Перевод

Лекция VII 18 июня 1930 г

Семинар по Анализу Сновидений

Карл Густав Юнг

Анализ Сновидений

Лекция VII

18 июня 1930 г.

Доктор Юнг: На прошлой неделе мы обсуждали человека-обезьяну из сна, а сегодня займемся мальчиком. Как вы помните, мы сталкивались с мальчиком в прошлых снах.[i] Конечно, этот символ не всегда значит одно и то же. Иногда он повторяется в том же смысле, что и прежде, иногда нет. Это всегда зависит от контекста сна, а также от сознательной позиции сновидца. Следовательно, лучшей техникой будет считать каждый сон совершенно новой проблемой, каждую ситуацию — неповторимой, словно мы никогда не слышали о значении символов. В этом случае я рекомендую такую технику. Dramatis personae в настоящий момент: сам сновидец, водитель, который превратился в человека-обезьяну и несколько неизвестных людей, которые лишь упомянуты, и среди них мальчик, очевидно, незаметный. Что вы можете сказать об этих людях?

Мистер Шмитц: Это второстепенные силы, своего рода кабиры.[ii] Это те же работники из прошлого сна.

Доктор Юнг: Почти то же самое, но без специфических черт работников. Видите ли, работник — это личность, до некоторой степени находящаяся в зависимом или кооперативном положении, но эти просто присутствуют, неясно, находятся ли они со сновидцем в каких-то отношениях сотрудничества. Они просто тут, мы даже не можем сказать, друзья они или враги. То есть, это подсознательные фигуры, которые пока не ясны, не определены, но среди них фигура вполне узнаваемая, этот мальчик. Естественно, следует учитывать ассоциации сновидца, поскольку мы ни в коем случае не можем утверждать, что мальчик здесь то же самое, чем он был в прошлых снах. Как вы помните, например, был сон, в котором он имел решительно божественные качества, как греческий бог Эрос, по словам сновидца. Здесь мальчик, очевидно, действует как медиум, ведь сновидец говорит, что он впал в состояние транса, а затем появилась прабабушка. Мы впервые встречаем такую фигуру во сне. Это само по себе символ, поскольку это не реальность; сновидцу не знаком ни один мальчик, который действительно был бы медиумом, и потому это выдуманное символическое создание. Как бы вы перевели его на психологический язык?

Миссис Зигг: Этот мальчик юн, и потому предполагает начало, новое отношение к жизни.

Доктор Юнг: А что еще?

Миссис Фирц: Возможно, разум всех этих подсознательных фигур.

Доктор Юнг: Если бы сновидец был женщиной, мы бы сказали, что он представляет новую мысль в ней, поскольку разум у женщины обычно предстает в виде мужской фигуры, но поскольку сновидец мужчина, это что-то другое.

Мистер Шмитц: Послание бессознательного сознанию.

Доктор Юнг: Да, но это очень позитивная интерпретация. Можно истолковать все проще.

Миссис Зигг: Мальчик также появлялся в прошлом сне, когда сновидец прыгал по деревьям, и он пытался бить сновидца палкой.

Миссис Сойер: Сновидец вырвал палку изо рта мальчика, так что у него пошла кровь.

Доктор Юнг: Верно. Мальчик держал во рту палку, которой пытался побить сновидца, и когда тот вырвал палку, изо рта мальчика пошла кровь. Итак, как это часто случается, у нас два мотива, которые уже встречались в прошлом сне, в этом случае, человек-обезьяна и мальчик. Так что мы снова должны задаться вопросом, какая между ними связь, и это ведет к упрощенной интерпретации мальчика. Что такое этот мальчик?

Миссис Кроули: Противоположность мужчины, компенсация человека-обезьяны.

Доктор Юнг: Это снова очень позитивное представление о мальчике, но у нас может быть и негативное представление. Например, мы можем сказать, что это детский аспект сновидца, сновидец как мальчик. Знаете, у настоящих мальчиков есть обезьяньи черты, они забираются, куда не следует и вытворяют всякие штуки; мальчикам это свойственно, они часто ведут себя как обезьяны. Нет никаких причин считать маленьких мальчиков ангелами. Так что мужчины, сохранившие внутри ребенка, ни в коем случае не очаровательные существа, они могут быть настоящими зверями. Видите ли, когда он появляется в связи с человеком-обезьяной, мы должны взглянуть на другую сторону вопроса; мальчик — это очень двусмысленный символ. Надеюсь, вы помните немецкую книгу, из которой я приводил цитаты, когда мы говорили об этом мотиве. Это была книга Das Reich ohne Raum (Царство без пространства) Гетца.[iii] Это книга о негативной стороне Puer Aeternus, история о мальчиках в кожаных шляпах, которые вытворяли поразительные вещи с людьми, причем самые неприятные. В прошлом сне у нас был мотив обезьяны, лазающей по деревьям, и мальчик, и здесь человек-обезьяна появляется снова, и вслед за ней приходит и мальчик. Так что следует обратить внимание на эту связь.

На самом деле детский элемент в мужчине, естественно, ведет к фигурам предков, к жизни предков. Поэтому у первобытных людей были такие странные идеи относительно обучения. Они считали, что духи предков воплощаются в детях, и потому избегали наказаний; детей нельзя было бить, потому что обидеть ребенка значит обидеть предков. Но когда дети достигали подросткового возраста, духи уходили, и наступало время насилия. Дух юноши дрессируют, как это делают с лошадью. До этого никакого обучения не проводится из-за страха перед гневом духов предков, ведь тогда ребенок может умереть или с семьей случится что-то недоброе. Итак, идея о том, что ребенок одержим духом, или что в глубине ребенок — это дух предков, соответствует тому факту, что психология детей действительно состоит из духов предков или коллективного бессознательного. Ребенок еще не скоро разовьет собственную психологию, и все наши попытки создать детскую психологию будут тщетными, пока мы не учитываем факт коллективного бессознательного. Иначе невозможно понять детские сны.[iv] У них бывают абсолютно взрослые сны, даже более, чем взрослые, которые идут напрямую из коллективного бессознательного. Это, конечно, можно понять, ведь ребенок начинает с полной бессознательности. Это психология коллективного бессознательного, включающего в себя предков, вплоть до пещерного человека. Потому в их снах встречаются самые удивительные символы, а в поведении оживают древние ритуалы. И все знают мудрость маленьких детей; они говорят поразительные вещи, если держать ухо востро. Есть немецкая пословица, которая утверждает, что устами детей и дураков глаголет истина. И это потому что они говорят из коллективного бессознательного и потому открывают вещи, о которых обычный человек и не подумал бы.

Так что мальчик или детский элемент во взрослом человеке может означать ту часть его психологии, которая достигает далекого прошлого и через инстинктивную жизнь связывается с коллективным бессознательным. И в той мере, в какой будущее приходит к нам из коллективного бессознательного, мальчик также указывает на будущее. Ведь все, чем мы собираемся быть в будущем, готовится в коллективном бессознательном, это в некотором роде мать будущего. Потому с одной стороны мальчик означает нечто крайне детское, вплоть до обезьяньего, а с другой — нечто простирающееся в далекое будущее. Часто можно увидеть, что мальчик в своих детских играх предвосхищает будущее: играя с солдатиками и устраивая битвы, возможно, в реальности он займется этим же. Мальчик — это в некотором роде мост между далеким прошлым и далеким будущим. В этом случае он медиум, а медиум — это мост между сознанием и бессознательным или между реальность и миром духов. Но это все теория, а я хочу знать, что все это значит практически, как соотносится с реальностью. Как мне донести это до сновидца, чтобы он прочувствовал все сам? Ведь в этом весь смысл толкования сновидений: донести смысл до сновидца так, чтобы он почувствовал: вот оно! Как следует действовать в этом случае? Где в себе он может это почувствовать?

Миссис Зигг: Он может прочувствовать это в физической природе. Похоже, что сновидец иногда склонен к слишком искусственным вещам.

Доктор Юнг: Естественно, это приведет к тому, что становясь ребенком, он будет становиться все проще, но есть и дальнейший эффект. Видите ли, мальчик выталкивается на передний план его сновидений, а это наглядная демонстрация того, что происходит со сновидцем в реальности. Как ему прочувствовать это в своей психологии?

Мистер Шмитц: Он интересовался спиритуализмом до того, как увлекся психологией, и поскольку мальчик — это медиум, он словно вернулся к оккультным занятиям.

Доктор Юнг: Да, это важное указание. Очевидно, эта часть сна заимствована из оккультных занятий. Мальчик — это медиум, и пока это регрессия к прошлым интересам; он возвращается от психологии к спиритуализму. Более того, это происходит не в уме, это остаток инфантильной психологии — частично он становится инфантильным. Но я бы хотел знать, есть ли у вас об этом представление, понимаете ли вы, что это значит. У вас есть намек, что мальчик впадает в состояние транса, и это довольно точно описывает, как почувствует себя сновидец, если осознает мальчика.

Доктор Шлегель: А он не почувствует себя оторванным от реальности?

Доктор Юнг: Верно. Сам транс — это средство, используемое профессиональным медиумом, чтобы отделиться от реальности, чтобы умственный процесс был изолирован от внешних влияний. Это своего рода сон, но не обычный; это часть, отколовшаяся от сознания, изолированная от окружающей среды. Это лишь один шаг, нам нужно погрузиться глубже. Почему он должен изолировать себя от окружающей среды? Что такое состояние транса?

Мистер Шмитц: Это регрессия к магии?

Доктор Юнг: Да, очевидно, он регрессирует к магическому мышлению, так что нам следует постараться пробраться сквозь сложности первобытного ума. Это остаток первобытной жизни. Ситуация прямо перед этим во сне крайне странная, легко может стать опасной; водитель превратился в голого человека-обезьяну и занимается акробатикой. Весь сон пронизан опасностью, что подтверждается его развитием. Конечно, для сновидца крайне неестественно, что в нем должны высвободиться те качества, которые выражает голый человек-обезьяна; этот парень может устроить Бог знает что, и сразу же следует его попытка насилия против прабабушки, а это преступление. В нем непреодолимая, неуправляемая сила, как у гориллы, и как справиться с этим чувством? А когда начинают стрелять, что он может сделать против пушек? Так что его состояние граничит с паникой, а в момент паники у людей пробуждается первобытная психология. В состоянии сна он осознает внутреннюю панику. Видите ли, это началось со сбежавшей мыши,[v] а теперь превращается в лавину, паника растет внутри, ему уже пришлось иметь дело с человеком-обезьяной. При таких условиях человек всегда регрессирует к магическому мышлению. Когда вы сталкиваетесь с опасной ситуацией, с которой не можете справиться, что вы делаете? Вы следили за собой в такой момент?

Доктор Хоуэллс: Люди вытворяют абсурдные вещи.

Доктор Юнг: Что вы назовете абсурдным? Эта оценка идет от нашей сознательной точки зрения, когда мы говорим себе: «Боже, что я вытворял!» - или когда мы видим кого-то в состоянии паники и называем его действия идиотскими, судя со стороны.

Мисс Серджент: Иногда люди молятся.

Доктор Юнг: Да, иногда люди, которые обычно и не подумают о молитве, начинаются молиться или делают соответствующие жесты. Или бывает по другому. Я расскажу вам, что однажды видел. Возле моего дома загорелся амбар. Была ночь, люди выбежали со сна, это были крестьянки, едва одетые, объятые паникой. Я оказался на месте одним из первых и открыл загон, чтобы выпустить скот. Затем появилась женщина. Она просто шла по дороге, залитой лунным светом, обращая к богам трагические жесты и нараспев повторяя: «О-о-о-о!» Я побежал за ней и сказал: «Какого дьявола вы тут делаете?» Она бросилась мне на шею с самыми ласковыми объятьями. Будучи психологом, я знал, что в этот момент пробуждается сексуальное желание, ведь случилась большая беда, мир разваливается на куски, и потому размножаться нужно прямо там, где стоишь. Это не шутка, это серьезное дело. Такое случалось на улицах Мессины во время землетрясения,[vi] там заметили множество подобных пар. В бытовых преступлениях муж практически неизменно занимается с сексом с женой, прежде чем пристрелить ее; это обычное дело, хорошо известный факт, так реагирует человеческая природа. Уж поверьте, в тот вечер, о котором я рассказывал, это был не единственный случай, была еще одна женщина, служанка, которая внезапно проснулась и потеряла голову.

Мистер Шмитц: Но верно и обратное. Если намеченный половой акт не удается, может присниться сон о разрушительном пожаре.

Доктор Юнг: Да, или соответствующая галлюцинация, что дом горит. И в такие моменты возвращаются апотропные действия, древние магические ритуалы. Так что наш сновидец, очевидно, находится под давлением присутствия человека-обезьяны, так как не следует рассматривать такой сон как некую картину на стене; это драма, развернувшаяся внутри. Он в муках драмы, она им завладела, это своего рода бред, буря эмоций, и теперь в страхе он использует необычные средства, магический ритуал; мальчик впадает в транс, чтобы вызвать из Аида прабабушку. Люди делали такое тысячу или две тысячи лет назад, когда попадали в неприятности или в сомнениях при принятии важного решения. Мы знаем это из Библии: они обращались к мертвым или шли к ведьме. Теперь они идут к врачу, что то же самое, и он анализирует сновидения, вызывает мертвецов, называя их бессознательным, все это магический ритуал от начала до конца. Здесь мальчик использует для воззвания к мертвым. Мальчики часто используются в созерцании кристаллов или при других магических представлениях.

Например, я помню историю заклинателя змей (подлинная история, рассказанная мне швейцарским инженером, работавшим в Египте), который всегда держал на руках маленького мальчика, когда ловил змей. Он не был профессионалом, как знаменитый мужчина из Каира,[vii] он был бедуином, которого звали, когда змеи становились угрозой для жителей. В той местности расплодилась рогатая гадюка; они ужасно ядовиты и охотятся на своих жертв, закапываясь в песок, так что на поверхности остается только верхушка головы. Погибло несколько местных рабочих. Они не могли поймать змей, так что после некоторых колебаний позвали заклинателя змей, который появился, посвистывая, с мальчиком на руках. Он сказал, что ребенок абсолютно необходим для его же защиты. Он ходил от куста к кусту, засовывал руку в песок и вытаскивал змей, которые были абсолютно одеревеневшими, зачарованными. Возможно, вы читали такие истории, когда мальчики или девочки использовались как медиумы в сомнамбулическом состоянии. В древности это была своего рода профессия.

Интересный пример тому был обнаружен во время раскопок в Египте. Они обнаружили список слуг в доме римского должностного лица во времена империи, и среди них было имя, написанное на греческом, Вальбурга Сивилла.[viii] Вальбурга — это немецкое имя, и женщина из Германии были особенно способны как медиумы; известно, что многих германских рабынь продавали, чтобы использовать как медиумов и сомнамбул. Так звали домашнего медиума, немецкую девочку, которую продали как рабыню на Ниле. Она принадлежала к хозяйству уважаемого придворного, и в случае необходимости могла быть медиумом; он мог спросить свою сивиллу, что следует делать. А теперь у нас есть ясновидящие, к которым обращаются в сомнениях. Это средство использовали в древних цивилизациях и среди первобытных людей, и во сне появляется именно эта связь. Ситуация становится странной, и в панике мужчина хватается за старые средства, чтобы получить совет или помощь. Поскольку помощи от человека ждать не приходится, заклинают бессознательное, и в этом случае прабабушку.

Мы все еще не добрались до конкретного факта: как символизм мальчика действует в нашем пациенте. Это очевидный детский элемент; взрослый человек внутри него не знает, как справиться с проблемой, а я не мог ничего подсказать. Я сказал, что должно быть загадочное решение, которого я не знаю. Так он вернулся к самому себе и, видимо, исчерпал все умственные ресурсы. Он чувствует, как что-то заползает внутрь, усиливается и становится все опаснее, теперь это человек-обезьяна, и в таких условиях люди становятся детьми. Многие невротики внушают себе это при помощи этого ребячества, но если бы вы знали суть проблемы, вы бы поняли. Когда вокруг безнадежный мрак, остается только впасть в истерию или в детство. Иногда для того, чтобы превратить мужчину, неважно, насколько взрослого, в лепечущее дитя, которое просто падает и зовет маму, требуется совсем немного, именно это и происходит с нашим сновидцем. Он не может найти выхода и потому превращается в мальчика, и пока это кажется решением. Следуя этим путем, который не найти при помощи интеллектуальных средств, потакая себе в этой регрессии, он впадает в архетип мальчик, как миллионы и миллионы людей за несчетные тысячи лет. Оказываясь в плохой ситуации они впадали в детство, совершенно абсурдным образом. Они просто отдавались в объятья инстинкта.

Так образовался паттерн мальчика, который не знает, что делать, и в отчаянии впадает в состояние экстаза. Так это называется, ведь когда паника или ужасная боль достигает кульминации, она прекращается, и люди впадают в экстаз. Постоянно усиливающаяся боль, достигая некоторой точки, становится невыносимой. Тогда она превращается в экстаз. Этот симптом упомянут в известной книге Malleus Maleficarum,[ix] как один из симптомов колдовства; это называлось сном ведьм. Когда состояние становится непроницаемо черным, появляется свет. Это солнечный миф. Человек просто впадает в мифический паттерн, в архетип; это естественный путь, которым следуют вещи. В Библии есть множество таких случаев: когда отчаяние достигает пика, является Бог, и это психологическая истина. Так что когда этот мужчина обратился в мальчика, беспомощного, парализованного страхом, вслед за этим состоянием оцепенения и полного истощения приходит экстаз, и появляется мать. Конечно, не настоящая мать, а прабабушка, что, как я сказал, очень высокий титул и высокая честь. Это не простая мать, явившаяся мальчику; когда взрослый человек становится ребенком, ему является божественная мать, она очень стара, но довольно юна, что и следует из описания сна. У нее очень юное лицо.

Прежде чем продолжать, я надеюсь, вы хорошо познакомились с внутренним настроем сновидца. Он в отчаянии от появления человека-обезьяны. Следует осознавать, что начит для почтенного и очень рационального человека внезапно столкнуться с реальностью. Мы, естественно, склонны думать: «О, ну ведь сны не реальны». Но ночью эти вещи ужасно реальны. Можно позабыться, но проблема снова явится. Он не может от этого избавиться. Он признается, что не может справиться, так что просто сдается, и это самый благоприятный момент для явления бессознательного. Когда он исчерпал все уловки, начинает действовтаь архетип. Ведь с незапамятных времен человек попадает в ситуации, с которым не может справиться, когда вступают инстинкты и решают дело либо хитростью, либо при помощи coup de force, и так обстоит дело здесь. Можно ожидать, что бессознательное в такой ситуации породит образ, который окажется полезным, и когда мужчина превращается в мальчика, он, естественно, начинает звать маму. Если взрослый мужчина оказывается в таком положении, это не обычная мать, поскольку он хорошо знает, что его мать тут не поможет, если только она не обладает ясновидением или не является высшей личностью. Обычные матери — не высшие личности. Так что здесь появляется прабабушка, древняя мифическая мать, мать из далекого прошлого.

Мистер Шмитц: Думаю, мужчина не сделал бы этого сознательно. Я знаю случай, когда мужчина встретил во сне дикаря и сказал себе: «Конечно, я ничего не могут сделать с ним силой, но есть уловки; люди всегда умели убивать животных сильнее себя. Так что во сне использует хитрость и убивает дикаря. Что бы вы сказали об этом?

Доктор Юнг: Это признак ума. И это не был случай полного отчаяния. Человек придерживался рационального ума и воспользовался джиу-джитсу. С дикарем действительно можно так справиться. Но в этом случае наш сновидец не смог быть так убить человека-обезьяну.

Мистер Шмитц: Человек, о котором я говорю, был доволен сном, но через два часа случился приступ болезни.

Доктор Юнг: Это очень спорный случай. Видите ли, в мифологии герой должен убить несколько чудовищ, и ничего особенного не происходит, но потом после некоторого чудовища что-то происходит. Обычно нужно несколько побед над дикарем, чтобы жизнь очистилась и больше ничего не случалось. Но потом дикарь приходит снова, и на этот раз его уже не убить. Проблема в том, что нет общего решения. В некоторых случаях нужно сказать: просто убей, растопчи его. В других случаях нужно делать наоборот. Потому я не даю советов.

Мистер Шмитц: Этот приступ, возможно, означает, что в его случае следовало быть более мужественным; вместо того, чтобы убить, отправиться к бабушке.

Доктор Юнг: Ну, он не мог выбрать это, все решает необходимость, как и с нашим сновидцем. Он испробовал почти все средства, чтобы справиться с проблемой, и в таком случае остается только идти к матери. Как Фауст — он не мог убить Мефистофеля и должен был отправиться к матерям за возрождением.[x]

Мистер Шмитц: Если бы он попытался его убить, это было бы неправильно?

Доктор Юнг: Если бы он был мистером Смитом или мистером Джонсом, вероятно, ему было бы позволено убить дьявола. Но не Фаусту. Есть много маловажных людей, которые должны убить дьявола, но в таких случаях это бессмысленно. В этом случае наш сновидец должен справиться с проблемой дикаря. Он не может его убить, и ситуация зашла так далеко, что появилась прабабушка. И что же такое эта прабабушка?

Доктор Шлегель: Все прошлое человечества.

Доктор Юнг: Да, в некотором роде. Но почему не прадедушка? Он разве не прошлое?

Доктор Шлегель: Она Мать-Природа.

Доктор Юнг: Почему Мать-Природа?

Доктор Шлегель: Потому что мужчина сдается на ее милость. Если бы это был отец, он был не сдался.

Доктор Юнг: Почему нет? Будь я в такой ситуации, я бы не побежал к матери, но будь там престарелый отец, возможно, я бы отправился к нему.

Мистер Шмитц: Он привязан к отцовскому началу, и вот наступил момент, когда мужское начало бесполезно; он должен обратиться к женскому началу. думаю, поэтому мужчина, о котором я говорил, был болен. Он не должен был убивать дикаря, он должен был обратиться к женскому началу.

Доктор Юнг: Совершенно верно. И это случай мужчины, который растратил все имеющиеся мужские возможности. Такая мифология часто встречается. Если мужчина не знает, как решить проблему, он обращается к ведьме, как Саул в Новом Завете, который пошел к ведьме из Аэндора.[xi] В легенде Вагнера это был Вотан и Эрда.[xii] В мифологии есть множество примеров того, как мужчины обращаются за женским советом. Отличный пример тому в книге L'ile des pingouins [Остров пингвинов — фр.], которую я цитировал несколько раз,[xiii] когда святые отцы на небесах не смогли решить вопрос с крещением пингвинов, и наконец позвали св. Катарину, спросили, что она по этому поводу думает, и она прекрасно разрешила проблему. Так что здесь, очевидно, случай, с которым не справиться мужскому уму, и потому как последнюю надежду нужно позвать Мать-Природу, прабабушку, а она очень стара и в то же время юна, как вечная природа. Она появляется как мистическое откровение из транса мальчика. Когда появляется ребячество и начинается ekstasis, природа приходит, чтобы сказать последнее слово. Но происходит кое-что крайне важное, дикарь прыгает, чтобы изнасиловать ее. Что это значит?

Миссис Бейнс: Он не хочет, чтобы она бросала вызов его авторитету. Это две антагонистичные силы, и дикарь будет пытаться подчинить ее.

Доктор Юнг: Но этот человек-обезьяна, природа, и прабабушка не антагонистичны.

Миссис Бейнс: Но я думала, что с учетом того положения, в котором находится этот мужчина, прабабушка тоже должна будет справиться с этой обезьяной. То есть она ведь не может с ним сотрудничать.

Доктор Юнг: Действительно, прабабушка появляется из бессознательного в этот момент, принося с собой идею помощи, но совсем не обязательно, что сознание воспримет все именно так. Иногда решение проблемы в том, что едва ли можно назвать полезным. Потому я спрашиваю: почему бы человеку-обезьяне не прыгнуть на Мать-Природу? Это действительно неправильно?

Миссис Бейнс: В нашем случае, думаю, это было неправильно.

Мистер Шмитц: Он, конечно, поступает первобытным и жестоким образом, но он должен символически овладеть Природой.

Миссис Бейнс: Но прабабушка этого не приемлет, то есть для нее это не самая хорошая идея.

Доктор Юнг: Вы придерживаетесь противоположных точек зрения. Что вы собираетесь с этим делать?

Миссис Бейнс: Мистер Шмитц теоретизирует, а на моей стороне прабабушка, которая выпрыгнула в окно!

Доктор Дрэпер: А здесь не применим миф об Осирисе, если фигуру прабабушка принять за Исиду?

Доктор Юнг: Вы совершенно правы, это полная аналогия. Человек-обезьяна играет роль Сета. В противоположность остальным египетским богам, Осирис был богом-человеком, считалось, что он жил на земле как человек, и его судьба была типичной для бога, принесенного в жертву, как Христос, Аттис и т. д. Его расчленил Сет, египетский дьявол, который обычно появлялся в форме черной свиньи, отвратительной и злой, свиньи, жившей в грязи. Левый глаз Осириса ослеп, когда он увидел Сета. Знаменитый мотив глаза Гора происходит именно отсюда, это очень важный символ в Египте; Гор пожертвовал свой глаз отцу Осирису. К сожалению, традиция в этом отношении неполна, мы не знаем весь миф.[xiv] Католическая церковь приняла этот цикл мифов как предвестие мифа о Христе, поскольку не могла отрицать поразительной аналогии. Это вечная проблема человека, типичная ситуация, в которой он оказывался миллионы раз, и потому она выражена в повторяющемся мифе. И ценность мифа в те дни была такой, что он был своего рода рецептом, медицинским предписанием, что делать в случае проблемы. В древнем Египте, когда человек оказывался в такой ситуации, лекарь, жрец, читал соответствующую главу из собрания мифов, чтобы излечить его, так что они имели весьма практическое терапевтическое значение. Например, если человека укусила змея, они читали одну легенду об Исиде, как она создала ядовитого гада и положила его на пути Ра, или Осириса, чтобы тот ужалил его, и он захромал и очень заболел. И они снова призывали Мать Исиду, чтобы она исцелила его, поскольку выхода не было; если она создала яд, она же могла исцелить от него; Мать Исида говорила верное слово, и бог становился здоров.[xv] Он, однако, больше не был так силен, как раньше, так и люди чувствуют слабость после укуса змеи.

Это была египетская медицина, и у нас до сих пор есть кое-что подобное. Люди идут к врачу, чтобы услышать мнение. Это типично для американцев; достаточно высказать мнение, и они верят. Врач говорит: «Он страдает от кататонической формы шизофрении», и американцы верят, что что-то случилось — ведь он так сказал! Пациент перечисляет симптомы, и врач говорит: «Да, это так», называет проблему, а сознание пациента ассимилирует; он вытаскивает ее из сферы боли, страдания и неуверенности в сферу созерцания. Он зачитывает главу легенды или гимна и произносит какие-то заклинания. Так он вызывает архетипический образ вечной и универсальной истины, и эта эвокация оказывает особое влияние на бессознательное. Это сродни воздействию музыки на компанию солдат после долгого марша; они могут быть усталыми и деморализованными, они не хотят больше идти, но начинается музыка, и все снова приходят в движение. Наш сновидец сейчас в отчаянии, как первобытные люди, когда они больны; если они не получат морального толчка, то просто упадут и исчезнут, и такой толчок они получают от неких заклинаний, поскольку они мобилизуют силы коллективного бессознательного. Потому, как и в легенде об Осирисе, и об отравлении солнечного бога, когда великая мать Исида приходит, чтобы исцелить его, во сне появляется прабабушка. И это просто Природа, Природа как она есть, без всяких моральных рассуждений.

Видите ли, такова позиция мужской психологии. Не знаю, согласятся ли со мной женщины, но мужчина убежден, что в действительности точка зрения женщины аморальна. Он убежден в этом фундаментально, неважно, чего достигли женщины или к чему стремятся. Я лично слышу от них много моральных рассуждений, они говорят об этом, потому что ни капли не верят! Так что когда мужчина заходит в тупик, он обращается к этому аморальному женскому началу. Не обладая моралью, она в союзе с дьяволом и знает, что делать в таком случае. Мне вспоминается одна весьма уважаемая женщина-врач, которая занималась типичным случаем и не знала, что делать. Очень известный джентльмен во время войны основал сыроварню для бедных. Управление он поручил двум девушкам, увлекся одной из них и даже влюбился. Он был женатым, весьма уважаемым человеком, и до него дошло, что он столкнулся с конфликтом, но не мог справиться с ситуацией сам. Так что он отправился к этой женщине-врачу за советом, и она тоже не знала, что делать с таким деликатным делом, так что обратилась ко мне. Я сказал: «А его светлость известил жену?» «Конечно», - сказала она, - «но как вы это узнали? Вы безнравственный человек, если знаете об этом!» Тут же моральные рассуждения! Но так и думает мужчина; когда приходит Исида, Мать-Природа, он боится бог знает чего, чего-то ужасного и сомнительного.

Такова мифологическая ситуация. Обращаясь к Исиде, мужчина будет чувствовать себя как Ра, ведь Ра, конечно, знал, кто создал этого ядовитого гада, и, само собой, не доверял врачу. Так что можно ожидать такой реакции и здесь. Очевидно, что у этого дикаря не особенно дружеские намерения. Если бы она считала иначе, то не выпрыгнула из окна; возможно, она сочла его безрассудным и предпочла удалиться. Таким образом, мы можем придти к выводу, что поведение человека-обезьяны не особенно умное. Он напугал Мать-Природу очень сильно, и она не смогла исполнить свою роль целительницы. И хотя именно Природа завела нашего сновидца в эти проблемы, она знала избавление, противоядие, но после вмешательства дикаря ничего не смогла сделать. Мы должны понять, почему человек-обезьяна на нее прыгнул. Во сне очевидно, что он сексуально возбужден, и это объясняет его действия. Но это понять? Ведь это мешает целительным намерениям бессознательного, спасительным свойствам архетипа. Что было бы, если бы Сет вдруг набросился на Мать Исиду, например? В Фаусте дьявола увлекают ангелочки.

Мистер Холдсуорт: Вы только что сказали, что когда мужчина убивает жену, сначала он занимается с ней сексом. Вам не кажется, что в этом сне мужчина чувствует стыд перед бессознательным влечением к прабабушке, и потому решает ее убить?

Доктор Юнг: Это было бы верно, если бы мы были уверены, что человек-обезьяна пытался ее убить, но ведь это не так. Он очевидным образом сексуально увлечен, гнев не упоминается, у нас нет подобных свидетельств.

Профессор Итон: А разве не сам человек-обезьяна должен быть исцелен Исидой? Конечно, она будет привлекать его, ведь это его она должна преобразить.

Доктор Юнг: Да, дикарь был порожден тем самым ядовитым гадом, и видя Мать Исиду, он хочет снова вернуться в нее. Это своего рода инцест. Как если бы тот гад, которого создала Исида, захотел вернуться в нее. Такова первобытная магия: первобытные люди считают, что если человек с магическим влиянием хочет, например, совершить убийство, он посылает некий магический заряд, убивающий жертву, но он возвращается, и если волшебник не будет осторожен, то тоже умрет. В соответствии с первобытными представлениями, магическое воздействие всегда возвращается. И это психологический факт; очарование или магическое воздействие происходит только когда вызывающий его человек сам жертва. Если вы лишь слегка разозлены, если вы говорите что-то неприятное другому человеку, но сдерживая себя, то эффект будет поверхностным. Но если гнев полностью овладеет вами, то вы породите в человеке то же самое состояние посредством contagion mentale [умственное заражение]. Больше всего первобытные люди боятся разозлить лекаря, ведь это может оказать самое разрушительное воздействие на все живое из-за бессознательного заражения; но такое происходит только если маг сам находится под воздействием. В книге англичанина Поуиса Черный смех[xvi] описан такой случай магического влияния в истории о колдуне, чья хижина сгорела. Все это основывается на том факте, что пока оппонент сдерживает свои эмоции, это не опасно, но если он теряет контроль, может произойти что угодно, и человек чувствует страх. И это задевает как ничто другое; ничто не может быть таким заразным как неуправляемая эмоция; она почти неодолима, она просто берет за горло. Например, если человек смеется как сумасшедший, вы просто вынуждены будете присоединиться к его смеху. Это легко заметить у детей и первобытных людей.

Здесь огромную роль играет магическое воздействие. Мать Исида создала дикаря и весь этот конфликт, и теперь, когда недовольство достигает пика, мать появляется, чтобы справиться с проблемой. Она послала снаряд, и к ней же он вернулся; это момент великой опасности, ведь он может ее убить. Потому она выпрыгивает в окно. Она вынуждена сделать то, что делает первобытный колдун — отпрыгнуть, когда снаряд возвращается. Он все время боится призраков, заклинаний и магических факторов, и Мать Природа действует как раз с такими отчаянными мерами; она тоже жертва возвращающихся снарядов. Конечно, это первобытная психология, это мифология, но каково сновидцу? Видите ли, он в некотором роде первобытный, но если сказать такому человеку, что существует естественное решение, он ответит: «Но нельзя позволить себе вести себя так». Сновидец пытается быть почтенным и подавить всю проблему, и тогда вступает в действие природа, да так, что он просто не может этого больше отрицать. Тут высвобождается дикарь, приходит Природа-Мать и творится черт знает что. Если он скажет: «Это моя природа! Я человек-обезьяна!», то природа сбежит или будет уничтожена; произойдет непоправимое. Что же случится, если сновидец отождествится с дикарем? Видите ли, сон показывает, как он боится дикаря, но в то же время как велик соблазн с ним отождествиться.

Мистер Шмитц: Вся его жизнь будет разрушена.

Доктор Юнг: Да, он потеряет все свои культурные ценности, моральные и философские ценности. Он больше не будет осознанным рациональным человеком, падет в грязь и потеряет контроль над собой. Что ж, именно это и породила современная природа, это вечный парадокс. Очевидно, у природы не две, а много сторон, и вполне возможно, что одна сторона уничтожает другую. Можно сказать, что она в равной мере смешивает созидание и разрушение; она не только добрая и щедрая мать, но и зверь. Ею созданы не только прекрасные растения, цветы и животные, но и адские паразиты, пожирающие их. И в этом сне мы видим спасительную сторону природы, которая будет уничтожена, если позволить другой стороне прыгнуть на нее, и очевидно нечто должно вмешаться и исправить положение. Есть ли в сновидении какое-нибудь указание, как решить проблему? Прабабушка отправляется в полицию, приходит опасность в виде артиллерии, а затем появляется фотограф, который припрятал целую коллекцию снимков этой сцены. Должно быть решение.

Но мы должны прежде всего прояснить нападение на прабабушку. Это нелегко сформулировать, поскольку психологическая концепция природы парадоксальна, как сама Мать Исида в мифе, отталкивающе парадоксальна. Представьте Мать Исиду, вероломную бестию, подкладывающую ядовитого года под ногу супругу, а затем приходящую спасти его, так что он остается в дураках. Это отвратительно, но это природа. Природа создала проблему нашего сновидца, и она же должна все исправить. Но если природа придет, он поймет все неправильно, как не понял это человек-обезьяна, он решит: вот полная свобода для дикаря. Это вечная ошибка.

Вы слышали об ошибке одиннадцати тысяч девственниц. У них, вероятно, кое-что подавлено; естественно, природе есть что сказать, так что они становятся невротичными и идут к врачу. И он говорит: «Вы должны жить, все это подавленный секс, заведите друга или выходите замуж». И если у девушки правильные родители, они все возьмут в свои руки и немедленно выдадут ее замуж. Но возникнет множество проблем, все это просто не работает. Люди говорят, что это подавленная природа, и решают все на уровне бык-корова, забывая, что речь идет о человеке. А человек не в загоне для скота. Мужчина на этом уровне думает: «А, подойдет любая». А потом удивляется, что наткнулся на сопротивление всех культурных ценностей, которые приобрел, полностью утратив самооценку. Наш сновидец, если он понял это, задумается над тем, что делает. Он не может просто жить, он уже пытался, и это не работает.



[i] Выше, сон 12 и сон 18.

[ii] См. выше, 22 мая 1929 г., прим. 3 и 10.

[iii] См. выше, 27 марта 1929 г., прим. 4.

[iv] Юнг давал семинары или лекции (на немецком языке) о детских снах в E.T..H., Цюрих, зимой 1936-1937 гг., 1938-1939 гг., 1939-1940 гг. и 1940-1941 гг. Расшифровки лекций распространялись частным образом; английский перевод выпущен только для лекций 1938-1939 гг. См. CW 17, par. 106, n. 3, и General Bibliography, CW 19, pp. 214-15.

[v] См. выше, сон 24.

[vi] 18 декабря 1908 года сильное землетрясение уничтожило 90% Мессины, Сицилия. См. комментарий Юнга в письме к Фрейду от 19 января 1909 г. (The Freud / Jung Letters, p. 188).

[vii] Когда Юнг путешествовал по Нилу весной 1926 г. его интерес к заклинателю змей был запечатлен на пленку Г. Дж. Бейнсом.

[viii] Греч. sibylla - «прорицательница».

[ix] Два доминиканских инквизитора Якоб Шпренгер и Генрих Крамер опубликовали в 1489 г. Malleus Maleficarum или Hexenhammer, «Молот ведьм», руководство по распознаванию и наказанию ведьм.

[x] Тема Матерей в второй части Фауста рассматривается в Symbols of Transformation (1952), CW 5, pars. 180ff. и 299. (Как и в изд. 1912 г.)

[xi] 1 Цар. 28:7.

[xii] В оперном цикле Рихарда Вагнера Кольцо Нибелунгов бог войны Вотан (или Воден) доверяет совету своей супруги, богини земли Эрды.

[xiii] См. выше, 23 января 1929 г., прим. 2.

[xiv] Обзор мифа об Осирисе см. в Symbols of Transformation, pars. 349-357 (как и в изд. 1912 г.) Близнецы Исида и Осирис были мужем и женой; Сет был их братом.

[xv] См. рассуждения Юнга на основе египетского гимна в ibid., pars. 451-453 (как и в изд. 1912 г.)

[xvi] Llewelyn Powys, Black Laughter (London, 1924); наброски из жизни Восточной Африки, где он жил в 1914-1920 гг.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Перевод

за 1945 г

Письма

Случайные статьи

по теме

Статья

Символизм осы

юнг, сновидения

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"