Перевод

1929-1931

Письма

Карл Густав Юнг

Письма. 1929-1931

Дж. Алену Гилберту, 2 января 1929 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой доктор Гилберт,

Будьте добры со своими ближними! Не считайте их всех проклятыми дураками, даже если они говорят восхитительно нелепые вещи, даже если они совершенно невыносимые идиоты. Допустите присутствие грана мудрости во всей их глупости. Разве вы не можете представить себе физика, который думает и говорит об атомах, хотя убежден, что это просто его абстракции? Это мой случай. Я не имею ни малейшего представления, что такое «психика», но когда думаю и говорю о ней, то должен говорить о своих абстракциях, концепциях, взглядах, фигурах, зная, что это наши особенные иллюзии. Вот что я называю «неконкретностью». И знайте, что я вовсе не первый и единственны человек, который говорит об аниме и т.д. Наука – это искусство создания удобных иллюзий, в которые дурак верит или спорит с ними, но мудрец наслаждается их красотой или оригинальностью, не забывая о том, что это человеческие вуали и завесы, скрывающие бездонную тьму Неведомого. Разве вы не видите, что раскрасить мир в божественные цвета – это тоже жизнь? Вам не узнать больше, чем вы можете знать, и гордо отказываясь следовать доступному «знанию» (как его ни назови), вы вынуждены создать лучшую «теорию» или «истину», и если этого не удастся, то вы останетесь выброшенным на берег, а жизнь вас покинет. Вы отрицаете живого творящего Бога в человеке и будете как Вечный Жид. Все вещи таковы, как если бы они были. Реальные вещи – это следствия чего-то неизвестного. То же верно в отношении анимы, эго и т.д., и, более того, нет реальных вещей, которые не были бы относительно реальны. Мы понятия не имеем об абсолютной реальности, потому что «реальность» всегда что-то «наблюдаемое». И так далее. Я уверен, что все это доводит вас до белого каления, но дело не в этом. А в том, что если вы создаете лучшую теорию, то я насторожу уши.

Сердечно ваш, К. Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

Альберту Оэри, 4 января 1929 г.

Дорогое Оно,[1]

Сердечно благодарю вас за письмо! Это была большая радость. Я восхищаюсь вашей идеей, что иногда встречаются индивидуумы, которые, как «аккумуляторы» или накопители, ввергаются в ожидания других людей и так исполняют их. Я полностью с этим согласен. Жоффр[2] и Гинденбург[3], вероятно, фигуры такого рода, незначительные в нормальных обстоятельствах, герои в исключительных. Обычно они почти крестьянские по натуре, тяготеют к земле, глубоко бессознательные, неким образом укорененные в своей коллективности. Их сила десятитысячекратная, поскольку невидимо течет к ним от масс. Я не знаю, можно ли тут говорить о телепатии. Насколько я понимаю природу коллективного бессознательного, оно кажется мне вездесущим континуумом, непротяженным Повсюду. То есть, если в точке А происходит что-то, затрагивающее коллективное бессознательное, оно словно произошло повсюду – отсюда странный параллелизм китайских и европейских периодов в стиле, что Вильгельм недавно продемонстрировал мне в Институте Китая[4], или же непостижимая одновременность мифа о Христе и Кришне.[5]

Как мы знаем от йезидов,[6] для самых первобытных религий характерно, что у них крайне смутный, отдаленный образ Троицы или какого-то другого высшего духовного принципа, не играющего никакой роли в действительной религиозной практике, которая остается преимущественно магической. Мне интересно, какого дьявола Карл Барт[7] (с его абсолютным Богом) почитает на практике. Весьма вероятно, что у одного из этих дьяволов он на поводке.

Сердечно, твой Бочонок[8]

1. “Es” (Оно) – это студенческое имя, данное Оэри в его с Юнгом братстве Зофингия.

2. (1852-1941) – главнокомандующий французской армии во время Первой Мировой войны; маршал Франции, 1917 г.

3. (1847-1934) – генерал-фельдмаршал Германии во время Первой Мировой войны; президент в 1925-1934 гг.

4. Ср. “Richard Wilhelm: In Memoriam”, CW 15, par. 81.

5. Индологами изначально предполагалось, что миф о Кришне принял отчетливую форму в начале нашей эры, но сегодня это сомнительно. Тем не менее, есть поразительные сходства некоторых мотивов в мифе о Христе и Кришне, например, мотив детства, мотив Христофора и тождественность обеих фигур высшему Богу.

6. Йезиды – это небольшая религиозная секта, распространенная от северного Ирака до Кавказа, говорящая на курдском диалекте. Они проводят различие между высшим богом и дьяволом как творящим посредником, порождающим зло.

7. Карл Барт (1886-1968) – швейцарский протестантский теолог. Он учил, что у человека не может быть прямой связи с Богом, поскольку Бог – полностью «отрезан» (= абсолют) от человека и совершенно непостижим. Единственное откровение Бога совершилось в Христе, и Слово Божье – единственное средство коммуникации с человеком. Одна из самых известных книг Барта – Комментарий на послание к Римлянам.

8. “Walze” (Бочонок) – имя, данное Юнгу в братстве Зофингия.

Анониму, 4 января 1929 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая миссис N.,

В верхней части[1] есть некая схожесть, но сходство неудовлетворительное. У вас есть некоторые из множества снимков, которые миссис X. получила, благодаря племяннице? Они могут оказаться полезными. Моя внешность странным образом противоположна моему духу. Когда я умру, никто не подумает, что это труп человека с духовными устремлениями. Я столкновение противоположностей. Потому так ужасно трудно правильно меня уловить. Может, портрет послужит примиряющим символом ваших собственных противоречий?

С наилучшими пожеланиями Нового Года,

Искренне ваш, К. Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. N. делала портрет Юнга в 1928 г.

Курту Плахте, 10 января 1929 г.

Могу согласиться с вашими утверждениями во всех деталях, и лишь жалею, что не могу дать практические примеры своих взглядов. Все во мне противостоит прямому переживанию душевнобольных или «искателей истины».

Для меня символ – это чувственно воспринимаемое выражение внутреннего опыта. Религиозный опыт стремится к выражению и может быть выражен только «символически», потому что превосходит понимание. Он должен быть выражен так или иначе, потому что в нем раскрывается имманентная жизненная сила. Он хочет выступить вперед, так сказать, в видимую жизнь, принять конкретную форму. (Дух проявляет свою действенную силу только преображая материю.)

Идол – это застывший символ, используемый стереотипично для «магических» целей. Он может оказывать чарующее воздействие, пока затрагивает те слои бессознательного, из которых символ возник (где-то еще, т.е. у других людей). Его действие противоположно действию символа.

Символ – это выражение обогащения сознания посредством опыта. Идол означает регрессию к бессознательному, т.е. истощение сознания.

Учитель говорит «слово силы», рожденное в богатстве его видения, последователь лишь заклинает им. Для Учителя Причастие означает: я даю себя вам, свою плоть, свою кровь. Для последователя это означает: я ем бога, его плоть и кровь. Ритуальная антропофагия первобытного человека (пещерного жителя) чарующе отзывается в нас; мы можем повторить ее, загадочно освященную, но мы не первобытные дикари, а люди, освященные плотью бога. В нескольких случаях я обнаруживал несомненную жажду крови в связи с причастием! Это религиозное дозволение на то, что первобытно и недопустимо. Магические слово позволяет «изначальному слову звучать за ним»;[1] магическое действие высвобождает изначальное.

Я действительно убежден, что творческое воображение — единственный изначальный феномен, доступный нам, реальное Основание психики, единственная непосредственная реальность. Потому я говорю об esse in anima,[2] единственной форме бытия, доступной нам напрямую. Мы не можем различить формы бытия, которая не была бы психической. Все остальные реальности производные и раскрываются косвенно при помощи искусственных средств, называемых наукой.

Не следует считать коллективное бессознательное ни порядком, ни беспорядком. Опыт подтверждает и то, и другое. Если сознание в беспорядке, порядок может появиться в бессознательном, и наоборот, бессознательный хаос может ворваться в слишком узкий космос сознания. В основе великих религий лежала коллективная дезориентация, которая повсюду констеллировала в бессознательном довлеющий принцип порядка (коллективное стремление к искуплению). Внутренним зрением пророк различает среди нужд времени спасительный образ в коллективном бессознательном и выражает его с помощью символа: поскольку он говорит из коллективного бессознательного, то говорит каждому — le vrai mot de la situation! Потому символ оказывает такое воздействие на каждого, он «истинен» - временно верен, потому что предназначен только для конкретной ситуации. Если ситуация меняется, нужна новая «истина», потому истина всегда относительна для конкретной ситуации. Пока символ — это верный спасительный ответ на соответствующую ситуацию, он истинен, даже «абсолютен». Но если ситуация меняется, и символ просто продолжает использоваться, он превращается в идола, оказывая обедняющее и обессмысливающее воздействие, потому что просто делает нас бессознательными, не давая объяснения и просветления. Иустин Мученик,[3] например, говорил о христианстве как «нашей философии». Символ — это учение, заблуждение идола.

Я считаю «перцептивное» мышление Гегеля мышлением, аналогичным с архетипами. «Перцептивное» или «апперцетивное» мышление[4] имеет большой смысл и ценность, потому что объединяет по крайней мере две функции. Высшая форма интеллектуального процесс будет символическим переживанием и его символическим выражением.

Вы правы — символ относится к иной сфере, нежели сфера инстинкта. Последняя — мать, первая — сын (или Бог). Для себя я называю сферу парадоксального существования, т.е. инстинктивного бессознательного, Плеромой,[5] заимствуя этот термин из гностицизма. Размышление и формирование Плеромы в индивидуальном сознании создает ее образ (в некотором роде, подобной природы), и это символ. В нем исчезают все парадоксы. В Плероме Верх и Низ странным образом едины и не порождают ничего; но если она нарушена по ошибке или по необходимости индивидуума, между Верхом и Низом извергается водопад, динамическое нечто, которое и есть символ. Как и Плерома, символ больше, чем человек. Он овладевает им, придает ему форму, словно открылся шлюз, через который мощный поток заливает его и уносит.

Наша сложность в том, что мы считаем психику чем-то созданным нами и не можем уяснить, что мы лишь беспомощные жертвы психических сил. Возьмем профессора, который страдает от «невроза навязчивости». Невроз навязчивости – это магические слово, используемое современным лекарем, которое означает (апотропно![6]) ничто иное, как невроз )воображаемая болезнь). Тогда как настоящий невроз навязчивости – это самые адские, дьявольские пытки, гораздо хуже любой органической болезни. Лучше бы профессор думал, что одержим дьяволом! Это было бы значительно ближе к истине.

Термин «символ» в психоанализе Фрейда никак не связан с символом. Ему следовало использовать слово «симптом» или «метафора».

Символ никогда не возникает в бессознательном (в Плероме), он лишь, как вы правильно сказали, «образуется сам». Он появляется из грубого бессознательного материала, формируется и выражается сознанием. (Ср. мое определение символа в Психологических типах.[7]) Символу нужен человек для своего развития. Но он выходит за пределы человека, потому называется «Богом», так как выражает психическую ситуацию или фактор, которые сильнее эго. (Я называю это самостью.[8]) Этот фактор постоянно присутствует в коллективном бессознательном, но бессилен, пока я не переживу его осознанно; тогда он берет на себя управление. («…не я живу, но живет во мне Христос».[9]) Он в значительной степени вытесняет эго. Отсюда избавление от чувства несоответствия («Да будет Воля твоя».)

□ Начало и конец письма не завершены; воспроизводится по идентичной подшитой копии. Плахте находился в Киле.

1. Ср. Герхард Гауптман: «Поэзия – это искусство выражения изначального слова через обыденное». Symbols of Transformation, par. 460.

2. «Бытие в душе». Ср. Psychological Types, pars. 66f, 77.

3. Христианский апологет, родившийся ок. 100 г. н.э., принял мученичество между 163 и 167 гг.

4. Букв. “vernehmendes/wahrnehmendes Denken”. Неясно, то ли это гегелевская характеристика определенного типа мышления, то ли характеристика гегелевского мышления, данная Юнгом.

5. Полнота, изобилие. В гностической теологии это «духовная вселенная, обиталище Бога и тотальности божественных сил и эманаций» (SOED).

6. Апотропизм: попытка избавиться от воздействия зла или пугающих вещей, дав их хорошее имя: например, эриний (фурий) называли эвменидами (добрыми).

7. Psychological Types, def. 51, pars. 825ff.

8. Концепция самости, архетипа порядка и психической целостности, стала центральной для теорий Юнга. Предварительные формулировки появляются в Psychological Types (orig. 1921), par. 623 и под def. 16, “Ego” (Def. 46, “Self” в CW 6 было специально написано для швейцарского издания 1960 г.), но детальная формулировка была дана впервые в “The Relations between Ego and the Unconsciousness” (orig. 1928), CW 7. Ср. также Aion, CW 9, ii, ch. IV.

9. Гал. 2:20.

Ричарду Вильгельму, 6 апреля 1929 г.

Дорогой профессор Вильгельм,

Благодарю за все, что вы прислали мне. Я пасую перед розенкрейцеровскими символами.[1] Без текста я ничего не могу с ними сделать.

Надеюсь, вы поправились. Уверен, все дело в холодном мясе под майонезом у Х.

Я прибуду во Франкфурт 11 апреля в 2:24 пополудни и пробуду там до 5:15 пополудни. На следующий день у меня лекция в Наухайме.[2] Не мог бы я нанести вам визит? И где? Черкните мне пару строк. Скоро я смогу начать работу над нашей рукописью.[3]

Вы не перетрудились? Вам нужно отдохнуть где-нибудь в диких скалистых горах в приятнейшей компании по крайней мере три месяца. Почему нет светских монастырей для людей, которые должны жить вне времени? Мир поедает их изнутри, если не снаружи.

Простите это ханжеское восклицание. Это ради вас!

Сердечно, Юнг

□ (Письмо написано от руки.) Это и следующее письмо к Вильгельму были опубликованы с разрешения Архива Ричарда Вильгельма, Болль. Германия. – Ричард Вильгельм (1873-1930) – немецкий писатель, теолог и миссионер в Китае, директор Института Китая во Франкфурте-на-Майне. Он хорошо известен своими переводами классических китайских сочинений, особенно И Цзин. В 1929 г. он совместно с Юнгом опубликовал Das Geheimnis der goldenen Blüte (пер. The Secret of the Golden Flower, 1931; пересм. изд. 1962 г.). Вклад Юнга, “Commentary on The Secret of the Golden Flower” также содержится в Alchemical Studies, CW 13. Ср. также “Richard Wilhelm: In Memoriam”, CW 15 и Memories, Appendix IV (см. илл. III).

1. Ср. Бонер, 8 дек. 39 г., прим. 2.

2. Ср. следующее письмо, прим. 1.

3. Das Geheimnis der goldenen Blüte, часть которой была опубликована под названием “Tschang Schen Schu. Die Kunst das menschliche Leben zu verlangen” в Europäische Revue, V:2/8 (Nov. 1929).

Ричарду Вильгельму, 26 апреля 1929 г.

Дорогой профессор Вильгельм,

Не ужасайтесь тому, что я снова пишу вам. Я тщетно спешил к вам домой во Франкфурте – не для того, чтобы вас побеспокоить, я некоторым образом волновался за вас. Пожалуйста, не обижайтесь на это. Вы слишком важны для нашего западного мира. Я буду повторять это вам. Вы не должны растаять или как-то иначе исчезнуть, или заболеть, дурные желания должны приковать вас к земле, чтобы работа продолжалась.

В результате моей лекции[1] на Наухаймском психотерапевтическом конгрессе[2] совет Психотерапевтического общества без моего ведома решил на следующий год пригласит вас читать лекцию (предположительно, в Баден-Бадене). Это войдет в историю! Представьте, что будет, если практикам медицины, которые так осторожно работают с обычным человеком в самой уязвимой области, привить китайскую философию! Это просто непредставимо. Я восхищен и надеюсь только, что сам черт не удержит вас от этой исторической возможности. Это действительно самое важное. Медицина мстительно переключается на психологию, и тут-то пригодится Восток. С теологами и философами поделать ничего нельзя из-за их заносчивости.

Простите это новое вторжение! Надеюсь, вы поправились. Не перетрудитесь. Ламаистская мандала[4] была скопирована. Я скоро верну оригинал.

Вечно преданный вам, К. Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. “The Aims of Psychotherapy”, CW 16.

2. 11-14 апр. 29 г.

3. Лекция так и не была проведена. Вильгельм умер 1 мар. 30 г.

4. Фронтиспис The Secret of the Golden Flower, а также рис. 1 в “Concerning Mandala Symbolism”, CW 9, i и рис. 43 в Psychology and Alchemy, CW 12. Мандала – (санс.) означает «круг», точнее «магический круг», используется в медитации йоги. Юнг ввел этот термин, чтобы описать бесконечное разнообразие круговых образов или узоров, нарисованных пациентами, символизирующих самость, «психический центр личности, не тождественный эго» (Psychology and Alchemy, par. 126). Мандалы относятся к древнейшим архетипическим узорам человечества и спонтанно возникают в сновидениях и видениях современных людей. Комментарий на Золотой Цветок был первой публикацией Юнга о мандалах; они постоянно упоминались в его последующих сочинениях. Ср., в частности, “Concerning Mandala Symbolism” и “A Study in the Process of Individuation”, CW 9, i.

Уолтеру Роберту Корти, 30 апреля 1929 г.

Дорогой герр Корти,

Меня не удивляет, что вас задело мое письмо. Я вынужден был написать вашему отцу и честно сказать, каков ваш «диагноз». «Диагноз» не означает, что у человека патология; он означает «глубокое знание», так сказать, вашего психологического состояния. «Гипертрофия интеллектуальной интуиции» - это диагноз, который я также отнес бы к Ницше и Шопенгауэру и многим другим. Я и сам односторонний в этом отношении. Это компенсируется чувством неполноценности. Такие диагнозы лишь задевают наше тщеславие. Но нужно понимать свое положение, иначе мы будем аморальными иллюзионистами. Это не значит, что у человека патология или даже безумие. Ваш врач — тупой говнюк, который стал психиатром, чтобы лучше познакомиться с Х., сестру которого я спас от сумасшедшего дома. В Швейцарии столько несчастного медицинского сброда, который судит, не зная меня.

Я ожидал, что мое письмо приведет вас в смятение, потому что у вас пока нет беспокойной способности видеть себя со стороны. Вы должен стремиться обрести ее, не давая ей расстроить вас. Иисус сказал о человеке, работающем в субботу: «Человек! Если ты знаешь, что делаешь, ты благословен, но, если не знаешь, ты проклят как преступивший закон».[1] Мы живем не только внутри, но и снаружи.

О носители идей, зачем вы выставляете их на посмешище, ведя свою жизнь по-идиотски? Ницше возвещал: «Мы должны снова стать добрыми соседями с самыми близкими нам вещами».[2] Я бы решил, что все дело в миро-отрицающей жизни, если бы не знал, что он заразился сифилисом, и паралич висел над ним, как дамоклов меч.

Смотрите, католический священник — самый преданный, самый близкий к земле человек. Он живая история, а не Хольцапфель.[3]

То, что вы «живете ради Бога», возможно, самое здоровое, что в вас есть - «Возле меня, как возле огня»,[4] — гласит гностическое высказывание Господа. Но там, где близок Бог, опасность величайшая.[5] Бог хочет родиться в пламени человеческого сознания, взмыв еще выше. А что, если оно не укоренено в земле? Если у него нет каменного дома, где может пребывать огонь Божий, а лишь убогая соломенная хижина, которая вспыхнет и исчезнет? Может тогда родиться Бог? Нужно суметь вынести Бога. Это высшая задача для носителя идей. Он должен быть адвокатом земли. Бог позаботится о себе. Мой внутренний принцип таков: Deus et Homo. Богу нужен человек, чтобы стать осознанным, как ему нужны ограничения во времени и пространстве. Так станем же мы для него ограничением во времени и пространстве, земной скинией.

Иисус — Мани — Будда — Лао-цзы для меня четыре столпа храма духа. Не могу отдать одному превосходство над другими.

Как-нибудь я покажу вам некоторые манихейские турфанские фрески.[6]

В следующую субботу я буду у себя в деревне, в башне на Верхнем озере, на полпути между Боллингеном и Шмериконом. Можете навестить меня там.

С наилучшими пожеланиями, доктор К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.) Уолтер Роберт Корти, Ph. D. - швейцарский писатель, философ и учитель, основатель детского лагеря Песталоцци (1946); в 1942-1957 гг. редактор швейцарского ежемесячника Du; редактор Archiv genetische Philosophie; в 1954 г. основатель Bauhütte der Akademie, образовательного учреждения. Он познакомился с Юнгом в марте 1929 г. через отца, которого доктор осведомил об эмоциональном состоянии юноши.

1. Неканоническое высказывание Иисуса из Codex Bezae Cantabrigiensis (текст Четвероевангелия и Деяний V в.) в Лк. 6:4. Ср. M.R. James, The Apocryphal New Testament (1924), p. 33.

2. «Странник и его тень», 16.

3. Рудольф Мария Хольцапфель (1874-1930) — философ и поэт; его основная работа Panideal (1901; rev. 1923). (Имя содержит каламбур: Holzapfel = «яблоня лесная».)

4. Цит. по Ориген, Гомилия на Иеремию, XX, 3, ссылаясь на Ис. 33:14. Ср. James, p. 35.

5. Ср. вступительные строки «Патмоса» Гёльдерлина: «Близок Бог и непостижим. Но где опасность, там и спасение».

6. Оазис Турфан, где были обнаружены важные фрески, некоторые из которых датированы VII в., находится в Синь-цзяне (Зап. Китай).

Ричарду Вильгельму, 25 мая 1929 г.

Дорогой друг,

Приятно слышать от вас слово «друг». Похоже, судьба назначила нам роль двух опор, поддерживающих мост между Востоком и Западом. Всем сердцем благодарю вас за желание прочесть у нас лекцию.

Однако, пока вам нужно хорошенько поправиться. Пожалуйста, держите меня в курсе (через свою секретаршу или жену). Все мы здесь волнуемся о вашем здоровье и будем рады узнать новости о вас. Надеюсь, Баден-Баден пойдет вам на пользу.

А сейчас я перетрудился, так что моей рукописи[1] придется немного подождать. Я беру выходные до конца июня, а потом появится свободное время, чтобы закончить работу. Вреда от этого не будет, потому что у меня было несколько переживаний, давших весьма ценные озарения. С сердечными пожеланиями скорейшего и полного выздоровления,

Преданный вам, Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. Комментарий Юнга к Золотому Цветку.

Ричарду Вильгельму, 27 августа 1929 г.

Дорогой друг,

Благодарю вас за письмо и хорошие новости о здоровье, которое до сих пор вызывало у меня большую обеспокоенность. Пожалуйста, воздержитесь от переработки. Не дайте дьяволу действия заманить вас в Барселону. Там делают майонез, который отравляет душу и внутренности.

Если я верно вас понял, вопросы вызывают 1. рукопись о медитации[1], которую я сейчас вынашиваю, будет опубликована Гретой Ульман в книжной форме после первого появления в Europaische Revue, 2. Ваша интерпретация чакр[2] (к которой я отношения не имею) должна быть опубликована той же фирмой.

Что касается 1, то я согласен при условии, что я получу достойную долю или 15% выручки.

Что касается 2, это полностью зависит от вас. Естественно, я рад бы сделать свой вклад об «изначальных образах».[3] Не существует никакого списка или чего-то вроде того. Мифологические мотивы еще никогда не были классифицированы, так как имя им легион. Вы обнаружите огромное количество, если посмотрите индекс моей книги Wandluden und Symbole der Libido. Возможно, я смог бы чем-то помочь, если бы вы прислали мне свое описание оригинальных букв.[4] Но это может быть щекотливая работа. Или вы хотите, чтобы мы предприняли эту работу совместно, как первую? С наилучшими пожеланиями,

Искренне преданный вам, Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. Das Geheimnis der goldenen Blüte была опубликована Dorn Verlag Grete Ullmann (Munich, 1929).

2. Чакра (санс.), «колесо»: семь восходящих центров или «лотосов» человеческого тела, описанных в хатха-йоге и кундалини-йоге. Ср. A. Avalon, The Serpent Power (1924), ch. V; H. Zimmer, Philosophies of India (1951), pp. 584ff. Работа Вильгельма о чакрах так и не была опубликована.

3. Раннее название архетипов.

4. Ср. следующее письмо, прим. 4.

Ричарду Вильгельму, временно (до конца сент.) Башня, Боллинген, кантон Сент-Галлен, 10 сентября 1929 г.

Дорогой друг,

Мой комментарий более или менее закончен. Он оказался более обширным (чем я ожидал), потому что представляет собой европейскую реакцию на мудрость Китая. Пожалуйста, прочтите его, чтобы исправить любые китайские промахи. Я попытался интерпретировать Дао.[1]

Я пока не вставил рисунков-мандал, но могу легко сделать это потом, если вы считаете это необходимым.

Естественно, для Revue это слишком большая вещь. Потому я бы предложил, чтобы Revue выбрали несколько изюминок и опубликовали их.

Далее, я бы хотел сказать вам, что филологическое введение или комментарий с вашей стороны будут крайне желательны. Для этой цели я вкладываю в конверт заметки, которые вы дали мне в Кюснахте. Читатель должен знать что-то о философской и религиозной основе идей, выраженных в тексте. Должна быть указана их примерная дата. Крайне интересное слияние даосизма с махаяной[2] для меня довольно ново. Ссылки на схожие тексты (такие, как Хуэй мин цзин[3]), если они доступны, будут крайне желательны. Пожалуйста, простите эти назойливые предложения, но я вдохновлен этими текстами, которые так близки нашему бессознательному.

Моя рукопись отправится к вам, как только будет скопирована. Она не понадобится вам для филологической части. Полезно было бы иметь краткое объяснение таких концепций, как Дао, син, мин, шен, гю, хунь и по[4], из их обозначений, которые нужно воспроизвести рядом.

...

В своем комментарии я объяснил символы и психические состояния детально, конечно, исключительно с психологической точки зрения, и в то же время обрисовал параллели с нашей психологией. Выходит около 53 исписанных листов примерно в 39 строк каждый. Содержание включено.

Надеюсь, ваше здоровье продолжает улучшаться.

Чтобы сэкономить время, возможно, было бы лучше, если бы вы прислали мне полную рукопись, ваше обсуждение (или введение), текст и мой комментарий прямо в Revue. Главное — это книжное издание. С наилучшими пожеланиями,

Преданный вам, Юнг

P.S. Меня поразило, что в своем комментарии я предложил использовать «логос» для хунь вместо «анимуса», потому что «анимус» - это подходящий термин для «ума» женщины, соответствующий «аниме» в мужчине.[5] Европейская философия должна принять во внимание существование женской психологии. «Анима» женщины может быть верно обозначена как «Эрос».

□ (Письмо написано от руки.)

1. Точный перевод Дао, одной из фундаментальных концепций китайской философии, крайне сложен. Вильгельм переводит его как «смысл» (Sinn), Артур Уэйли как «путь» (The Way and the Power, 1934), использовались и другие переводы, такие как «Логос» или даже «Бог» (иезуитскими миссионерами). Изначально оно означал вращение (или путь) небес вокруг земли; действие в согласии с Дао — это «небесный путь». Юнг интерпретирует его как «метод или осознанный путь, посредством которого соединяется разделенное ... достижение осознанной жизни» («Commentary on The Secret of the Golden Flower”, par. 30).

2. «Великая колесница», одна из поздних школ буддизма, доминирующая в Китае, Тибете и Японии.

3. Лю Хуа-ян, «Книга сознания и жизни», пер. Lo, Chinesische Blatter für Wissenschaft und Kunst, I:3 (1926). Текст появляется в издании The Golden Flower, pp. 69ff. 1962 г.

4. Шин = сердце, минь = жизнь, шен = дух, душа, гю = демон, умерший, хунь = свет, ян-душа (анимус), по = темный, инь-душа (анима). Ср. Wilhelm, “Discussion of the Text” в ibid., pp. 13ff.

5. Анимус/анима — термины, введенные Юнгом для обозначения Логоса, мужского аспекта женской психологии и Эроса, женского аспекта мужской. Ср. Aion, ch. III.

Уолтеру Роберту Корти, Боллинген, 12 сентября 1929 г.

Дорогой Корти,

Я не читал писем четыре недели, так как должен был справиться с тысячелетним китайским текстом, который Институт Китая прислал мне для комментария. Мы живем в эру заката христианства, когда метафизические основания морали рушатся. (Недавно я встречал у себя дома Уэллса[1], который сказал то же самое и потер нос, что означало: мы должны знать – или чуять – что можем теперь сделать.) Вот почему молодое поколение экспериментирует, как щенки. Они хотят жить экспериментально, безо всяких исторических предпосылок. Это вызывает реакцию в бессознательно, беспокойства и стремление к концу времен. (Это называется «хилиазм».[2]) Когда путаница достигает пика, приходит новое откровение, т.е. в начале четвертого месяца мировой истории.[3] Все это подчиняется психологическим правилам. Винекен[4] тоже гомосексуалист. (В суд!) Молодым сегодня нельзя прощать глупости, поскольку этим они увеличивают благотворную сумятицу. Люди вроде вас должны смотреть на все, думать об этом и общаться с небесами внутри, прислушиваясь к приходящему в ответ слову. В то же время нужно должны образом упорядочить внешнюю жизнь, чтобы ваш голос имел вес.

Сначала нужно спросить издателя, была ли уже переведена книга Уэллса.[5] Затем спросить Уэллса, разрешит ли он вам перевести ее. Затем, если издатель ее примет, все будет в порядке.

С наилучшими пожеланиями, Юнг

Страх не передо мной, а перед мифом внутри вас.

□ (Письмо написано от руки.)

1. Г. Уэллс (1866-1946) – английский писатель.

2. Учение о миллениуме, возвращении и тысячелетнем правлении Христа.

3. В астрологической традиции перемещению весеннего равноденствия в зодиакальный знак Водолея (что произойдет в конце XX в.) будет сопутствовать продвижение в человеческом развитии. Юнг утверждает в Aion, что тогда как в эон Рыб правили Христос и Антихрист (par. 141) и архетипический мотив враждующих братьев, Водолей констеллирует единство противоположностей (par. 142). «Четвертый месяц» помещает начало мировой истории в эон Тельца, т.е. на шесть-семь тысяч лет назад, когда человек впервые стал осознавать историческое время (каждый «платонический месяц» длится около 2000 лет). Ср. Баур, 29 янв. 34 г., прим. 1.

4. Густав Винекен (1875-1964) – немецкий педагог, основатель прогрессивной школьной общины Викерсдорф. Судим за гомосексуальность.

5. Речь идет о рекомендации Юнга прочитать Бог – невидимый король Уэллса и планах по переводу. Планы эти так и не осуществились.

Кристиане Морган, 13 сентября 1929 г.

[Оригинал на английском]

Моя дорогая Кристиана Морган,

Вы не забыты, но труднодостижимы, т.е. требуется чертовски много времени улучить момент, чтобы написать вам. Вот я пишу. Думаю, ваш загородный домик был интересным переживанием. Я нахожу, что требуется три-четыре месяца или даже больше, пока угомонятся местные эльфы и другие призраки, если дом строится на до сих пор нетронутой земле. Когда я строил Башню, старшая дочь,[1] тогда лет четырнадцати, сказала: «В этом месте есть духи умерших, а не только эльфы. Тут где-то должен быть труп». В 1927 г. (четыре года спустя), копая фундамент для пристройки, мы нашли мужской скелет с пулей в левом предплечье. Тщательные исследования доказали, что это было тело французского солдата, утонувшего неподалеку в 1799 г.! Я сделал для него прекрасную “tombeau du soldat inconnu”.[2] [фр.: могила неизвестного солдата]

Я почти закончил работу, которая войдет в книгу, публикуемую совместно с профессором Вильгельмом, директором Института Китая во Франкфурте. В этой работе (а это комментарий на древний, недавно обнаруженный китайский текст) я говорю больше. Этот древний текст содержит, напр., мою теорию анимы и кое-что о самости – вам понравится.

Я получил письмо от Ионы.[3] Когда мы все увидимся?

С наилучшими пожеланиями вам и вашему супругу.

Сердечно ваш, К.Г.

□ (Письмо написано от руки.)

1. Теперь фрау Агата Ниехус-Юнг.

2. Об этом эпизоде см. Memories, pp. 231f./219.

3. Ср. Джонс, 6 янв. 31 г.

Ричарду Вильгельму, 28 октября 1929 г.

Дорогой друг,

Я полностью согласен с вашими изменениями в контракте. Рад, что вы выбрали старое название,[1] так как оно гораздо лучше согласуется с реальным смыслом книги, чем другое. Мне приятно, что мои комментарии встретили ваше одобрение, даже больше, что ваша мысль шла параллельным путем. Что касается мандал, я бы хотел, чтобы издатель понял, что ни одна из множества моих мандал и близко не достигает совершенства тибетской, потому чтоУ каждый человек делает акцент на своей идее. Впоследствии я отобрал последовательность мандал, выражавших разные модуляции центральных идей. Вскоре я отошлю фотографии издателю, и, надеюсь, он воспроизведет их все. Надеюсь также, что и вы согласитесь с этим. Мандалы дополняют друг друга и своим разнообразием дают прекрасную картину усилий европейского бессознательного постигнуть эсхатологию Востока. Я вскоре отошлю вам копии мандал. Вы ничего не пишете о своем здоровье, так, что надеюсь, улучшение, о котором вы писали ранее, сохраняется. В любом случае, не забывайте щадить свое тело, так как у духа есть неприятное качество пожирания тела изнутри.

С теплыми приветствиями и лучшими пожеланиями, К. Г. Юнг

□ (Письмо набрано на печатной машинке.)

1. Старое название – “The Secret of the Golden Flower” [«Тайна Золотого Цветка»], которое было изменено китайским редактором на “The Art of Prolonging Human Life” [«Искусство продления человеческой жизни»]. Ср. Вильгельм, 6 апр. 29 г., прим. 3.

Дж. Алену Гилберту, 20 декабря 1929 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой доктор Гилберт,

Благодарю вас за статью! Выйти к такому лечению было непростым предприятием. Я нахожу иногда, что в таких случаях очень помогает вдохновлять их выражать свои содержания в форме письма, рисунка или живописи. В таких случаях всегда столько непостижимых предчувствий, фрагментов фантазии, возникающих из бессознательного, для которых просто нет подходящего языка – я даю пациентам найти свои символические выражения «мифологии». Я не анализирую эти продукты умалением (если только в этом нет абсолютной необходимости), скорее пытаюсь понять или добраться до смысла, который пытается выразить пациент. Это скорее синтетический метод понимания. Есть много пограничных случаев, когда люди попросту безумны, поскольку не больше других понимают свои странные содержания. Должен сказать, я многое узнал о бессознательном, пытаясь понять, к чему движутся пациенты.

Желаю вам удачи и счастливого Нового Года.

Искренне ваш, К. Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

Графу Герману Кайзерлингу, 20 декабря 1929 г.

Дорогой граф,

Я еще ничего не слышал от Х.[1] Не стоит и говорить, что вашего письма для меня не существует. Ваше прекрасное описание судьбоносного комичного эпизода с ней ясно показывает, что это встреча с «земной женщиной» полная смысла. Скрыта и явлена в ней одна из прекраснейших историй анимуса-анимы, что я слышал. К сожалению, поэтичные истории обычно кончаются разочарованием, потому что, когда человек встречается с собственной душой, он никогда этого не признает и путает с несчастным ближним, который бессознательно действовал как носитель символа. Стремление Х к отождествлению в действительности указывает на анимуса, которым она хотела завладеть в вас, но путала его с вами лично, а потом, конечно, глубоко разочаровалась. Это разочарование будет повторяться, всегда и повсюду, пока человек не научится отличать свою душу от другого человека. Тогда душа может к нему вернуться. Этот урок – адская пытка для обоих, но крайне полезная, это весьма желанный для вас опыт и, уж конечно, крайне уместная пытка для Х, которая до сих пор одержима своими земными демонами. Возможно, она предпочитает быть разорванной на части титанами, что случается со многими такими анима-фигурами. Потому вам всегда следует помнить с почтением и преданность, что открылось для вас в человеческой оболочке Х, чтобы ваша душа оставалась неотчужденной, а доступ к земле не был блокирован. Будем надеяться, что и в ней кроме тигров, змей и вечного духа, есть человек, который с благодарностью запомнит откровение ее духа в вас. Очень легко сделать личную трагедию из того, что в конечном счете оказалось «Божественной комедией», так что искра вечного огня угаснет в этой луже. С наилучшими пожеланиями,

Всегда искренне ваш, К. Г. Юнг

P.S. Простите пятно парафина на бумаге. У моей свечи внезапно случились симптомы недержания.

1. В длинном конфиденциальном письме от 23 ноября Кайзерлинг описал странно интенсивные и в то же время нереальные отношения, которые развились между ним и хорошо известной южно-американской писательницей, в которых она играла роль “femme inspiratrice”. Ее амбивалентность привела к серьезным осложнениям во время его пребывания в Южной Америке.

Дж. Алену Гилберту, 4 марта 1930 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой доктор Гилберт,

Утверждение Оппенгейма[1] не вполне верно. Фрейд получил мою копию,[2] но сказал, что вся моя идея означала попросту сопротивление отцу. В частности, он приписал моей идее либидо противоречивый характер, желание как жизни, так и смерти. Через двадцать лет он выдал это как собственное открытие.[3] Он совершенно не воспринял мою книгу всерьез, и поэтому я его оставил.

Искренне ваш, К. Г. Юнг

1. Ср. Оппенгейм, 12 авг. 33 г.

2. Копию Wandlungen und Symbole der Libido (1912).

3. Память подводит Юнга, если здесь идет речь о гипотезе Фрейда об инстинктах жизни и смерти, впервые сформулированным в “Beyond the Pleasure Principle” (orig. 1920), Standard Edn., 18. Cf. Jung, Two Essays, CW 7, par. 33 & n. 4.

Анониму, 26 апреля 1930 г.

Моя дорогая фрау N.,

Очевидно, что вы внутренне срослись с мужем. Прежде он так вас ассимилировал, что вы теперь тоже в нем. Ничто так не связывает, как аффекты и бессознательное состояния, высвобождение на другого человека. Теперь вы должны выносить своего мужа, как он выносил вас. Нужно принят как данное, что придется вытерпеть все, что его задевает. Естественно, теперь он сбит с толку и дезориентирован, потому что поднимается его бессознательная сторона. Вся ситуация разворачивается.

Он недавно писал мне и обвинил в том, что я учу психологии, вместо того, чтобы учить жить. Мне знакомо это обвинение. Его выдвигают все те люди, которые пользуются психологией, чтобы увильнуть от жизни. Он долго жил через вас. Но теперь оказался пойман за шкирку. Он, по сути, убил старика (во мне), поскольку выплеснул ребенка вместе с водой и больше не получает пользы от психологического озарения. Это следствие злоупотребления. Я написал ответ, но потерял его адрес. Возможно, у меня было бессознательное сопротивление ответу, потому что в его письме не было правды. Я вложу ответ в это письмо. Можете отправить ему, если хотите. Ваш сон:[1]

Слон – это самое большое животное. Он представляет сокрушительную тяжесть бессознательной жизни в вас. Она должна разложиться, то есть вы не должны больше отдаваться на волю крайностей бессознательного, а действовать в соответствии с интуициями сознания. Этот процесс преображения выражается в вашем теле. Через такой же процесс проходит ваш муж, только наоборот. Это опасный кризис, и вы должны со всей силой цепляться за сознание. Вам в высшей степени требуются прозорливость и понимание, только они могут обеспечить разложение животного таким образом, чтобы вы от этого не пострадали. Все дело в том, чтобы стать человеком. Человека отличает превосходство сознания, но животное – это жертва сознания, импульсивных настроений, аффектов и иллюзий.

Вашему мужу только предстоит пережить это в собственном теле. Пока он был слишком рассудительным, потому что для него вы представляли его собственную неразумность. Теперь обстоятельства поменялись.

Можете быть уверенными в моей осторожности. С сердечным сочувствием,

Искренне ваш, К. Г. Юнг

1. Слона съели черви, так что показались кости. Неизвестный говорит ей внимательно наблюдать за процессом, так как он символизирует ее болезнь (туберкулез легких).

Хью Уолполу, 15 августа 1930 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой мистер Уолпол,

Когда я беседовал с вами в Цюрихе,[1] то чувствовал себя неуютно от того, что не читал ваших книг. После этого выяснилось, что я читал их немало. Обычно я не выношу типичную литературу. Она слишком скучна для меня. Но некоторые ваши романы, особенно история о студенте, который совершил убийство, оставили глубокий след в моем уме. Думаю, Прелюдия[2] – это психологический шедевр. Если бы у таких людей чаще выпадал шанс совершить достойное убийство – но я встречал только «бледных преступников»[3]. Мелкие преступления, совершенные правильными людьми, обычно оказывают чудесное очеловечивающее воздействие, приводят к решительному моральному улучшению. В этом мне кажется подлинная причина, почему Бог благ, лучше любого смертного.

Надеюсь, день, когда вы снова прибудете в Цюрих, недалек. В мире слишком мало интеллигентных людей.

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.) Хью Уолпол (1884-1941) – английский романист.

1. «Уолпол читал лекцию на какую-то литературную тему в Цюрихе в июле 1930 г. и был рад узнать, что в аудитории находился и Юнг. В своем дневнике Уолпол писал о Юнге: «Он как огромный добродушный английский игрок в крикет! Мы вместе ужинали, и он развеселил меня своей ненавистью к истерикам». (Из письма Руперта Харт-Дэвиса, литературного душеприказчика Уолпола, редактору, цитируется с разрешения. Я в долгу перед ним за письма Юнга Уолполу.)

2. The Prelude to Adventure (1912).

3. Ср. Ницше, Так говорил Заратустра, Часть I, гл. 6.

Графу Герману Кайзерлингу, 9 сентября 1930 г.

Дорогой граф,

Я все еще не поблагодарил вас за новую книгу об Америке.[1] Однако, я еще не приступил к чтению, так как сам занят сочинительством. Но собираюсь вскоре приступить.

Когда вы пишете о Южной Америке,[2] континенте вашей подчиненной функции,[3] и в то же время ваше тело требует внимания, дело может быть в том, что тело и земля неким образом раздражаются вашим письмом. Это выражается в тошноте. Почему бы вам не дать внутренностям выразиться в новой книге?

С наилучшими пожеланиями и сердечной благодарностью, Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. America Set Free (tr. 1930).

2. South-American Meditations (tr. 1932).

3. В теории психологических типов Юнга дифференцированной функции противостоит подчиненная, недифференцированная функция. Интуиция была наиболее развитой функцией Кайзерлинга, а ощущение, соответственно, наименее развитым, выражающимся в физических симптомах.

Алисе Рафаэль Экштейн, 16 сентября 1930 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая миссис Экштейн,

Спасибо вам большое за длинное и интересное письмо. Это действительно интересная проблема, вопрос связи между мозгом и сознанием. Каждодневный опыт подсказывает нам, что сознание и мозг в непременной связи. Уничтожение последнего приводит к гибели первого. Бергсон прав, когда думает о возможности относительно слабой связи между мозгом и сознанием.[1], потому что несмотря на наш обычный опыт, связь может быть не такой прочной, как мы полагаем. Нет причины полагать, что сознание не может существовать отдельно от мозга. Пока в нашем предположении нет трудностей. Но настоящая трудность начинается, когда доходит до настоящего столкновения, а именно, когда вы должны доказать, что есть сознание без мозга. Это равнозначно пока не доказанному факту существования призраков. Думаю, предоставить в этом отношении свидетельство, удовлетворительное с научной точки зрения, невероятно трудно. На самом деле, это самое сложное, что я могу представить. Признаюсь честно, я представить не могу, как должно выглядеть такое доказательство. Как можно установить неоспоримое свидетельство существования сознания без мозга? Я удовлетворился бы, если бы такое сознание написало умную книгу, изобрело новые устройства, сообщило сведения, которые невозможно обнаружить с помощью человеческих мозгов, и если бы было очевидно, что среди наблюдателей нет мощных медиумов. Но это просто немыслимо. Потому я считаю возможность доказательства бестелесного сознания крайне маловероятной.

Состояния транса, конечно, очень интересны, и я знаю о них немало[2] – хотя недостаточно. Но они не предоставляют строгого доказательства, потому что это состояния живого мозга.

Да, я знаю о Таро.[3] Это, насколько я знаю, колода карт изначально использовавшихся испанскими цыганками, древнейшие исторически известные карты. Они до сих пор используются для дивинации.

Если у вас будут новые переживания, мне было бы крайне интересно о них услышать.

Искренне ваш, К. Г. Юнг

□ Алиса П. Рафаэль — американская писательница и аналитик. Она публиковала переводы Фауста (1930) и Притчи Гете (1963), а также написала Goethe and the Philosophers Stone (1965).

1. Cf. Bergson, Creative Evolution(orig. 1907; tr. 1911), p. 190: “... чем более сложным становится мозг ... тем больше сознание опережает своего спутника»,

2. Ср. “On the Psychology and Pathology of So-Called Occult Phenomena”, CW 1; а также Memories, pp. 118f/119.

3. Карточная игра, предположительно итальянского происхождения, с символическими рисунками эзотерического значения. Широко используется для предсказания будущего.

Доктору С., 16 октября 1930 г.

Дорогой доктор С.,

Вы правы: такие взгляды действительно превалируют среди немецкой публики, к сожалению, не без оснований. Глубоко редуктивный анализ, как у Фрейда, и коллективизирующая психология Адлера, стирающая все различия, это самый вредоносный яд для художника и творческой личности в целом. Как вы знаете, мои взгляды от них отличаются. Я работаю напрямую с творческим импульсом внутри нас. Несколько лет назад я написал статью[1] об отношениях между анализом и поэзией в швейцарском литературном журнале Wissen und Leben, а также участвовал[2] в Philosophie der Literaturwissenschaft, опубликованном Ermatinger, о психологии и литературе. Мою точку зрения можно легко установить из этих двух работ, если бы люди их читали. Но в эти дни голос отдельного индивидуума почти полностью тонет в хаосе газет и потопе книг. Он достигает немногих. Потому всегда нужно ждать, пока ложные взгляды не отлупцуют себя до смерти.

В любом случае, я благодарен вам за вашу поддержку. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К. Г. Юнг

□ Врач в Германии.

1. “Ueber die Beziehungen der analytischen Psychologie zum dichterischen Kunstwerk”, Wissen und Leben, XV:19/20 (1922); пер. “On the Relation of Analytical Psychology to Poetry”, CW 15.

2. “Psychologie und Dichtung”, Philosophie der Literaturwissenschaft (Berlin), 1930; пер. “Psychology and Literature”, CW 15.

Анониму, 27 октября 1930 г.

Дорогой герр N.,

Чудесная китайская статуэтка не только оказалась поразительным сюрпризом, но и принесла мне много удовольствия. Так как я глубоко восхищаюсь китайским искусством, то могу оценить ваш подарок тем более высоко.

Позвольте мне воспользоваться этой возможностью, чтобы выразить надежду на то, что дальнейшее развитие не потрясет в вас ничего существенного. В конечном счете ценность человека выражается не в его отношениях с другими, а только в нем самом. Потому нельзя допускать, чтобы уверенность в себе и самооценка зависели от поведения другого человека, неважно, насколько это затрагивает нас по-человечески. Все, что происходит с нами, будучи понято правильно, возвращает к себе; словно есть некое бессознательное наставничество, цель которого в том, чтобы избавить нас от всех уз и зависимостей, чтобы мы зависели только от самих себя. Дело в том, что зависимость от поведения других — это последний след детства, без которого, как нам кажется, не справиться.

...

Искренне ваш, К. Г. Юнг

□ Германия.

Хью Уолполу, 14 ноября 1930 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой мистер Уолпол,

Меня порадовало ваше письмо, и я ответил бы на него немедленно, если бы позволяло время. К сожалению, я не могу писать письма, когда я того хочу. Будучи врачом, я la merci обстоятельств. И, в некотором роде, для меня все еще необходимо быть врачом, потому что как таковой я могу получить опыт, которого не обрести иначе.

Если бы у меня было время написать книгу! Это всегда лучшее время. Боги живут только в творчестве. Ваше место, должно быть, просто прекрасно. Я увидел его фото в газете. Вы там тоже были с немецким писателем, довольно неразличимым. Я вкладываю в конверт свое фото.

Я в большом долгу перед вами за книги, которые ваш издатель продолжает слать мне. Я погружусь в них так скоро, как только улучу момент. Чтобы дать вам представление о моей работе, я попросил моего издателя отправить вам копию Two Essays.[1] Я хотел послать вам английский перевод The Secret of the Golden Flower, древнекитайского текста, который я опубликовал вместе с профессором Вильгельмом. Но не знаю, когда он будет опубликован.

Надеюсь, наступит день, когда вы вернетесь в Швейцарию. Я бы хотел продолжить нашу беседу.

Сердечно ваш, К. Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. Two Essays on Analytical Psychology, tr. C.F. and H.G. Baynes (1929).

Г. Лангенеггеру, 20 ноября 1930 г.

Дорогой герр Лангенеггер,

Психология XVI в. мне знакома. Я внимательно изучал Полифила[1] Колонны, и пришел к заключению, что невозможно определить заимствованы ли некоторые материалы из чтения или автохтонных корней. Прочитанное может показаться оригинальным, а оригинальное иногда кажется вычитанным. Более того, в ту эпоху способность мыслить символами были значительно больше, чем сегодня. Нужно также помнить, что кажущееся сегодня жесткой ортодоксией некогда было самым живым выражением и важней формулировкой нужд бессознательной психики. В таких случаях нужно остерегаться только одного — сведения всего к личностному. Вся сфера ума в бесконечно большей степени находится под влиянием коллективных факторов, чем личностных. Кроме этого личностный аспект данной Магдалены, вероятно, представляет собой ту же банальность, которую следует ожидать от всех магдален.

Искренне ваш, К. Г. Юнг

□ Цюрих.

1. Гипнэротомахия Полифила, работа раннего итальянского Возрождения, приписываемая венецианскому монаху Франческо Колонне. Ср. Linda Fierz-David, The Dream of Poliphilio (пер. 1950) с предисловием Юнга, также опубликованном в CW 18.

Чарльзу Робертсу Элдричу, 5 января 1931 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой Элдрич,

Я рад, что вы оценили мое предисловие к вашей книге.[1] Я обязательно буду рекомендовать ее своим пациентам, потому что это прекрасное введение в первобытную психологию, одна из немногих книг на эту тему, наделенная здравым смыслом, а здравый смысл означает крепкую дозу философии. Вы правы, как только психология становится чем-то полезным и практичным, например, в психотерапии, она должна быть философской. Что же еще такое бихевиоризм и механизм и все подобное, как не безосновательный философский предрассудок?

Я вкладываю в конверт обзор книги Кайзерлинга об Америке[2], которая может вас заинтересовать. Я собираюсь опубликовать по-немецки книгу лекций и эссе.[3] Могу отправить вам копию, потому она может оказаться полезной в работе. Она будет содержать мои последние формулировки.

Йогги[4] в прекрасном здоровье и продолжает оставаться во всех отношениях приятным спутником. В новогодний сочельник я исполнил правило [обряд?], которому вы, верно, учили его, а именно: я сделал целый сверток рубленой баранины и принес домой к нему в память о вас. Я говорил с ним по-английски, чтобы вернуть счастливые сувениры детства в его сознание.

Мои наилучшие пожелания в Новом Году.

Ваш, К. Г. Юнг

□ Американский психолог и писатель (ум. в 1933 г.), который работал с Юнгом в Цюрихе.

1. The Primitive Mind and Modern Civilization (1931) с предисловием Юнга, также опубликованном в CW 18.

2. Ср. Кайзерлинг, 20 окт. 28 г., прим. 1.

3. Seelenprobleme der Gegenwart (1931). Эссе распределены по CW 4 (Appendix 3), 8, 10, 16, 17.

4. Собака Элдрича, оставленная у Юнга по возвращению Элдрича в Англию.

Роберту Эдмонду Джонсу, 6 января 1931 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой Иона,

Благодарю вас за копию чудесной книги. Прочитав Ol’ Man Adam and his Chillun[1], я мог оценить особенную красоту пьесы и вашу роль в этом. Если бы мы могли увидеть такую вещь здесь! Ну, увы, ее не увидишь даже в Англии. Цензоры[2] тут, должно быть, одержимы дьяволом. Неудивительно, это образчик подлинной религии. Однажды я сказал на семинаре, что нет ничего невозможного в том, чтобы следующий спаситель оказался цветным для должного смирения духовной инфляции белого человека.

Еще раз вас благодарю! Мои наилучшие пожелания в Новом Году.

Искренне ваш, К. Г. Юнг

□ (1887-1954) Американский театральный художник.

1. Дж. разрабатывал декорации для пьесы Марка Коннелли Зеленые луга. Пьеса была основана на рассказах Роарка Брэдфорда из негритянской жизни на юге США, Ol’ Man Adam an’ his Chillun (1928). Премьера пьесы Коннелли состоялась в Нью-Йорке в фев. 1930 г. и получила Пулитцеровскую премию за лучшую драму 1929/30.

2. Лорд-камергер, ярл Кромера, отказал в лицензии для лондонской постановки. Хотя причина не была указана, по общему впечатлению отказ был дан из-за изображения Бога в виде негра.

Иоланде Якоби, 7 февраля 1931 г.

Дорогая фрау Якоби,

Сердечно благодарю вас за дружеский телефонный звонок! Я был рад узнать, что вы поправились, а цветы были доставлены вам в целости. Вы снова возродили все то, что я пережил тогда в Вене. Едва вернувшись домой, я снова по уши в работе. Несмотря на это, я часто вспоминал о последнем вечере с вами.

Не могу выразить, сколько для меня значило ваше королевское гостеприимство. В Вене я чувствовал себя великолепно и за это перед вами в долгу. Но больше всего я ценю и восхищаюсь вашей человечностью.

Пожалуйста, примите, дорогая леди, выражение моей глубочайшей благодарности.

Всегда искренне, К.Г. Юнг

Оскару Шмитцу, 23 февраля 1931 г.

Дорогой герр Шмитц,

Я считаю поведение puer aeternus[1] неизбежным злом. Отождествление с puer означает психологическое ребячество, которое можно только перерасти. Оно всегда ведет к внешним ударам судьбы, которая показывает необходимость иного поведения. Но здравым смыслом тут ничего не добиться, потому puer aeternus – это всегда действующая сила судьбы.

С наилучшими пожеланиям, К. Г. Юнг

1. Вечный юноша, божественный ребенок. Ср. “The Psychology of the Child Archetype”, CW 9, I, pars. 268f., и Symbols of Transformation, pars. 292f.

Графу Герману Кайзерлингу, 23 апреля 1931 г.

Дорогой граф,

Из вашего описания у меня сложилось впечатление, что ваш южноамериканский опыт, особенно встреча с Х., констеллировал содержания из бессознательного, вызывающие постоянное беспокойство.[1] К добру ли, к худу, но мы должны (в сотрудничестве с южноамериканской землей) взять Х. за аниму, которая (как Южная Америка) означает все бессознательное. У бессознательного другой ритм и иные цели. До сих пор вы, благодаря интуиции и литературному труду, привыкли подчинять все, предложенное психикой, целям вашего сознания или создавать из этого сознательный взгляд на мир. Из Х. вы сделали Южную Америку. Теперь задача стоит в выражении тех содержаний, которые не содержатся ни в Х., ни в Ю.А. (и которые вам совершенно неизвестны), но не оформляя их в картину внешнего мира или встраивая в уже в существующую, а наоборот, подчиняя свой философский навык и способность к описанию этим неизвестным содержаниям. Тогда эти содержания смогут оформиться во внутренний образ мира без вашего управления и внимания. Первый вопрос, который нужно направить Невидимому, таков: «Кто или что ожило в Ю.А.? Кто или что вошло в мою психическую жизнь, создало беспокойство и хочет быть услышанным?» К этому следует добавить: «Пусть оно говорит!» Затем отключите свое шумное сознание и прислушайтесь к тому, что внутри, вглядываясь в образы, предстающие перед внутренним взором, или обратите внимание на слова, которые пытаются образовать мышцы вашего речевого аппарата. Запишите все пришедшее безо всякой критики. Образы нужно зарисовать[2] тщательно, неважно, умеете вы или нет.

Как только у вас появились хотя бы фрагменты этих содержаний, над ними потом можно будет поразмышлять. Ничего не критикуйте! Если возникают вопросы, верните их в бессознательное на следующий день. Не удовлетворяйтесь объяснениями, неважно, насколько они интеллектуальные. Помните, что ваше здоровье на кону, а у бессознательного есть неведомый и далеко идущий контроль над ним.

С любыми рисунками обращайтесь таким же образом. Размышляйте над ними, всякий день совершенствуя неудовлетворительные детали. Важно здесь дать волю бессознательному. Всегда нужно оставаться убежденным, что у вас лишь опосредованное знание и ничего больше. В этом случае бессознательное действительно знает лучше.

Простите, что я так долго откладывал ответ! С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. К. описывает в письме от 31 марта, как он был одержим мыслью о смерти. Он страдал от проблем с легкими и сердцем и чувствовал себя обессиленным, неспособным писать. Он интересовался, в какой мере причиной этого состояния могла быть встреча с Х.

2. Данный здесь совет – это краткое изложение метода «активного воображения», при помощи активизируются и амплифицируются содержания бессознательного, например, образы снов и фантазий. Это техника интроспекции, при помощи которой можно наблюдать за потоком внутренних образов и оживить их активным участием во внутренней драме. Впервые она была описана в рамках концепции «Трансцендентной функции», эссе, написанного в 1916 г., но не опубликованного вплоть до 1957 г. Ср. “Transcendent Function”, CW 8, esp. pars. 166ff. Также Two Essays, pars. 323ff, 342ff, Mysterium Coniunctionis, pars. 706, 753ff, и Analytical Psychology: Its Theory and Practice (1968), pp. 190ff.

Катарина К. Бриггс, 4 июля 1931 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая миссис Бриггс,

Благодарю вас за новости о семействе Х. Это действительно несчастливый результат ваших попыток; однако неизбежный в данном случае. Вы перестарались. Ваш подход был всецело христианским. Вы хотели помочь, а это посягательство на волю других. Вы должны были предложить возможность, которая будет принята или отвергнута. Иначе вы скорее всего столкнетесь с проблемами. Дело в том, что человек фундаментально не благ, почти половина его дьявольская.

...

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (1875-1968) Вашингтон, округ Колумбия; изучала типологию Юнга и была соавтором The Myers-Briggs Type Indicator (Educational Testing Service, N.J., 1962).

Графу Герману Кайзерлингу, 13 августа 1931 г.

Дорогой граф,

Во-первых, прошу простить меня за то, что не отреагировал раньше на вашу интересную рукопись.[1] Она богата и значима по содержанию. Вы открываете новый современный стиль «сентиментального путешествия», хотя оно гораздо более кровавое, чем у предшественников. Южная Америка также столкнула вас лицом к лицу, просто и честно, с темной преисподней, хтоническим бессознательным. Это классический случай коллективного бессознательного, констеллированного активацией подчиненной функции, которая из-за заражения содержаниями коллективного бессознательного всегда тянет его за собой. Одновременно появляется анима в типичном облике из первобытной слизи в сопровождении мясистых и уродливых порождений глубин. А снаружи Х., околдованная ее появлением внутри, втягивается в ваш магический круг – значительное приключение, продолжение которого пробуждает мое любопытство! Это была встреча с демонизмом земли, до сих пор не описанная лучше.

Желаю вам удачи в этом продолжении, но посоветую отказаться от «культурных спекуляций», насколько возможно, иначе вы сотрете все самое впечатляющее в вашей работе – личный опыт с его типичной субъективностью.

Надеюсь, ваше здоровье в порядке. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (Письмо написано от руки.)

1. Часть South-American Meditations.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

юнг

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"