Перевод

Обзор и интерпретация жизни Алистера Кроули. Предисловие Антона Роберта Уилсона. Пролог Кристофера С. Хайятта

Глаз в треугольнике

Израиль Регарди

Глаз в Треугольнике

Обзор и интерпретация жизни Алистера Кроули

Предисловие Антона Роберта Уилсона

Пролог Кристофера С. Хайятта

Предисловие Роберта Антона Уилсона, Доктора Философии

Так случилось, что я согласен с Эрнестом Хемингуэем, что из всех необходимых свойств характера, которыми должен обладать писатель, это встроенный, чугунный, удароустойчивый детектор абсурда.

Возможно, писатель видел и чувствовал многое; и ему в этом сопутствовала величайшая удача, и возможно, он даже понял то, что он видел и чувствовал; но без инструмента, рекомендованного Хемингуэем, его коммуникация никогда не будет достаточно эффективной.

Это особенно верно в отношении писателей мистицизма, которые произвели на свет больше никуда не годных текстов, чем какая бы то ни было другая группа на этой планете, за исключением политиков.

Эзра Паунд однажды сказал, что существует два типа ясности. Первый иллюстрируется предложением «Принеси мне два фунта четырех-дюймовых гвоздей». Второй – «Дайте мне то издание Рембрандта, которое мне нравится». Каждый может понять первый вид ясности; второй же вид понятен, только когда говорящий и слушатель разделяют общую вселенную восприимчивости; но оба в равной мере прозрачны при идеальных условиях. Большинство мистических писаний не содержат ни одного из этих типов ясности. Возьмем, например, книги Гопи Кришна или Кена Уилбура, или десять дюжин подобных им, - и вы обнаружите себя плавающими на поверхности океана семантического хаоса. Каждое предложение таких писателей с легкостью может быть вставлено в политическую речь; просто изменить слова «Бог» или «Истинная Сущность» на «правительство» или «глава исполнительной власти», и в целом, этот туман, подобный тапиоке, останется тем же самым – безвкусным, напыщенным, пустым, но неопределенно «вдохновляющим», если вы не думаете о том, чем он является.

Все это лишь для того, чтобы объяснить, почему я сначала прочитал Глаз в Треугольнике. Видите ли, мне эту книгу рекомендовал Алан Уоттс, сказав: «Это лучшая книга по мистицизму, из всех, что я прочитал за десять или более лет».

Я читал книги Алана целое десятилетие, и знал Алана почти столь же длительное время, и мой хемингуэевский детектор абсурда все еще не обнаружил нигде в его работах ни одного предложения, содержащего сумбурные идеи. Если он рекомендовал книгу, я немедленно спешил купить экземпляр. Он знал, какая книга является хорошей, даже в сфере мистицизма, где автор, по определению, пытается постичь непостижимое и выразить невыразимое.

Я прочел весь Глаз в Треугольнике за один вечер, и он прошел хемингуэевский тест со всеми победоносными флагами и оркестром на палубе. Там не было ни абсурда, ни дыма, ни приторной риторики. Она была столь прозрачной, как книга по кулинарии или пятистрочное объективистское стихотворение Уильяма Карлоса Уильямса.

Я перечитал ее несколько раз за ближайшие двенадцать лет – и прочитал ее снова перед написанием этого предисловия – и я все так же считаю, что это шедевр лингвистического мастерства, в одной из самых сложных сфер, с которой может встретиться автор.

Доктор Регарди пишет с несравненной точностью не только о мистическом сознании, но он даже преуспел в объяснении уникальной жизни и работ Алистера Кроули – наиболее сложной, изощренной, таинственной и, в целом, шокирующей индивидуальности за всю историю оккультизма. Подобно первой книге, которая знакомила широкую аудиторию с Эйнштейном, Финнеганом Уэйком или Пикассо, Глаз в Треугольнике – это интеллектуальный ориентир, делающий достижимым для всех интеллигентных людей то, что было ранее понятно лишь немногим.

Читатель может обратиться от этой книги к любой из работ Кроули, не будучи безнадежно сбитым с толку парадоксами Алистера, его дразнящими мозг загадками, его (как может показаться!) инфантильными шутками, и бесконечной диалектикой между серьезными вещами, которые должен был сказать Кроули, и игривым настроением, в котором он их говорил.

Алистер Кроули был, по моему мнению, одним из самых оригинальных и важных мыслителей нашей эпохи – наряду с такими титанами как Эйнштейн и Джойс. Действительно, то, что Эйнштейн сделал для физики, Джойс – для романа (Пикассо для изобразительного искусства, Паунд – для поэзии, и Райт – для архитектуры), Кроули сделал для мистической традиции. Он вымел прочь все моллюски и ракушки 19-го века, заново сформулировал каждую концепцию, и создал нечто, полностью созвучное с нашим существованием, как людей 20-го века.

Главное интеллектуальное открытие нашей эпохи – это Теория Относительности; вот почему широкая публика, с интуитивной точностью, всегда определяет Эйнштейна как архетип современного гения. Но в то же время, Альберт формулировал математику Специальной и Общей Относительности, что в соответствии с тем же принципом – синхронно и неизбежно – было создано в дюжине других сфер. Антропологи начинали распознавать культурный релятивизм, который являлся разновидностью Коперниковской Революции чувственного восприятия, в то время как стало ясным, что типичный туннель реальности западной христианской цивилизации не является единственным действенным путем восприятия и осознания Вселенной вокруг нас. И именно на выставке Африканского Искусства, организованной антропологом Лео Фробениусом, Пикассо впервые увидел возможности организации визуального пространства не-западными способами; Фробениус также повлиял на структуру Песен Эзры Паунд и, через эту эпику, на всю поэзию, которая считается современной.

Фрейд и Юнг, в то же время, работали над открытием психологического релятивизма, или, как я предпочитаю называть его, нейрологический релятивизм. То, что человек видит в комнате, полной людей – это не только то, «что там действительно находится» (что известно только Богу Бишопа Беркли), но и то, что комплексы и обусловленность человека приносят в эту комнату как фильтры. Мы все – галактики, кричащие друг другу через необъятные межзвездные расстояния предвзятых мнений, и наша способность понять друг друга, пусть даже приблизительно, – это редкое чудо. Коржибский и Общие Семантологи, Гарфинкл и Этнометодологи, а также все физиологи, работающие над теорией восприятия, сделали данную разновидность релятивизма даже еще более очевидной, чем она была для Фрейда и Юнга. Улисс Джойса видоизменил жанр романа тем, что представил эту относительность в самой структуре и стиле повествования; мы никогда не увидим «реальный» Дублин берклиевского «Бога» в Улиссе: мы видим Дублин, который воздействует на мозг Стефана, Дублин, который влияет на мистера Блума, Дублин завсегдатаев в баре Барни Кьернана, Дублин сонных грез Молли Блум. Каждый «Дублин» в равной мере реален: в этом суть Революции Релятивизма.

Алистер Кроули открыл и испытал в своей жизни все эти релятивистские реориентации, и выразил их в своих работах; таким образом, он – первый истинный мистик двадцатого века. Кроули воспитывался в фундаменталистской протестантской секте, практиковал Церемониальную Магию в Розенкрейцерском Ордене Золотой Зари*, изучал буддистскую и индуистскую йогу на Цейлоне, взбирался на горы во имя вдохновения, и часто жил среди авангардной артистической богемы Парижа (и помимо всего этого, Кроули был ранним чемпионом в поздней экспериментальной скульптуре Родена). Он также изучал И Цзин (Книгу Перемен) и Даосизм, пережил опыт суфизма в Северной Африке, и был очень хорошо знаком с теориями Фрейда, Юнга, Эйнштейна и современной математикой. Он не только постигал искусство квантового прыжка из одного туннеля реальности в другой, но и развивал, за пределами традиционных «магических» практик, свои собственные техники, позволяющие сделать такие прыжки быстрыми и эффективными.

Одним из его ранних экспериментов, от которого каждый может получить пользу, - был опыт принятия в себе двух «противоположных» личностей, таких как вегетарианец-пацифист и шовинистический милитарист, взаимосвязав каждого из них с разными сторонами ювелирного украшения (талисмана или кольца); и меняя свои речевые установки, свое внешнее поведение, и свои (более тонкие) внутренние настройки, в зависимости от того, какой стороной он носит этот амулет. Это звучит по-детски просто, но результаты глубоки. Даже физиологи и антропологи, которые понимают относительность лучше, чем кто бы то ни было другой, могли осознать глубину этого эксперимента, только если они проделывали его сами несколько раз.

Кроули пытался, так же как и все мистики, прекратить существование эго. Как проясняет доктор Регарди, он не преуспел в этом, в глобальном смысле; но те, кто не ослеплены поклонением героям, могут с легкостью увидеть, что это правда и в отношении многих других Просветленных и Просвещенных существ. (Фраза prima donna была придумана в опере, и быстро прижилась в других искусствах, но никто не заслуживает этой формулировки более, чем некоторые Гуру и Мудрецы, которые сейчас столь многочисленны, как целая Республика). Эго, казалось бы, имеет бесконечную фалангу стратегий тайком прокрадываться обратно, каждый раз, когда оно представляется упраздненным. Кроули всегда был эксцентричным, часто, - принципиально эпатажным и неистовым, и иногда – откровенно развратным, но он уникален среди Просветленных в том, что он не пытался скрыть такие черты, но скорей наоборот, прилагал все возможные усилия, чтобы получить гарантию, что ученики никогда не будут способны сентиментально сакрализовать его.

«Нет смысла пытаться высветлить репутацию Кроули», - однажды сказал мне Калиф Гименей Альфа из Ордена Восточных Тамплиеров (магическое сообщество, в свое время, возглавляемое Кроули), - «Алистер провел большую часть своей жизни, систематически очерняя ее».

Это естественная часть традиций ОТО, - то, что я видел в прошлый раз, как выступление Калифа на публичной лекции: он был настолько пьян, что говорил почти бессвязно. Кроули гордился бы им; но я также думаю о времени, когда я видел Суфия Муршида, демонстративно зажигающего сигарету! – на Холистической Конференции Здоровья; о «скандальном поведении» Гурджиева, и «богохульстве» Мастеров Дзэн.

То, что стоит за извращениями Кроули, включает в себя этот вековечный вопрос мистицизма – необходимость и практически невозможность устранения эго. Эго – это не «зло», это эволюционная необходимость. К сожалению, оно также является и ограничивающим фактором: оно ставит сознание и свободу в те рамки, в которых мистик стремится увеличить осознанность и расширить пространства свободы. Кроули решил эту проблему своим обычным и безрассудным Глобальным Соглашением. Он продвинул техники церемониальной магии далеко за пределы, к которым большинство оккультистов даже и не осмеливаются приближаться; он стал экспертом во множестве вариаций индуистской и буддистской йоги; он написал кипы и кипы вдохновенной поэзии – буквально, вдохновленной Дионисом (многозначное понятие), во многих случаях – чтобы позволить своему бессознательному прорваться фонтаном и хлынуть наружу стремительным потоком; он изобрел множество трюков, подобных двум персоналиям-привязанным-к-драгоценности, упомянутым ранее; и он экспериментировал с большим числом наркотиков и более часто, чем кто-то другой на Западе, до Нейрологической Революции в 1960-х.

Я не сомневаюсь, что Кроули вышел за пределы естественных ограничений эго – в своем движении за пределы – много, много раз. Я принимаю его отчеты в дневниках, в которых он учит достижению дхйаны (транса единения) достаточно регулярно и легко, а иногда, даже и сверх того – преодолевает путь к тому, что называется Самадхи (состояние, известное только высокоразвитым Восточным адептам и студентам квантовой физики, в которым имеет смысл говорить, что существование и не-существование – это единое целое). Вместе со всем этим, он развивал и взлелеивал иерархию отдельных личностей себя самого, каждую с ее собственными функциями и планами просвещенности; доктор Регарди оказал неоценимую помощь в распознавании этих отдельных сущностей и объяснении, какая из них была ответственна за какую книгу и поведение, происходившие от физического тела, именуемого «Алистер Кроули».

При этом, первоначальное эго Кроули таилось глубоко в запечатленных схемах мозга и выползало снова при каждой возможности. Алистер, временами, играл с ним в игры; потакал ему, когда был в настроении, и располагал множеством уловок, чтобы избавиться от него (на время), когда он желал больших просторов сознания и большей свободы, чем позволяет эго. Недатированная заметка Ницше** сообщает:

В чем задача? Видеть вещи такими, как они есть. Способы ее достижения: смотреть сотнями глаз через многих людей.

Каждый великий мастер своего дела стремился сделать это; такова цель мистицизма. Это единственный путь избежать ограниченных, механистичных, и предельно глупых ограничений примитивного эго. Кроули довольно таки преуспел в этом, и часто – достаточно сильно преуспевал, чтобы находиться в ряду гигантов нашего века, и он выразил то, что он постиг, в терминах Релятивизма, который должен принять каждый просвещенный человек современности. Его замечательно смешные, но часто неясные обличительные речи против великих мистиков предыдущего поколения, которые еще не уловили суть Относительности, бывают чрезмерны, да; но не более, чем полемика, которая происходила в то же самое время между модернистами во множестве других сфер, и теми, кто пытался сохранить отживший и неактуальный викторианский взгляд на мир.

Стоит почитать, как Эзра Паунд громом и молнией обрушивается на тех, кто хочет, чтобы современная поэзия звучала как викторианские стихи; или Фрэнк Ллойд Райт свирепо воет на тех, кто хочет, чтобы современные здания, смотрелись как здания Ренессанса; или Граф Альфред Коржибски, разоблачающий тех, кто пытается сохранить Аристотелевскую логику в не-Аристотелевский научный век; и вы начнете понимать бранные речи Кроули в отношении тех духовных традиций, которые не осознали, что мы вошли в Новый Эон.

ДЕЛАЙ ЧТО ИЗВОЛИШЬ – В ЭТОМ ВЕСЬ ЗАКОН – наиболее «бесславная», наиболее (преднамеренно) шокирующая, и наиболее часто неправильно понятая из всех аксиом Кроули – в его способе размещения Относительности в сердце своей системы. У нас всех есть иерархия нас самих, являемся ли мы настолько сознательны в этом, как Кроули, или нет; и развиваем ли мы каждую из наших личностей так же, как это делал он, или нет. Исходя из этой иерархии, «распределение сил» (как это называлось бы в физике) может проявиться, если личность верна полному целому своей души, и не подстраивает все под тиранию социально обусловленного механистического эго. Эта самая сила, которая является результирующей всех внутренних личностей, и есть Истинная Воля, в понимании Кроули. Тот, кто ей следует, никогда не может пойти неверным путем, несмотря на то, что для каждого она разная. Эти различия даются эволюцией, как знал Кроули, и не могут длительное время разрушаться от воздействия какой бы то ни было тирании – церкви, государства или этого стада довольных коров, которые определяют «приемлемый вкус». Если бы Природа хотела видеть нас тиражируемыми единицами, то мы были бы муравьями, а не приматами.*** В этом – значение второго любимого слогана Кроули:

КАЖДЫЙ МУЖЧИНА И КАЖДАЯ ЖЕНЩИНА – ЗВЕЗДА.

Кроули всегда был верен этому внутреннему «императору» - этой скрытой звезде в душе каждого человека – и следовал ей с непреклонным намерением. Это всегда делало его самым смешным, иногда самым ярким, и эпизодически – самым чудовищным человеком своего поколения. В равной степени выраженная верность Истинной Воле может одного человека сделать великим лидером, другого – посредственным, но счастливым бухгалтером, третьего – гением музыки, генетики (и более темных аспектов судьбы), и все это, вместе с социальным обусловливанием, составляет силы, которые создают равнодействующую и ведут к Истинной Воле.

Как пишет великий суфийский учитель, Хазрат Инайат Кхан****:

Каким бы несчастным ни чувствовал себя человек, в тот момент, когда он знает цель своей жизни, - пуск включен, и свет зажжен… Даже если он должен стремиться к этой цели всю жизнь, он не возражает, когда знает, что это за цель. Десять таких людей обладают гораздо более великой властью, чем тысяча людей, работающих с утра до вечера, не зная цели своей жизни.

Это доктрина Истинной Воли Кроули, и именно поэтому он утверждал, что его система произведет на свет «гениев». Гений – это просто человек, который нашел его или ее цель (Истинную Волю) и больше не является гонимым каждым дуновением ветра обстоятельств.

Резюмируя, я хотел бы привести пример Кроулевской «сумрачной таинственности», которая также является и иллюстрацией его потрясающего юмора, а также объясняет большую часть головоломок, над которыми размышляли люди, изучавшие его работы годами, и все еще не могут понять его как человека. Я обращаюсь к фрагменту Книги Лжей (так называемой притворно), глава 70, параграф 6, «Но БРАТ ПЕРДУРАБО – всего лишь ГЛАЗ, который неведом глазу». Брат Пердурабо – это сам Кроули, или, по крайней мере, тот Кроули, который написал Книгу Лжей. Но какой глаз? Официальный комментарий Кроули не способен помочь: «Параграф 6 утверждает факт, непостижимый для уровня любого читателя этой книги».

При этом, будучи настойчивым, каждый, в результате, найдет где-то в другом месте книги, что все символы глаза имеют отношение к Глазу Гора, и читателю рекомендуется искать дальнейший свет в книге Кроули Liber 777. Пробираясь, подобно охотнику, через комплекс Каббалистических таблиц, искатель, наконец, раскроет эту тайну. Глаз Гора, среди прочих вещей, означает анус.

Факт, который был непостижим для какого бы то ни было уровня читателя, но который Кроули позаботился разместить в записях для проницательного и настойчивого студента, заключается в том, что Кроули знал о себе, что он является задним проходом. (Несомненно, здесь присутствует также и более глубокая алхимическая шутка, но я оставляю это для собственных исследований читателя).

Роберт Антон Уилсон

Сан Франциско

Март 1982

* Смотрите Полную Систему Магии Золотой Зари Израэля Регарди – расширенную и содержащую новую информацию, касающуюся системы З.З., Falcon Press, зима 1982.

** Цитата из книги Новый Ницше, изданной Дэвидом Эллисоном, Delta, 1977.

*** Для полного анализа «нас как приматов» смотрите Восход Прометея Роберта Антона Уилсона, Falcon Press, осень 1982.

**** Мастерство через Завершенность, Sufi Order Publications, Нью Лебанон, Нью Йорк, 1978.

Вступление

Кристофера С. Хайатта с Бароном Питером фон Гундлахом.

(перевод Рюити Кавайгару)

В то время как сложно найти, что еще можно сказать о монументальной работе доктора Регарди, я считаю необходимым повторить диалог, который произошел у меня с ним несколькими неделями ранее, и который касается Глаза в Треугольнике. Во время нашей беседы доктор Регарди утверждал, что Глаз должен считаться «интегрирующим» фактором между психологией и мистицизмом. Что является тому иллюстрацией, если я могу позаимствовать из модели восьми контуров Лири, как это осветил Роберт Антон Уилсон в своей готовящейся к изданию книге Восход Прометея, так это то, что магия и другие оккультные стратегии настраивают и совершенствуют контуры от пятого до восьмого, психология и трансформативная психотерапия значимы для исцеления и видоизменения четырех нижестоящих контуров.

Ничто не должно быть священным в нашем характере или личности. Кроули осознавал это и через «объективные» средства попытался «переделать» себя на самом личном уровне. Кроули стал лабораторией экспериментов в сфере ума-тела-эго, и в то время, как некоторым он кажется таинственным или сумасшедшим, факты остаются фактами о том, что он пытался осуществить вполне обоснованные само-трансформации при помощи научных средств.

Цель Великой Работы – это Стать Больше Чем Человеком, и это включает преобразование «священной коровы», которой мы все так дорожим (наши привычки ценности и характер, также известный как программное обеспечение); это так, если наш интерес к Великой Работе – более чем салонное развлечение. Наши возлюбленные – личность и характер – часто не более чем своеобразный набор исходных данных, аккумулированных из информации (или дезинформации) матери, отца, учителей, культуры, друзей, религии и истории. Эта воздушная эфемерная изменчивая сущность, которая часто причиняет нам больше боли и злоключений, чем стоило бы – называется «личность» - вещь самая далекая от Истинной Воли, (цель Великой Работы), пока мы ежедневно защищаем ее и «готовы» умереть за нее даже более, чем за что-то другое, чем располагаем.

Эта эфирная газообразная сущность, это то, что мы даже не создавали, и она является нашим величайшим препятствием в постижении нашей Истинной Воли.

Эго должно утратить свою священную позицию в нашей иерархии ценностей. Кроули осуществил это, хотя и не полностью успешно, он, тем не менее, не может быть обвинен или отмечен ярлыком неудачника. Часто упускается из внимания факт, что в те времена немногочисленны были те, кто обладали такими озарениями, знаниями и преданностью магии, кто бы мог добросовестно сопроводить Кроули через болото его неврозов и несовершенств характера. Ни сам Фрейд, Райх, ни кто бы то ни было другой из «великих» людей не получили полный курс исцеления. Ирония судьбы в том, что большинство инноваторов в техниках трансформации сознания не обрели блага от своих открытий.

Для Кроули, Магика – это изменение сознания в соответствии с Волей. Цитируя его:

«… Таким образом, то, что мы называем Церемониальной Магией, сводится к совокупности тонких, хотя и несомненно, практичных, психологических экспериментов, и тому, кто выполняет их искренне и добросовестно, результатов бояться не следует.» *

Таинственная сумрачность имеет множество целей, одна из которой – это разрушение Установки, то есть способа, которым наш мозг «собирает» вселенную. Магия и оккультизм стремятся преобразовать – переделать – и ослабить ограничения Установок, которые не согласуются с Волей, таким образом, чтобы мы могли открыть для себя высшие контуры сознания. Дополнительным вооружением для оккультиста являются психотерапевтические техники, которые могут помочь этой цели, без необходимости привлекать к делу метафизику, отделенную от ее основ. Каждодневная психология, как таковая, не может открыто признать мятеж против культуры, которая ее питает. Когда она это делает, как в случае с Вильгельмом Райхом, последствия катастрофичны.

Магика – это, таким образом, практическая наука трансформации мозга на его высших уровнях. Она открывает и развивает высшие контуры сознания мага, и становится продвинутым уровнем эволюционного роста человечества.

Однако, Регарди неоднократно подчеркивает, возможно даже слишком часто, хотя это и может остаться без внимания, что магика – это еще не все. Некоторые части мозга не изменяются под воздействием магики, и во многих случаях практика магики скрывает, затуманивает и иногда усиливает дальнейшую ригидность и нарушения характера. Этот факт сам по себе подразумевает некоторые другие формы практической работы, необходимой для достижения цели выявления своей Истинной Воли (становления мастером своей собственной судьбы). Кроули был живым примером этого самообладания и контроля, хотя его гению удавалось сделать это от случая к случаю.

Кроули, по моему мнению, вызывал страх и был проклят многими не из-за своей ярко выраженной сексуальности, ибо кто же не осведомлен, или не вовлечен в сексуальную революцию в той или иной форме? Другое объяснение тому, почему он был столь сурово порицаем – это его использование наркотиков, хотя Лири и другие превзошли Кроули в этой форме экспериментов в сфере трансформации сознания. Еще одна тема – это его ненависть к христианскому туннелю реальности. Хотя, некоторые книжные магазины имеют на полках Сатанистскую Библию, тем не менее, они отказываются иметь дело с Кроули. Почему бы это могло происходить? Одно единственное объяснение в том, что Кроули выступал и все еще выступает за ниспровержение наших священных личностей и системы, которая питает себя этими видами инертности и страха. Он иронизировал, сожалел и высмеивал «все человеческое состояние», стремясь освободить себя и человечество от Жалких Богов и Глупых Дьяволов. (Другими словами, он бросил заклятье относительности в лицо Самопровозглашенным Богам Власти). В отличии от Гурджиева, который был за тот же результат, что и Кроули, А.К. вспыхнул своей истиной (бросил ее прямо нам в лицо и ткнул нас в нее носом) прилюдно, без какого бы то ни было чувства вежливости или «хорошего тона». Барон фон Гундлах настаивает, что Кроули наслаждался бы следующим:

Настоящее значение слова GOD (G.O.D.) (Бог) – это Gatherer Of Data (Сборщик Данных).

Кроули делал именно это – собирал данные обо всем и чем бы то ни было, и далее поэтично и дерзко швырял эти данные вокруг, на всеобщее обозрение.

С более совершенными научными моделями, Кроули начнет обретать смысл для большего количества людей, которых ранее останавливала его сумрачная таинственность, стиль, манеры и открытость. «Разрушение Установки» - это дух Кроули. Психологическая Теория Установок определяет этот термин как предопределенный путь, которым мы воспринимаем Мир. Сет (что на английском звучит так же, как «установка» - Set – прим. переводчика), что достаточно смешно, это «злой» бог Египта, который убил своего брата Гора. Гор, символ Нового Эона, противопоставлен инертности прошлого (Сет).

Установка (Сет) – это ограничение, и для «морали» Кроули, ограничение – это «зло», будь то ограничение и ригидность наших собственных обусловленности и предрассудков, или целой культуры и цивилизации. Для некоторых это может прояснить его наиболее известное утверждение:

ДЕЛАЙ ЧТО ИЗВОЛИШЬ, В ЭТОМ ВЕСЬ ЗАКОН.

Это провозглашение никогда не предполагалось как основание для несознательного или автоматического поведения. Чтобы последовать закону Кроули, вы должны сначала разрушить установку, что означает переделать ваши обусловленные рефлексы и «создать» свое «Я», которое, во-первых, обладает Волей, а во-вторых, может следовать этой ВОЛЕ. Данное состояние является предварительным условием к его знаменитому и часто неправильно понимаемому изъявлению мысли.

Кроули выступал за Неделание, Трансформацию этого обусловленного, установленного, ригидного эго, таким образом, чтобы Твоя Истинная Воля была осуществлена. В моей книге Совершение Неделания Себя При Помощи Энергичной Медитации и Других Способов, я стараюсь предоставить более или менее научные техники, для реализации данной темы, переименовав ее направление в «Цель Религии, Метод Науки».

Регарди ясно подчеркивает «слабые места» в личности Кроули, чтобы не позволить читателю впасть в Установку Поклонения Герою или наоборот, оскорбительные настроения. Поклонение герою должно рассматриваться только как техника, метод передачи могущества и энергии, которая автоматически делегировалась другим программистам (учителям, родителям и т.п.), и их мыслительных структур, Новому Программисту (Разрушителю Установки, Победителю Сета), который располагает знанием, желанием и способностью разбить механизм поклонения герою полностью и окончательно, в соответствующее время. Все правомерные системы, которые имеют высшую трансформацию сознания (озарение) своей целью, располагают и применяют этот «секретный» ключ, в том числе и некоторые школы психотерапии. Однако, большинство психотерапевтов обращаются к корректировке личности в соответствии с социально-моральной основой. Кроули никогда не собирался сонастраиваться ни с какой системой, которые он ненавидел. Это бы означало ограничение, первобытное «зло» в Ордене Алистера Кроули.

Ему, несомненно, пришлось применять аморальную терапию, такую, которая освободит его от его собственных латентных беспокойств, страхов и навязчивых желаний. Это могло быть дополнено некой разновидностью райхианской или нео-райхианской терапии, но, конечно, теория Райха оказалась бы критически изучена, и ее слепые социальные, культурные и философские предрассудки оказались бы обезоружены и разрушены остроумием, озарениями и гением Кроули.

Алистер Кроули, несомненно, обрел некую пользу от техник Райха, и наиболее интересно, что секретарь Кроули, Регарди, стал экспертом в райхианской и нео-райхианской терапии, создавая важный мост между Магией и Психологией. Мы приветствуем Израэля Регарди за его монументальный труд, который предоставил просвещение, смысл и озарение тем из нас, кто вовлечен в совершение Великой Работы. Я предпочел бы завершить, цитируя Кроули:

«… все символы взаимозаменяемы, ибо каждый содержит в себе свою собственную противоположность. И это великая Мистерия Высших Существ, которые находятся за пределами Бездны. В то время как ниже Бездны, противоречие – это разделение. Но над Бездной, противоречие – это Единение. И там ничто не может быть истинным, иначе как имея силу противоречия в самой своей природе…»**

Кристофер Хайатт и Барон фон Гундлах

11 апреля 1982,

Лос Анджелес

* Книга Гоэтии Царя Соломона, Алистер Кроули, Рам Импортер, Нью Йорк, 1970

** Видение и Голос, Алистер Кроули, издательство Израэля Регарди, Сангреал, Техас, 1972.

 

телема

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"