Перевод

Глава 13. Северная Африка

Глаз в треугольнике

Израэль Регарди

 

Глаз в Треугольнике

 

Часть 3

 

Глава 13

 

Северная Африка

 

Инициатический опыт, произошедший в конце 1909 года на Африканском континенте, куда Кроули отправился с Виктором Нойбургом, довольно трудно описать. Возможно, именно потому Саймондс представлял в комическом виде весь этот эпизод в одной крошечной главе Великого Зверя, Глава 10, «Испытание Брата Пердурабо». Возможно, также, именно поэтому, обычно благожелательный Кэммелл так много фактов переворачивает с ног на голову. Видимо, они не чувствовали себя в силах справиться с задачей и не понимали, что происходит на самом деле. Я тоже чувствую себя далеко не компетентным в этом необыкновенном деле, и мое понимание Видения и Голоса, колоссальной серии апокалиптических видений, все еще остается неполным.

А.:А.:, как постановил Кроули, действовал в том настроении, что сформировалось примерно во время его Североафриканского опыта. Было несколько студентов, небольшая горстка, которые дали торжественное обещание выполнить Великую Работу, начав различные практики йоги и магии, изложенные в официальных инструкциях. Одним из этих практикантов был молодой человек по имени Виктор Нойбург, недавний выпускник Кембриджа. Как говорит Кэммелл, он был высокочувствительным юношей и прекрасным поэтом. По прочтении книги Нойбурга Rosa Ignota, я охотно с этим соглашусь. Конечно, влияние Кроули очевидно, но поэма показывает большие перспективы, независимо от магического прикосновения наставника. Будучи евреем, он происходил из хорошей семьи, где он получил и богатство, и воспитание. Какие самые сокровенные проблемы толкнули его на Великий Поиск, я не знаю. Но он нашел свою дорогу к Кроули, с которым испытал высоты и глубины. Кэммелл, который также знал Нойбурга, представляет замечательное описание и может сказать о нем некоторые интересные вещи.

«Внешность Нойбурга сильно изумила меня», - утверждает Кэммелл при первой встрече с ним в Лондоне в 1930 году и после некоторого общения. «Я думал, что гравюра на дереве, сделанная им самим для обложки его книги Larkspur (Ласточкин Хвост, или Дельфиниум Полевой – прим. перев.), это только фантазия; но что касается фигуры персонажа, то она соответствовала действительности; а вот голова была карикатурна. Нойбург был невысокого роста, взъерошенный, гномоподобный. Я полагаю, он был одним из тех представителей волшебного народа, что заключены в человеческом теле, как в темнице, о которых Морис Хьюлетт писал в своей замечательной книге Легенда о Прозерпине. Его голова и лицо были мощными и впечатляющими, с ярко выраженными еврейскими чертами; его гений был очевиден…

«С Кроули Нойберга познакомил Капитан Фуллер. Нойбург в то время учился в Тринити, Кембридж, готовясь получить диплом с отличием по языкам средневековья и современности. Он также был блестящим ученым-классиком… При первом знакомстве он произвел на Кроули странное и очень своеобразное впечатление. Через высокомерные, уже слишком искушенные глаза, Кроули видел в Нойбурге наивного, неопытного юнца, невинного и несведущего о его (Кроули) восхваляемом Знании Добра и Зла. В то же время, он понимал по дару интуиции, которым так сильно гордился, и который нередко бывал неточен, что этот юноша обладает гением, причем, гением двояким – гением поэзии и гением магии».

Затем Кэммелл описывает, как Нойбург после окончания Кембриджа уехал с Кроули в Париж, где был намеренно развращен, разочарован в своих самых блестящих мечтах, его самые высокие идеалы разрушились, и у него было украдено все настоящее счастье и самоуважение на всю оставшуюся жизнь. Все это Кроули сделал «уверяя себя и других в своей несравненной софистике, которая была его характерным оружием, что он делает это для блага Нойбурга, и что развращая его, он укрепляет его душу. На мой взгляд, это было одним из худших деяний Кроули за всю его жизнь».

Кэммелл навевает мне мысли о педанте, о моралисте викторианской эпохи, высокомерном снобе, который выносит суждения, когда он неспособен понять мотивирующие факторы. Я не буду подвергать сомнению ни одно из измышлений Кэммела. Тем не менее, должно быть очевидно, что речь идет о том, как эти двое создали и увековечили гомосексуальные взаимоотношения.

«Как и почему Нойбург выдерживал Кроули, для меня загадка; но храбрость Нойбурга не соответствовала его гению, а также ни его физическая, ни моральная сила не была соизмерима с его интеллектуальными способностями».

Нойбург выдерживал Кроули, потому что Кроули был нужен ему. Все было очень просто. Это не имеет абсолютно никакого отношения к трусости. В симбиотических взаимоотношениях один партнер предоставляет что-то, а другой принимает. И такие взаимоотношения никогда не бывают статичны; они всегда содержат в себе возвратно-поступательное движение и существуют на основе взаимности. Мазохист имеет потребность в садисте, а садист нуждается в мазохисте. Бессознательные эмоциональные факторы, какими бы они ни были, подталкивали Нойбурга поддерживать эти взаимоотношения. И это ни в коей мере не к тому, чтобы осуждать его какими бы то ни было средствами. Лично я могу честно и искренне сказать – на все милость Божья! Лишь немногие из нас по-настоящему знают, какие мы в своих глубинах. Иногда нам требуется сокрушительный опыт, чтобы понять и осознать монстров, которые скрываются внутри – демонов или богов, это уже дело случая.

Контакт Нойбурга с Кроули был сокрушительным, я уверен, и уже на основе этого одного я могу ему глубоко сочувствовать. Я знаю, что это такое – находиться в атмосфере этого человека. Но в данном случае вина не всецело со стороны Кроули. В какой-то мере Нойбург, по всей видимости, был добровольным партнером в чем бы то ни было, произошедшем между ними, сексуально, социально и духовно.

Многие «факты», использованные в книге Кэммелла, неверны. Подготовка Кроули к Енохианской системе началась десять лет назад, в 1899 году, потому что она была неотъемлемой частью учебной программы для Младших Адептов Золотой Зари. Было несколько документов, в которых подробно описывались Енохианские скрижали, соответствия Каббалы и таро каждому квадрату этих таблиц, и сложные методы, путем которых разрабатывалось каждое малейшее соответствие. Таблицы упоминаются, но не более того, в каждом из Ритуалов Степеней. Проницательный ученик, находясь в храме, смог бы увидеть эти Таблицы на стене. Как часть учебной программы Младшего Адепта, Кроули интенсивно изучал их с Алланом Беннетом – по крайней мере, интеллектуально. Он прочно усвоил принципы Енохианской системы задолго до того, как уехал в Мексику.

В одной из предыдущих глав уже излагалось, что находясь в Мексике в 1900 году, он попытался получить серию видений, основанных на енохианских формулах, но по той или иной причине, потерпел неудачу в этих устремлениях. Его собственное объяснение состояло в том, что он еще не достиг необходимой степени магической зрелости или духовного роста, чтобы войти на такие возвышенные уровни сознания, которые представлены Тридцатью Эфирами. Были получены только два видения, довольно неясных и, к тому же, непоследовательных, и после этого он перешел к другим вещам. От случая к случаю, он использовал некоторые енохианские формулы в других своих церемониях, но никогда не пытался завершить проект Тридцатого Эфира, пока не отправился с Виктором в Алжир, в тот самый 1909 год. Но енохианская система была неотъемлемой частью его натуры еще задолго до этого.

Золотая Заря оставила в его поэзии свои неизгладимые следы. Ряд этих стихотворений, вполне откровенно посвященных магическим темам, были написаны во время его тесного общения с Алланом. Пара из них включала толкования некоторых енохианских воззваний и инвокаций в стихотворной форме. Например, одно из них можно найти в «Храме Святого Духа» в Первом Томе Собрания Сочинений; оно называется «Атанор». Во Втором Томе, «Инвокация», на который я уже делал несколько ссылок, содержится несколько строк на енохианском языке. Непосредственно перед этим, в книге под названием «Оракулы», есть другое стихотворение, которое называется «Воззвание к Сильфам». Это переложение со староанглийского перевода Доктора Джона Ди с оригинального енохианского:

 

Узри, вот Я; круг, на чьих руках

Стоит Двенадцатичастное Королевство моей Божественности.

Числом шесть могучие места живого дыхания,

Остальные – острые серпы или рога смерти,

Которые находятся и не находятся в моей собственной власти.

Спят ли они? Они восходят

В назначенный мной час.

Я назначаю вас распорядителями в первозданный день.

И поставьте ваши троны на моем небесном пути.

Я дал вам власть над движением времени,

Чтобы все ваши ладьи поднялись к моей короне.

Из всех уголков ваших крепостных пещер

Вы можете призвать меня, и ваши мудрые собрания

Должны пролить огни роста, жизни и рождения,

Непрерывное падение росы на жаждущую землю.

Так, вы созданы из Справедливости и Истины,

Звуки Неистовства, и Властители Руфи.

Силой величия Его Имени, вашего Бога, я говорю, взойдите!

Узрите! Его милость шепчет в небесах.

Его Имя могущественно в нас до конца.

К Нему мы взываем: приди, ответь и снизойди!

Обратитесь к нам сами; взойдите! Для чего?

Мы есть Мудрость вашего Наивысочайшего Бога!

 

Этот перевод одного из Воззваний был написан задолго до Африканской экспедиции, возможно, где-то в районе 1901-1902 года. Таким образом, совершенно ясно, что это опровергает предположение о том, что он впервые начал изучать Енохианскую систему в Северной Африке. Во время его путешествия туда с Нойбургом, он был уже опытным действующим лицом в этой игре.

«История этой книги», - писал Кэммел о томе Мерика Казобона Истинное и Верное Отношение к Тому, что происходило в течение многих Лет Между Доктором Джоном Ди и Некоторыми Духами, и т.д., - «и ее авторов необычайна, и принимая во внимание эффект ее возвышенности на Кроули, особенно интересна. Отныне и впредь, не только Магия Кроули, но и вся его Философия, была окрашена и во многом, трансформирована его изучением Ди».

И снова, это правда только отчасти. Это в значительной степени неверно, поскольку Кэммелл и другие подобные биографы не поняли, что система Джона Ди – Эдварда Келли была включена в систему Золотой Зари Мазерсом, или кем бы то ни было, кто вдохновил Мазерса написать оригинальные документы для этого Ордена. Тот, кто незнаком с системой Золотой Зари, просто не способен осознать, что система Ди – Келли, иначе известная как енохианская система, была короной и славой Золотой Зари. Она служила средством синтеза для каждого крошечного фрагмента учения любого рода, которым обладал Орден. Все было приведено в соответствие с Енохианскими Таблицами. И когда я говорю все, я имею это в виду буквально.

Независимо от того, какая фаза учения Золотой Зари являлась доступной, она была синтезирована в енохианскую систему тонким касанием, так, что занимала в ней свое собственное место, как интегральная часть колоссальной структуры. Будучи расширенной гением Золотой Зари, изначальная простая система Ди – Келли вскоре потерялась среди множества сравнительных оккультных материалов, о которых никто из этих двоих людей ничего не знал. Они бы никогда не узнали свою небольшую систему, в том виде, что они получили ее во времена Элизабет, в экстраординарной структуре, которая была возведена на ней Золотой Зарей.

Следующая дата взята из эссе, написанное мной примерно 30 лет назад в качестве Вступления к Енохианской Системе, опубликованной в Томе IV Золотой Зари. Я воспроизвожу его большую часть здесь, в этом самом месте, потому что она поможет сделать понятной большую часть следующей дискуссии:

 

«На эту тему было значительное число детализированных и высоко сложных инструкций, содержащихся в целом ряде документов. В моем распоряжении находились манускрипты, в общей сумме составляющие не менее 70000 слов, кроме этого, несколько больших схем, диаграмм и цветных таблиц… Поскольку это синтетическое объединение всей Работы Ордена, ученик найдет насущным и императивным основательно ознакомиться со всеми другими элементами знания, которым обучает Золотая Заря. Он должен знать соответствия таро и геомантии настолько хорошо, что имена, символы и идеи должны у него “пылать на кончиках пальцев” – это, естественно, в дополнение к базовому знанию составляющих еврейского алфавита, Древа Жизни и Каббалы в целом. Формулы практической магии, полученные из Z-документов, работа кандидата с символизмом, храмом и церемонией Степени Неофита, должны быть не только изучены и сохранены в памяти, но и поняты. Студенту нужно будет в совершенстве ознакомиться с ритуалами Пентаграммы и Гексаграммы, формулами Церемоний Посвящения, общим искусством Инвокаций и созданием Телематических Образов, и рисованием Сигилов…

Очень мало известно о происхождении этих Таблиц и инвокаций, которые сопутствуют их использованию. В Ордене не говорилось практически ничего из того, что могло бы прояснить этот предмет, хотя в Ритуале Младшего Адепта говорится, что Кристиан Розенкрейц и его непосредственные коллеги, чья предполагаемая дата жизни – в районе 1400 года н.э., расшифровали какую-то часть “магического языка, на котором написаны Элементальные Таблицы”. Тем не менее, насколько нам удается выяснить, система явилась на свет путем церемониального скраинга Доктора Джона Ди и Сэра Эдварда Келли в конце 16 века. Оригинальные дневники д-ра Джона Ди, хранящие в себе записи о развитии системы, можно найти в Sloane Mss 3189-3191 Британского Музея. Но совершенно ясно, что в этих дневниках содержится только рудиментарная схема, что несет в себе лишь самое отдаленное отношение к необычайно развитой системе, применяемой в Ордене. Кто бы ни был ответственен за Орденскую схему Ангельских Таблиц – был ли это Мазерс и Уэсткотт, или немецкие Адепты Розенкрейцеры, от которых последние, как предполагается, получили свое знание – он был наделен такой изобретательностью и пониманием Магии, какой никогда не обладали ни Ди, ни Келли.

Некоторые из ясновидящих Ордена утверждали, что Ди и Келли каким-то образом получили доступ к формированию Енохианской системы, когда они были в Центральной Европе. Утверждается, что многочисленные розенкрейцерские центры существовали в Германии, Австрии и Богемии, и Ди с Келли были оба приняты в них. Хотя это может быть и правдоподобная теория, нет ни малейшего следа объективных доказательств этого предположения. Тем не менее, другие полагали, что она представляет собой возрождение некоторых видов Магии Атлантов, при том, что те, кто настаивает на этой теории, не объясняют ни дневников Ди, ни его интерпретации метода, которым пользовались он и Эдвард Келли, чтобы постичь и освоить корни этой системы.

В целом, факты, касающиеся происхождения системы, таковы. Больше ста крупных квадратов, заполненных письменами, полученными Ди и Келли способом, который мы не можем точно определить. (Кэммелл предполагает, что совершенно независимо от ясновидения Келли и использования Кристалла, имела место коммуникация «Прямой Связи». Вполне вероятно, что это именно так и было. – И.Р.) Работая, Ди, например, имел перед собой на письменном столе одну или более из этих таблиц, как правило, 49”x 49”, некоторые из которых были заполнены, в то время как другие содержали буквы только в чередующихся квадратах. Затем, Сэр Эдвард Келли садился за стол, который они называли Святым Столом, где находились различные магические пентакли, которые покоились на восковых печатях. На этом Столе находился огромный Кристалл, или Магический Камень, в котором через некоторое время, как он сообщал, он видел Ангела, который жезлом последовательно показывал на буквы на определенных таблицах. После этого Келли сообщал Ди, на что указывал Ангел, например, на 4-ю колонку 29-го ряда одной из многочисленных карт, и так далее, по-видимому, не говоря уже о письме, которое Ди затем находил на столе перед собой и записывал. Когда Ангел завершал свои наставления, послание – когда оно касалось некоторых основных инвокаций или Призываний – переписывалось в обратном порядке. Оно было продиктовано Ангелом в обратном порядке, так как считалось слишком опасным, чтобы сообщаться в прямой форме; каждое слово было таким мощным заклинанием, что его прямое произношение или диктовка могли пробудить силы и энергии, нежелательные в данный момент…

В ритуалах Внешнего Ордена, когда кандидату показывают на таблицы в Храме, говорится, что они написаны на «языке, который в нашей традиции называется Тайным Языком Ангелов»… Этот Ангельский Тайный Язык, каким бы ни было его происхождение, является истинным языком. Совершенно очевидно, что у него есть свой собственный синтаксис и грамматика, и призывания на этом языке – это не просто строки слов, но предложения, которые можно перевести, а не просто транслитерировать на английский язык…

D.D.C.F. говорит в своей Нотанде к Книге Собрания Сил, что «скрижали Еноха требуют, в действительности, многих лет изучения, и вознаградят такие затраты времени и энергии. Знания, воплощенные в этом манускрипте, очень поверхностны и элементарны, и совершенно не соответствуют Енохианским таблицам. Вы должны воспринимать это лишь как слабую попытку дать то, что на первый взгляд кажется разумным, и как не имеющее никакого отношения к миру Духовной Истины, которую хранят скрижали, и которую верховный адепт способен заставить их выдать».

 

И снова, я утверждаю, что эта тщательно разработанная система Золотой Зари стала частью внутреннего мира Кроули. Это была неотъемлемая часть его души, оставленная ему в наследство Джорджем Сесилом Джонсом и Алланом Беннеттом. Однако, то, что он делал с этим, было, опять таки, чем-то еще. Он зашел с этим дальше, чем предполагали даже лидеры Золотой Зари. Мне не известно ничего из документации Ордена, что хотя бы намекало на разновидность визионерского и духовного опыта, который Кроули удалось получить из него.

Поэтому, будет не совсем верно утверждать, что вся философия и магия Кроули была создана на основе работ Джона Ди и имела их оттенок. Это поверхностная точка зрения – в действительности, это только половина правды. Правильней было бы сказать, что философия и магия Кроули были, по существу, философией и магией Золотой Зари, которые он творчески трансформировал, со своим гением и духом приключений, точно так же как Золотая Заря трансформировала изначальный материал Ди и Келли.

Документы Золотой Зари описывают инвокации на изначальном енохианском языке, дают английский перевод и предлагают полное руководство по их произношению. В основном, каждая буква енохианского алфавита произносилась как буква иврита. Собственный документ Кроули в Эквиноксе IV просто повторяет наставления Золотой Зари.

Вопреки заявлению Кэммелла о том, что Кроули открыл истинное произношение енохианского языка, и что он (Кэммелл) слышал, как Кроули делал воззвания с той торжественной и звучной интонацией, которую он называл «Магическим голосом», Кроули, на самом деле, обладал тонким, женственным, довольно писклявым голосом. Это была одна из самых заметных сторон, где проявлялся его гомосексуальный аспект. Я бы никогда не подумал, что у него был сильный мужественный голос, способный создавать звучание громогласного призыва.

Что было самым важным касательно Нойбурга для Кроули, так это то, что последний, по-видимости, владел некоторыми медиумистическими способностями. «Кроули с самого начала видел Нойбурга в роли сэра Эдварда Келли, сам играя роль доктора Ди», - предполагает Кэммелл. Это вполне может быть.

 

 

«Попробуем представить себе Кроули таким, каким он был тогда – этого странного, неустрашимого, ужасного человека (именно!), в тюрбане и одетого как марокканцы, выжженные солнцем густобородые жители пустыни, шагающие вперед, милю за милей, под безжалостным огнем африканского солнца над вечными песками бескрайней тишины Сахары… Путешествуя в образе странствующего волшебника, он замаскировал Нойбурга как подручного джинна или демона, обрив его голову за исключением двух пучков волос, скрученных в рога, и водил за собой на цепи. Со своей собственной грозной внешностью в восточном наряде и с демоном на поводке, неудивительно, что чародей Кроули завладел уважением суеверных арабов.»

 

Это звучит, как Кроули, со всем своим чувством юмора, эксгибиционизмом и садизмом в одном флаконе. Я с легкостью мог бы предположить, что Нойбург, как жертва, мирился с этим абсурдом, главным образом, потому, что он был преданным учеником, а Кроули – гуру, и потому что он не осмеливался слишком энергично возражать, в силу своей великой внутренней потребности в Кроули. Парадоксальная составляющая эгоцентричного эксгибиционизма Кроули придавала этой сцене яркий оттенок и, должно быть, чрезвычайно нравилась Кроули.

Он никогда не был экстрасенсом; возможно, именно поэтому в последующие годы он так старался тренировать и развивать своих женщин, чтобы они становились провидцами для него. Но в Северной Африке его видение открылось фантастически. Сложно сказать, было ли это благодаря непосредственной близости Нойбурга, или незамедлительным результатом всей тяжелой магической работы, которую он завершил только недавно.

 

«Шествуя, он читает по-арабски из Корана, чтобы подготовить свой ум к восприятию Видения. Тысячу и один раз каждый день в течение этого похода, Кроули читал священные стихи, и после каждого чтения простирался на пламенеющем песке.»

 

Только в 9 Эфире ему было дано специальное указание делать это. Нет никаких свидетельств того, что такая подготовка была к предшествующим Аирам или Эфирам.

Именно способность Кроули играть эту роль некоторое время назад привели меня к ощущению, что в этом отношении у него очень много общего со Шри РамаКришной. Он тоже с вдохновением и страстью экспериментировал с каждой формой религии, не важно с какой. И Кроули, совсем как раньше он экспериментировал с йогой и ритуалами западной магии, буддийской медитацией и тантрой, сейчас пытался работать с магометанскими методами. В сущности, не имеет значения, сделал ли он это потому, что ему это было приказано в видении, или потому что он чувствовал, что это произведет глубокое впечатление на суеверных арабов вокруг него, и которые, таким образом, оставят его и Виктора в покое. В любом случае, это было героическим поведением. Каждому кто сомневается, следует попробовать любой из этих методов за короткий период времени.

Не совсем ясно, что в первую очередь вызвало в нем стремление возобновить работу с этой частью енохианской системы. Его путешествие в Алжир с Виктором не было изначально, по крайней мере, сознательно, мотивировано желанием завершить неоконченное дело. Но в Аумале, как драматично выразился Кроули, чья-то Рука внезапно ударила молнией ему в сердце, и он понял, что теперь, в этот самый день, он снова должен взяться за дело, которое он оставил в Мексике в 1900 году (с того момента, на котором он остановился…). Параллельно с этим, возможно также, что у него была в рюкзаке одна из самых ранних записных книжек, в которую он с бесконечным терпением переписывал енохианские воззвания или Ключи, полученные от Ордена. Это было частью сформированного алгоритма его действий, или его естественных привычек.

И затем, в Аумале он приготовился возобновить исследования этих Эфиров. Соответственно, он купил несколько записных книжек. Простой план состоял в том, что он будет заниматься скраингом, а Виктор – записывать диктовки. После вечерней трапезы 23 ноября 1909 года, он призывал 28 Эфир путем соответствующего воззвания или инвокации. Когда результат сопоставлялся с ранее полученными результатами 29 и 30 Эфиров, обнаруживались те же апокалиптические особенности сюжета и стиля. Это было справедливо и для последующих. Тем не менее, существует непрерывное продвижение к согласованности, как в каждом Эфире самом по себе, так и в отношении его соседа. Субъект демонстрирует сумеречную торжественность и возвышенность, так же как и тенденцию к согласованию с теми великолепными концепциями космоса, теми мистическими законами Природы и идеями трансцендентной Истины, которые уже предвосхищались в наиболее возвышенных трансах, которые  Кроули испытывал вплоть до этого самого дня.

Метод получения Видения и Голоса был следующим. У Кроули был с собой большой золотой топаз (инкрустированный в крест распятия, состоящий из шести квадратов, деревянный и расписанный алым цветом), на котором был выгравирован греческий крест из пяти квадратов, заполненный Розой из 49 лепестков. И снова, позвольте мне напомнить, это – всецело церемония и символизм Золотой Зари, но он сделал все это своим собственным. Как правило, он держал этот крест в руке. Выбрав место, где его никто не потревожит, он брал этот камень и читал енохианский призыв. Удостоверившись, что призванные силы действительно присутствуют, он заставлял топаз играть свою роль, похожую на роль зеркала в истории Алисы. В двух словах, это был фокус для концентрации, и он использовал его как кристалл.

В книге Магика, где он описывает технику скраинга или путешествия в Теле Света, он писал относительно вышеизложенного описания: «С небольшой практикой, особенно если у вас есть хороший гуру, вы должны быть способны входить и выходить из своего астрального тела так же легко, как вы надеваете и снимаете домашний халат. Тогда отпадет необходимость посылать ваше астральное тело далеко; не двигаясь ни на дюйм, вы сможете «включать» его глаза и уши – так же просто, как человек с микроскопом может перенести все свое внимание с одного глаза на другой».

Он давно научился не утруждать себя путешествиями в любое конкретное место в своем Теле Света. Он осознал, что Пространство – это не вещь-в-себе, а просто подходящая категория (одна из множества подобных), ориентируясь по которой, мы можем отличать предметы друг от друга. Пространство и время основаны на субъективных факторах.

Сделав это, он описывал вслух, что он видел и повторял то, что слышал. Виктор записывал его продиктованные слова и попутно наблюдал любые феномены, которые изумляли его или казались странными. Например, время от времени Кроули впадал в глубокий безмолвный транс, так что между двумя последовательными предложениями могло пройти много минут, что заметно из текста.

Так, Провидец Кроули и Писец Нойбург непреклонно шли через пустыню Сахару, призывая Эфиры, один за одним, в подходящее время и подходящих местах, или когда Дух руководил ими. Как правило, каждый день получался один Эфир. К тому времени, когда они добрались до Боу-Саады, и приблизились к 20-му Эфиру, Кроули начал понимать, что эти видения были, так сказать, космополитичными. Они привели все системы магической доктрины в гармоничное соотношение. Богатая символика азиатских культов, идеи Каббалы – и иудейской, и греческой; тайны гностиков и древнего Хема, и так далее. Все системы мистицизма и религии, включая код Книги Закона, заняли свое правильное место, без малейшей склонности конфликтовать. На самом деле, он продолжал двигаться по линии, которая была изначально организована Золотой Зарей, линии, по которой он интеллектуально следовал на протяжении многих лет, и которую он независимо записал в книге 777. Теперь интеллектуальные способности не были задействованы. Это был духовный опыт.

Кроме первых двух незначительных видений, полученных в Мексике, в пустыне было добыто еще 28, что составляет в общей сумме 30. На анализ или обсуждение каждого из них было бы потрачено слишком много времени, и я не чувствую себя способным выполнить эту задачу. С собственными текстами Кроули и его комментариями в форме заметок, сделанными много лет спустя, стоит ознакомиться. Однако, есть аспекты двух или трех из них, которые нужно упомянуть, как необходимые последствия испытаний и достижений трехлетней давности. В то время, в Китае, он на своем опыте убедился в бессмысленности и бесполезности интеллекта, и его полной неспособности решить великие проблемы существования. В результате этого он погрузился в Бездну, из которой был спасен призывами Авгоэйдов, продолжавшимися на протяжении всего 1906 года, и достигших своей кульминации в самадхи. И далее, он подал заявку на степень 8=3, хотя и парадоксально отказался от нее. Некоторые из событий, связанных с определенными Эфирами, привели к повторению трансцендентального опыта перехода через Бездну с разрушением брони характера, которая искажала то, чем было эго, и его появление в качестве полноценного 8=3, Магистра Храма. Именно с этой фазой видений я и собираюсь разобраться.

На этом этапе, однако, требуется несколько слов предварительного объяснения. Поскольку Видения говорят об Ангелах и других существах, я чувствую, что нам следует позволить собственным произведениям Кроули объяснить, что он хотел ими сказать. В одном эссе, имеющем отношение к дивинации, он писал: «Мы постулируем существование интеллектов, как внутри, так и вне прорицателя, которые он непосредственно не осознает. (Для теории не имеет значения, является ли так называемый сообщающийся дух объективной сущностью или скрытой частью разума самого прорицателя.)»

В своем учебнике Магика он расширил эту тему, следующими словами:

 

«Мы можем считать всех живых существ частями нас самих, но более целесообразно рассматривать их как независимых. Максимальная Гармония – это наш канон «Истины». Таким образом, мы должны относиться к психическим явлениям, связанными с «Астральными» Существами, не ограничивая себя никакими теориями. Согласованность – единственное качество, требуемое от нас.

Магия делает нас способными получать сенсорные впечатления от миров, иных, нежели «физическая вселенная» (в привычном понимании профанной науки). Эти миры имеют свои собственные законы; их обитатели, зачастую, обладают псевдо-человеческим интеллектом; существует определенный набор взаимоотношений между определенными нашими «идеями» и их проявлениями, и определенными типами явлений. (Таким образом, символы, Каббала, и так далее, делают нас способными коммуницировать с теми, с кем мы выбираем).

«Астральные» существа обладают знанием и могуществом другой разновидности, чем наши собственные; и их «вселенная», по всей видимости, другая, нежели наша, в некоторых отношениях. (Наше понимание «кости» не такое же, как у собаки; а близорукий человек видит вещи не так, как нормальный). Удобней предполагать объективное существование «Ангела», который дает нам новое знание, чем утверждать, что наша инвокация пробудила сверхъестественную силу в нас самих».[1] 

 

В 19 Эфире акцент сделан на смерти и разрушении, предвещая ему переход через Бездну, и крепко укореняя в его духе истинное значение слова Нирвана, как аннигиляция эго.

 

«И вот, наконец, выходит Ангел из Эфира, который подобен Ангелу четырнадцатого ключа Ряда, с прекрасными голубыми крыльями, в голубых одеждах, с Солнцем, застегнутом как брошь, на ее поясе и двумя полумесяцами в сандалиях на ногах. Ее волосы струятся золотом, каждая искорка как звезда. В ее руках факел Пенелопы и чаша Цирцеи.

Она приходит и целует меня в губы, и говорит: «Благословен ты, узревший моего Господина Себека в его славе. Есть многие чемпионы жизни, но все они выбиты из седла копьем смерти. Есть многие дети света, но сияние их глаз будет потушено Матерью Тьмы. Многие являются слугами любви, но любовь (которая не утоляется ничем, кроме любви), будет потушена, как ребенком, что берет фитиль свечи между большим и указательным пальцами, богом, что возлежит в одиночестве… Я есмь Ангел луны. Я – та, кто скрыта вуалью, кто восседает меж колоннами, скрытая сияющей вуалью, и на моих коленях открытая Книга тайн невыразимого Света. Я есть устремление к высшему; я – любовь к непознанному; я – неизъяснимая боль в сердце человека. Я – священнослужительница таинства боли. Я раскачиваю кадило поклонения и окропляю водами очищения. Я дочь дома Незримого. Я – Жрица Серебряной Звезды.

И она подхватывает меня, как мать подхватывает свое дитя, и держит меня на левой руке, и прижимает мои губы к своей груди. И на груди ее написано: Rosa Mundi est Lilium Coeli (Роза Мира – это Лилия Небес. – прим. перев.)»

 

Мы можем, если захотим, увидеть здесь, в этом действии, прославленный эдипов комплекс. Возвращение вытесненного. Его инфантильные инцестуозные фантазии о матери, спрятанных под весом всевозможных массивных видов защит, и прорвавшиеся с полной силой. Это жизнеспособная линия интерпретации, и я не вижу возражений к ней. Однако, это мало что объясняет. Архетипическое представление Юнга о Великой Матери и процессе перерождения немного более ясное, но все же, оставляет желать лучшего.

 

«И я вырос, став таким же великим, как и Ангел. И мы стоим, словно прикованные, лицом к лицу, наши руки и губы, груди, колени и стопы прижаты друг к другу, и ее глаза пронзают мои глаза, как кружащиеся стальные стрелы, так что я стремительно падаю назад, сквозь Эфир – и раздается внезапный и оглушительный крик, совершенно ошеломляющий, холодный и жестокий: Осирис был черным богом! И эфир хлопает в ладоши, громче тысячи громовых раскатов.

Я вернулся.»

 

Мы могли бы продолжить толкование Эдипа и придать Осирису значение отца, отца Гора. Он черный, цвета смерти. Смерть есть продолжение всех инфантильных фантазий инцеста, и только вытеснение может запечатать это ужасное знание детства. Но, вытеснение или нет, смерть и насилие преследовали его всю его жизнь, со времен детской фантазии, и до дня видения. Это, несомненно, важно, но едва ли достаточно для гарантии того, что это произвело на него наивысший и решающий эффект.

Подстрочная заметка, сделанная Кроули к утверждению о том, что Осирис был черным богом, потрясающе красноречива:

 

«Для провидца тех времен это откровение являло собой чудовищный ужас. Доктрина Третьего Ордена не была провозглашена. Он предполагал воссоединиться с Великой Матерью путем, подобным тому, который он переживал в достижении Знания и Собеседования со Святым Ангелом-Хранителем. Но достижение Степени Мастера Храма предусматривает Аннигиляцию аспиранта. «Осирис – черный бог»; т.е. цвет сущности Бины – ЧЕРНЫЙ. Любовь Бины – это любовь Королевы Скорпионов, которая пожирает своего партнера. Таким образом, это откровение было подобно тому, как если бы романтический любовник внезапно осознал, что Девушка его Мечты намеревается завершить их первую ночь любви завтраком, на котором он должен составить основное блюдо! Доктрина подразумевает, что человек не должен быть ребенком, но Матерью».

 

Даже собственная интерпретация Кроули указывает на ошеломляюще очевидный факт, что смерть ожидает его. Это не было настоящей физической гибелью, но чем-то хотя и более тонким, тем не менее, реальным и всепоглощающим, и возможно даже более разрушительным. Это являет собой аннигиляцию всего, чем является человек. Это предчувствие прохождения испытания Бездны, угасания, подобно задуванию свечи, эго. Это означало конец отдельного существования и начало Жизни, которая принадлежит всем. Это подтверждается в 14 Эфире, где после вхождения в видение он заметил:

 

«Теперь завеса тьмы образована из огромного числа чрезвычайно тонких черных вуалей, и ты разрываешь их одну за одной. И голос говорит: «Нет света или знания, красоты или стабильности в Царстве Могилы, куда ты идешь. И червь коронован там. Все чем ты был, он съел, и все, чем ты являешься – его пища на завтра. И все чем ты будешь – это ничто. Ты, желающий войти во владения Величайшего Ночи Времен, должен принять это бремя. Не стоит углубляться».

 

Здесь ему даются дальнейшие драматические намеки на цель, к которой он бессознательно стремился. С самого начала своей мистической карьеры он стремился к тому, что можно назвать бессмертным средством выражения, к тому, что продолжит существование дольше, чем просто период времени человеческой жизни. Достижение, на которое поколения будущего смогут показать и сказать: «это была работа Алистера Кроули». Шок был бы невыразимым и неподдающимся описанию, если бы выяснилось, что хотя цель – высоты, могила, в буквальном смысле, была концом.

Есть интересная философская сноска, которую он оставил к ангельскому предписанию не углубляться. Он написал: «Бесполезно искать душу вещей под их внешностью; так как внешность и есть их душа». Это вершина высочайшего представления Дзэн. Реальность – это видимость, а видимость – это реальность.

Чтобы положить конец его борьбе в этом конкретном видении, его предупредили, что ему следует уйти; это было после полудня в пустыне неподалеку от Боу-Саада. Он не предпринимал попыток снова вернуться в этот Эфир до поздней ночи. Должно быть, это потрясло его до глубины души. И снова, как предвестие того, что он воспринимает разрушение своего собственного эго, Видение открывается снова:

«Тьма сгущается вокруг, такая непроглядная, такая цепкая, такая пронизывающая, такая гнетущая, что вся другая тьма, которую я когда-либо воспринимал, была бы ярким светом рядом с ней».

 

С этого момента все, что слышалось, воспринималось и ощущалось другими способами, было грозным, зловещим и пророческим. Каждый символ и метафорическая фраза, произнесенные Ангелом Эфира, предвещали обреченность, смерть и скорбь. Все это атрибуты Сатурна, Бины, темной ночи Высших Существ, что над Бездной, куда не может войти ни один человек, и все же, один человек явился.

 

«Ты вошел в ночь; ты все еще жаждешь дня? Печаль мое имя и удел. Я опоясан скорбью… свет солнца не будет светить на тебя, и луна не одарит тебя своим блеском. И звезды спрячутся, потому что ты прошел за пределы этих вещей, за пределы потребности в этих вещах, за пределы желаний этих вещей…»

 

Затем последовало то, что полностью сбило его с ног, таким совершенно неожиданным это было с точки зрения его предыдущей мистической системы отсчета.

 

«То, что я принял за очертания скал, скорей почувствовал, чем увидел, оказалось Мастерами, скрытыми вуалями, сидящими абсолютно спокойно и безмолвно. И никого нельзя было отличить от других.

И Ангел сказал: Узри, куда твой Ангел привел тебя! Ты просил славы, власти и удовольствия, здоровья, богатства и любви, и силы, и долготы своих дней. Ты держал жизнь восьмью щупальцами, подобно осьминогу. Ты искал четырех сил и семи наслаждений, и двенадцати освобождений, и двадцати двух Привилегий, и сорока девяти Проявлений, и вот, ты стал одним из Них. Согнуты их спины, на которых покоится Вселенная, сокрыты их лица, узревшие славу неизреченную.

Эти адепты кажутся Пирамидами – их капюшоны и мантии как Пирамиды.

И Ангел сказал: Воистину, Пирамида – это Храм Посвящения. Воистину, это также и гробница. Думаешь ли ты, что есть жизнь в этих Мастерах Храма, которые сидят, скрытые капюшонами, собравшись группой на берегу Моря? Воистину, в них нет жизни».

 

И снова, здесь есть некоторые тонкие компоненты Золотой Зари. В енохианской системе каждый квадрат каждой элементальной таблицы имеет множество атрибутов. Каждому соответствует карта Таро, геомантический символ, элемент и астрологическое качество. Таким образом, существует четыре аспекта, формирующих четыре стороны пирамиды. Но чтобы завершить символ, вершина пирамиды сглаживается, чтобы дать возможность проявиться пятому элементу, Акаша, который был предначертан в степени Портала Крипты Адептов.

Енохианские документы, которые далее вручают младшему Адепту, содержат всеобъемлющий символизм и практическую магическую систему, связанную с этой пирамидой. На вершине каждой пирамиды располагается Египетский бог, чтобы представить пятый элемент. Предприимчивый студент должен был сделать маленькие картонные модели этой схемы, в полном цвете, так чтобы перед попыткой войти в пирамиду с помощью психологической идентификации и скраинга в духовном видении, он смог бы ясно увидеть это перед собой. В пирамиде находится сфинкс замысловатой символики. Но этот Эфир, который Кроули расследует сейчас, представлял новый, но опустошительно новый символ. Пирамида была гробницей. Его гробницей!

Я снова должен привлечь внимание назад, к теме начала приключений Кроули в системе Золотой Зари. До того, как он был принят, он писал Уэйту, чтобы получить рекомендацию или совет. Уэйт, сделав больше, чем рассчитывал, порекомендовал прочесть Облако над Святилищем Фон Эккартсхаузена. И именно в этих текстах Кроули впервые познакомился с идеей Тайной Школы Адептов, божественных Святых, Тайных Вождей Ордена, к которому он стремился, хранителей, которые наблюдали за судьбой человечества. Его священнейщим стремлением было стать одним из его членов, и быть принятым в их сакральную школу. На протяжении всех лет в Золотой Заре это было путеводной звездой его устремлений. Когда он стал более изощренным, видение немного потускнело; со временем оно было отброшено, как мы уже видели, как фантасмагоричное и нереальное.

Здесь, в этом Эфире, он внезапно встретился с той же самой идеей, но несколько в другой интерпретации. Эти вожди, на самом деле, были частью великой Школы, но студентами были те, чье эго аннигилировалось, а Учителем была сама Смерть. И вот, наконец, он был допущен в это Собрание, где верительные грамоты принятия были свидетельством его собственному финалу. Ничто из того, что он испытывал ранее, не подготовило его к этому. Ни даже его временное безумие в Китае! Ни переход через Бездну путем призывания Авгоэйдов, который последовал за этим умопомрачительным испытанием.

Ему дали время прийти в себя. Следующее видение показало, что он, перешедший через Бездну, получил новое имя, Немо – не человек! Его дух смешался с Единой Жизнью; капля росы упала в Сияющее Море, или наоборот. Немо должен был сделать специфическую работу, в плане обучения, готовя так же и других к этому испытанию. Это было описано хранителем видения.

В следующем Эфире появились полностью новые серии идей, вращающиеся вокруг символизма Зверя и Бабалон. Старое библейское произношение Бабилон было отброшено; новое произношение имело для него особое нумерологическое значение. Это вращалось, главным образом вокруг того, что в Восточной Тантре называется доктриной Шакти-Шивы. Это богиня Шакти, вселенская энергия, от которой берет начало и развивается вся вселенная, заключена в кратковременные, но вечные сексуальные объятия со своим супругом Шивой, разумом и духом. Это вариация санкхья-дуализма, Пракрити и Пуруши, материальной энергии и Духа. Они находятся в вечном единении. Именно из их оргиастического союза формируются все вещи во вселенной, на каждом плане. Мимолетные и вечные сексуальные объятия – ибо за пределами Бездны, на плане, превосходящем время, нет ни времени, ни пространства, как мы их знаем. Эволюционный процесс, который занял миллиарды лет в наших формальных понятиях интеллекта – это лишь фрагмент времени за пределами. Это экстаз единения, который мы в царстве двойственности интерпретируем как миллиарды лет.

Но Бабалон, персонификация бесконечной энергии, Шакти, предстает здесь Кроули, кто был рожден и воспитан на Библии, как Алая Женщина.

 

«Голос продолжает: Это Мистерия Бабалон, Матери Мерзостей, и в этом тайна ее распутств, ибо она отдала себя всему, что живет и стала сопричастна ко всем их тайнам. И поскольку она сделала себя служанкой каждого, она стала любовницей и госпожой всего. Ты все еще не можешь постичь ее славы… И Ангел сказал: Благословенны святые, те, чья кровь соединена в чаше, и более не могут быть разлучены».

 

Этот намек Кроули всегда истолковывал исключительно в духе Веданты. Маленькое человеческое эго, символизируемое кровью, которая есть жизнь организма, отброшено и смешано со Вселенской Жизнью, Атманом. Разделение – это ересь, которую следует преодолеть. Не путем мышления или чувствования, но путем прямого духовного опыта, опыта психической смерти во имя возрождения. Кроули испытал это во время эпизода в Китае. И теперь он снова должен был пройти через это. Он уже однажды пережил это, но ему предстояло снова изведать опыт вызова, который представлял собой дезинтеграцию разума через призывание Хоронзона, демона Бездны, чей символ – это рассеивание.

Однако, есть две важные сноски, содержащие комментарий Кроули, которые следует процитировать здесь в качестве объяснения опыта этих Эфиров:

 

«Мастер Храма – это маленькая пирамидка из пыли в Городе Пирамид, ожидающая Огня, который сожжет ее в белый пепел. Но изначальное сочетание санкхар (тенденций – элементов характера человека) лишено эго. Ахамкара (способность создавать эго) была освоена. Однако, санкхары все еще связаны кармой адепта, ибо они должны быть самым прочным образом связаны им, чтобы он мог сосредоточить всю их энергию на Великой Работе оставления единственным жестом «всего, что у него было, и всего, чем он является». Они, соответственно, держатся вместе; его Воля исполнена, и он свободен от них; но они зависят от элементов, составляющих ту истинную Волю, которая, с тех пор как он преуспел в этом, может являться только Возвышенной Страстью помочь Человечеству «преодолеть Пространство и, наконец, подняться на стены Времени, и тем Золотым Путем, которым прошли великие, достичь Бога». Таким образом, возникает явление такого рода «как утренняя звезда, или как вечерняя звезда, чтобы дать свет тем, кто сидит в темноте и в тени смерти». Это и есть сам человек, за исключением того, что его отдельной индивидуальности больше нет; она заменяется этой единственной страстью к спасению человечества».

 

Вторая сноска была приложена к тексту, где Провидец упомянул Ангела, но забыл упомянуть или описать вхождение Ангела в Видение. Был также длительный период молчания, записанный Нойбургом, когда совершенно очевидно, что Провидец имел опыт самадхи.

 

«В этом предварительном и, так сказать, символическом – переходе через Бездну, Его Священный Ангел Хранитель приходит, чтобы спасти Искателя. Сравните с невыразимым Ужасом самого Перехода, когда Сам Ангел покидает Провидца (смотрите 11-й Аир, последний параграф). Как именно Ангел общался с Провидцем в эти двадцать минут земного времени, сказать невозможно, поскольку он не помнит, и не помнил – даже в то время – что произошло. Однако, из этого факта можно сделать вывод, что Общение происходило в сфере, лежащей даже за пределами Нешамы. Вполне возможно, что это была Квинтэссенция Единения, достаточно близкого, чтобы отождествить Провидца с его Ангелом настолько совершенно, чтобы дать ему право пройти этот путь полностью, во всех смыслах; и обеспечить его безопасность на пути. Ибо Ангел выходит из-за предела Бездны, и пребывает справа на Груди Великой Матери. Но Ангел не имеет дела с маленькой кучкой пыли в Городе Пирамид, (смотрите 14 Эфир), но со Звездой, которая стремительно выбрасывается из нее, чтобы дать свет Земле».

 

6 декабря 1909 года, между 14.15 и 16.15, в безлюдной песчаной долине, в пустыне близ Боу-Саады Кроули начал приготовления к магической церемонии, в ходе которой он, по сути, мог пройти через Бездну. Одна только подготовка к этой церемонии, должно быть, заняла довольно длительное время. На песке пустыни должен был возвестись большой Круг из крупных и поменьше камней, на которых должны быть начертаны некоторые из традиционных имен Бога. Нойбург располагался в центре этого Круга, который был его единственной защитой от какой бы то ни было демонической силы, что может быть призвана. Опять же, в традиционной форме, относительно большой Треугольник был начертан на песке за пределами Круга, но довольно близко, так что не требовалось никаких усилий, чтобы говорить или слышать, если там что-нибудь или кто-нибудь появится. Как Круг должен был защищать Писца, так и Треугольник должен был заключать в себе, но ограничивать деятельность демонической персонификации Бездны. Вокруг этого Треугольника был начертан другой набор божественных имен.

Встает вопрос о природе так называемого демона Хоронзона, который есть персонификация Бездны. Сноска Кроули развивает интерпретацию и, одновременно, делает из нее сложную задачу: «Это персонификация моральной идеи, гораздо более призрачной, чем та, когда мы говорим “Венера – это Богиня Любви”. Ибо можно представить Венеру, как индивидуальное живое существо, в то время как Хоронзон, по сути, не является разновидностью личности».

Другая сноска дает объяснение, что различные элементы внутри Кроули были организованы в своего рода пучок энергией, высвобождаемой вызовом, и, таким образом, составляли временное существо, способное к кратковременному ощущению и выражению.

Идея, которая владеет любым таким существом, осознающим, что не является истинным, целостным созданием, а всего лишь, псевдочеловеком, которому угрожает растворение после завершения операции, - это, несомненно, страх и ужас. От страха рождаются боль, злоба и зависть. Это и есть важнейшие компоненты Хоронзона. Что еще характеризует последнее, так это бессилие в смысле отсутствия контроля и склонности к распылению. В то время Кроули не имел представления о психологической природе демона, но узнал об этом из самого опыта.

В этом сущность Бездны. И сущность Бездны – это всегда дезорганизация и отсутствие согласованности, когда разум распадается на составные части, чтобы быть повторно собранным на совершенно другой основе после Перехода. Хоронзон – это не существо как таковое.

Мне кажется, будет полезным сравнить его с фигурами из сновидений, интерпретированных в юнгианских терминах. Например, когда сон изображает действия и характеристики, которые аналитик называет Тенью. Это всего лишь персонификация вытесненных компонентов психики. Все подавленные страхи, враждебность и фантастические элементы, о которых сознательно человек может и не догадываться, и которые Фрейд обнаружил в ходе исследования Бессознательных граней психики, все это есть Тень. Если Тень это Хоронзон, то мы действительно столкнулись со старой теологической идеей Дьявола.

И теперь, поскольку Кроули вырос на Библии, жил с ней и дышал ею в течение многих долгих лет, большинство ее элементов, должно быть, в той или иной форме сохранились в его Подсознании. Мы уже видели, что он длительное время идентифицировал себя со Зверем Апокалипсиса. Алая Женщина Бэбилон стала Бабалон, Шакти из философии индуизма, символом энергии, которая являет собой сердце всего мироздания. Зверь, таким образом, становится ее супругом Шивой, с которым она вечно объединена в сексуальном союзе. Единственная пропавшая персона – это Дьявол, который вернулся сюда как обитатель Бездны, символ всего страха, злобы и разрушения, которые таились внутри. Поэтому, его следовало вызвать и привести в зримую форму, так как магически и традиционно это было средством, с помощью которого скрытые жители Бессознательного могли быть раскрыты, проконтролированы и использованы.

Психоанализ способен кое-что сказать о Дьяволе, который может проиллюстрировать, с чем Кроули имел дело. Я совершенно очарован революционными концепциями, которые излагал, и на которые намекал Норман О. Браун в своей критике фрейдистского анализа «Жизнь против Смерти». Эта книга и Предназначение Оргазма Вильгельма Райха, более, чем какие-либо другие работы, и конечно, более, чем любые другие специальные книги по мистицизму, являются совершенно необходимыми элементами для понимания Кроули. Браун особенно старается привнести психоаналитическое понимание в такие темные силы как Дьявол, экономические ценности, а также в мистицизм.

Концепция богатства и стяжательства Мартина Лютера, как свидетельство рабства у Дьявола, становится ясной из самого глубокого анализа Брауна. Мифические архетипы народа, в том числе и Дьявол, говорят вещи, которые невозможно сказать иначе, если только психоанализ не найдет способа. Через архетип Дьявола человек сказал что-то о психологических силах внутри себя. Все это имеет отношение ко всей его жизни, к его социальной структуре вообще и к его экономической деятельности в частности. Дьявол – это прямой потомок Трикстера и Культурного героя примитивных мифологий. Трикстер – это проекция психологических сил, поддерживающих экономическую активность первобытных народов. Эволюционное исследование Брауна, вплоть до самого Дьявола показывает, что отождествление Лютером духа капитализма с Дьяволом основывается на традиции Дьявола как Трикстера. Для Лютера, Дьявол – это отец лжи, обмана, хитрости, грабительства и воровства. И ростовщичество, по мнению Лютера, - есть, очевидно, также обман, грабеж и воровство.

Фрейд также много раз доказывал, что в детских снах Дьявол олицетворяет множество их подавленных страхов, враждебности и стремлений к власти по отношению к отцу. Так же, как говорит старый афоризм, Дьявол – это Обратная Сторона Бога, психоаналитически мы можем сказать, что Дьявол – это “противоположность” отца, которого знает ребенок. “Противоположность” содержит те черты характера отца, которых мы не хотим знать, которые мы когда-то отвергли и разобщили, чтобы выжить как дети. Хотя и отвергнутые, эти психические элементы сохраняются в Бессознательных сферах психики, неизвестные и неожиданные, но, тем не менее, влияющие и направляющие жизнь. 

Таким образом, Кроули стремился вызвать Дьявола Хоронзона, как символическое выражение подавленных чувств его детства, связанных с отцом, в зримом проявлении, чтобы взять под контроль, и таким образом, ассимилировать эти доселе отделенные элементы в свою собственную целостность. После этого отпадала необходимость в поддержании характера – мышечной брони, всей системы психических защитных механизмов. Тогда весь фасад невротической структуры характера рухнет, и Я станет свободным. Оно станет свободным в том плане, который невозможно описать обычным здравым смыслом, являющим собой, на самом деле, симптом эго или брони характера. Эта свобода может называться Дионисийской. Это не было бы мечтой, но, цитируя Нормана Брауна, «опьяненностью; не жизнью на расстоянии и наблюдаемой сквозь завесу, но жизнью полной и непосредственной». Отсюда, говорит Ницше, «в игру вступает вся символика тела, не только символика губ, лица и речи, но и вся пантомима танца, воодушевляя каждый член тела двигаться в ритме».

Человеческое эго должно встретиться лицом к лицу с дионисийской реальностью, и поэтому ему предстоит большая работа по само-трансформации. Апполонизм сохраняет, а Дионисийство разрушает самосознание. Дионисийское эго освободилось бы от ограничений генитальной организации и, следовательно, от необходимости избавления организма от обобщенных сексуальных влечений и концентрации их на гениталиях. Апполонийское эго – это эго сексуальных органов. Дионисийское эго стало бы снова телесным эго, не требующим растворения в телесном экстазе. Связь этих понятий очевидна для Кроули, но не для Джона Саймондса.

Текст Видения и Голоса выразителен к положению Нойбурга, но загадочен относительно того, где был Кроули. Все что он говорит, это то, что Провидец «должен уйти в тайное место, где его не видно и не слышно, и сидеть в своей черной мантии, тихо и медитативно призывая Эфир».

При первом прочтении много лет назад, мне пришло в голову, что если Нойбург выступал в роли медиума, его место будет в Треугольнике, чтобы демон мог проявиться через него. Кроули был бы в Кругу как Маг, управляющий совершением мастерства. Это было моим впечатлением многие годы, некорректным, конечно.

И теперь вопрос, где прятался сам Кроули? Сноска, предложенная Кроули, не проясняет этого пункта. «В то время были приняты величайшие меры предосторожности, и я с тех пор еще сильнее укоренился в том, чтобы хранить молчание относительно ритуала вызывания. Главного Адепта самым серьезным образом предостерегают от попыток подражать этой операции, которая (в любом случае) не соответственна для него. Вызывать Хоронзона, если только вы всецело не находитесь над Бездной, это значит обеспечить самую страшную и немедленную катастрофу».

Кэммелл просто повторяет вышесказанное, не предлагая ничего нового, когда он говорит «Нойбург вошел в круг. Кроули остался снаружи, в состоянии транса». Возможно, анализируя это дальше, мы сможем понять в деталях, что произошло на самом деле.

Текст описывает инструкции, которые Кроули дал Нойбургу, чтобы защитить его от любой возможности экстремальной ситуации. «И пусть он будет осторожен, чтобы самому не выйти за пределы круга. И поскольку он почитает Личность Провидца как своего Учителя, пусть Провидец свяжет его великой Клятвой сделать это». Нойбург сделал именно это, завершив свою клятву словами: «И я призываю моего Священного Ангела Хранителя, чтобы засвидетельствовать мою клятву, и если я нарушу ее, пусть я погибну ради Него. Аминь и аминь».

Видение и Голос дают нам ответ, несмотря на все предосторожности, принятые Кроули, чтобы сохранить в тайне точные детали операции.

 

«Теперь, когда Провидец вошел в Треугольник, пусть он возьмет Жертв и перережет им горло, проливая кровь внутри Треугольника, и будучи особенно осторожным, чтобы ни одна капля крови не упала за Треугольником, иначе Хоронзон сможет проявиться во Вселенной. И когда песок впитает в себя кровь жертв, пусть он произнесет зов Эфира тайно, как сказано выше. Тогда откроется Видение и услышится Голос».

 

Жертвами были не кто иной, как три голубя, которых они раздобыли для этой цели, - освящения Треугольника кровью. Существует экстрасенсорная традиция, которая говорит о крови как о совершенном средстве облегчения астральной материализации. Современный язык «психических исследований» может сказать, что она высвобождает эктоплазму и энергию, которую может использовать сущность, обретающая телесность.

Так, при наличии крови, и Нойбурга как Писца, Медиума и Мага, который совершает изгоняющие и другие ритуалы, единственное тайное место, где мог быть Кроули, это сам Треугольник. Другими словами, путем медитации внутри Треугольника, его инвокация высвободит этого Дьявола в нем самом, которого медиумические качества Нойбурга могли бы материализовать. Это поставило Кроули в крайне беззащитную позицию. Некоторые утверждают, что он так и не оправился.

Таким образом, Хоронзон был вызван из психики Кроули в Треугольник Мастерства. Призрак принимал множество обличий, человеческих и звериных; то как прекрасная женщина, то как чудовище, то с голосом Кроули, но никогда не обладая его формой. И все с одной целью – напугать бедного Нойбурга, и через него уничтожить Кроули. Если бы у Писца хватило ума потворствовать этому, его разорвали бы на куски. Но это заставило его осознать ужас, который таился невидимым и неизвестным в сердце Кроули, ужас, который он никогда раньше не осознавал.

Но что здесь произошло на самом деле? Был ли Виктор жертвой галлюцинации? Или он действительно воспринимал фантомы, призванные из души Кроули, ставшие объективными или материальными с помощью крови, благовоний и эктоплазмы? Или же Кроули, временно сошедший с ума, на самом деле напал на Нойбурга?

Ответ на этот вопрос может так никогда и не стать известным. Большинство критиков, конечно, предполагают, что эти двое мужчин находились под действием галлюцинаций, и как любой психотический тип, просто воспринимали проецируемые душевные материалы с Бессознательных уровней своей психики. Это допустимая точка зрения. Изучение любого хорошего учебника по психопатологии даст много материала для его подтверждения.

С другой стороны, изучение работы обществ психических исследований в Англии и Соединенных Штатах могло бы дать основание предполагать, что случаи материализации происходят изредка, если не сказать очень редко. Большинство из тех, что были должным образом записаны, имели место во время тускло-освещенных сеансов, с классическим кабинетом на заднем плане. Инцидент, который мы рассматриваем, не использовал традиционной атрибутики профессионального медиума. Сцена материализации произошла на открытом воздухе. Единственным кабинетом был Треугольник Искусства. Субстанция для материализации была получена не через медиума и содействующих ему восседающих в круге, но в данном случае, через кровь трех голубей и соединенные энергии Кроули и Нойбурга.

Я чувствую, что вынужден официально заявить, что склоняюсь к последнему воззрению.

Каким-то странным образом, признался впоследствии Нойбург, он чувствовал себя защищенным во время этого странного ритуала, и это чувство защищенности не дало ему познать страх. В то время он не знал, что «он был неправ, много разговаривая с демоном; ибо Хоронзон в смятении и хаосе своих мыслей очень боится молчания. И молчанием можно заставить его повиноваться. Ибо лукаво говорит он о множестве вещей, переходя от предмета к предмету, и таким образом вводит неосторожного в спор с ним. И хотя Хоронзона легко победить аргументами, все же, отвлекая внимание того, кто будет повелевать им, он одерживает победу. Ибо из всего на свете Хоронзон больше всего боится сосредоточения и молчания; и поэтому тот, кто будет командовать им, должен выражать свою волю в безмолвии; так он сможет подчинить его».

После завершения церемонии Круг и Треугольник были разрушены. Песок тщательно сгребли, чтобы стереть все следы произошедшего, и развели большой костер, чтобы очистить место. И это был конец призывания демона Бездны.

Но, очевидно, бедный Нойбург почувствовал, что его унесло в глубину! Говорят, что он тоже носил следы этого магического приключения до своего последнего вздоха. Писал ли он об этом опыте или говорил о нем с друзьями, я не знаю. Однако, я могу себе представить, что его душевное равновесие было грубо нарушено тем, что произошло в этой пустынной местности. Такого рода переживания, болезненные и тревожные, не даются никому, кроме немногих. Избранные ли они, или проклятые – это решать не мне.

Эфиры, что последовали за этим чудовищным Ритуалом, были лирическими песнопениями радости и веселья. Как будто они праздновали великую победу, одержанную при переходе через Бездну, и покорения ее единственного обитателя, Демона Хоронзона. Если мы хотим снова использовать психоаналитический символизм, мы должны предполагать, что с победой над отцом, из под разрушенной защиты возникнут чувства радости и триумфа обладания до-Эдиповой Матерью. Теперь ею можно наслаждаться полностью, не боясь злобы и мести отца, монстра на пути.

И так оно и есть, потому что есть песня, повторяемая радостными строфами и припевом снова и снова, приветствуя Героя-Победителя, который перешел опасную яму. Это архетипическое представление вечной темы, о котором Кэмпбелл говорил как о Герое с Тысячью Лиц, Масками Бога. Юнг сотни раз описывал это явление и первичные архетипические образы, которые пробуждаются в процессе индивидуации. Это рождение Героя. Это верно и для процесса, описанного Кроули, когда Мастер Храма проходит через испытания, носящие имя Дитя Бездны. И далее, у него были экстатические и мирные видения

 

«Дочери Короля. Это Дева Вечности. Это та, которую Святой отвоевал у Гиганта Времени, как награду тем, кто преодолел Пространство». Это она, восседающая на Троне Понимания. Свято, Свято, Свято ее имя, и да не произносится оно среди людей. Ибо они называли ее Кора, и Малка, и Бетула, и Персефона…

Это она украсила свои волосы семью звездами, семью дыханиями Бога, которые движутся и трепещут своим совершенством. И она скрепила свои волосы семью гребнями, на которых написаны семь тайных имен Бога, которые неизвестны даже Ангелам, ни Архангелам, ни Лидеру армий Вседержителя».

 

Именно в этом Эфире ему было приказано утвердить единство Бога в мусульманском стиле, и тысячу и один раз склонить голову перед песком, чтобы подготовиться к будущему внутреннему опыту. Он сделал это, как ему и было приказано.

Каждый из оставшихся Эфиров важен сам по себе, но описать каждый, даже вкратце, и прокомментировать его – значило бы расширить эту книгу больше, чем входит в мои намерения. С самим текстом стоит ознакомиться и поговорить о нем; это будет ценный и поучительный опыт.

Тем не менее, есть один из них, который заслуживает некоторого внимания, и это 5-й Эфир, найденный в районе Толги, в пустыне, 12 декабря 1909 года. Видение отрывается видом на Аллею пилонов.

 

«круча за кручей, высеченных из твердыни горной скалы; и скала эта – материя, тверже алмаза, и ярче света, и тяжелее свинца. На каждом пилоне восседает бог. Кажется, существует бесконечный ряд этих  пилонов. И показаны все боги всех народов Земли, ибо есть много путей, ведущих к вершине горы».

 

Это другая вариация старого представления о том, что все дороги ведут в Рим. Но важной частью этого Эфира является постижение алтаря на вершине горы, окруженного святыми людьми, образующими кольцо.

 

«Я хочу увидеть, что находится в их кольце. Один из них наклоняется вперед, чтобы я мог прошептать пароль. Ангел побуждает меня прошептать: «Там нет бога». И они позволяют мне пройти, и хотя там, действительно, ничего не было видно, все же, там царила очень странная атмосфера, которую я не мог понять…

Когда я вошел в их кольцо, они велели мне встать в их круг, и мне было дано оружие. И пароль, который я произнес, кажется, передавался шепотом по кругу от одного к другому, потому что каждый серьезно кивал, словно в торжественном согласии, пока последний не прошептал мне на ухо те же самые слова.

Но у них совсем другой смысл. Я принял их за отрицание существования Бога, но человек, который говорит их мне, очевидно, ничего такого не имеет ввиду. Что он имеет ввиду, я вообще не могу сказать. Он слегка подчеркнул слово “там”».

 

Следующая часть видения инициатическая и экстатическая. В нем он пришел к некоторому пониманию проблемы движения, с помощью стрелы. «Я вижу, что оперение Стрелы – это Отец всего Света, а древко стрелы – это Отец всей Жизни, а острие стрелы – это Отец всей Любви…» Было что-то в этом видении, заставившее его дрожать и трепетать.

 

«И тут приходит странная мысль: эта Стрела – источник всего движения; это бесконечное движение, но она не движется, так что движения нет. И поэтому это не имеет значения. Эта Стрела – взгляд глаза Шивы. Но поскольку он не движется, Вселенная не разрушена. Вселенная возникает и поглощается трепетом перьев Маат, которые являются перьями Стрелы: но эти перья не трепещут…

Ты не можешь представить, как прекрасно это видение Стрелы. И оно никогда бы не закрылось, если бы только Владыки Видения не тревожили воды пруда, разума Провидца. Но они посылают ветер, это облако Ангелов, и они бьют ногами по воде, что вызывает всплески маленьких волн – воспоминаний. Ибо у Провидца нет головы; она расширяется во Вселенную, бескрайнее и безмолвное море, увенчанное звездами ночи…»

 

Он был в самадхи; записывание опыта было отложено на следующий день.

Есть сноска к одному из оставшихся видений, столь уместная, что я должен процитировать ее, чтобы завершить эту главу. Кроули писал: «Последние 3 Эфира настолько безгранично возвышенны, что комментарии, скорее всего, только испортят впечатление читателя. Их следует читать как шедевры Искусства, и их магическое значение следует воспринимать как таковое. Это замечание, впрочем, относится ко всей серии, хотя и не в такой степени. Правильный способ – это изучить книгу в деталях, чтобы в совершенстве усвоить ее интеллектуальное содержание, а затем прочитать ее (так сказать) церемониально».

Каким бы ни был, в конечном счете, североафриканский опыт, он, несомненно, оказал огромное влияние на всю последующую жизнь Кроули. Одним из самых непосредственных результатов было то, что он смог уверенно заявить о своих правах на ранее достигнутую степень 8=3 и трезво взять на себя ответственность, связанную с ним. Он пришел к принятию миссии, связанной с Книгой Закона, миссии распространения нового морального кодекса для человечества, а также стал в большей степени готов взять на себя роль учителя, к которой она его призывала.

Кроме того, нужно было позаботиться о его Ордене, и его двухлетней публикации Эквинокса. Эти книги должны были стать официальными органами его Ордена, чтобы выражать все, что он скажет и чему научит. Это было началом короткого, но наиболее важного периода – продлившегося до 1914 года – высокого творчества, подлинных свершений, словно он, наконец-то, пришел в себя.   

 

 

  

 

 

         

           

  

 

 

 

                   

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] The Master Therion, op.cit., p. 246-47.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

Статья

Природа Зверя

телема

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"