исторических примеров, когда захватчики оказываются
 завоеванными культурой покоренной страны. Аналогичным
 образом, в психологии индивида бывает время перемен,
 когда уступка в пользу точки зрения, которую человек
 пытается преодолеть, может быть фатальной. Тогда должно
 превалировать условие — “все или ничего”. Только в этом
 случае сохраняется связь с Самостью. 

 Гедеон 

     Когда Израиль захватил Ханаан, произошел радикальный
 переход от кочевой жизни к оседлой. Во время странствий
 и завоевания Моисей и Иисус Навин осуществляли единое
 руководство, но затем так называемый период Судей стал
 временем слома централизованной власти. “В те дни не было
 царя у Израиля; каждый делал то, что ему казалось спра-
 ведливым” (Книга Судей 17:6). Завоевание Ханаана была ча-
 стичным, неустойчивым и хаотичным процессом. За победа-
 ми следовали поражения и порабощения. Снова и снова мы
 читаем, что сыны Израилевы “сделали . . . злое пред очами
 Господа, и забыли Господа Бога своего, и служили Ваалам
 и Астартам. И воспылал гнев Господень на Израиля. . . ”
 (Книга Судей 3:7,8) и он предал их в руки врагов. После
 каждого такого рецидива наступает покаяние, израильтяне
 “вопиют к Господу”, который воздвигает руководителя или
 судью, чтобы спасти их. 

  Период Судей, время хаоса и колебаний, символизирует
 превратности, сопровождающие усилия Эго при ассимиля-
 ции основных областей бессознательного. В течение неко-
 торого времени последствия часто бывают неоднозначными,
 поскольку остается неясным, Эго ли будет ассимилировано
 комплексом или, наоборот, комплекс будет ассимилирован
 Эго. Отсутствие центральной власти отражает слабость Эго
 во время перехода от одного образа жизни к другому.
 В связи с отсутствием стабильного Эго, опереться в этот пе-
 риод можно лишь на эпизодические, временные откровения
 Самости в лице харизматичных Судей, которые появлялись
 в нужный момент, чтобы спасти Израиль от угнетателей.
 Одним из таких Судей был Гедеон. 

 Во времена призвания Гедеона Израиль находился под
 владычеством мадианитян и поклонялся Ваалу. Яхве прика-
 зал Гедеону: “разрушь жертвенник Ваала, который у отца
 твоего, и сруби священное дерево, которое при нем, ...
 и поставь жертвенник Господу Богу твоему. . . ” (Книга Су-
 дей 6:25,26). Также он повелел принести жертву всесожже-
 нием. Это — важный момент. Новый богообраз[11] требует,
чтобы старый богообраз был уничтожен. Индивидуальное
Эго должно осуществить этот поступок. В истории челове-
чества работа Бога несомненна, но люди должны взять на
себя ответственность за осуществление этой работы. Таким
образом, они становятся носителями божественной драмы,
страдая лично и конкретно в результате действий Бога.
Отсюда понятно, что получив приказ от Яхве повернуть
оружие против мадианитян, Гедеон хотел быть уверенным,
что им руководит воля Бога, а не грандиозное, подвергшееся
инфляции представление о себе. Гедеон просил у Бога
знамения: “И сказал Гедеон Богу: ‘если Ты спасешь Израиль
рукою моею, как говорил Ты, то вот, я расстелю здесь на
гумне стриженую шерсть: если роса будет только на шерсти,
а на всей земле сухо, то буду знать, что спасешь рукою моею
Израиля, как говорил Ты’ ” (Книга Судей 6:36,37). 

 Существовал также запасной вариант знамения: “пусть
 будет сухо на одной только шерсти, а на всей земле пусть
 будет роса. Бог так и сделал в ту ночь. . . ” (Книга Судей
 6:39,40). 

 Роса является значимым символическим образом.
 В “Притчах” говорится, что благоволение царя — “как роса
 на траву” (Притчи 19:12). Моисей говорит: “Польется как
 дождь учение мое, как роса речь моя, как мелкий дождь на
 зелень, как ливень на траву” (Книга Второзаконие 32:2). 

 У Осии Яхве говорит: “Я буду росою для Израиля;
 он расцветет, как лилия, и пустит корни свои, как Ли-
 ван” (Осия 14:6). Ириней отождествляет росу со Святым
 Духом[12]. Августин приравнивает ее к “Христовой благо-
дати”[13]. Он делает такое замечание: “Что значило руно
Гедеона? Это как бы народ Иудейский посреди мира, кото-
рый обладал благодатью таинств, не открыто проявленных,
но сокрытых в облаке, или прикровенных, подобно росе
в стриженой шерсти. Пришло время, когда роса должна
была проявиться на полу; она была явлена, не сокрыта.
Только Христос есть сладость росы”[14]

   Образ Росы Гедеона используется также алхимией. “Ros
Gedeonis
(Роса Гедеона) — это синоним aquapermanens,
то есть Меркурия”[15]. Она появляется на восьмой картин-
ке Rosarium, и Юнг следующим образом комментирует
ее: “Чтобы отвечать требованиям, позволяющим общаться
с бессознательным и другими людьми, нельзя полагаться
лишь на знание............ Вот почему следует отказаться от 

чисто интеллектуальной установки. “Роса Гедеона” — знак
 божественного вмешательства, это влага знаменует возвра-
 щение души”[16]

 Яхве резко сократил первоначальную численность ар-
 мии Гедеона, составлявшую 32000 человек. Сначала были
 устранены, все, кто испытывал страх, осталось 10000 че-
 ловек (Книга Судей 7:3). Затем это число было сокращено
 до 300 благодаря применению интересной методики — Яхве
 сказал Гедеону: “веди их к воде. . . кто будет лакать воду
 языком своим, как лакает пес, того ставь особо. . . тремя
 стами лакавших Я спасу вас и предам Мадианитян в руки
 ваши. . . ” (Книга Судей 7:4-7). 

 Этот процесс отбора является процедурой извлечения
 по формуле 32 — 10 — 3. Из общего числа 32 извлекается
 сначала число 10, а затем — 3[17]. Окончательным критери-
ем для отбора является особая собачья повадка — лакание
воды. В английском переводе 68 псалма Яхве говорит,
что устроит так, чтобы “языки ваших собак лакали свою
долю вражьей крови”. Комментируя эти строки, Августин
замечает: “Ибо это было, действительно, не случайно. Есть
великая тайна в том, что Гедеону было велено вести только
тех, кто, подобно собакам, лакал воду из реки”[18]. В Ветхом
Завете образ собаки, с одной стороны, связан с негативными
ассоциациями, поскольку она поедает падаль, а, с другой, —
с очень позитивными, поскольку она сторожит овец и пасту-
ха. Юнг пишет: “В истории символов образ собаки отлича-
ется на редкость широким кругом ассоциаций ... Аналогия
Logos/canis гностиков была заимствована христианством.
Christusicanis — это определение “истинного пастыря” “доб-
рого для избранных, страшного для нечестивых”. Св. Григо-
рий говорит: “Кого еще называют сторожевыми псами этой
паствы, кроме как святых богословов?” В “Иероглифике”
Гораполлона . . . упор делается на собачью силу распростра-
нения инфекции ....  Из-за своего богатого символического 

контекста собака — удачный синоним для трансформирую-
 щего вещества”[19]

 Силы Гедеона уверились в победе, когда лазутчики под-
 слушали сон одного из мадианитян, “будто круглый ячмен-
 ный хлеб катился по стану Мадиамскому и, прикатившись
 к шатру, ударил в него так, что он упал, опрокинул его,


 и шатер распался” (Книга Судей 7:13). Такой сон, в ко-
 тором неодушевленный объект производит преднамеренное
 действие, указывает на активацию автономной психики (Са-
 мости). В этом случае от Эго требуется выстроить свою
 установку в соответствии с активированной Самостью, ина-
 че оно потерпит крушение. 

 Самсон 

История Самсона (Книга Судей 13-16) — это история о том,
 что случается, когда coniunctio пошло неправильно. Она
начинается со свадьбы между израильтянином Самсоном
и дочерью филистимлянина. В разгар свадебного пира Сам-
сон загадывает загадку: “из ядущего вышло ядомое, и из
сильного вышло сладкое” (Книга Судей 14:14). Подразуме-
вались соты с медом, которые Самсон обнаружил в трупе
убитого им льва (Книга Судей 14:5-8). Как и в случае Эди-
па, загадка — это центральный пункт в истории, и, подобно
Эдипу, Самсон не смог постичь ее более глубокий смысл. 

 Синхронистическое событие — обнаружение сот в трупе
 убитого льва — призвано было сообщить Самсону Назорею,
 человеку Бога, что именно он призван сделать свой вклад
 в трансформацию Бога[20] . С этой точки зрения смерть льва
и поражение и гибель Самсона являются символическими
эквивалентами[21]. Оба эти явления отражают трансформа-
цию принципа архетипической власти. Coniunctio, которого
Самсон не смог достичь в жизни, возникает в связи с его
смертью, когда и он, и филистимляне гибнут вместе (Книга
Судей 16:30). 

 У Самсона есть сходство одновременно с Митрой и Хри-
 стом. Митра принес в жертву быка, Христос нес свой
 крест, орудие самопожертвования. Есть изображения Сам-
 сона, несущего двери ворот Газы (Книга Судей 16:3) в фор-
 ме креста[22]. Слепой Самсон, тянущий мельничное колесо
(мандалу) в Газе (Книга Судей 16:21), — это образ порабоще-
ния целостностью — бессознательная версия несения креста
Самости. Ириней интерпретирует образ Самсона как пред-
течу образа Христа: “Итак, маленький мальчик, который
ведет Самсона за руку, предвосхищает Иоанна Крестителя,
который продемонстрировал людям веру в Христа. Дом,
в котором они собрались, символизирует мир, населен-
ный различными неверными и язычниками, совершающими
жертвоприношение своим идолам. Более того, два столпа —
это два завета. Тот факт, что Самсон опирается на столпы,
означает, что люди, получив наставление, распознают таин-
ство Христово”[23]. О словах “из ядущего вышло ядомое, и из
сильного вышло сладкое” (Книга Судей 14:14) Пицинеллий
говорит: “Это следует понимать как ссылку на Сына Божия,
который после того, как длительное время был подобен сви-
репому льву в обличении грехов мира, позже, когда час его
смерти приблизился, установив святейшее таинство Евхари-
стии, превратил себя в чрезвычайно сладкие медовые соты”. 

 Самсон олицетворяет мучительный процесс трансформа-
 ции мотива власти: Лев^Мед, Яхве^Христос. Силач пре-
вращается в слепого поверженного раба, который из тьмы
пленения разрушает старый храм, готовя новый и создавая
сладкую пищу для души. 

 Джону Мильтону был лично близок архетипический
 образ Самсона. Его последние большие поэмы “Потерянный
 рай”, “Возвращенный рай” и “Самсон-борец” были написаны
 в полной слепоте в период перемежающихся приступов по-
 дагры. Эти строки о Самсоне из последней поэмы являются
 примером меда, порожденного “мертвым львом”, который
 когда-то полемизировал с Кромвелем: 

Боже, странен жребий людской! 

Длань твоя то строго, то кротко
 Дней наших бег короткий



То ускоряет, то замедляет,
 Чем отличает нас
 

Как от ангелов, так и от беззаботных
 Глупых животных.
 

Что говорить о людях обычных,
 Суетных, безличных,
 

В мир пришедших, чтоб сгинуть бесследно,
 Как однодневные мотыльки,
 Коль и от тех, кто твоею милостью
 Взысканы, ибо тобой предызбраны
 К подвигам ради блага
 Веры твоей, твоего народа,
 Часто в самый полдень их славы
 Вдруг отвращаешь ты
 

Лик и десницу свою, словно сам же к ним
 Не был прежде столь щедр,
 Словно тебе они плохо служили?
 

Стоит хоть малость им оступиться,
 Ты за ошибку казнишь жестоко:
 Взлет их высок был, но глубже падение
 В пропасть забвения,
 Дна которой не видит око,
 Часто ты обрекаешь их
 Плену или мечу язычников,
 Иль суду выдаешь неправому,
 Иль толпе дозволяешь неблагодарной
 Бросить останки их псам и стервятникам.
 Если же смерти они избегли,
 Им в удел назначаешь ты
 Старость до срока, недуги
 И нищету.
 

Хоть наказанье ими заслужено,
 Их оправданье — в его чрезмерности,
 Ибо и к правым, и к виноватым,
 Господи, ты равно беспощаден.
 Смилуйся же над своим воителем,



Славы и мощи твоей воплощением, 

Участь его облегчи, коль возможно, 

Призри на горе его безысходное, 

Дай ему отдых от долгой муки. 

(Перевод Ю. Корнеева. Джон Мильтон. Потерянный рай.
 Стихотворения. Самсон-борец. Библиотека всемирной лите-
 ратуры. Серия первая. Том 45. М., “Художественная литера-
 тура”, 1976, http://lib.ru/POEZIQ/MILTON/milton1_3.txt

Руфь 

   Книга Руфи — это оазис женского очарования среди сурово-
 го патриархального пейзажа Ветхого завета. Гете назвал ее
 “самой очаровательной эпической идиллией, дошедшей до
 нас”[24]. Ноеминь с мужем и двумя сыновьями переезжает
из Израиля, где царит голод, в Моав. Спустя несколько
лет муж и двое сыновей умирают, и Ноеминь возвращается
в Израиль со своей невесткой Руфью, моавитянкой. Здесь
Руфь встречает Вооза, и они женятся. От них рождается
Овид, дед Давида, предок Мессии. 

 Моавитяне были потомками Моава, родившегося от
 кровосмесительной связи Лота и его старшей дочери. Тради-
 ционно они были врагами Израиля и, как свидетельствует
 Библия, ассоциировались с распутством: “И жил Израиль
 в Ситтиме, и начал народ блудодействовать с дочерями
 Моава. . . ” (Книга Числа 25:1). Клюгер предполагает, что
 “Моав символизирует психическую противоположность или
 дополнение к Израилю”[25], женскую сторону (Эрос) в отли-
чие от мужской стороны (Логоса). Замечательная легенда
сообщает нам, что Моисей хотел пойти войной на потомков
Лота после случившегося в Ситтиме, но Бог запретил ему,
сказав, что две страны не должны подвергаться нападению,
потому что из них должны произойти две голубки: моави-
тянка Руфь и аммонитянка Наама, жена Соломона. Одна
из версий этого предания сообщает, Бог сказал, что Он
“потерял там нечто ценное”[26]

Утерянную ценность следует понимать как аспект фе-
 мининного принципа, символом которого служит Руфь, в то
 время как Книга Руфи — документ, относящийся к теме
 искупления утерянной ценности. 

 Моав представляет матриархальную психику, для ко-
 торой главным является принцип природы и плодородия,
 а патриархальный принцип духа находится в подчиненном
 положении, являясь лишь инструментом, оплодотворяющим
 Великую Мать. Ноеминь, однако, представляет олицетво-
 рение женственности, претерпевшей трансформацию благо-
 даря встрече с автономным духом, Яхве. Однако при этой
 трансформации было утеряно нечто, что требует спасения
 и искупления, — в этом смысл ее временного пребывания
 в Моаве. 

 В каббалистическом труде “Зогар Рут” Руфь “олицетво-
 ряет одновременно общину Израиля и Шехину, фемининную
 сторону Бога, которая, подобно Израилю, находится в изгна-
 нии”[27]. Если основываться на данном символизме, переезд
Руфи в Израиль и ее брак с Воозом есть не что иное,
как окончательное coniunctio, приводящее к искуплению
и Израиля, и Яхве. 

  Тема искупления занимает центральное место в этой
 истории. Когда Руфь возвращается с жатвы и сообщает
 Ноеминь, что встретила Вооза, та говорит ей: “человек этот
 близок к нам; он из наших родственников (goelim)” (Кни-
га Руфь 2:20). Goelim — буквально “тот, кто имеет право
выкупа”. Согласно закону левирата, вдову, у которой нет
сына, берет в жены деверь или другой близкий родственник
мужа. Первенец, родившийся в этом браке, считается сыном
умершего мужа и становится его наследником. Близкого
родственника, женившегося на вдове, называют ее “искупи-
телем” (igoel). Один и тот же термин означает “выкупить”
и одновременно употребляется в отношении родственника,
на которого падают определенные искупительные обязатель-
ства. Например, если человек продает себя в рабство, “то
после продажи можно выкупить его; кто-нибудь из братьев
его должен выкупить его, или дядя его, или сын дяди его
должен выкупить его, или кто-нибудь из родства его, из
племени его, должен выкупить его; или если будет иметь
достаток, сам выкупится” (Книга Левит 25:48,49). Тот же
термин применяется к Яхве: “Ныне же так говорит Господь,
сотворивший тебя, Иаков, и устроивший тебя, Израиль: не
бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему;
ты Мой” (Исаия 43:1). Иудейские раввины раннего периода
употребляли термин goel в отношении Мессии, именно это
подразумевается в Книге Иова (19:25): “А я знаю, Искупи-
тель мой жив, и Он в последний день восставит из праха
распадающуюся кожу мою сию. . . ” 

    Было два близких родственника, Вооз и другой человек,
 которые имели право на выкуп Руфи. Клюгер сообщает
 нам, что в “Зогар Рут” эти двое goelim отождествляются
с двумя Мессиями — мессией бен Давидом и мессией бен
Иосифом[28]. Такое толкование символически связано с тем,
что Овид, сын Руфи и Вооза, — предок Мессии. Таким об-
разом, брак Руфи и Вооза предполагает искупление на двух
уровнях — персональном, индивидуальном, и коллективном,
архетипическом (представленном двумя Мессиями). 

   Ядро истории — образ coniunctio, союза Руфи и Вооза.
Как демонстрирует Клюгер, ночную встречу с Воозом мож-
но считать сценой священного обольщения, в которой Руфь
сыграла роль “святой проститутки”, или храмовой рабыни.
Клюгер цитирует Осию (9:1) и пишет далее: “Основываясь
на упреке, высказываемом Осией[29], можно предположить,
что обряды, связанные со “святыми проститутками”, или
храмовыми рабынями, происходили на гумне. . . Храмовые
рабыни были, кроме всего прочего, жрицами или предста-
вительницами богини, и Великая мать-богиня, под каким
бы именем она ни почиталась, — Иштар, Изида или Афро-
дита — ассоциировалась с образом своего возлюбленного —
Таммузом, Осирисом или Адонисом — с которым она год за
годом сочеталась браком. Этот союз божественной пары,
священный брак или hierosgamos, разыгрывались жрецом
или жрицей на земле, главным образом, в праздники уро-
жая”[30].



137Ginzberg, Legends of the Bible, p. 508.[2] Pistis Sophia, trans. G.R.S. Meade, pp. 36f.139Irenaeus, “Against Heresies”, IV, 20, ibid., vol. 1, p. 492.[4] “The First Epistle of Clement”, ibid., vol. 1, p. 8.[5] Смотри также Иов (26:12) и Псалтирь (89:10).[6] Эта тема обсуждается Юнгом: Jung, Symbols of Transformation, CW
5, pars. 376ff.[7] Erich Neumann, The Origins and History of Consciousness, p. 198.[8]Слово gilgal значит “кольцо из камней”. (Jerusalem Bible, p. 279,
note c).[9]Alchemical Studies CW 13, pars. 38f.[10]Jerusalem Bible, p. 281, note c.[11] Это понятие берет свое начало в трудах отцов церкви, полагавших,
что Imago Dei (богообраз) запечатлен в душе человеческой. Если по-
добный образ спонтанно появляется в сновидениях, фантазиях, видениях
и так далее, его необходимо понимать в рамках психологического способа
рассмотрения как символ Самости.[12]“Against Heresies”, The Ante-Nicene Fathers, vol. 1, p. 445.[13]“Exposition on the Book of Psalms”, The Nicene and Post-Nicene
 Fathers,
vol. 8, p. 329.[14]Ibid., p. 634.[15]Jung, “The Psychology of the Transference”, The Practice of
Psychotherapy, CW 16, par. 483.[16] Ibid., pars. 486f.[17] В Каббале — 32 пути мудрости, озаглавленные десятью цифрами
и двадцатью двумя буквами еврейского алфавита (S.L.M. Mathers, trans.,
The Kabbalah Unveiled, p. 276). О символике числа три. Смотри Edinger,
Ego and Archetype, pp. 197ff. По сути три — число, связанное с Эго.[18] “Exposition on the Book of Psalms”, The Nicene and Post-Nicene
 Fathers,
vol. 8, p. 295.[19] Mysterium Coniunctionis, CW 14, par. 174, note 280.[20] See Edinger, The Creation of Consciousness, chapter 4.[21] Юнг говорит, что у героя нет оружия, когда он борется со львом или
быком, потому что он борется с самим собой ((Symbols of transformation,
CW 5, par. 600, note 186).[22]Ibid.[23] “Against Heresies”, The Ante-Nicene Fathers, vol. 1, p. 572.[24] Цитируется по: H. Yechezkel Kluger, “Ruth: A Contribution to the
Study of the Feminine Principle in the Old Testament”, pp. 52ff. Я в долгу
перед автором за прекрасный материал, который использую в этой главе.[25] Ibid., p. 56.[26]Ibid., p. 63.[27]Ibid., p. 74.164H.Y. Kluger, “Ruth”, p. 75; смотри также Jung, Aion, CW 9ii, par. 168.[29] Не радуйся, Израиль, до восторга, как другие народы, ибо ты
блудодействуешь, удалившись от Бога твоего: любишь блудодейные дары
на всех гумнах (Осия 9:1).[30]H.Y. Kluger, “Ruth”, p. 71.
  class="castalia castalia-beige"