Перевод

Кадамбара-свикарана-карика

Эрос и Алкоголь в Индии


 
КАДАМБАРА-СВИКАРАНА-КАРИКА 
 
 Предисловие 
 
«Кадамбара-свикарана-карика» (в дальнейшем – КСК) – интересный и до недавних пор практически неизвестный текст, относящийся к жанру камашастр – трактатов на санскрите, посвященных искусству любви. Впервые она была опубликована в 1967 г. в составе «Кама-кунджа-латы» («Лиана кустарника любви») – сборника, куда вошли 12 камашастр [Kama-kunja-lata 1967]. В 2008 г. этот сборник был переиздан [Kama-kunja-lata 2008]. Единственной известной мне научной работой, в которой используется материал КСК, является монография П. Р. Даса «The Origin of the Life of a Human Being. Conception and the Female according to Ancient Indian Medical and Sexological Literature» [Das 2003]. При этом КСК вообще не упоминается в известных монографиях, посвященных камашастрам (например, [Bhattacharyya 1975; Shah 2009]). 
Произведение приписывается авторству знаменитого царя-риши Бхараты, прародителя героев Махабхараты – Пандавов и Кауравов, в честь которого Индия с древних времен именуется Бхаратой [Мифы 1991: 201]. На самом деле, ни подлинный автор, ни место, ни время возникновения памятника нам не известны. В других текстах упоминания о нем отсутствуют. Можно предположить, что КСК была создана в приблизительно в XVI–XVII вв., потому что ее содержание очень напоминает эротические миниатюры того периода. По причине, которую я укажу ниже, можно полагать, что у произведения было два автора. 
Само название памятника буквально переводится как «Трактат о винопитии». Заметим, что слово svīkaraa, букв. «делание своим, принятие, присвоение» также может переводиться как «свадьба, взятие в жены» [Apte 1988: 633]. Что же касается термина kārikā, то он обычно обозначает трактат в стихотворной форме по грамматической, философской и научной тематике [Apte 1988: 145; Monier-Williams 2015: 274]. В сборнике «Кама-кунджа-лата» его название переводится «Величие вина» (madya-mahimā), а в скобках на английском: «Wine in Sex». КСК представляется как комментарий к другому тексту – «Кадамбара-свикарана-сутре» (чье авторство приписывается легендарному царю Пуруравасу, бывшему супругом апсары Урваши), однако в действительности два этих текста мало связаны между собой, и КСК по сути представляет собой самостоятельное произведение. 
Сборник «Кама-кунджа-лата», помимо собственно оригинального текста КСК, содержит ее перевод на хинди и комментарий также на хинди, именуемый «Рама» (रामा). Оба – и перевод, и комментарий – написаны одним человеком, Далавиром Синхом Чауханом, который и является составителем сборника. 
КСК – небольшое произведение, оно содержит всего 132 шлоки. Обычно камашастры представляют собой компендиумы наставлений и описаний, распределенных по тематическим разделам, в более редких случаях – набор кратких афоризмов (сутр), как в случае уже упомянутой «Кадамбара-свикарана-сутры». Для камашастр характерен сухой стиль, кроме того, они заметно перегружены разного рода классификациями. Все это приводит к тому, что, как отмечает А.Я. Сыркин, многие читатели «Камасутры», ожидавшие увидеть в ней яркие картины чувственных наслаждений, испытывают горькое разочарование [Сыркин 1993: 43]. Поэтому по сравнению с прочими камашастрами уникальность КСК состоит именно в форме подачи материала. По сути дела, перед нами не сочинение ученого педанта, а живое художественное произведение. В центре повествования молодая супружеская пара, принадлежащая к обеспеченным слоям общества (это явствует из шлок 120–121), по вероисповеданию, по-видимому, вайшнавы (шлоки 113–115). Пара предается ночью усладам любви или, говоря языком самого текста, совершает жертвоприношение богу любви Каме (шлока 92). Примечателен один важный момент. Если до 24-й шлоки используется оптатив (что роднит текст с дидактическим трактатом), то далее повествование идет в прошедшем времени, что превращает КСК в обычный рассказ. Карика далека от художественных изысков, от стилистической изощренности шедевров классической санскритской литературы [Гринцер 1995: 587–589], зато она весьма реалистична и жизненна. Пара не только наслаждается любовью, но и ведет диалог, при этом ведущая роль принадлежит женщине. Именно она наставляет своего возлюбленного в «науке страсти нежной», давая советы, как он должен действовать, чтобы доставить ей наибольшее удовольствие. А.Я. Сыркин в качестве положительной стороны «Камасутры» отмечает ее внимание к чувствам и переживаниям женщины [Сыркин 1996: 21]. Но при этом этот же исследователь отмечает, что женщина в «Камасутре» ограничена в праве на доступ на доступ к изучению теории искусства любви: только мужчины могут штудировать «Камасутру» без каких-либо ограничений, женщины же могут знакомиться с ней только в замужестве и то с разрешения мужа. Исключение составляют гетеры и дочери главных советников [Сыркин 1993: 33].   
КСК идет гораздо дальше, чем «Камасутра». В этом произведении женщина не просто «равноправный участник отношений» [Лысенко 2015: 432; Сыркин 1996: 21], здесь мы видим светское воплощение представления о роли женщины как вожатой, ведущей мужчину на более высокий уровень [Сыркин 1996: 15]. Совершенно неправа оказывается современная индийская исследовательница Шалини Шах, по чьему мнению женское тело в камашастрах оказывается пассивным фетишизированным объектом для мужского взора, то есть женщина выступает в роли объекта, а мужчина – субъекта [2009: 113], таким образом, отношения строятся по моделям, которые исследовательница определяет как «virile penetrative model» [Ibid.: 116] и «androcentric viril model» [Ibid.: 113], 
В композиционном отношении в КСК можно выделить четыре части. Первая часть (шлоки 1–5) представляет собой краткое вступление, когда мужчина угощает свою любимую вином и пьет его сам. Отсюда, собственно говоря, и название произведения. Вторая и самая крупная часть содержит подробное, яркое и откровенное описание любовных наслаждений. При этом пара не стремится к скорейшей кульминации, а намеренно затягивает изысканные любовные игры и, как было сказано, ведет диалог. Женщина говорит заметно больше, сказанное ей занимает 24,5 шлоки, в то время как слова ее возлюбленного умещаются в 8 шлок. В третьей части (шлоки 108–119) за поэзией страсти следует проза быта, когда женщина, встав поутру, приступает к исполнению своих домашних обязанностей, в то время как мужчина еще остается в постели. Наконец, четвертая часть посвящена воспеванию значимости искусства любви. Его необходимо изучать также, как шрути и смрити (шлока 127); знание этого искусства столь же важно, как и знание вед (шлока 128). Оно не только доставляет наслаждение, но и обеспечивает рождение «чистого» (pūta) потомства (шлока 129) и даже ведет к освобождению (шлока 127) или обретению божественных миров (шлоки 130–131). Таким образом, искусство любви возводится на самый высокий уровень. Это вполне укладывается в рамки индуистского мировоззрения, которому чужды христианские предубеждения против сексуальности как проявления животного начала в существе, созданном по образу и подобию Божьему [Padoux 2010: 147]. Более того, чувственное наслаждение (kāma) выступает одной из целей жизни человека в индуизме [Лысенко 2009: 432]. 
Материал КСК дает широкое представление о санскритской лексике, касающейся интимной сферы. Для обозначения мужского члена чаще всего используется слово śiśna (в шлоках 20, 46, 52 и др., всего девять раз). Это слово очень древнее, оно встречается уже в Ригведе. Более редки случаи использования слов udañji (1, 47, 49 и др., всего шесть раз) и śepha (12, 13, 40 и др., также шесть раз). Один раз встречается слово mehra (48), а в одном случае член обозначается как lakaa (15). В шлоке 84 речь идет о головке (mukha śiśnasya). Что примечательно, нигде мы не находим слова liṅga. Что касается женского лона, то в большинстве случаев оно именуется просто yoni, и только два раза –  añji (шлоки 10 и 56), один раз –  lakya (15) и один раз – svādhiṣṭhāna (совпадает с названием чакры, шлока 43). Изредка встречаются метафорические обозначения «лучшая часть тела» (varāṅga, шлоки 28 и 31), «чертоги Смары» (smarasya mandira, шлока 36) и «обитель Камы» (kāma-sadana, шлока 105). Два раза речь идет об «устах лона» (11, 72), один раз – о «вратах» (yoni-dvāra, 56) и один раз – об «отверстии» (yoni-chidra, 72). В шлоке 85 мы сталкиваемся с загадочным словом sardigda, какой орган это слово обозначает, разбирается в соответствующем комментарии. Соитие почти всегда обозначается как maithuna (как и liṅga, это слово вошло уже в русский язык), дважды встречается термин bṛhat-tantra (шлоки 54, 55), только единожды встречается слово nidhuvana (шлока 96) и единожды –  kaana, букв. «молотьба» (шлока 80). 
Общее значение КСК заключается в том, что в сфере искусства любви она представляет собой образец художественной дидактики, а не научной. Это резко отличает ее от мейнстрима жанра камашастр и роднит с произведением, относящимся к совсем другому культурному региону и другой эпохе – поэмой Овидия «Искусство любви». Материал КСК показывает несостоятельность утверждения Н. Н. Бхаттачарьи, что авторы всех последовавших за «Камасутрой» камашастр были только слепыми имитаторами («blind imitators»), и за полтора тысячелетия после «Камасутры» в индийской эротологии не появилось ничего нового. КСК совершенно чуждо оказывается и увлечение абстрактным и безжизненным теоретизированием, в котором Бхаттачарья также обвинял авторов индийских эротологических трактатов   [Bhattacharyya 1975: 103–104]. 
Надеюсь, что мой перевод КСК расширит представления русскоязычного читателя о «науке страсти нежной» в традиционной индийской цивилизации, представления, которые зачастую ограничиваются популярными переложениями «Камасутры».   
 
 
 
 
 
 Текст 
 
Изготовленный из винограда, этот напиток, амрите равный, 
Именуемый вином[i], побуждает пробудиться лингам[ii]. (1) 
Он приносит несравненную пользу в искусстве каматантр[iii]
Способен страсть[iv] разжечь и наделяет необычайной силой. (2) 
Когда время забав настало, вместе с женщиной мужчина 
Пусть его испьет, чтобы проснулись чувства, (3) 
Сведущий в науке любви[v], а затем предастся [наслажденью]. 
Сначала женщину угостив с почтеньем несравненным, 
Пусть напиток, что от нее остался, сам (4) 
Примет рядом с нею, заставляющий [глаза] блестеть, 
Для того, чтобы желанье появилось, а затем пусть жует бетель[vi]. (5) 
Когда страсть пробудилась, радость возрастает, 
А когда радость возросла, следует к внешнему наслажденью[vii] приступить. (6) 
Сначала прикосновение к грудям, затем питье с уст 
И крепкие объятья, когда [мужчина собой] груди закрывает, 
Это Бхарата и другие знатоки [любовного] искусства именует «внешним наслажденьем»[viii]. (7) 
Оставив питье с уст, пусть покусывает уголки рта[ix]
Но пусть делает это так, чтобы ран от зубов не оставалось. (8) 
Следует это повторять, чтоб привести [женщину] в восторг, 
А когда она от ликования трепещет, пусть развяжет узел на груди (9) 
И узел одежды, покрывающей бедра[x], тотчас же мудрый. 
Бросив взор на лоно[xi], пусть возложит на него свою ладонь. (10) 
Пусть ладонью круговое движение совершает, подобное вращенью колеса, 
Отверзнув врата лона, пусть взглянет внутрь. (11) 
Оставив это занятие, пусть сбросит с себя одежду, 
Пусть покажет ей свой лингам[xii] с почтением чрезвычайным. (12) 
«Взгляни на меня, о наидрожайшая, тебе доставляющий блаженство 
Этот лингам – твой, а не мой определенно. (13) 
Какое дело ты не назовешь, то все исполнит он», –   
Молвив такие речи, пусть медленно раздвинет [ее] ноги. (14) 
Поднявшись несколько со своего места, пусть также раздвинет свои ноги, 
И, умело соединив лингам и лоно[xiii], (15) 
Пусть в лоне двигает лингамом, [твердым], как железная стрела[xiv]
Пусть их двух соединяет крепко. (16) 
Пусть на протяжении двух кшан[xv] неподвижным остается, 
И сам не двигается, и ее двигаться не побуждает. (17) 
<…> 
Затем пусть с каждым разом [мужчина] начнет наносить все более твердые удары, 
А после к более мягким перейдет. (19) 
 

 
 
 
 
Вынув 

                                       КОММЕНТАРИЙ [i] 1(1). вином – в оригинале kādambara. Согласно Апте, это слово обозначает или хмельной напиток вообще, или напиток, получаемый из цветов дерева кадамба [Apte 1988: 142]. Кадамба это вечнозеленое тропическое дерево Naucleu cadamba, или Anthocephalus indicus [Махабхарата 1987: 795]. В переводе и комментарии используется слово सुरा [Kadambara-svikarana-karika 2006: 2–3].[ii] 1(2). лингам – в оригинале udañje. В словаре Апте это слово отсутствует, а в словаре Моньер-Вильямса оно определяется как «erect and unctuous (said of membrum virile)» [Monier-Williams 2015: 184]. В переводе на хинди используется слово शिश्न [Kadambara-svikarana-karika 2006: 2]. Как отмечает Р.П. Дас, слово udañji постоянно используется для обозначения мужского члена во многих камашастрах [Das 2003: 388]. Я посчитал возможным в этом и остальном случаях использовать слово «лингам» как уже вошедшее в русский язык.[iii] 2(1). в искусстве каматантр – в оригинале kāma-tantra-kalāyām. Каматантры это то же, что и камашастры, т.е. трактаты, посвященные искусству любовного наслаждения. В переводе на хинди указывается, что это искусство включает царапание ногтями, кусание зубами, поцелуи, объятья, питье с нижней губы, таскание за волосы и поцелуи «уст» лона (योनिमुख) [Kadambara-svikarana-karika 2006: 6].[iv] 2(2). страсть – в оригинале mārasya. Согласно Апте, слово māra обозначает как «любовь, страсть», так и «убиение» [Apte 1988: 436].  [v] 4(1). в науке любви – в оригинале rati-tantrasya. В данном случае слово tantra используется в значении «доктрина, теория» [Apte 1988: 229].[vi] 5(2). бетель (tāmbūla) – речь идет об орехах арековой пальмы, обладающих легкими наркотическими свойствами, которые в измельченном виде смешивают с известью и другими ингредиентами, завертывают в лист бетеля  (род перца, Piper betel) и жуют после еды,  и вся эта смесь такая именуется бетелем [Бэшем 1977: 209; Shastri 2010: 149–150]. Жевание бетеля часто связывается с любовными забавами, ср. «Кама-самуха» (56, 378, 619 и др.) [Кама-самуха 2017].[vii] 6(2). к «внешнему наслажденью» (bāhya-tantra) – согласно переводу на хинди, под «внешним наслаждением» подразумеваются такие действия, предшествующие соитию, как царапание ногтями, кусание зубами, поцелуи, объятья, трение, таскание за волосы, целование «уст» лона и прочее [Kadambara-svikarana-karika 2006: 9].[viii] 7(3). Это Бхарата и другие знатоки [любовного] искусства именуют «внешним наслажденьем» (etadbāhya-rata prokta kalājñair bharatādibhi) – Бхарата это легендарный царь из Лунной династии (soma-vaśa), прародитель героев Мбх Кауравов и Пандавов. Именно ему приписывается авторство КСК. В «Рати-ратна-прадипике», камашастре XVII в., также фигурирует термин bahya-rata (3.1), противопоставляемый ābhayantara-rata (4.1), «внутреннему наслаждению», т.е. непосредственно соитию [Ratiratnapradipika 2005: 39, 58].[ix] 8(1). уголки рта – в оригинале skkayau. Согласно Апте, слово skkaī означает «уголок рта» [Apte 1988: 612].[x] 10(1). узел одежды, покрывающей бедра – в оригинале nīvī-bandhasya. Согласно Апте, слово nīvī означает одежду, которую женщины носят на талии или же концы одежды, завязываемые на узел впереди [Apte 1988: 302].[xi] 10(2). на лоно – в оригинале añjau. Слово añji не встречается в словаре Апте, а согласно Моньер-Вильямсу, одним из его значений является «unctuous, smooth, sleek (membrum virile)» [Monier-Williams 2015: 11]. Однако Р.П. Дас указывает, что это слово во многих камашастрах используется для обозначения женского лона [Das 2003: 388].[xii]12(2). свой лингам – в оригинале sva-śepha. [xiii] 15(2). лингам и лоно – в оригинале lakya-lakaayo, сложное слово типа двандва, состоящее из двух слов: lakaa «знак, признак, определение» (то же что и liṅga) и lakya «определяемое, цель» [Apte 1988: 473]. В комментарии «Рама» сказано: लक्ष्य है – योनि भेदन तथा लक्षण है – लिङ्ग [Kadambara-svikarana-karika 2006: 30].[xiv] 16(1). как железная стрела – в оригинале nārācasya gater iva. Согласно Апте, nārāca это железная стрела [Apte 1988: 285].   В индийской эротологии и медицине (аюрведа) большое значение придавалось теме укрепления потенции. Этой теме, в частности, посвящен в Камасутре раздел VII «Тайное наставление». Для увеличения размера лингама, его твердости и подчинения женщин предписывалось натирать его различными снадобьями или принимать их вовнутрь [Ватсьяяна 1993: 132–138]. Н. Бхаттачарья указывает, что эти предписания носят зачастую суеверный характер и лишены здравого смысла [Bhattacharyya 1975: 90–91]. Такие же разделы содержатся и в других камашастрах. Так, в «Нагара-сарвасвам» (12.1) сказано, что мужчина, который имеет мягкий (mṛdu) и маленький  (hasvadhvaja) пенис, не способен удовлетворить женщину. Поэтому мужчине в этом трактате предписывается специальный режим (12.4), чтобы его лингам был твердым, как железо (lauhapama), и только такой мужчина станет покорителем женщин (narīṣu durjayo bhavati) [Shah 2009: 117]. Равным образом аюрведа содержала раздел, именуемый ваджикарана-тантра (укрепление потенции) [Индуизм 1996: 73].[xv] 17(1). на протяжении двух кшан (kaa-dvaya-mita) – кшана это единица времени, равная 4/5 секунды [Apte 1988: 170].
восточная традиция

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"