Перевод

Глава 12. Пять V

Глаз в треугольнике

Израэль Регарди

Глаз в Треугольнике

Часть 3, глава 12

Пять V

Я жду Тебя во сне и в бодрствовании. Я больше не призываю Тебя, ибо Ты во мне, о Ты, кто сделал меня прекрасной флейтой своего экстаза.

Но Ты всегда сам по себе, также как и я.

Эти несколько строк из Книги Ляписного Лазурита указывают, насколько глубоко стал Кроули совершенно другим человеком после событий, описанных в предыдущей главе. Очевидно, эта метаморфоза в отношении произошла в конце 1906 года. Она была в жизни Кроули главной и несравненной. Что бы ни произошло – самадхи или меньшее духовное состояние – ближе к концу того судьбоносного года оно привело к сбору изобильного и славного урожая. Опубликованные дневники не очень информативны относительно 1907 года, года свершения. Мы мало что узнаем из них. Мы просто знаем, что в тот год было написано очень много хороших работ, но это был совершенно иной тип написания, чем все то, что он делал ранее.

Более того – и это показательно тоже – его отношение к ним стало другим. Ранее, он был склонен довольно таки охотно хвастаться о любой поэме или стихотворении в открытой эгоистичной манере. С такой легкостью, как будто это была лучшая вещь, написанная со времен Шекспира. В отношении так называемых священных книг, написанных в это время, он был сравнительно молчалив. Это было так, словно он оказался потрясен и охвачен трепетом благоговения перед божественным величием и неизреченностью преданности, которые он сумел прочувствовать, и которые прошли сквозь него.

Та же разновидность изумления, если не скромности, характеризуют Кроули в его других видах деятельности во время этого периода. Несомненно, она произросла также из достижения высшего экстаза прошлой зимой.

Например – независимо от всевозможных соображений, таких как, кому ее доверить, он подал заявку на степень 8=3, степень Мастера Храма. Благодаря разновидностям внутреннего опыта и по-настоящему выполненной работе, он был посвящен в эту высокую степень. При этом, что достаточно любопытно, он отказывался открыто признать свои достижения целых два года. Он должен был ждать, он заставлял себя ждать повторения инициатического опыта через другие технические возможности, до того как смог прийти к тому, чтобы претендовать на достижение. Это почти как если бы годы до 1907 были годами инкубации, периодом созревания, в течение которого высшее сознание медленно приближалось к своему рождению, явлению на свет Самореализации.

Вместе с этой степенью Мастера Храма он принял девиз Vi Verum Universum Vivus Vici или пять V, как я сокращаю это для своего собственного удобства. Как это ни парадоксально, в выборе этого девиза нет и следа скромности. Хотя, для него, здесь также нет и преувеличения. Эти пять латинских слов можно перевести так: «Я силой Истины Вселенную завоевал еще при жизни».

Менее чем за десять лет он, буквально, покорил высоты от неофита в Золотой Заре до высот самих по себе. Это было меньше чем за всю жизнь. И его собственная решимость и неизменная настойчивость, плюс гений, который при его содействии появился на свет, позволили ему завоевать собственную вселенную, самого себя, и выйти на другой берег!

Он придерживался мнения, что Алистер Кроули, который принял в 1898 году магический псевдоним Брат Пердурабо, являлся и одновременно не являлся тем, кто есть Пять V. Также не был Пять V его Святым Ангелом Хранителем, но полноправным Мастером Храма 8=3. Судя по всему, он разделился, по крайней мере, на четыре аспекта себя, каждый из которых функционировал на своем собственном уровне или плане, без согласования или вмешательства со стороны любого из других аспектов.

В одном из коаноподобных парадоксов Книги Лжей он шутливо спрашивает себя: «Кто знает, который из них Брат Пердурабо, или кобольд Кроули?» С тех пор этим вопросом множество раз серьезно задавались множество разных людей. И ответ совсем не прост.

Был Алистер Кроули, светский человек, поэт, альпинист, и в то же время, форменный прохвост. Нетрудно догадаться, что Брат Пердурабо, поклявшийся выполнить Великую Работу, является идеализацией чаяний и самых священных желаний Кроули. Каким-то образом Брат «Сердце Иисуса, Обвитое Стремительным Змеем» потерялся в круговерти магических персоналий, и возможно, являясь христианином, он, в силу этого, не вошел в их число. За их пределом находился Пять V, Мастер Храма. Тогда, в действительности, он является персонификацией Атмана, вселенского Я, принципом Жизни всего Космоса, что пульсирует в каждом атоме. Эмпирическое эго было отвергнуто или разрушено, в том смысле, что оно больше не способно задавать тон. Оно вынуждено было занять свое законное место, рядом с остальными составляющими организма, как еще один оперативный инструмент психики, и ничего больше. Оно не узурпирует место других высших сфер сознания. Опыт перехода через Бездну гасит эго; таким образом, это становится эквивалентно буддийской концепции нирваны. Личность была потушена, как свеча, но «есть тот, кто остался».

Адонаи, Святой Ангел Хранитель, - это индивидуализированный центр Живого Духа Вселенной. Он не является личностью, в каком бы то ни было смысле; это есть Атман, Истинное Я, о котором Шанкара однажды сказал: «Брахман истинен, мир иллюзорен, Душа есть Брахман, и ничего более!»

Еще лучше, однако, создан собственный гимн Кроули, посвященный Истинному Я, первоначально написанный для пьесы под названием «Корабль», а затем взятый отдельно и сделанный частью Гностической Мессы. Вот его первые несколько строк:

Ты, кто есть я, за пределами всего, чем я являюсь,

Кто не имеет ни характера, ни имени,

Ты, кто остается, когда все, кроме Тебя, уходят.

Ты, центр и тайна Солнца,

Ты, тайный источник всех известных вещей

И неизвестных, Ты сам по себе, в своем уединении,

Ты, истинный огонь внутри свирели,

Сила роста и размножения, источник и семена

Жизни, любви, свободы и света.

Ты за пределами речи и зримого мира,

Тебя я призываю…

Тем не менее, все это иерархические уровни того, кем Алистер Кроули мог или не мог быть. Здесь есть легкая реминисценция на современную интерпретацию нервной системы как иерархии нейрологических функций, начиная с низшего простого рефлекса спинного мозга и заканчивая высшими функциями, расположенными в неокортексе.

Была также и другая сигнатура, часто используемая Кроули. Она может быть добавлена к любому из вышеперечисленных иерархических имен. Это просто 666. Иногда это было Зверь или Зверь 666, чаще, чем просто 666.

Когда ребенок «шалит», родители будут очень часто выступать против этого, называя его «плохим», «злым», «дьяволом» и т.д. В зависимости от того, сколько силы эмоций вложено в эту фразу, она будет оказывать эффект на ребенка. В религиозной семье для укрепления родительского авторитета чаще всего используется библейская фраза или слово увещевания. Иногда это влияние может сохраняться всю жизнь.

Например, я помню пациентку, которая была у меня несколько лет назад, которая помнила, что в момент гнева назвала свою сестру дурой. Ее мать, дочь священника, немедленно прочитала дочери нотацию, процитировав стих из Библии, сообщающий, что каждый, кто называет другого дураком, будет проклят навеки. Совершенно невозможно описать эмоциональную абреакцию, которая произошла, когда пациентка принесла свою Библию в офис для судьбоносного сеанса. После прочтения в оригинале стиха, процитированного ее матерью, она немедленно набросилась на Библию, с визгом и криком, разрывая каждую страницу этой книги на мелкие клочки, с расчетливой, методичной тщательностью, мотивированной чистой ненавистью. Мой офис выглядел так, словно в нем одновременно разразились снежный буран и торнадо.

Когда Кроули был маленьким мальчиком, его мать, в моменты раздражения, несомненно, называла его «зверем». С его знанием Библии, как я это указывал ранее, у него не заняло много времени, чтобы разузнать о Звере из Книги Откровения, Звере, который был Антихристом. Он идентифицировал себя с этим Зверем.

В результате, когда он восстал и обернулся против христианства, не могло быть другого пути, кроме как вступить в союз с теми силами, которые были в оппозиции с религией его родителей. Он стал Зверем. Поскольку Откровение сочло число Зверя и выяснило, что это 666, число Человека, он направил все свое каббалистическое искусство последующих лет на нахождение этого числа в каждом слове или девизе, которые встречались ему на пути. Он находил это число во всевозможных местах, ситуациях и людях. И когда бы он это ни делал, он заключал, что это имеет для него глубочайшее значение, как в случае предварительных событий, что предшествовали диктовке Книги Закона в 1904.

Его последний магический девиз To Mega Therion дополняет 666, когда оказываются подсчитаны числовые соответствия греческих букв этого имени. Эти три слова означают не просто Магистр Тэрион, но Великий Дикий Зверь. Это очень хорошо послужило его дионисийской цели, ибо он противопоставил свою экзотическую, роскошную и эротическую дионисийскую концепцию жизни строгому, холодному и бесстрастному апполоническому стилю жизни, который характеризует западный христианский мир.

В одной из подстрочных заметок, которые служат комментарием к Видению и Голосу, Кроули сам подтверждает эту мою точку зрения. Он написал: «Таким образом, Магистр Тэрион – это коренной Алистер Кроули, а не новый Маг».

Хотя это не имеет прямого отношения к делу, еще один пункт должен быть упомянут хотя бы вскользь. Был ли он женат или нет, был ли он мистиком или нет, но в его жизни, как и вокруг нее, всегда присутствовал неизменный торжественный поток любовниц и любовников. Его преданность Великой Работе не изменила и не устранила его мощные сексуальные устремления, как и его гурманские наклонности. Если он любил устриц и шатобриан до своего самадхи, то и после этого он любил их по-прежнему.

С достаточной уверенностью можно предположить, что его гомосексуальные тенденции также не уменьшились. Священные Книги дают изобильные свидетельства проникновения таких гомоэротических настроений в его мистицизм. И он начинает проявляться скорей как андрогин, нежели просто гомосексуалист.

В одной из глав своей книги Саймондс комментирует – опять же с намерением высмеять – что Кроули, по-видимому, рассматривает все половые акты – будь то гетеро-, гомо- или ауто-эротические – как религиозные акты, как магические акты, в равной степени божественные. Его насмешки над Кроули явственны на протяжении всей книги.

Я не призываю к гомосексуализму или мастурбации, или любому другому виду сексуальной практики. Это не является темой данной книги. Что здесь поставлено на карту – это отношение. Я предлагаю решить вам самим, что более благородно, а что развратно. Мнение, что секс – это грязное дело, несомненно доставляющее удовольствие, но почему-то не совсем правильное или чистое; что ему следует предаваться тайно и страстно, но торопиться с этим, и быстро преодолевать. Любая последующая ссылка на него либо в холодных интеллектуальных терминах, как в псевдо-научном исследовании, либо порнографически, с шутками и хихиканьем. Сравните это с полной простотой отношения, в которое верил Кроули. Сексуальный экстаз, думал Кроули, близок к божественному экстазу. Оба они существуют для нас, и мы можем принять их, как пожелаем.

Кроули принял один простой факт, что секс – секс в любой форме и проявлении, это проявление инстинктивных, а значит, божественных тенденций, не должен встречать на своем пути ни препятствий, ни искажений. До тех пор, пока никто не пострадал и не ранен, это личное дело между двоими людьми, какой форме сексуальной практики они хотят предаваться.

Тогда понятна его интерпретация секса. У тебя есть право, божественное право, по его мнению, выражать сексуальность своим собственным, особенным способом. «Возьми свою долю любви где, когда и с кем ты изволишь – но всегда в любви ко Мне!» Или, снова, «Не прикрывай своих пороков словами добродетели!» Конечно же, он и не прикрывал, по крайней мере, в этой сфере.

В заключительной статье Конкс Ом Пакс, статье, озаглавленной Философский Камень и содержащей различные виды поэзии и различные философские витиеватые умозаключения на тему пяти персонажей, Кроули удается выразить эту точку зрения через следующее:

«Однако, на вопрос о мотиве, - сказал Доктор, - мне нравится твоя теория Мессалины как аскетичная. Поскольку божественное сознание проявляется только через отрицание человеческого, и должно быть достигнуто только путем изнашивания всех точек ощущения, пока не перестанет появляться реакция на какой бы то ни было стимул –

Нонсенс! – вмешался большой человек, - мы можем их контролировать, а не разрушать. Только ужасный, патологический «Союз с Богом» достигается постом, бдением, бичеванием и тому подобным.

Патологический или нет, - продолжал доктор, - большинство святых использовали этот метод. Что я хотел сказать, так это то, что если мы хотим преодолеть тело усталостью, мы поступим так же мудро, как если будем искать союза с Богом в чрезмерном распутстве. Если это сделано с той же целью, и сон успешно изгнан, будет иметь место тот же результат. Таким образом, если твоя Мессалина потерпела крах – хорошо, как сказал поэт; пытайся, пытайся, пытайся снова!..

Вы можете быть правы, - сказал Бэйзил, - думая, что вы, очевидно, и делаете, что большинство церемониальных распутств политеистических богослужителей было истинным мистическим процессом. Действительно, в наши дни в Индии (а также, я полагаю, в Южных Морях) есть много культов того, что называется Вамачарья. Религиозное безумие вызывается при помощи эротического и вакхического безумия, смешанного с музой том-тома, сомы, бханга (гашиша), арака и Объединения Лингама и Йони! И все, заметьте, путем в высшей мере продуманного и замысловатого ритуала. Но с другой стороны, в большей части откровенно фаллической символики мира присутствует совершенная чистота мысли. Ибо так же, как сексуальное наслаждение по своей природе всецело принадлежит к классу (или, вернее, находится выше) всех физических наслаждений; так же и самадхи – союз с Богом – по своей природе принадлежит к классу (или, скорей, находится выше) ментальных наслаждений. Кто, таким образом, мог бы сделать иероглиф последнего бесформенного экстаза, лучше и не сделает, если нарисует картину первого, под изображением его физических инструментов.»

Многие из дальнейших рассуждений Конкс Ом Пакс, которые в существенной мере содержат компоненты его сексуальной философии, в дальнейшем пришли к своему расширению и включению в так называемые Официальные Инструкции. Среди них я назову Liber A`ash vel Capricorni, так же как и Liber Chet vel Abiegni, обе из которых я воспроизвел практически полностью в Лучших Произведениях Кроули. Также должно быть упомянуто блистательное эссе, под названием Энергичный Энтузиазм в Эквиноксе IX, который на протяжении некоторого времени раскрывает тему Вамачарьи.

Немногочисленные случайные цитаты из этого эссе будут не лишними здесь. Например:

«Греки говорят, что существует три способа разрядки Лейденской Банки Гения. Эти три метода они приписывают трем Богам.

Теперь было бы большой ошибкой представить, что греки рекомендовали посещать бордель. Также можно осудить Высокую Мессу в соборе Святого Петра на основании становления свидетелями на протестантском Собрании возрождения. Беспорядок это всегда пародия на порядок… Некоторые авторы предполагают, что в античных мистериях Элевсина Верховная Жрица принародно совокуплялась с Верховным Жрецом. Если бы это и было так, то являлось бы не более «непристойным», чем «святотатственно» для священника претворять хлеб и вино в тело и кровь Бога…

Тогда согласитесь, что из факта того, что вино, женщина и песня делают матросскую таверну, не следует то, что эти компоненты обязательно должны состряпать адское зелье.

Некоторые люди настолько просты, что думают, что когда они доказали, феномен религиозного инстинкта всего лишь как проявление полового инстинкта, они разрушили религию.

Мы скорее должны принять во внимание, что таверна моряка дает ему его единственный проблеск небес, так же как разрушительная критика фаллицистов только доказывает, что секс – это таинство. Сознание, говорит материалист с топором в руке, является функцией мозга. Он всего лишь переформулировал старое высказывание, «Ваши тела – это храмы Святого Духа»… Духовный цветок этого процесса заключается в том, что в момент разрядки происходит физический экстаз, спазм, аналогичный ментальному спазму, который дает медитация. И в дальнейшем, в сакральном и церемониальном применении сексуального акта, может быть достигнуто божественное сознание.

Сексуальный акт, таким образом, является священнодействием, и остается только рассмотреть, в каком отношении это ограничивает использование органов… Признайте его религиозную функцию, и можно сразу же заявить, что акт не должен быть осквернен. Он не должен осуществляться легкомысленно и глупо, без объяснений. Если факт сам по себе должен являться таинством и религиозной церемонией, то этот акт должен совершаться исключительно из любви к Богу. Все личные соображения должны быть полностью изгнаны. Как любой священник может совершить чудо пресуществления, так и любой человек, обладающий необходимыми качествами, может совершить это чудо, природа которого должна стать предметом последующего обсуждения…

Физическая сила и красота необходимы и желательны в силу эстетических причин, так как внимание поклоняющихся подвержено отвлечению, если священнослужители уродливы, обладают физическими недостатками или некомпетентны. Вряд ли нужно подчеркивать необходимость строжайшего самоконтроля и сосредоточенности с их стороны. Как было бы святотатством наслаждаться грубым вкусом вина причастия, так и исполнитель ритуала должен подавлять даже мельчайшее проявление животного удовольствия…»

Так кто же на самом деле грязен? Кроули с его откровенным и беззастенчивым обожанием сексуального влечения, как самого Бога? Или Саймондс с его коварными насмешками и презрением к сексу?

С такой интерпретацией секса неудивительно, что в той или иной форме он входит в каждую фазу жизни Кроули, и в каждый тип его книг. Это было в высшей мере важно для него.

Иногда в своих книгах он использовал анаграммы и шифры, чтобы раскрыть и одновременно скрыть имя сексуального партнера, который вызвал в нем вдохновение и восторг, тем самым открывая двери и пути к высшим мистическим состояниям. Многие из этих анаграмм были, в действительности, личными посвящениями, в то время как, никто другой не был допущен к их пониманию. Немного живости ума – это все, что требуется для восприятия этих шифров. Например, в Liber LXV, в одном из заключительных стихов, читатель может найти анаграмму, гласящую: «Adonai, divine Adonai…! (Адонаи, божественный Адонаи…!)» Ada!

Есть и еще одна, которую только недавно, пока готовилась антология Лучших Произведений Кроули, я обнаружил в его Книге Лжей:

Love Always Yieldeth; Love Always Hardeneth…

(Любовь Всегда Уступает; Любовь Всегда Ожесточается)

… Может быть; Я пишу это только для того, чтобы написать ее имя.

Анаграмма означает Laylah. Это было его каббалистическое исполнение имени австралийской виолончелистки Лейлы Уодделл. Перед Первой мировой войной он был отчаянно влюблен в нее, факт который послужил источником некоторых из его лучших стихов.

Так называемые святые книги – это его наименование для небольшой горстки текстов, таких, как LXV и Книга Ляписного Лазурита, а также других – включают диалоги между аспектами личности этого экстраординарного человека, как это приведено выше.

Например:

Затем Адонаи заговорил с V.V.V.V.V. и сказал:

Давай обретем наш восторг среди множества людей!

Давай создадим себе из них перламутровую лодку,

И поплывем по реке Нектара Бессмертия!

Видишь ли ты лепесток амаранта, унесенный ветром

Со сладко опущенных бровей Хатхор?

(Магистр увидел это и восхитился красоте увиденного.)…

И снова:

И Адонаи сказал: Сильный загорелый жнец

Взмахивал серпом, пожиная свой урожай, и радовался.

Мудрец сосчитал свои мускулы, обдумал это, ничего не понял и опечалился.

Так жни и радуйся!

И тогда радовался Адепт, и поднимал руку в знак приветствия ему…

Далее также есть пример того, как говорит простой человек, Брат П., и голос звучит ему в ответ:

Томление, томление! – говорит писец, - кто приведет меня к лицезрению Восторга моего мастера?... О мой Бог, будь помощником мне, и приведи меня к блаженству Возлюбленного!...

Ты слаб, ты неудачлив, ты – писец, - воскликнул одинокий Голос; но я наполнил тебя вином, вкуса которого ты не знаешь…

О, мой возлюбленный, я тоже жду сияния часа неизреченного,

Когда вселенная станет подобна поясу

Для середины луча нашей любви,

Простирающегося за пределы дозволенного края

Бесконечности.

Тогда, о, ты, сердце, стану я змеем и полностью поглощу тебя;

Да, я полностью поглощу тебя.

Вот и другой пример этого внутреннего диалога, который я упоминал выше:

(Тогда возроптал писец на это. Он заговорил:

О, Адонаи и мой мастер, я переношу чернильницу и перо

Без награды, чтобы обрести возможность достичь

Этой реки Нектара Бессмертия, и плыть по ней,

Как один из вас.

То, чего я требую как своей награды –

Это вкусить отголосок ваших поцелуев.)

(И это было немедленно даровано ему.)

И через несколько стихов встречается другой диалог:

И снова Адонаи говорил с V.V.V.V.V. и молвил:

Земля созрела для сбора винограда; давай же вкушать ее гроздья и становиться хмельными от них.

И V.V.V.V.V. отвечал, молвив: О, мой Бог, мой голубь,

Мой несравненный, каким это слово покажется

Детям человеческим?

Примерно через главу мы читаем:

Затем адепт был унесен восторгом блаженства,

И за пределы блаженства, и превзошел границы границ возможного.

И тело его дрожало и шаталось от бремени этого блаженства,

И этого избытка, и этого в высшей степени безымянного.

Опять же, и акцент на обособленных действующих лицах здесь виден даже еще более отчетливо:

Так говорил Магистр V.V.V.V.V. к Адонаи, своему Богу,

Когда они играли вместе в звездном свете

Над глубоким черным озером, что находится в Святом Месте

Святого Дома, под Алтарем Наисвятейшего.

Но Адонаи засмеялся, и стал играть более томно.

Писец сделал заметку об этом и был рад. Но Адонаи

Не боялся Мага и его игры.

Ибо именно Он, Адонаи, научил Мага всем его трюкам.

И Магистр вошел в игру Мага.

Когда Маг смеялся, и он смеялся; точно так же

Как делает это человек.

И Адонаи сказал: Ты запутался в паутине Мага.

Он сказал это мягко, чтобы испытать его.

Но Магистр сделал знак волшебства

И рассмеялся Ему в ответ: О, Господь, о Возлюбленный,

Разве не отдыхали эти пальцы на Твоих кудрях,

И глаза эти разве отводили взор свой от Твоих глаз?

И Адонаи был необычайно рад этому.

Существуют многие и многие другие фрагменты, в том же направлении, указывающие на внутренний диалог между иерархическими аспектами человека Кроули.

И, наконец, есть следующее, преисполненное необъятным значением для Кроули. Тем или иным путем, это проявляется на протяжении всех его магических писаний. И это можно назвать либо причиной его мании величия, либо ее источником.

«Но ты не должен обращать на это внимания. Ты всегда будешь моим сердцем, и Я, змей, тесно обовьюсь вокруг тебя. И кольца моих объятий не ослабнут на протяжении эонов. Ни перемены, ни печаль, ни эфемерность не коснутся тебя; ибо ты прошел через все это.

Как алмаз будет сиять алым светом для розы, и зеленым для розового листа; так и ты будешь пребывать в стороне от Впечатлений.

Я есть ты, и Колонна установлена в пустоте».

Все эти цитаты из одной его книги, что называется Книга Сердца Обвитого Змеем, или Liber LXV.

Необходимо еще раз подчеркнуть, как все эти чувства коренятся в Золотой Заре и ее магико-мистических формулах. В первую очередь, название книги содержит строку из Ритуала Нерожденного, которая была присвоена некоторыми членами Золотой Зари, а затем передана Кроули. Во-вторых, номер LXV представляет собой буквосочетание, имеющее двойной смысл. Это, прежде всего, игра слов, имеющая отношение к LVX (LUX – свет, прим. перев.), Свет, который является центральным тезисом как Неофита, так и Адепта Малых Ритуалов. Особенно в последнем случае, понятие LVX подчеркивается самыми различными способами, и все они должным образом воздействуют на сознание Кроули. Кроме того, его нумерация, 65 (или, гематрия, как она известна в техническом смысле), является числом Адонаи, еврейское имя, означающее Бога, которое Кроули использует как синоним для Высшего Гения, термин, применяемый в Золотой Заре, и для Священного Ангела Хранителя, наименования, что использует Абрамелин. Все эти идеи иллюстративны в отношении природы и содержания этого возвышенного писания самого по себе, и в то же время демонстрируют свое историческое происхождение от Золотой Зари.

Есть несколько книг в этом духе, написанных в данный период экзальтации и восторженности. В довершение к этому, есть книга Liber Liberi vel Lapidis Lazuli, или, Liber VII, из которой я процитирую ряд наиболее роскошных и преисполненных преданностью фрагментов. Существует также Liber Ararita или Liber 813, посвященная, главным образом, целому спектру различных интерпретаций Каббалистического Древа и Liber Tregrammaton или Liber 27, смысл которых для меня все еще не особенно ясен. Но самые высоты мистической экзальтации содержатся, в основном, в LXV и VII, так как и та и другая, что совершенно очевидно, без преувеличения, получены путем вдохновения.

Обе эти книги – в действительности, большинство творений Кроули, будь то проза, поэзия, или вдохновенная поэзия в прозе – периодически омрачаются вторжением грубых изображений. Это разновидность явлений, которую многие комментаторы назвали богохульством или демонизмом. Я не могу принять эту точку зрения. Моя позиция гораздо более проста, хотя, возможно, не столь пафосно красноречива и вдохновенна. Если мы возьмем одну из его поздних формулировок о том, что поэзия – это гейзер Бессознательного – что есть компетентная и жизнеспособная интерпретация – тогда, каким бы являлось или не являлось вдохновение, если оно проходит сквозь Бессознательное, то оно захватывает с собой что-то из потаенного содержимого личного Бессознательного. И давно было установлено, что этот уровень психики содержит подавленный материал сексуальности, враждебности, мазохизма, эксгибиционизма и полиморфных извращений. Кое-что из этого может совершенно не показаться нам привлекательным. Поначалу может показаться поразительным и странным, что какая-то часть этого непривлекательного материала должна выйти на свет вместе с самыми возвышенными устремлениями. Казалось бы, между ними вообще нет никакой необходимой связи, но время от времени что-то из этого довольно странного материала просачивается наружу. И в то время как Кроули, по-видимому, пытался показать истинный смысл этого в своих комментариях, должно быть, я достаточно замкнут, или скован психически, ибо не могу оценить это по достоинству так, как он.

Но прежде всего, я хотел бы привести примеры прекрасных любовных устремлений преданности, которые появляются в Liber VII.

Следующее – это некоторые цитаты, которые на протяжении многих лет были для меня особенно значимы.

«Я захватываю Тебя, о, мой Бог, как пурпурную сливу на солнечном древе. О, как Ты таешь в моем рту, освященный сахар Звезд!»

Этот мистицизм обладает очень личностной интимностью. Он чувственный и сладострастный и дионисийский, здесь нет нирванической отчужденности. Как будто он сумел воссоединить два мира в осознании того, что внешний вид – это реальность и наоборот.

«Перед глазами моими весь мир в серых тонах; он подобен старой изношенной коре виноградной лозы. Весь ее сок на этих устах…

О мой Бог. Ты подобен маленькому белому козлику с молнией меж рогов!

Я люблю Тебя, я люблю Тебя.

Каждое дыхание, каждое слово, каждая мысль, каждое действие

Это акт любви с Тобой.

Ритм моего сердца – это маятник любви.

Мои песни – это мягкие вздохи.

И мои дела – это мириады Твоих детей, звезд и атомов…»

И далее, через несколько строк, появляется:

«Сокрой меня в Твоей Славе, о возлюбленный, о, царственный любовник этой распутной девы, в Самой Тайной Комнате Дворца!

Это делается быстро; да, печать поставлена на крипту.

Есть некто, кто поможет открыть ее.

Ни памятью, ни воображением, ни молитвами, ни постом, ни бичеванием, ни наркотиками, ни ритуалами, ни медитацией; только всепринимающей любовью сможет он достичь этого.

Он будет ожидать меча Возлюбленного и обнажит свою шею для удара.

Затем ключом ударит его кровь и напишет мне руны в небесах; да, напишет мне руны в небесах».

И здесь мистический опыт особенно указывает на значение:

«В этих песнях глубокие тайны. Не достаточно слушать птицу; чтобы наслаждаться песней, ты должен быть птицей.

Я птица, а Ты – моя песня, о мой славный, резвящийся и скачущий Бог!»

И далее есть другое:

«И Тишиной и речью я поклоняюсь Тебе.

Но все напрасно.

Только поклонение Твоей тишины и Твоей речи приносят мне пользу…

О мой дорогой Бог! Что за праздник Ты устроил.

Посмотри на огни и на цветы и на девушек!

Отведай вин и тортов и превосходных блюд!

Вдохни ароматы и облака маленьких богов,

Подобным лесным нимфам, что наполняют ноздри!

Почувствуй всем своим телом чудесную гладкость мраморной прохлады, и щедрое тепло солнца и рабов!»

И наконец:

«О, мой Бог, но любовь во мне разрывает узы Пространства и Времени; моя любовь разделена между теми, чья любовь не является Любовью. Мое вино разлито для тех, кто никогда не пробовал вина.»

Конечно, при изучении записей, сделанных Кроули во время всех его оккультных практик, которыми он занимался с 1898, поражает тот факт, что он был упрямо настойчив. И если когда-то он и жаждал с нетерпением своих результатов, это никогда не проявлялось в его дневниках. Что касается его терпения, LXV превосходно описывает его в притче:

«Не позволяй, чтобы падения и боль поклоняющихся обращали их назад. Фундамент пирамиды был высечен в живой скале еще до заката; плакал ли царь на рассвете, что корона пирамиды еще не добыта в далекой стране?»

В той же самой книге снова идет речь о его непреклонном намерении и силе воле, в довольно длинной притче:

«Жил однажды колибри, который, обратившись к рогатому змею, просил его о яде. И великий Святой Змей Хем, королевский змей Урей, ответил ему, говоря:

“Я совершал свое плавание по небесам Ну в ладье Миллионов Лет, и не увидел ни одного существа во всем пространстве Себ, равного мне. Яд моего клыка – это наследие моего отца, и отца моего отца; и как я дам его тебе? Живи ты и твои дети, как жили я и мои отцы, пусть даже сто миллионов поколений, и может быть, милость Величайших дарует твоим детям каплю яда старейших.”

Тогда колибри сокрушился духом, и полетел в цветы, как будто между ними ничего и не было сказано. Но через некоторое время змей ужалил его, и он умер.

Но Ибис, медитировавший на берегу Нила, прекрасный бог, слушал и услышал все это. И он оставил свои пути Ибиса, и стал как змей, говоря: “Возможно, через сотни миллионов миллионов поколений моих детей, они приблизятся к капле яда из клыка Высочайшего.”

И вот! Прежде чем Луна трижды свершила свой путь, он стал змеем Уреем, и яд клыка поселился в нем и в его семени на веки веков.

О, змей Апеп, мой Господь Адонаи, это путешествие через вечность – это крупинка мельчайшего времени, а в поле твоего зрения – вехи белоснежного мрамора, нетронутого орудием гравера. Поэтому Ты мой, даже и сейчас, всегда и навсегда, и во веки веков. Аминь.»

1907 год был восхитительным годом. Мистицизм Кроули расцвел своим полным цветом. Хотя опубликованные дневниковые записи редки, мы можем сделать вывод, что было много встреч с Джонсом. Между ними, по всей видимости, было принято окончательное решение сформировать в ближайшем будущем новый Орден, который устранил бы серьезные недостатки старой Золотой Зари, и указал бы путь к новому подходу. Здесь я привожу цитату из Liber LXI, которая является исторической лекцией. Это дает нам некоторые ключи к тому, что произошло в этот год вдохновения, так же как и в следующий год:

«22. В следствии этого, по требованию D.D.S. брат P. подготовил все вещи путем своей тайной науки и мудрости, выбирая только символы, которые являются общими для всех систем, и категорически отвергая все имена и слова, которые могли бы подразумевать религиозную или метафизическую теорию…

23. В силу этого, он намеренно принял прибежище в неопределенности. Не для того, чтобы скрыть истину от неофита, но чтобы предостеречь его от переоценки несущественного…

25. Теперь, когда P. с таким тяжким трудом приготовил все вещи под руководством D.D.S. (даже когда пишет рука, в то время как сознательный мозг, хотя и пребывая в неведении относительно деталей движений, аплодирует или неодобрительно относится к готовой работе), настало время покоя, подобно тому как Земля лежит под паром…

29. Также явился на свет некий V.V.V.V.V., возвышенный адепт ранга Мастера Храма (или, скорей, он открыл это Освобожденным Адептам) и высказывание его зафиксировано в Священных Писаниях.

30. Таковые есть Liber Legis, Liber Cordis Cincti Serpente, Liber Liberi vel Lapidis Lazuli, а также и другие, чье существование однажды может быть раскрыто тебе. Остерегайся, чтобы не истолковать их ни в Свете, ни во тьме, ибо они могут быть поняты только в L.V.X.

31. Кроме того, он наделил D.D.S., O.M. и еще одного, полномочиями Триады, которые, в свою очередь, делегировали их другим, и те тоже, таким образом, чтобы Тело Посвященных могло быть совершенным, от самой Короны и до Царства, а также и за их пределами…

Организация, которую в 1909 основали Кроули и Джонс, носила имя А.:А.:. Саймондс читает это имя как Astrum Argentinum, Серебряная Звезда. Я думаю, что на этот раз он гораздо ближе к истине, чем большинство других странных интерпретаций, которые вызвали бы у Кроули стоны ужаса.

Имя Третьего Ордена Золотой Зари так никогда и не было разгадано, насколько мне известно. Единственная возможная ссылка в литературе Ордена, способная объяснить выбор Кроули аббревиатуры А.:А.:, это название одного из Козырей Таро. Это «Верховная Жрица», соотносящаяся с путем Гимел (значение Верблюд) на Срединном Столпе Каббалистического Древа Жизни. Ее полное название это «Жрица Серебряной Звезды», и обычно она имеет отношение к пробужденной интуиции или духовному восприятию.

Этот Орден имел три подразделения: Орден Серебряной Звезды, который является наивысшим и имеет отношение к Тайным Вождям старых времен. Второй орден Розового Креста, и внешний Орден – Золотая Заря. Каждый орден соответствует разным уровням или триаде на Каббалистическом Древе, как в старой Золотой Заре. «Общие характеристики и атрибуты этих Степеней указаны их соответствиями на Древе Жизни…»

Была добавлена одна новая степень, Стажер, 0=0; Неофит теперь назывался 1=10, а степень Теоретика была устранена. Задачи каждой степени были очень далеки от тех, которые Мазерс постановил в своем Ордене. Были устранены церемониальные инициации. Весь акцент теперь был на практической индивидуальной работе. По крайней мере, это имело эффект изменения или уменьшения греха тщеславия, связанного с получением степеней. Единственный путь движения к конкретной степени лежал через выполнение определенной разновидности работы, будь то йога или магия, или одна из комбинаций этих двух направлений. Для каждого из этих классов Кроули написал то, что стало известно как Официальные Инструкции, в которых подробно, с ясностью и красотой описывается характерная природа работы.

Степень Стажера в этом Ордене обладала великой значимостью. Здесь аспиранту позволяли выполнять любые практики, какие он хотел, но при этом настоятельно рекомендовали ознакомиться со всеми Официальными Инструкциями и поэкспериментировать со всеми фазами работы, и в отношении того, что касается его собственной работы, вести дневник, представляющий его деятельность в деталях. Все это было в достаточной мере описано Кроули в Liber 185, и с большим количеством деталей – в эссе Звезда Видна. О Liber 185 Кроули дополнительно писал, что «нужно только сказать, что аспирант систематически и всесторонне обучается различным техническим практикам, которые составляют основу Нашей Работы. Можно стать экспертом во всех этих областях, не обязательно достигая какого-то настоящего прогресса, точно так же как человек может быть первоклассным специалистом в грамматике, синтаксисе и теории стихосложения, будучи не в состоянии написать ни единой строки хорошей поэзии, хотя и величайший поэт в душе не может выразить себя без помощи этих трех элементов литературной композиции».

Кроули разработал несколько интересных теорий, которые он воплотил в действие, решая задачу Стажера. Прежде всего, как я уже говорил, искатель был полностью предоставлен самому себе, чтобы выбрать именно те магические и медитативные техники, которые он хотел. Правда, ему советовали познакомиться поближе с ними всеми. Но в этот первый год Стажировки работы было именно столько, сколько кандидат мог реально выполнить. Целью этого было определить естественную склонность искателя. Бессознательные факторы при выборе определенного типа или количества практик дадут учителю достаточно ключей к структуре характера. Будут выявлены как сильные, так и слабые стороны, свойственные его природе, что даст его учителю возможность обозначить их таким образом, чтобы ученик мог предпринять необходимые шаги для исправления ситуации или гармонизации несоответствия, и путем этого обрести целостность своей развивающейся личности.

Во-вторых, Кроули категорично настаивал на том, что ни один наставник Ордена не должен вторгаться в свободу и гениальность искателя, указывая ему, какой практикой он должен или не должен заниматься. Мне кажется, он сурово отчитывал любого, кто это делал. Одна из нескольких причин, по которой Кроули и Капитан Фуллер, в конце концов, поссорились и расстались, заключалась в том, что последний, не имея на то полномочий, дал такие рекомендации некоему Брату Ахаду. Я уверен, что были и другие, гораздо более личные факторы, способствовавшие этому расколу, но этот вполне мог быть одним из них.

В третьих, система Ордена, когда он торжественно открыл ее, основывалась на том, что на Востоке называется цепью Гуру Парампары (ученическая преемственность – прим. перев.) Другими словами, учителем Стажера, в сущности, является Неофит, занимающий следующую более высокую степень. Ревнитель – это гуру Неофита. Учителем Ревнителя является Практик, а Практик имеет своим учителем Философа, и т.д. При помощи такой организации полномочия от высших эшелонов могли быстро передаваться вниз по степеням, как только это потребуется. Цепь полномочий должна пройти, не нарушаясь, от высшей ступени до низшей, до самого скромного новичка на Пути. Обязанность преподавать, таким образом, делегировалась каждому студенту, когда он начинал свое духовное восхождение, ответственность за которую он строго держал перед своим собственным наставником.

Таким образом, учитель, какую бы степень он ни занимал, всегда мог поделиться преимуществами своего личного опыта с учеником младшего класса. Иногда между учителем, обладающим возвышенным опытом, и учеником, не имеющим такового, может возникнуть слишком большая пропасть, так что общение становится очень затруднительным, если не сказать невозможным. При помощи создания цепи гуру парампары, эта пропасть в общении преодолевается на том основании, что между учеником и его непосредственным наставником или учителем нет слишком большой разницы в развитии. Если последний сталкивается с какими-то педагогическими проблемами со своими подчиненными, он всегда может обратиться за помощью к своему учителю, и так далее.

Чтобы отдать Кроули должное в отношении этой структуры, функционирования и целей его Ордена, читателю следует обратиться к его последнему эссе, озаглавленному Звезда Видна. К сожалению, оно слишком длинное, чтобы привести его здесь, а дать просто краткие фрагменты – такое действие не будет иметь эффекта.

Это очень важное эссе. В нем описаны три раздела его Ордена, названы и описаны 10 степеней, и сверх всего этого, конкретизирована детальная практическая работа, которая соответствует каждой из них. Она содержит некоторые из самых глубоких философских построений Кроули, и, кроме того, служит для изложения его концепций высоких целей мистического пути. И снова я должен повторить, что, основываясь на этом конкретном эссе и других его работах, обсуждаемых здесь, любой, кто высмеивает Кроули и издевается над ним – принижая его значимость – просто разоблачает свое невежество и слепоту.

Помимо инструкций, касающихся медитации и магической практики, в этом году также была написана Liber 777, сложная каббалистическая таблица соответствий, и восхитительная книга под названием Konx Om Pax. Эти три слова прямо из Ритуала Неофита Золотой Зари, и являются частью мистической декларации: «Khabs Am Pekht. Konx Om Pax. Свет в своем Расширении». Они утверждают надежду, желание, что вы тоже можете получить Свет.

В действительности, я сказал бы, что это была его первая серьезная книга о магической философии. Она послужила более полным заявлением о его собственном восстании против Мазерса и Золотой Зари, а также публичным заявлением о его духовных достижениях. Книга включает в себя сатиру, фантазию, тонкий каприз, жестокий юмор, прекрасную лирику, философию возвышенной и глубокой природы, сравнимую только с высочайшими полетами Махаяны буддизма, и свидетельства его интимных отношений с Джорджем Сесилом Джонсом.

Книга имеет четыре части, и каждая восхищает по-своему, в своем собственном индивидуальном духе. Каждая из них является радикальным опровержением жалоб, высказанных как некоторыми фанатиками Золотой Зари, так и некоторыми из его собственных фанатичных поклонников о том, что Золотая Заря сыграла лишь незначительную роль в его дальнейших размышлениях. В действительности, Konx Om Pax – это Золотая Заря от начала и до конца, конечно же, с гением Кроули, стремительно пробегающим через каждую главу не просто как бледная серебряная нить, но скорей, как широкая витиеватая сеть золотых струн.

Первая часть называется Пробужденный Мир. На первый взгляд, это прекрасная сказка, описывающая каббалистическое Древо Жизни и «систему оценок Золотой Зари». Полная концепция просветления описывается как процесс пробуждения. Это всецело напоминает дзэнскую идею о том, что по сути, каждый является Буддой, или имеет сознание Будды, и полностью просветлен здесь и сейчас, но не знает этого. Он, как бы, спит, или заблуждается. Вся схема самодисциплины и медитативной тренировки направлена на то, чтобы облегчить процесс пробуждения.

Человеческое эго называется Лола «потому что Я есть Исток Восторгов, и другие дети в моем сне зовут меня Лола Фантазий и Снов Наяву». Сказочный Принц, которого она ищет «это смуглый мальчик, очень симпатичный; я думаю, каждый любит его, и в то же время, каждый его боится. Он смотрит сквозь каждого так, как если бы тот был обнаженным в Эдемском Саду, и словно он создал его, и тот ничего не может сделать, иначе как отразиться в зеркале его ума. Он никогда не смеется, не хмурится и не улыбается; потому что он заранее предвидит все события, и для него не происходит ничего нового. Его уста алее всех роз, что ты когда-либо видел. Я пробуждаюсь, когда мы целуем друг друга, и больше нет сна». Этот Сказочный Принц – не кто иной, как V.V.V.V.V. История описывает в деталях, на основе личной реализации каждую Сефиру, и каждую Степень, и каждый соединительный путь. Это восхитительная провокационная попытка разобраться с глубоко сложной темой.

Второе эссе – Али Слоупер или Сорок Лжецов – это, главным образом, сатира на Золотую Зарю. Он бросает колкости в адрес ее членов и ее учения. Нет совершенно никакого способа оценить это эссе или понять его каким-либо образом, если только не будет осознан один следующий факт. Оставшаяся часть Эссе об Истине фокусируется вокруг метафизического диалога между Бонсом и Боули – и это, конечно, не кто иной как Джордж Сесил Джонс и сам Кроули. В нем с большим юмором описываются его усилия по подготовке, среди прочего, таблиц, которые в результате составят 777.

Драматические персонажи в начале эссе – для меня одна из самых смешных вещей в мире. Большая часть его юмора осталась недооцененной главным образом потому, что она настолько эзотерична по своей сути и в том смысле, что относится к Золотой Заре. Если только человек обладает некоторыми знаниями об этом обществе, и может узнать имена некоторых его членов, и понять некоторые неясные каббалистические ссылки, только тогда, возможно, вся эта вещь будет способна уложиться в его голове. И это, я думаю, достойно большого сожаления. Например, следующее, в основном, высмеивает те части Ветхого Завета, которые Золотая Заря использовала в некоторых ритуалах элементальных степеней.

ВЕЛИКИЙ ПАТРИОТИЧЕСКИЙ СПЕКТАКЛЬ.

Военные Приготовления – Генерал Элоах прибыл из Temain Эдома – Полковник Холиум призван с Горы Паран – Пустыня Сеир – Шатры Кушана – Дервишская Крепость – летающая колонна Генерала Тетраграмматона – Город Мероза I.V. пустыня в теле – Предатель в лагере? – Хитрый ход Мельхиседека Паши – Река Киссон сметает моавитов (при содействии Мистера Фрэнка Паркера – Наконец, Битва – Отчаянное противостояние Царей Эдома – Фланговая атака Маршала Джа – Рассеянные Вековечные Горы – Вечные Холмы склонились (Мистером Фрэнком Паркером) – Атака доблестного Карнаима – Разгром Эдомитов – Князья в великом бегстве – И Грандиозный Финал «Взрыв Вавилонской Башни» (Мистером Фрэнком Паркером).

БОЖЕ ХРАНИ КОРОЛЯ.

Эссе об Истине, которое следует за этим действием, это диалог, сочетающий трансцендентное мышление и юмор. Например:

«И вот случилось так, что некоторые из юных Адептов, беззаботные и глупые из Великого Белого Братства, те, кто очень часто возвращаются к естественному сознанию Вселенной, так, что даже их чистые крылья запачканы трясиной чувственного восприятия, разума и их нечистой натуры, некоторые из этих мальчишек, говорю я, забывают Писания на внешней Завесе Неизреченной Тайны, ту руну, что гласит: «Не разделяй существование!» золотыми буквами на серебре завесы (точно так же, как написано изнутри «Никакого существования!» серебряными буквами на золотой завесе).

«Кости улыбаются, видя способ уничтожить аргументы Документа.)

Эту руну забыли эти мальчишки, несчастные!

Поэтому, затерявшись в немыслимых глубинах своей развращенности, они грезят снами зла, именуемыми “другими”, “собратьями” и т.п. (Собратья – это настоящий кошмар, настолько ужасный, что только прохожие из G.W.B. способны его представить, поскольку он подразумевает отвратительный и чудовищный фантом «человечества».

Теперь в их лучших аспектах «я» есть определенная сила, чье мутное отражение называется «Любовью». Это растворяет сновидение, и они мгновенно чувствуют сострадание к «Другим» - кто, будучи просто неочищенными частями их сознания, просто нуждаются в аннигиляции – и приступают к работе (если изволите!), чтобы инициировать этих «приятелей», чтобы освободить этих «самостоятельных существ».

Юмор, равно как и трансцендентальная философская позиция, проявляемые в этой форме мышления, напоминает ответ, данный Генрихом Зиммером, востоковедом, когда он раскрывал тему праджнапарамиты в своей книге Философия Индии. Он написал то, что так применимо к этому конкретному случаю:

«Просветленные ведут себя так, что это должно довольно сильно шокировать и сбить с толку любого здравомыслящего человека, который, в силу привычки и жесткой самоопределенности, вынужден прочно стоять на земле. В своего рода насмешливой беседе эти Будды и Бодхисаттвы развлекаются загадочными утверждениями непостижимых истин. Им доставляет удовольствие снова и снова заявлять, что нет такого понятия, как буддизм, нет такого понятия, как Просветление, нет ничего, хотя бы отдаленно напоминающего исчезновение в Нирване, ставя друг другу ловушки и пытаясь обмануть друг друга утверждениями, которые могут подразумевать – даже отдаленно – реальность таких концепций. Затем, самым хитроумным образом, они всегда ускользают от хитроумно расставленных опасностей и скрытых ловушек – и впадают в восхитительный транс-Олимпийский смех; так как простейший намек на понятие Нирваны обнаружил бы следы противоположного отношения, самсары и цепляния за индивидуальное существование.»[1]

Многие из парадоксов Книги Лжей (так называемой ошибочно), которые я назвал бы коаноподобными, включают именно этот вид транс-олимпийского юмора, в сочетании с трансцендентальным озарением (праджна), которое отрицает, что реальность существует отдельно от внешнего проявления. Только пробуждение от нечистой хватки заблуждения позволит человеку осознать экстаз и божественность Того, что является одновременно и видимостью, и реальностью. Мне кажется, что озарения Кроули были далеко впереди его времени, когда мало литературы о Махаяне и Дзэне можно было встретить на английском.

Третья часть Конкс Ом Пакс называется Синагога Сатаны. Рассмотрение этого раздела заставляет меня догматически утверждать, что любой, кто говорит, будто Кроули был сатанистом и поклонялся дьяволу, должен удостовериться, все ли у него дома. В разных его произведениях могут быть случайные ссылки на данную тему, или даже сардонические признания. Но это, в первую очередь, связано с тем, что он вел себя вызывающе в своей неподражаемой манере, или пытался шокировать часть своей читательской аудитории, или дразнил кого-то, или просто был саркастичен. Он, в действительности, полностью принял точку зрения Блаватской о том, что Люцифер был, на самом деле, Светоносцем, помимо его глубокой потребности продемонстрировать, что если Бог, описанный плимутской братией в его детстве, ответственен за подлости плимутской братии, тогда он предпочитал Дьявола, которого они так смертельно боялись.

В действительности, он превосходно проясняет это, во время дискуссии о том, что воспринимается в так называемом астральном видении, или скраинге в духовном видении, как это именуется в учении Золотой Зари. В Магике он писал:

«На высших планах многообразие форм, в силу своей грубости, имеет тенденцию исчезать. Таким образом, Астральное Видение “Исиды” совершенно не похоже на Видение “Кали”. Один есть Материнство и Мудрость, невыразимо откровенный, ясный и любящий; другой – это Убийство и Безумие, опьянение кровью, затуманенность страстью и жестокость. Единственная связь в том, что это Символ Женщины. Но тот, кто совершает самадхи на Кали, получает такое же озарение, как если бы это была Исида, ибо в обоих случаях он достигает единства с Квинтэссенцией Женской Идеи, не ограниченной качествами, которыми жители Нила и Ганга, соответственно, маскировали ее.

Так, на низших ступенях посвящения, догматические ссоры воспламеняются астральным опытом; как, например, Святой Иоанн различает Блудницу БАБАЛОН и Женщину, одетую в Солнце; закланного Агнца и Зверя 666, чья смертельная рана была исцелена; и не понимает, что Сатана, Старый Змей, живущий в Бездне, в Озере Огня и Серы, это Отец-Солнце, вибрация Жизни, Господин Бесконечного Пространства, который пламенеет Своей Всепоглощающей Энергией, и это также Свет, воцаренный на троне, чей дух наполняет Город Драгоценностей».[2]

Где-то в произведениях Свами Вивекананды приведен прекрасный эпизод о его собственном учителе Шри РамаКришне, которого обвиняли в безумии. Он был далек от того, чтобы защищаться от этого оскорбления, и соглашался, однако, добавив: «Конечно, я сумасшедший. Но такие же и вы! И каждый! Единственное различие между нашими видами сумасшествия – это то, что я схожу с ума по Богу. Это единственное, что меня волнует. Вы сходите с ума по деньгам, сексу, обладанию, престижу и т.д. Мое – это божественное сумасшествие. Ну а ваше? И как вы, в действительности, считаете, какое из этих двух лучше?»

Кроули был по-настоящему опьянен Богом. Все произведения, что я собрал в Лучших Книгах Кроули, и в настоящем биографическом исследовании, указывают именно на это. Необходимо рассмотреть все его упражнения в Йоге и Магии, официальные инструкции, которые он написал для своей собственной переформулировки Золотой Зари, божественное опьянение Liber LXV и LiberVIII, и множество стихов, которые я процитировал здесь и там – чтобы понять одну вещь, одну единственную вещь. Он был по-настоящему опьянен Богом.

Если Саймондс, Манникс и другие критики хотят, чтобы я рассмотрел его пристрастие к наркотикам, его безответственность, его очевидное жестокое обращение с женщинами, о чем свидетельствует кратость их пребывания с ним, я лишь ответил бы в словах этой восхитительной истории, приведенной в книге Мадам Александры Дэвид Ниль о Тибете:

«Он (Цанг Йанг Гьяцо), по-видимому, был посвящен в определенные методы, которые позволяют – или, возможно, даже поощряют – то, что представляется развратом, и действительно, так бы оно и было в случае любого другого, за исключением посвященного в тот необычайный практический путь познания, о котором сложно говорить вне медицинского исследования.

Что заставляет подозревать факт, что Цанг Йанг Гьяцо был адептом в этих практиках, так это то, среди прочих указателей, есть одна, очевидно, фантастическая история, хотя ее символизм совершенно понятен любому, кто знаком с данной практикой. Вот эта история:

Цанг Йанг Гьяцо был как-то на верхней террасе своего замка в Потале, в компании тех, кто был возмущен его безнравственным поведением.

«Да, у меня есть любовницы», - сказал он в ответ на их упреки, - «и у вас, обвиняющих меня, они тоже есть, но неужели вы думаете, что обладание женщиной для вас – это то же самое, что и для меня?»

Затем он подошел к краю террасы и помочился через балюстраду. Поток жидкости спустился до основания Поталы, а затем «поднялся» на верхнюю террасу и вернулся к Великому Ламе по тому же каналу, по которому и ушел ранее.

И тогда Великий Лама обратился к тем, кто окружал Его:

«Вы делаете то же самое», - сказал он, - «и, если вы не можете так, поймите, что мои отношения с женщинами иные, нежели ваши».[3]

Когда критики Кроули смогут воспроизвести священные книги и его озарения, записанные в опубликованных дневниках, тогда я буду более склонен рассматривать их критику и придавать ей достоверность. А пока я могу выразить свои чувства этим критикам только цитатой из текста Капитана Фуллера в Эквиноксе IV.

«Точно так же Йог говорит: “Я достиг состояния Сверхсознания (Самадхи), а ты, мой друг, не только слеп, глух и нем, но и сын свиней в придачу. Ты полностью погружен во Тьму (Тамас); дитя невежества (Авидья) и порождение Иллюзии (Майя); так же безумен, невменяем и идиотичен, как те несчастные, которых вы запираете в своих психиатрических лечебницах, чтобы убедить себя, как справедливо заметил один из вас, что вы не все буйно помешанные. Ибо вы рассматриваете не одну единственную вещь, которую оскорбляете, именуя Богом, а все проявления реальности; и все, что имеет хоть малейший аромат реальности, это вы объявляете иллюзией».

Читать эссе Кроули Синагога Сатаны – значит, осознавать концепцию духовной диалектики «Золотой Зари», как я ее назвал, как средство выражения сложностей философии, которую он развил за несколько лет с того времени, как он был впервые посвящен.

Он говорил о парах противоположностей в нравственной и интеллектуальной жизни, и о противоречиях, вместе с социальными недугами, быть может, наивными, в социальном и политическом смысле, но, безусловно, значимыми в более широком философском и духовном смысле.

Например, я цитирую следующий раздел, который в Лучших Произведениях Кроули я назвал «Манифестация Простоты», так как она представляет то, за что Кроули стоял в те дни, более, чем что-либо другое, известное мне.

«Законы физического мира совершенно синхронны с законами моральной и интеллектуальной сферы. Проститутке я предписываю курс тренинга, путем которого она поймет священность секса. Благочестие станет составлять часть этого тренинга, и я надеюсь увидеть ее в один прекрасный день счастливой женой и матерью. Скромнице, точно также, я предписываю курс тренинга, путем которого она поймет священность секса. Распущенность будет составлять часть этого тренинга, и я буду надеяться увидеть ее в один прекрасный день счастливой женой и матерью.

Фанатику я рекомендую курс Томаса Генри Хаксли; для неверующих – практическое изучение церемониальной магии. Далее, когда фанат обладает знанием, а безбожник – верой, каждый может без предубеждений следовать своим естественным склонностям; ибо он никогда больше не будет погружаться в свои бывшие крайности…

Меня обвиняли в нападении на то, что обычно называют добродетелью. Действительно; я ненавижу ее, но только в той степени, как я ненавижу то, что обычно известно как порок.

Поэтому, следует признать, что тот, кто немного неуравновешен, нуждается в более мягком исправлении, чем тот, кто одержим предрассудками. Есть люди, которые делают фетиш из чистоты; они будут работать в мастерской слесаря и узнают, что грязь – это знак почетного труда. Есть такие, чья жизнь становится несчастной из-за искусства совершать подвиг в борьбе с инфекцией: они видят бактерии самого смертоносного вида во всех вещах, за исключением настоящих растворов карболовой кислоты и хлорида ртути, которыми они истерически сражаются со своими невидимыми врагами; таких я послал бы жить на базаре в Дели, где они, возможно, узнают, что, в конце концов, грязь мало что меняет.

Есть медлительные люди, которым нужно несколько месяцев опыта суеты на скотном дворе; есть деловые люди в спешке, и им следует отправиться в Центральную Азию, чтобы обрести искусство отдыха.

Вот вам и равновесие, и каждый месяц в каждом году, каждый член вашего руководящего класса должен проходить этот тренинг под умелым руководством.

Но как же Великий Дао? Каждый год в течение месяца каждый из этих людей будет отчаянно искать Философский Камень. Уединением и постом для общительных и любящих роскошь, пьянством и развратом для аскетов, бичеванием для тех, кто боится физической боли, отдыхом для беспокойных и трудом для праздных, бычьими боями для гуманистов и заботой о маленьких детях для черствых, ритуалами для рациональных и философией для легковерных, эти люди, будучи еще неуравновешенными, будут стремиться достичь единства с Великим Дао. Но для тех, чей разум очищен и скоординирован, для тех, чьи тела здоровы, и чьи страсти одновременно и пламенны и управляемы; будет закономерно выбрать свой собственный путь к Единой Цели; а именно, идентичность с Великим Дао, которая высоко и далеко за пределами антитезы Янь и Инь».

Многие люди замешкаются, читая это эссе, просто на основе названия. Синагога Сатаны? О чем здесь беспокоиться? Я предполагаю, что он все еще сохранял некоторую наивность, полагая, что публика потратит время и силы, чтобы выяснить, был ли он демонолатристом или просто подшучивал над кем-то. В действительности, в нашем странном мире не так уж много времени и энергии, доступной для того, чтобы предаться такого рода вещам. Он также был наивен, не понимая, что этот мир полон больных, злобных людей, тех, кого Вильгельм Райх назвал больными чумой, эмоциональной чумой. Эта так называемая чума – сочетание параноидальных веяний с психопатическими тенденциями, покрытое подозрительностью и ревностью и чистой ненавистью, коренящееся в непроизвольном использовании такой психодинамики, как вытеснение, проекция и массовая реакция-формирование. Это болезнь массовых движений, организующих жестокое противостояние любому движению прогресса со стороны человечества. В случае отдельных проявлений, Фрейд назвал это сопротивлением; там, где дело касается масс, Райх назвал это чумой. Это именно то, что Кроули не принял во внимание, пока не стало слишком поздно.

Другими словами, каким бы смешным ни показалось ему название Синагога Сатаны, и как бы серьезно он ни относился к изложению своего взгляда на моральные решения социальных и политических проблем, он, определенно, поместил себя в положение напрашивающегося на неприятности. В этом названии он бросил вызов морали и предрассудкам своей культуры – и пострадал!

В других случаях он упоминал, что совершал кровавые жертвоприношения. Ну, я уверен, что иногда он так и делал, как в те времена, когда шел по пустыне Сахара с Виктором Нойбургом, ближе к концу 1909г. Ясно, что для одной конкретной цели он использовал кровь нескольких голубей; это признается как факт, не видоизмененный ни символикой, ни юмором.

Но когда он писал в Магике, что за один год он совершил кровавое жертвоприношение около 150 раз, сам язык должен был заставить случайного читателя сделать паузу. Он утверждал, что в тот год 150 раз совершил сексуальное соитие, как сообщает его дневник. Более того, когда он утверждает, что жертва должна быть мужчиной, чистым и высочайшего интеллекта, следует понять некоторые движения разума Кроули.

В комментарии к Книге Закона он писал:

«Я принимаю как несомненное, что каждое подношение этого талисмана безошибочно порождает детей на том или ином плане нашего космоса, материя которого столь разнообразна. Такой ребенок должен унаследовать природу отца; и его характер будет определяться отчасти средой, в которой он будет воспитываться, жить и подвергаться влиянию изменений того, что мы называем смертью, и отчасти внутренней волей отца, возможно, измененной до некоторой степени его собственной сознательной волей во время его выскальзывания из поводка».

Так что поскольку отец – чье имя Алистер Кроули – был чист, и, по его мнению, обладал высочайшим интеллектом, так же и змее-лев, как он называл сперматозоид, магический сын или талисман, который должен быть предложен, как подношение, с помощью магии, является частью природы отца.

Правда в том, что несмотря на всю свою мужественность, приключения по всему миру, несмотря на всю его большую охоту и словесное восхваление убийства, он был довольно брезгливым человеком. Даже если показания Бетти Лавдэй о попытке принести в жертву черного кота на Чефалу, полностью правдивы, все же, должно быть ясно, что если это был человек, привыкший к подобным идиотским поступкам, в данном случае был на удивление неумел. И это звучит неправдоподобно. В тот раз он был неумелым, и проделал довольно неуклюжую работу из-за очевидного факта – он не привык приносить в жертву мелких животных. Если это так, то почему он прибегнул к этому на Чефалу – совсем другой вопрос. Я не могу сказать, что располагаю здесь всеми ответами; и я далеко не восхищаюсь такого рода поведением.

В любом случае, вернемся к Синагоге Сатаны. В каждую из его диалектических попыток дать ответы на некоторые из самых упрямых проблем, которые долгое время нападали на человечество, вторгается его бесовский юмор. Он стремится снять излишнее напряжение от чрезмерной серьезности проблем и своих решений. И этот юмор бурлит. Когда бы я ни читал Конкс Ом Пакс и Книгу Лжей, наблюдая богатство его эзотерического юмора, я часто обнаруживаю, что мой ум перелетает к созерцанию мастеров Дзена, и широкому спектру интерпретаций, используемому современными авторами. Некоторые считают всю эту тему идиотизмом и чепухой; другие настроены философски, стремясь найти и описать или объяснить способ, которым эти мастера Дзэна прямо указывают на истину. Но между этими двумя крайностями есть середина, которая включает в себя обе позиции, и совершенно очевидно, что именно здесь находятся Кроули и его юмор.

Я иногда думаю, что традиционный дзенский мастер, возможно, в раздраженном настроении, вызванном иногда требованиями повседневной практики, должно быть, ужасно сыт по горло постоянным потоком посетителей или студентов, которые приходили к нему, требуя слов мудрости из его уст. Большую часть времени, я уверен, он пребывал в спокойном и уравновешенном состоянии, уважая их искренность и их цели. Но, несомненно, были случаи, когда, независимо от того, насколько полно он отождествлялся с Трансцендентной Мудростью, он бывал, по всей видимости, весьма сильно возмущен.

Вполне возможно, что он хотел был закричать, или сделать что-нибудь смехотворное, или пнуть одного из этих молодых монахов под зад ногой из чистой досады или скуки, если не от чего-то еще. Можно себе представить, что если бы один из таких монахов серьезно спросил «Какова сущность ума, который чист по своей природе?», он мог ответить, с мудрым блеском в глазах, какой-нибудь очевидной тривиальностью, грубой непристойностью, или ударил бы этого бедного монаха тростью по голове.

Возможно также, что если бы ученик был подготовлен к этому долгой тренировкой, медитацией, самой жизнью, то воздействие такого идиотского ответа или резкого удара по бритой голове могло бы дать необходимый шок, чтобы разбить вдребезги механизмы его психологической защиты и вызвать просветление. Давайте не терять из вида тот факт, что мотив или намерение мастера могли быть довольно прозаичны. Это был лишь один из многих дней! Да, и вот он наступил! И если только какой-то глупый ученик задаст какой-то глупый вопрос – ну, тогда…!

Давайте отдадим должное этим мудрецам за то, что у них было какое-то чувство юмора. Они не были серьезными все время. Возможно, время от времени, они взрывались раскатами смеха. Это приносило студентам много пользы и хороших моментов. Очевидно, что такое спонтанное поведение, приносило много хорошего также и Мастеру. Оба могли истерически завывать от хохота над всем случившимся.

В течение длительного процесса психоанализа, чувство юмора аналитика приходит ему на помощь в подобных ситуациях. Благодаря ему он становится способен делать, например, некоторые смешные интерпретации сновидений, которые, вероятно, могут шокировать и раздражать пациента. Это может иметь коаноподобный эффект, способный привести пациента к настоящему озарению. Это также может послужить спонтанным выходом для того, что беспокоило аналитика в данном конкретном случае.

Иногда я думаю об этом, размышляя о жизни одного из великих святых Церкви – Святого Иоанна Крестителя или Святой Терезы Авильской. Возможно, даже больше, чем худого, чахоточного Святого Иоанна. В их обязанности входило время от времени получать исповеди от монахинь в монастыре. Я уверен, что большую часть времени их обязанности выполнялись сознательно и эффективно. Совершенно независимо от их мистического опыта и их высокого положения в церкви, несомненно, как человеческие существа, время от времени они впадали в уныние. Возможно, накануне ночью их тревожила бессонница? Кашель вызвал воспаление в их бронхах и дыхательных путях? Или, Святой Терезе досаждал хронический артрит? Разве не возможно, что столкнувшись с одной из молодых трепещущих женщин Ордена, она составила смутное представление обо всем этом?

Естественно, это чистая спекуляция. Но я уверен, эти люди были человеческими существами, и при этом, довольно совершенными существами. В определенных ситуациях они могли себя чувствовать подобным образом. Возможно, большую часть времени им удавалось владеть своими чувствами, хотя нам говорят, что претерпевающая артрит Святая Тереза временами приходила в сильное негодование. Я ни на секунду не усомнился бы в этом. Раздражительность и святость часто ходят вместе!

В случае Кроули, это действительно было так. Я уверен, это одна из нескольких причин, почему он был таким шутником. Он был шутником с очень живым чувством юмора, который бил фонтаном, когда сталкивался с такими потешными ситуациями. Он не сдерживал себя. Эссе в Конкс Ом Пакс являются вечным свидетельством богатства его блестящего юмора. В этом нет никаких сомнений!

И все же – есть парадоксальный вопрос ко всему этому, который он сам поднял в Стенаниях Аггея из Книги Лжей:

«Изможден я, гиена, голодаю и вою. Люди думают, это смех – ха! ха! ха!

Нет ничего движимого или недвижимого под твердью небес, на чем я мог бы написать символы тайн моей души.

Да, хотя я был спущен веревками в самые глубокие Пещеры и Крипты Вечности, нет слов, чтобы выразить даже первый шепот Основателя в мое ухо: да, я ненавижу рождение, завывающие стенания Ночи!

Агония! Агония! Свет во мне порождает завесы; песнь внутри меня – безмолвие.

О мой Бог! Через какую призму способны люди осознать мой Свет?

Бессмертны адепты; и все же, они умирают – Они умирают от невыразимого СТЫДА; Они умирают как Боги, от ТОСКИ.

Претерпишь ли ты до Конца, о, Брат Пердурабо, о, Светильник в Бездне? У тебя есть Краеугольный Камень Королевской Арки, но Подмастерья, вместо того, чтобы изготавливать кирпичи, положили соломинки в свои волосы, и думают, что они Иисус Христос!

О, высшая трагедия и комедия ВЕЛИКОЙ РАБОТЫ!»

Далее, есть и другие слова в той же самой книге, что носят название Луковая Шелуха:

«Вселенная – это Практичная Шутка Общего, Ценой Частного, сказал Брат Пердурабо и рассмеялся.

Но ученики, что были к нему ближе всего, заплакали, видя Вселенскую Тоску.

Те, кто были рядом с ними, рассмеялись, видя Вселенскую Шутку.

Те, кто были следом, заплакали.

Ну а некоторые другие засмеялись.

Другие заплакали.

А те, кто рядом с ними, засмеялись.

Следующие заплакали.

А те, кто за ними, засмеялись.

Последними шли те, кто плакал, потому что они не могли видеть Шутки, и те, кто смеялся, чтобы не подумали, что они не видели Шутки, ибо считали, что безопасно действовать так, как Брат Пердурабо.

Но хотя Брат Пердурабо смеялся открыто, Он в то же самое время и плакал в тайне; но в глубине Себя Он ни смеялся и не плакал.

И не имел ввиду того, что говорил».

1. Умирающий Будда

2. Повешенный

3. Труп

Эти три лежачих позиции больше подходят для отдыха после медитации, чем для самой медитации.

Перевод Рюити Кавайгару



[1] Heinrich Zimmer, op. cit., p. 483

[2] The Master Therion, op. cit., p. 250

[3] Initiations and Initiates in Tibet, A. David-Neel, Rider&Co., London, 1931, p. 141

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

телема

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"