Перевод

Глава 4. Психологическое толкование детских снов (Зимний семестр 1939/40) Часть 3

Семинар по детским сновидениям

Карл Густав Юнг

Глава 4.

Психологическое толкование детских снов

(Зимний семестр 1939/40)

Часть 3

  1. Сон трёхлетней девочки о Джеке Фросте1

Представляет доктор Уоллер2

Содержание сна: К девочке приближается Джек Фрост. Она напугана. Он щиплет её за живот. Девочка просыпается и понимает, что щипала сама себя.

Профессор Юнг: Это сновидение связано с детской мастурбацией, начавшейся в три года, но вскоре прекратившейся. Это первый запомнившийся девочке сон. Здесь замешана медицинская проблема. Сновидица унаследовала тяжёлую болезнь: её тётка страдала шизофренией. Психоз нашей сновидицы оставался скрытым многие годы и впервые проявился в форме сильного невроза навязчивых состояний. Это одно из наиболее чётких проявлений диссоциации, известных нам сегодня. Он может означать полный распад личности, при котором одна половина страстно желает выздороветь, в то время как вторая половина не менее страстно желает оставаться больной.

Драматическая структура сна описана докладчиком верно, но вопрос с лизисом остался непрояснённым. Можем ли мы определить лизис в этом сне?

Участник семинара: Девочка просыпается от того, что щиплет сама себя — возможно, это и есть лизис?

Профессор Юнг: Нет, это действие уже не относится к сновидению.

Участник семинара: Может быть, это страх ребёнка?

Профессор Юнг: Нет, это было бы полной противоположностью лизиса. Последнее, что мы видим в этом сне, — как раз страх, тревога, а это уж точно никоим образом не решение проблемы. Более того, нет ничего необычного в том, чтобы проснуться от страха. Во множестве кошмаров лизис есть в том или ином виде, хотя часто мы видим лишь намёк на него. Но временами лизис полностью отсутствует, и наше сновидение — как раз такой случай. Вы помните, что мы говорили о снах без лизиса?3

Участник семинара: Что прогноз в таких случаях неблагоприятный.

Профессор Юнг: Да, но не будем обобщать. Не каждый сон без лизиса обязательно неблагоприятен: например, если во сне опасность не успевает вас настигнуть или имеется какая-либо успокаивающая деталь. Но почему здесь мы всё-таки подозреваем неблагоприятный прогноз?

Участник семинара: Это сон из раннего детства.

Профессор Юнг: Верно, и он запомнился сновидице на всю жизнь. Если у такого важного сновидения лизис отсутствует, нужно быть внимательными: это означает, что жизненно важная проблема сновидца не нашла решения. Естественно, сон без лизиса оставляет ощущение неудовлетворённости именно из-за своего катастрофического характера. Услышав описание такого сна, мы пугаемся сами. На нашем предыдущем семинаре мы обсуждали два таких сна4, и я пересказал вам также два катастрофических сна пятнадцатилетней девочки, в которых недоставало лизиса. Во всех этих снах кульминация, катастрофа, совпадала с концом сновидения. Вдобавок наш текущий сон выглядит непримечательным, а такие бедные содержанием сны часто имеют неблагоприятный прогноз. Но нам не следует избегать изучения подобных примеров, поскольку в реальности они действительно встречаются. Спросив: «Что это за вшивенький сон?», вы уже отметите важную деталь. Затем вам следует задаться вопросом: «А почему это так?» Только воспринимая серьёзно простейшие вещи, мы получим ключ к мудрости. Сон — это часть природы, и нам нужно на него отреагировать. Так что можно сколько угодно ругаться: «Какой-то кусок дерьма, а не сон! Ужасно унылый. Такая бедность образов вгоняет меня в тоску!» Нам следует поддаться природе, позволить этой бедности воздействовать на нас. Сны далеко не всегда наполнены интересными деталями. Если во сне фантазия цветёт пышным цветом, мы скажем: «Да тут чёрти что творится!». В нашем же сновидении не творится практически ничего, и это подтверждает неблагоприятный прогноз. Само содержание сна едва ли оставляет нам возможность для какой-либо адекватной реакции. Он слишком скуден, особенно учитывая его значимость.

Во сне появляется образ Джека Фроста. Это фигура из анлийского фольклора, и в немецких поверьях мы можем найти его аналоги. Например, святой Николай, старик, холодный и серый, как лёд; он символизирует начало зимы. Однако это скорее благосклонный персонаж. Почему?

Участник семинара: Он подобен Эриниям, одновременно злым и добрым.

Профессор Юнг: Да, злое дело часто прикрывают добрым именем.

Участник семинара: Святой Николай — это также двойной образ. Обычно его сопровождает кнехт Рупрехт — воплощение дьявола. Он приходит с посохом и мешком, в который засовывает непослушных детей.

Профессор Юнг: И куда он уносит этих детей?

Участник семинара: В лес.

Профессор Юнг: Совершенно верно. И что там происходит? Что такое лес?

Участник семинара: Тёмное место, полное опасностей.

Профессор Юнг: Всем известна поговорка: «Ну и чёрт с ним!» Это означает, что чёрт придёт за вами и утащит вас в тёмное, страшное место, в страну мёртвых. Святой Николай также забирает детей в это самое тёмное место. Серый старик, приходящий в начале декабря, — это сама смерть, забирающая человека в подземный мир. Он судья мёртвых, наказывающий плохих людей и награждающий хороших, подобно Осирису, судье загробного мира. Джек Фрост — аналог святого Николая, только менее тесно вплетённый в фольклор. Он также приходит с началом зимы, как воплощение холода, напоминание о смерти. Он выглядит как белый призрак, будто укрытый снежным саваном. Что означает Джек Фрост в нашем сне?

Участник семинара: Смерть пытается добраться до сновидицы.

Профессор Юнг: Да, весна ещё не наступила, а зима уже здесь.

Участник семинара: Действительно ли нужно рассматривать этот образ в таком негативном свете? Если он хочет забрать девочку в лес, это может означать всего лишь обращение внутрь себя, из которого может родиться новое сознание.

Профессор Юнг: Оптимистическое толкование, но здесь оно неуместно. Не будем забывать, что в этом сне отсутствует лизис, и он крайне беден содержанием. Следовательно, воспринимать образ Джека Фроста в позитивном аспекте здесь невозможно. Даже если бы вместо него появился Санта-Клаус5, воображать себе весёлый рождественский праздник или что-либо подобное было бы ошибкой. Нам следует воспринимать Джека Фроста в его зловещем аспекте: это тот, кто замораживает всё живое.

Также следует помнить о настроении сна: девочка испытывает не радость, а страх перед ледяным призраком. И этот призрак прикасается к ней!

Участник семинара: И это ещё увеличивает негативный эффект. Этот образ идентичен Лесному царю [он же Король Эльфов, Der Erlk?nig — Прим. пер.].

Профессор Юнг: Да, Лесной царь — такой же призрак. В балладе Гёте прекрасно описан нарастающий страх ребёнка:

«Родимый, лесной царь нас хочет догнать;

Уж вот он: мне душно, мне тяжко дышать6»

Приехав домой, отец обнаруживает, что ребёнок мёртв.

Участник семинара: Мне кажется очень тревожным знаком тот факт, что Джек Фрост дотрагивается до живота девочки.

Профессор Юнг: Да, живот — это кухня, печь, излучающая тепло. В животе матери мы растём, будучи ещё эмбрионами. Замёрзнув, мы инстинктивно сворачиваемся в позе эмбриона и утыкаемся в живот, пытаясь согреться. Это тёплое место — источник жизни: «live – liver [живущий]», ливер — внутренности, расположенные в брюшной полости.

Участник семинара: Можем ли мы понять из содержания сна, идёт ли речь о психической или физической смерти?

Профессор Юнг: Это не так-то легко. Предположим, что ребёнок рассказал этот сон в возрасте десяти лет, то есть тогда, когда никаких внешних признаков невроза ещё не было. В этом случае я бы действительно всерьёз задумался, о какой смерти говорит сновидение. Я мог бы только сказать, что сон выражает нечто крайне тревожное, но не был бы в состоянии понять, к чему это нечто приведёт: к неврозу, психозу или самоубийству. Однако мы знаем, что сновидица покончила с собой в тридцать шесть лет в психиатрической больнице. Психоз начался с приступов сильнейшей тревоги, которые усиливались, пока не привели к трагической развязке. В нашем сновидении нет деталей, которые указывали бы на самоубийство. Сновидица прервала свою жизнь собственной холодной рукой.

Участник семинара: По этой же причине она занималась мастурбацией? Это была попытка согреться?

Профессор Юнг: Да, для неё это было защитное действие, магический ритуал против злых сил, акцент на жизни in aspectu mortis7. Некоторые люди испытывают сексуальное возбуждение, находясь в смертельной опасности или попав в безнадёжную ситуацию, угрожающую жизни8. Множественные доказательства этого отчаянного эротизма были получены во время Мессинского землетрясения9. Как будто в момент страшной угрозы жизненный инстинкт пытается утвердить себя, как будто жизнь стремится заявить о себе quand m?me10. Итак, как вы видите, этот сон крайне трагичен. Я не сомневаюсь в существовании прямой связи между тем, что сновидица щипала себя и тем, что в итоге она совершила самоубийство. У вас есть вопросы?

Участник семинара: Вы упомянули, что сначала у сновидицы проявился невроз навязчивых состояний, за которым скрывался психоз. Как в итоге обнаружил себя этот психоз?

Профессор Юнг: За классическим неврозом навязчивых состояний всегда скрывается психоз. У нашей сновидицы он вырвался на поверхность, когда она начала слышать голоса. С этого момента процесс уже невозможно было остановить.

Участник семинара: Но ведь источник эмоций также расположен в животе?

Профессор Юнг: Да, конечно, в солнечном сплетений психическое и физическое ещё составляют одно целое. Но не следует считать живот чем-то сложным. Это просто центр теплоты, первоисточник жизни. Поскольку физическое и психическое в нём не разделены, сложно сказать, что привело к преждевременной смерти сновидицы — душевная или телесная болезнь. Бессознательному это, по-видимому, безразлично. Более того, у бессознательного вообще иное отношение к смерти. Удивительно, например, как предчуствие смерти выражается в сновидениях. Зачастую то, как выглядит смерть во сне, совсем не похоже на то, как мы сами её воспринимаем. В астрологии, хиромантии и прочих древних «мантиях» обозначение смерти тоже вызывает вопросы. Как будто смерть — это совсем не то, чем она нам представляется. Возможно, это связано с тем, что у бессознательного совсем иные отношения со временем. В нём существуют, так сказать, гибкое пространство и гибкое время. Похоже, эти глубокие слои психе обладают очень специфическими чертами, и, разумеется, это отражается в наших снах. Поэтому я и не осмелился бы предсказывать, исходя из содержания сна, идёт ли речь о психической или физической смерти.

Участник семинара: Возможно, сновидица смогла бы найти помощь у аналитика-женщины? Вероятно, ей недоставало примитивного жизненного тепла. Быть может, ей не хватало материнской любви; кроме того, сон выражает крайне негативное отношение к мужчинам.

Профессор Юнг: Если, как в данном случае, мы имеем дело такими глубокими и угрожающими жизни проблемами, пол уже не имеет значения. В этом случае должна вмешаться физическая сила, которая, так сказать, вытащит человека из омута. Мелкие подробности уже не важны, и тут уже абсолютно всё равно, кто пытается спастись: мужчина или женщина.

  1. Сон десятилетней девочки о прозрачной мыши11

Представляет Корнелия Брюннер.

Содержание: Во сне я вообразила мышь; в неё заползли черви, и мышь стала серой; потом змеи, и она сделалась красной; затем рыбы, и она посинела; а потом люди, и она превратилась в человека. Так развиваются все мужчины и женщины.

Г-жа Брюннер: Это необыкновенный сон; вначале он кажется детским, но в итоге оказывается чисто архетипическим. Отдельные детали, вероятно, основываются на остатках дневных впечатлений; однако контекст и структура сна соответствуют опыту не внешнего, а внутреннего мира. Речь идёт не о филогенетическом развитии, поскольку последовательность мышь-черви-змеи-рыбы не соответствует биологическому ряду. С точки зрения биологии, рыба должна идти перед змеёй, а уж следом за ними мышь.

Попытаемся структурировать наш сон:

Место действия: мир визуализированных образов.

Время: когда-то (как в сказках, «однажды, давным давно», то есть время также принадлежит пренатальному миру образов).

Персонажи: мышь, черви, змеи, рыбы, люди, один человек.

Действие: «Во сне я вообразила мышь».

Перипетия: животные и люди входят в мышь.

Лизис: превращение мыши.

Финальное осознание: «Так развиваются все мужчины и женщины».

Итак, перед нами драма в четырёх актах, с прологом и эпилогом.

Я приведу амплификации к каждой фазе сна, а затем попытаюсь вывести из них значение соответствующего эпизода. Что касается четвёртого акта, где появляется человек, я коснусь его очень кратко, но зато предложу вам несколько параллелей к сновидению в целом, с помощью которых мы определим значение «человека».

Девочка дала сну название: «Прозрачная мышь». Эта мышь пробуждает в нас особое чувство. Мышка — подходящее прозвище для маленькой девочки. Многие матери ласково зовут так дочерей. Мне кажется, что такое прозвище подходит определённому типу детей. «Мышка» ассоциируется с мягкой серой шёрсткой, с проворным, изящным маленьким существом, которое стремительно прошмыгивает мимо вас в угол комнаты, с тёплым, нежным, дружелюбным, но застенчивым с незнакомцами созданием. Такой я представляю себе нашу маленькую сновидицу.

Итак, перейдём к амплификациям. Брем называет мышь самым верным спутником человека, который последовал за ним на крайний север и в горные хижины в Альпах. Он описывает этого зверька как очаровательного, дружелюбного, любопытного и очень смышлёного. Мышь способна взобраться на стебелёк травы и даже умеет бегать на задних лапках, как человек. Мыши очень плодовиты: каждый год самка приносит до тридцати детёнышей, а новое поколение готово к размножению уже через сорок два дня после своего рождения. Юные мышата, пишет Брем, очень малы и почти прозрачны.

По Шрейдеру, слово «мышь» произошло от древнеиндийского mush — «красть». И наоборот, в нашем языке mausen означает «обмануть, стащить».

Обратимся к мифологии: в «Справочнике немецких суеверий» говорится, что гномы и эльфы частенько превращаются в мышей или прячутся в мышиных норках. Домашние, горные и земляные духи в образе мышей помогают человеку и стерегут сокровища. Заколдованные девы или волшебницы иногда появляются в мышином обличье. Превращение в мышь — часто наказание, к примеру, за излишнее увлечение сладостями. Пойцер видел дьявола в облике мыши, носившегося туда-сюда под кожей женщины. Ведьмы пытаются избежать огненной казни, превращаяся в мышей. Когда ведьма танцует с Фаустом на горе Брокен, ищо рта у неё выскакивает красная мышь. Души невинных младенцев, нерождённых детей и праведников принимают вид белых мышей, а души грешников превращаются в красных. Существует широко распространённое поверье, что во время сна душа в образе мыши покидает тело человека: иногда — чтобы утолить жажду, а иногда — чтобы вызывать кошмары у людей, животных и деревьев — в этом случае речь обычно о душе девушки. Если мышь не вернётся обратно, девушка умрёт. Свистеть вслед мышам означает заманивать души в загробный мир. Часто мышь означает близость смерти. Серые и чёрные мыши приносят несчастье. Они разносят чуму и другие болезни. Белая мышь — воплощение демона лихорадки, но с другой стороны, она также притягивает лихорадку к себе. Говорят, что мыши рождаются из земли или их создают вельмы. Из-за серого цвета они считаются животными урагана, которые появляются из облаков и тумана или прилетают вместе с ветром.

Тевтоны, греки и римляне называли мышцы mus – также образуя это слово от мыши. Иногда и матка именовалась мышью. Также существует этимологическая связб между «мышью» и «девушкой»12.

Попытаюсь истолковать всё это. Мышь — животное души, образ психической реальности, который трудно уловить (как мышь, шмыгающую в нору). Это форма души, тесно связанная с мышцами, плотью, телом, сексуальностью и плодовитостью, а также с дьяволом. Возможно, это причина невероятного страха, который вызывают мыши у многих женщин. Поскольку наша мышь прозрачная, по-видимому, это новорожденный мышонок, ещё совсем крохотный и неуклюжий. Давайте я сразу приведу амплификации к «прозрачности». Когда мы говорили о стеклянном доме на вершине пирамиды, профессор Юнг упомянул, что прозрачность — выражение духовного, бестелесного существования, тонкого тела в ещё нематериализованном состоянии. В Индии символ тонкого тела — лингам, фаллос. Таким образом, мышь, обозначающая также матку, это аналогичный женский символ тонкого тела.

По всей вероятности, прозрачная мышь — это тонкое тело нашей сновидицы. Девочка видит собственную душу, едва родившуюся. Прозрачность ассоциируется со стеклом. Возможно, прозрачная мышь — это стеклянный сосуд, в котором рождается человечек, гомункул. В сказке о стеклянном гробе говорится, что слуги заколдованной принцессы были превращены в голубой дым и запечатаны в стеклянных сосудах.

«В неё заползли черви, и мышь стала серой». Черви — одна из низших стадий животной жизни. У них сегментированное тело, а нервная система состоит из цепочек нервных узлов. Фактически это пучок мышц с кишечником и ртом. На такой низшей стадии вряд ли имеются какие-либо чувства. Черви слепо поглощают плодородную землю и, помимо чувства голода, им доступно разве что смутное ощущение жизни и движения, слепое ощущение сопротивления земли, сквозь которую они пробираются. Черви поселяются в трупах, посреди гниения и распада. Африканские мифы объясняют, что душа остаётся в теле, пока из него не выползет первый червь, червь души13.

Как мы можем интепретировать этот образ? Простодушный наблюдатель увидит, что черви поглощают землю и трансформируют её в жизнь, в голод, в двидение. Они превращают материю в душу. Черви — жизнь, берущая начало в смерти. Они символизируют первые, едва заметные движения души — пока бесцветное содержимое, ещё бессвязное, недифференцированное, без чувств, без разума, первые ростки слепого жизненого инстинкта. Черви — самая примитивная форма психической реальности, скрытая в материи. Они относятся к бессознательному уровню, на котором душа пока олностью проецируется на внешний мир, на объекты; на этом уровне наш опыт мира сводится к слепому оглощению, ощущению сопротивления материи и непроизвольной иннервации. Здесь наша душа — не более чем физико-химический субстрат.

Черви, вползая в прозрачную мышь, приносят с собой свой элемент, материю. Это означает, что душа, мучимая голодом, начинает «пожирать мир», запутываться в нём. Тонкая, прозрачная мышь превращается в обычную серую мышь. Тьма, серая тень загрязняет чистый сосуд.

«Потом змеи, и она сделалась красной». Змеи — чешуйчатые рептилии, они дышат лёгкими и обладают цереброспинальной нервной системой. Существует суеверие, что «костный мозг человека, особенно в позвоночнике, превращается в змей»14. Если кто-то разжигает ночью костёр в месте, населённом ядовитыми змеями, он вскоре увидит, как они сползаются к пламени со всех сторон, так что ему придётся постоянно отгонять их. Змеи питаются практически исключительно маленькими животными, которых проглатывают целиком. Змеи бывают всевозможных цветов: зелёные, песочно-жёлтые, чёрные — в зависимости от среды обитания. Те, что живут под землёй, часто имеют кожу с красивым металлическим блеском.

Тевтоны называли червя, змею и дракона одинм словом ormr. С точки зрения примитивного человека, змея — это большой червяк, который выползает из земли на тепло костра15. Что же касается места змей в мифологии, стоит вспомнить, что говорила о них госпожа фон Франц: змея — демон земли, душа погибшего героя, тёмная богиня офитов, жизненная сила, время и змей-спаситель.

Филон пишет, что змея — самое духовное из животных, что она передвигается с огромной скоростью и имеет огненную природу16. Мартин Нинк указывает, что выражение «сияющий змей» часто характеризует взгляд героя. Он пишет о драконе, что «огонь вырывается из его глаз и пасти». Кровь дракона обладает теми же свойствами, что и огонь: в ней закаляется сталь и плавится оружие17.

Мышь после того, как в неё заползают змеи, становится красной. Красный — цвет огня, крови, вина, цвет тлеющих углей и опьянения. В «Справочнике немецких суеверий» красный означает жизнь и смерть, плодородие и опасность.

Согласно герметической традиции, красный — цвет духа, золота и солнца18.

Я снова попробую дать своё толкование. Змеи пробираются внутрь серой мыши. В тёмном чреве земли копошится жизнь, и она вскоре выйдет на свет и окрасится цветом, то есть психическое возбуждение примет определённый эмоциональный оттенок, который поначалу будет идентичен окружающей среде, как змеи окрашены в соответствии со своим местом обитания. Змеи вползают в мышь снаружи: инстинктивное волнение вторгается извне в наш сосуд. То, что в нём рождается, чувствует, что на него нападают, его поглощают, но в то же время наполняется мощными импульсами, неожиданными желаниями и стремлениями. У него нет собственных чувств и желаний, есть только те, что атакуют его, исходя из внешних объектов. Эти желания наконец достигают сознания, поскольку змеи, с их цереброспинальной нервной системой, открывают возможность связи между симпатической нервной системой и мозгом. К желаниям как таковым добавляется знание об этих желаниях.

Чем больше змей, то есть инстинктивных стремлений, накапливается в реторте, тем сильнее она нагревается. Тёмная мышь становится красной, кровь разогревается, разгорается огонь страсти. Алхимики на этом этапе говорят о «красном рабе», и это абсолютно правильно, поскольку существо в реторте пока не может противостоять огню или контролировать его, у него нет такой возможности. Прорывающаяся страсть требует действий, она принуждает атаковать и поглощать, подобно змее. Змея символизирует освобождение энергии, порыв, агрессивность. То, что мышь окрашивается в красный, показывает, что материальная душа рождает жар, так что страстное желание уже не навязывается извне, а превращается во внутреннюю страсть. Первой в мышь вошла тень; сейчас черёд анимуса, пробуждается мужская инстинктивная сила, желающая завоевать мир, обладать им. И каждая новая победа ещё сильнее распаляет внутрений огонь.

«Затем рыбы, и она посинела». Рыба — холоднокровное позвоночное со слабо развитым мозгом, но зато с жабрами. Брем сообщает, что рыба, по-видимому, превосходит в выносливости всех прочих животных. Лосось может за секунду покрыть расстояние в двадцать шесть футов, а за час проплыть до пятнадцати с половиной миль. Он рассекает воду, как стрела. Большинство рыб — хищники, наглые и прожорливые. Когда они отдыхают — состояние, примерно соответствующее нашему сну — их открытые глаза продолжают воспринимать окружающий мир. Рыбы необычайно плодовиты: треска может отложить за один раз до девяти миллионов икринок. Рыбы могут менять цвет в соответствии со своими психическими процессами: например, когда самец колюшки защищает свою территорию, он меняет окраску с невзрачной зеленовато-серебристой на ярко-малиновую, переходящую в изумрудно-зелёный. Рыбы обитают даже в глубочайших морских впадинах, и холодных горных озёрах, от экватора до полюсов19.

Коснёмся мифологии. В сказке «О рыбаке и его жене» (сказка братьев Гримм «Vom Fischer und seiner Frau», в переложении Пушкина — «О рыбаке и рыбке») волшебная камбала выполняет все желания Ильзебиль20. Но когда та, в конце концов, пожелала стать Господом Богом, рыба немедленно вернула её к началу, в жалкую лачугу. В либретто Гофмансталя «Женщина без тени» семь маленьких рыбок — это души нерождённых детей. Маленькие дети, упавшие в колодец, остаются жить в нём в образе рыбок. Жене графа в исландской легенде являются три мудрые женщины в синем, и приказывают ей пойти к реке, лечь на берегу и пить воду. Когда же ей попадётся форель, ей следует взять эту рыбу в рот, и тогда она забеременеет21.

В момент Благовещения дева Мария, по разным версиям, несёт воду из колодца или же ест рыбу22. Рыба — это Христос, названный так по имени созвездия Рыб, в которое вошла точка весеннего равноденствия с началом эры христианства.

В мистической эпитафии епископа Аверкия есть такой отрывок: «Вера (в облике женщины) всегда ступала передо мной и кормила меня рыбой из колодца, огромной чистой рыбой, которую поймала Святая Дева. Этой рыбой, а также хорошо вином, разбавленным водой из колодца, и хлебом она всегда угощала своих друзей»23. Аверкий пишет также о Тайной вечере и о рыбе, подававшейся на стол о пятницам — древний обряд, изначально посвящённый Венере (Venerdi)24, Иштар или вавилонской богине рыб25.

В спецаильных святилищах западной Азии рыб держали в священных водоёмах, иногда украшенных золотом, с выгравированными на стенках формулами или стихотворениями. Вавилонского бога также именовали рыбой26. В ирландском мифе ценральную роль играет «лосось мудрости». Тот, кто съест его, станет мудрейшим провидцем на свете. И сегодня ирланские крестьяне говорят: «Нельзя верно рассудить дело, не отведав ”лосося мудрости” »27.

Мышь с вторжением в неё рыбы становится синей, как небо и как чистая вода, в которой это небо отражается. Мальчик у Метерлинка28 ищет синюю птицу и находит путь к первичным образом. Одежды мудрых дев, связанных с водой, туманом и небом, также синего цвета. Туман поднимается от воды к синим небесам, чтобы вернуться на землю дождём. В алхимии и таро синий (голубой) — цвет луны, серебра и души.

Перейдём к толкованию: рыбы свободно плавают в воде, то всплывая к поверхности, то погружаясь на дно. В глубинах морей обитают рыбы всевозможных форм и расцветок, необычайно яркие, красивые, завораживающие; одни играют красками, другие прозрачны как стекло, третьи — тёмные угрожающие силуэты, молчаливо преследующие и пожирающие друг друга. И всё это разнообразие форм и цветов, нерождённый потенциал, они приносят с собой в красную мышь. В неё врывается поток мыслей, идей, чувств и предчувствий, едва уловимых, приходящих ниоткуда и исчезающих в никуда, одна идея поглощает другую, рождаются новые идеи — неисчислимое множество чётко очерченных образов в неопределённых, волнующихся водах духовного элемента. А жадность, прожорливость рыб? С какой лёгкостью впечатление, ощущение поглощается другим содержанием, как легко мы подпадаем под влияние «измов», идеалов, первичных образов, накатывающих на нас сокрушительной волной.

Холодный синий поток вливается в мышь вместе с рыбами, плывущими к свету, и с «лососем мудрости». И мышь становится синей, как лёд или стекло, как сапфир, как чистое зеркало жизни.

Там, где правила лишь страсть, порыв, теперь появляется идея; туда, где прежде импульс вызывался и направлялся извне, теперь вторгается природа, бессознательный мир образов. Чувство больше не привязано к окружающей среде; теперь оно превращается в живую форму содержимого, в психическое выражение. Там, где царила борьба, действие, активность, теперь присутствуют также питание и пассивность. В синей мыши душа превращается в аниму, отражающую внутреннее содержимое. Вливающаяся жизнь принимает твёрдую форму. Мысли становятся холодными и ясными.

«А потом люди, и она превратилась в человека». Что мне рассказать вам о человеке, о виде homo? Что это прямоходящее животное, связанное и с верхним, и с нижним мирами? Или, как говорит Пико делла Мирандола: «Он может погрузиться на самое дно животного мира. Но также может и подняться в высшие, божественные сферы»29.

И какой из мифов здесь больше подходит? В легендах герой убивает дракона и получает в награду деву; лягушки, львы и медведи превращаются в прекрасных принцев. Лани и лебеди обращаются в девушек, рыбы — в русалок, но вслед за тем перед ними встают новые трудности, несущие страдания и требующие решений.

Что отличает человека от животного? Разум ли, позволяющий ему различать, что хорошо, а что плохо? Эрос ли, несущий возможность как верности и преданности, так и предательства. Свобода ли воли, которая заставляет его отвечать «да» всему, что желает существовать? Сознание ли, понимающее: вот всё вокруг меня, а вот я сам? А что сказать о том единственном человеческом существе, в которое превратилась мышь?

Для начала позвольте привести несколько параллелей к структуре данного сна. Тогда вы поймёте, почему я мало что могу сказать об этой последней, самой важной трансформации.

Итак, австралийский миф: предком племени анмантьер была ящерица. Ящерица лежала на солнышке, вытянув лапки, и, оглянувшись, увидела рядом вторую ящерицу. В удивлении она воскликнула: но это же я сама! И вновь она лежала на том же месте, и вновь оглянулась, и рядом снова лежала новая ящерица. Так с помощью наблюдения ящерица размножилась. Все другие ящерицы появились из её тела, хотя она этого не осознавала. А потом, когда она снова лежала недвижно на том же самом месте, она превратилась в человека30.

Мифы индейцев зуни лучше проработаны. Существуют четыре мира — пещеры, находящиеся одна над другой, через которые люди взбираются вверх по стеблю растения — из тьмы к дневному свету, чтобы стащить с себя грязную, потрёпанную одежду. По одной из версий, эти миры носят следующие имена: внутренний мир пыли, внутренний мир сажи, внутренний мир тумана и внутернний мир крыльев31.

На мой взгляд, очень продуманную параллель можно найти в Тантре32. В тантра-йоге существует семь мандал, расположенных друг над другом, которые соответствуют определённым частям тела и поочерёдно пробуждаются поднимающейся снизу вверх змеёй кундалини. Нижняя из этих мандал — земной лотос. Она соответствует серой мыши. Это место душ, привязанных к этом миру. В центре этой мандалы располагается лингам, вокруг которого и обвивается спящая змея кундалини. В ней спит суть высшего опыта. Когда она пробуждается, она начинает подниматься, проходя через центры всех лотосов и оживляя их. Это движущая сила, побуждающая нас к осознанию. Животных в нашем сне можно рассматривать как форму кундалини. Дракон во втором лотосе соответствует нашим змеям. Над ним расположен круг огня, центр всех эмоций. Этот лотос расположен в районе солнечного сплетения. Рыбы — сердечный лотос, рядом с которым расположено «божественное древо желений». В этом лотосе начинается мышление. Затем следует небесный лотос, чья связь с синей мышью очевидна из его голубого цвета и названия - «круг омовения и очищения». Ещё выше, в двулистном, крылатом круге знания, уже нет никаких животных. Там йог видит высшего и вечного бога, первочеловека. И, наконец, в высшем лотосе с тысячей лепестков йог получае «знание о самом себе». Это место зовётся «вечной благодатью», а некоторые называют его спасением, знанием Атмана или знанием всего сущего.

Ещё одну параллель даёт нам астрология, я говорю о последовательности исторических эпох. Первые письменные свидетельства, дошедшие до нас, были записаны около шести тысяч лет назад, в эру Тельца. Созвездию Тельца соответствует элемент земли. В древнем Египте дух нашёл своё выражение через посредство материи, камня и земли.

Две тысячи лет спустя точка весеннего равноденствия вошла в созвездие Овна. С этого момента началась огненная эра: Моисей увидел Бога в неопалимой купине, и своему народу Господь являлся в образе огненного столпа.

С рождением Христа началась эра Рыб. Рыбы — водяной знак. Вероятно, поэтому нам следует искать дух в воде, в потоке образов, в тёмных водах бессознательного.

И вот теперь мы стоим на пороге эры Водолея. Ей соответствует элемент воздуха, и её символ — ангел или человек, а не животное. Здесь дух вновь должен стать тонким, а человек — тем, кто он есть на самом деле.

Такое положение наглядно демонстрирует, что такое человек вообще и что он означает в нашем сне. Эта последняя стадия соответствует лотосу Атмана, Пуруши или Божественного знания. Это соединение с Христом и опыт самости, антропогенез, который будет полностью реализован только в грядущую эру Водолея.

Я не в состоянии прояснить для вас достижение этой финальной стадии33. Позвольте вместо этого процитировать Майстера Экхарта. Вам, конечно же, известны его слова «Вся природа - это человек». Вот ещё одно: «Все существа чувствуют желание подняться от своей жизни к собственной внутренней природе. Все существа несут мой разум в себе, чтобы они могли собрать этот разум во мне. Я один готовлю всех существ для Господа!»34 (все существа — и человек в том числе!).

И о последней трансформации: «Когда душе приходится осознать, что ни одному существу не дано войти в Царство Небесное, она начинает ощущать себя, следует своим путём и больше не ищет Бога. Только тогда она умирает высшей смертью. В этой смерти душа теряет все желания, свою способность мыслить, свою форму и лишается своей сущности. И, наконец, она находит себя в высшем изначальном образе, где живёт и действует Бог, где Он есть Его собственное царство. Здесь душа обнаруживает, что она сама есть Царство Небесное».

Вот почему отцы церкви особенно упирают на то, что «не следует почитать Иисуса человека отдельно от божества, бога и человека следут чтить вместе»35.

Теперь давайте попытаемся понять, что сон хочет сообщить нашей маленькой сновидице. Взгляни, - говорит он ей, - взгляни на эту мышку, это маленькое, хрупкое создание. С неё начинается любой человек. Речь не о развитии тела, поскольку сон начинается не с родителей. Но и не о «Духе Свыше», поскольку образа Бога в начале мы тоже не видим. Перед нами нечто крошечное, мышь, этот неуловимый, вороватый, дьявольский зверёк. И эта мышь подвергается всевозможным трансформациям. Сначала появляются отвратительные прожорливые черви. Через эту жадность, прожорливость душа запутывается в мире, она становится приземлённой, тёмной, злой. Её касаются люди и предметы, и всё вокруг тёмное, серое. Затем приползают змеи, жуткие и опасные твари. Они набрасываются на жертву быстрее молнии, проглатывают её и исчезают в пламени. Одержимость инстинктами, горячая кровь ведут к пламенному вожделению. И вот в дело вступает волшебная красота разноцветных сверкающих рыбок, которые приносят с собой синеву моря. Возможности бытия, разнообразие желаний бесконечны. Откуда они приходят, нам не дано знать. Остаётся лишь принять их, ибо они несут с собой прохладу, ясность, знание и мудрость. И, наконец, появляются люди: молодые и старые, мужчины и женщины, прабабки и внуки, каждый несёт на себе свой крест, свою судьбу, свой опыт. Прими же их и смотри: так образуется единый, всеобъемлющий человек.

Итак, перед нами Бардо Тодол наоборот, путь начинается с низшего и наименьшего, и в итоге все создания приходят домой, к благодати души. Тибетские учения о мёртвых, однако, непрестанно напоминают нам: «Пойми, что ты видишь самого себя. Это ты. Всё зависит от твоей реальности и от этого единого образа».

Нам известно, что девочка умерла через год после этого сновидения. Однако в самом сне я не вижу никакой патологии, лизис здесь наличествует. Хотя все животные, появляющиеся во сне, рассматриваются как души мёртвых, они имеют логическую взаимосвязь с внутренним развитием. Тревожит здесь только абсолютная завершённость этого архетипического видения, и это в том возрасте, когда архетипические образы уже должны перекрываться и подавляться собственным восприятием и опытом сновидицы. Эта открытость к вторжению бессознательного говорит о том, что девочка в опасности, что детское сознание, по неизвестным нам причинам, переживает сильную встряску.

Из наших амплификаций мы узнали, что душа по ночам покидает тело в облике мыши, чтобы утолить жажду; в больщинстве случаев это душа девушки, и если мышь не вернётся, девушка умрёт. В нашем сне девочка видит свою душу-мышь, но не поворачивается к ней. Ни одно из животных не подходит к сновидице: все они проходят мимо, как в фильме, и она никак не вовлечена в процесс. Напротив, создаётся впечатление, что всё живое уходит вместе с этими животными в мир образов; то есть протекает процесс, характерный для пожилого возраста, а не для раннего детства.

Из наших амплификаций мы можем вывести, пожалуй, лишь одно заключение о внутренней ситуации девочки: её душа жаждет — жаждет живой воды. И этот её сон выходит из живой воды, но сновидица неспособна понять его. Поэтому она рассказывает сон отцу: может, ксу удастся понять его значение.

Параллельные мотивы

Сон

Психология

Тантризм

Астрологическая эра

Стеклянная мышь

 

Лингам

 

Черви

 

Зародыш, росток

 

Серый

Тень

Круг мира

Телец, земля

Змея

 

Дракон

 

Красный

Анимус

Круг огня

Овен, огонь

Рыба

 

Газель

 

Синий

Анима

Круг небес

Рыбы, вода

Люди

 

Круг знания, видение Пуруши

 

Один человек

Самость

Лотос с тысячей лепестков, знание Атмана

Водолей, воздух (человек, ангел)

Теперь, когда мы рассматриваем этот момент ретроспективно, мы не уверены, что она пытается передать: «Папа, вот твоя маленькая мышка. Я отправляюсь за пределы этих образов, и оставляю тебе этот сон, чтобы ты знал, что происходит и как оно происходит. Я становлюсь прозрачным сосудом, местом кристаллизации. Пока это только возможность, но смерть и растворение могут сделать реальным то, что сейчас только воображаемо».

На следующей встрече (5 февраля 1940 г.)

Профессор Юнг: Этот сон явился девочке за год или два до её смерти. Я выбрал его из серии двенадцати снов, и мы будем разбирать ещё один сон из этой же серии. Все они крайне интересны; я встречался лишь с несколькими подобными снами, и был очень удивлён, когда читал их впервые. Сначала я понятия не имел, что они могут означать. Нам следует рассматривать эти сны очень тщательно, чтобы уловить хотя бы примерное значение. Единственный подходящий метод для этого — амплификации, поскольку путём редукции мы не сможем вытащить ничего из сравнительно бедного визуального языка сна. Этот метод Фрейда ни к чему нас не приведёт; в конце концов мы придём к какому-нибудь банальному заключению, вероятно, даже общеизвестному. На свет выйдет то или другое маленькое несчастье.

Если мы будем воспринимать этот сон как послание бессознательного, сделанное, так сказать, на языке оракула, мы сделаем некое допущение: мы предположим, что у сна имеется значение. Но, поскольку мы не можем с лёгкостью вывести связное целое из нескольких визуальных фрагментов, это значение на данный момент остаётся неясным для нас. Поэтому то, что сон о прозрачной мыши рассказывает о развитии человека, не станет понятно сразу, хотя последняя фраза описания как раз и говорит об этом: «Так развиваются все мужчины и женщины».

Поначалу эта смысловая связь поражает нас, она кажется нам очень странной. Если бы нам ничего не было известно о сновидице, сложно было бы понять, что за этим сном лежит судьба, и он говорит о близком конце, который уже накрыл девочку своей невидимой тенью. Я сам встречался тогда с этой девочкой. Она выглядела хрупкой, но явно не больной. Я бы никогда не предположил, что в ближайшем будущем её ждёт exitus letalis36. Единственное, что я отметил — девочка показалась мне не по годам развитой. Но у неё не было ни неврозов, ни наследственных психических заболеваний. Я знаком с её родителями, и мне известно практически всё об этом семействе, так что эту вероятность я могу с уверенностью исключить. При встрече с такими странными сновидениями ни в коем случае не будет абсурдом предположить шизофрению и расспросить о возможной дурной наследственности; в любом случае это тревожный знак! Такие сны, поражающие нас своей необычностью, являются также и в других случаях, а именно, когда сам ребёнок отмечен печатью гения или родился в гениальной семье. Но в этом случае сны выглядят иначе, они очень богаты образами. Для серии же, из которой взят этот сон, не характерна буйная фантазия; каждый из снов этой серии довольно беден образами, то есть эти сны не воспользовались изобилием бессознательного. Скорее похоже, что девочка сама наполовину утонула в бессознательном — возможно, из-за своей слабости — и на неё нахлынули мысли и образы, которые она могла передать только своим детским языком.

Вся суть нашего сна выражена в последнем предложении: «Так развиваются все мужчины и женщины». Это, так сказать, лейтмотив всего сна. Несомненно, это общее заключение, выведенное самой сновидицей. Теперь нам следует спросить себя: что означает для ребёнка подобная идея, всплывающая из бессознательного? О каком состоянии психики она говорит?

Участник семинара: Возможно, в развитии девочки были какие-то трудности, и сон обращает на это её внимание.

Профессор Юнг: Для начала мы должны принять в качестве стартовой точки общность идеи, и пока пренебречь спецификой развития. Очевидно, сон пытается ознакомить ребёнка с общей идеей: все люди развиваются. Что это означает для сознания ребёнка?

Участник семинара: Этот сон похож на примитивный миф.

Профессор Юнг: Верно, но это замечание связано с тем, «как» происходит развитие, а не с тема фактом, что оно вообще происходит как таковое. Что может означать последняя фраза? Каков её смысл? Что она подразумевает? Вам следует представлять себе сон, как разговор, услышанный по радио или телефону. Кто-то что-то говорит, вы слышите одну фразу из разговора, затем связь пропадает, и вам нужно восстановить, что же имелось в виду. Вот как надлежит воспринимать сны. Это всегда «подслушивание»37. Вы просто краем уха уловили какие-то слова. Подсознательно нечто проясняется. Вы просыпаетесь с какой-то фразой на устах, но вполне вероятно, что сам сон вы уже успели забыть.

Нам следует понимать такой сон как ответ на сознательную ситуацию ребёнка. Какой вопрос занимал девочку? Возможно, она спрашивала себя: «Как вообще появляются люди?» Как думаете, этот ли вопрос она задавала себе?

Участник семинара: Нет.

Профессор Юнг: Почему нет?

Участник семинара: Потому что последовательность образов во сне не соответствует биологическому развитию. Если бы вопрос был поставлен так, сон начался бы с родителей.

Профессор Юнг: Верно, сон не отвечает на вопрос: «Откуда я взялась?» Он показывает нам не биологический, а совершенно иной путь развития. Для начала нам нужно разобраться в психической ситуации ребёнка, поскольку ни один из этих образов не существовал у неё в сознании.

Участник семинара: Похоже, что у неё не было времени на то, чтобы дождаться настоящего развития.

Участник семинара: Возможно, девочка чувствовала себя особенной, и сон должен был сообщить ей: «Ты тоже всего лишь одна из них».

Участник семинара: Люди, за которыми смерть приходит рано, часто развиваются ускоренно. Вся их жизнь разворачивается в очень коротком отрезке времени. Поэтому возможно, что опыт сновидицы предвосхищает её развитие, поскольку она отмечена печатью смерти.

Профессор Юнг: Я уже неоднократно говорил, что мы не можем применять к бессознательному наше понятие времени. Наше сознание может воспринимать события только во временной последовательности, следовательно, наше время по сути своей привязано к хронологическому ряду. В бессознательном всё иначе, поскольку всё, так сказать, свалено в одну кучу. До какой-то степени, в бессознательном мы всё ещё живём в прошлом; в каком-то смысле мы всё ещё маленькие дети, и часто нужно совсем немного, чтобы этот «ребёнок» вырвался на поверхность. И в то же время мы находимся в тени будущего, о котором нам ничего не известно, но которое бессознательное уже предчувствует38. Поэтому, если ребёнку предназначено покинуть этот мир в относительно недалёком будущем, вполне возможно, что бессознательное каким-то образом предвосхищает его смерть. Мы можем предположить, что близость смерти уже бросила тень на детскую душу и заставила девочку задаться вопросами вроде: «Зачем появляться на свет, если всё равно предстоит уйти?» или «Зачем существует всё живое? Для чего?» Это должен был быть философский вопрос, поскольку ответ также философичен. Это вопрос, который мы задаём себе перед смертью: «Ну и зачем это всё было?» Как вопрос, на который Ньютон ответил на своём смертном одре — он сказал, что как-то играл на пляже с другими мальчишками и нашёл раковину красивее, чем у других. Вот вам философский ответ на философский вопрос. Этот сон также даёт свой философский ответ: «Так развиваются все мужчины и женщины» то есть «Вот как появляются люди».

Если мы применим эту гипотезу к другим снам серии, мы поймём, что каждый из этих снов имеет философскую природу и содержит в себе ответ на философский вопрос. Например, вот сон, которому сама девочка дала название «Рай и ад»:

«Однажды я отправилась с одним человеком на небеса. Там были люди, которые танцевали небесные танцы. Потом мы отправились в ад. Там были ангелы, творившие добрые дела».

Этот сон содержит идею связи доброго и злого. В той же манере этот любопытный философский оттенок повторяется и в остальных снах серии, что подтверждает наше предположение о том, что настоящий сон содержит ответ на философский вопрос. Сны серии логически связаны между собой, они выражают общее содержание и отражают одну и ту же психическую ситуацию. Получив ключ к одному из снов, мы, как правило, можем понять всю серию.

Для этой серии характерен до странности безличный характер снов. Все события как будто наблюдаются с расстояния в миллион световых лет. Очень сложно прочувствовать это; но эти сны столь поучительны имеено потому, что демонстрируют ответы на экзистенциальные вопросы человека без всякой связи с эго. Это особенно ясно прослеживается во сне, озаглавленном «Злое животное», который мы будем обсуждать на следующей встрече. Также эта странная объективность характерна и для другого сна серии под названием «Остров»:

«Я была на острове, покрытом крохотными животными, которые ползали повсюду. Это сильно напугало меня. Затем все они сделались ужасно огромными, и один нахальный ублюдок сожрал меня».

Во всех случаях сновидица безразлично описывает картину сна, «вот так это было». Однако в подобных ситуациях нам следовало бы ждать гораздо более сильной эмоциональной реакции, если бы в этих снах была хоть какая-то связь с эго-сознанием.

Как настоящий сон отражает путь развития мужчин и женщин? Он даёт нам описание, схожее с теми, что можно найти у примитивных племён. Подобным образам могла бы выглядеть какая-нибудь примитивная космогоническая легенда. Сон соответствует древним шаблонам, и г-жа Брюннер проследила эти связи в своём докладе. Здесь мы видим четыре формы трансформации, которым соответствуют различные цвета. Это некая последовательность стадий в переходе от животного к человеку: серая мышь с червями, красная — со змеями, и синяя — с рыбами; последняя же стадия — человек, которому уже не приписывается цвет. Последовательность довольно несовершенная и на первый взгляд противоречива. Например, стадия рыб идёт после стадии змей. В чём может быть причина?

Участник семинара: Для детей и примитивных народов черви и змеи — примерно одно и то же.

Профессор Юнг: Да, конечно же. В древние времена змею также называли червём, пример тому — линдворм39. Причиной тому могло быть поверхностное сходство: оба вида животных имеют схожий облик, они ползают по земле и в подземных норах. И змея, и червь — хтонические животные. Однако слияние двух этих образов — выражение очень примитивного мировоззрения, поскольку анатомия змеи намного сложнее, нежели у червя. В филогенезе змеи идут после рыб, поскольку имеют более высокоразвитую нервную и дыхательную систему.

Превращения мыши выражают идею о разных мирах: черви живут в земле, рыбы в воде, а человек принадлежит воздушному миру, поскольку держит голову высоко над землёй (правда, здесь не хватает огня). Прямая осанка человека сама по себе дала пищу множеству философских размышлений. В этом контексте сложно понять, куда отнести змей. Очевидно, змея не всегда ползала на брюхе по земле; вспомним Библию: «ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей» (Книга Бытия 3:14).

Но почему из всех животных именно мышь выбрана на роль посредника? Здесь мы не можем назвать какие-либо весомые причины, но г-жа Брюннер привела достаточно доказательств того, что мышь — животное души. Она также абсолютно правильно подчеркнула прозрачность мыши и истолковала её как духовное качество. Прозрачность — критерий духовности материи. Lapis philosophorum также зовётся vitrum (стекло) именно из-за своей духовной природы или lapis aethereus. Итак, по-видимому, мышь, благодаря своей прозрачности, может послужить духовным сосудом, в котором происходят различные трансформации на пути от животного к человеку. Первая стадия этого развития — серая мышь. Как уже упомянула г-жа Брюннер, серая мышь — животное, связанное с тёмной частью души; она воплощает ту ускользающую, тёмную природу человека, которая даёт о себе знать время от времени, особенно по ночам. Мыши — также аллегория навязчивых мыслей, уколов совести, преследующих нас ночами, подобно злым духам. Это хтонические животные, связанные также и со смертью — а значит, с Аполлоном. Греки почитали Phoebus Smintheus, то есть Аполлона-мышь, в чьих храмах под алтарём держали мышей. Их кормили, о них заботились — в каком-то смысле это носило характер защитного ритуала. Мы можем задаться вопросом, что же, чёрт возьми, общего мог иметь бог солнца с какими-то мышами. Но ведь Аполлон — не только бог света, но и посланец смерти, его стрелы могут нести чуму, которую, как известно, переносят такие животные, как мыши и крысы. Мышь — жуткий вестник смерти. Нашествие мышей — дурное знамение для страны. И это легко понять, ведь в древности не единожды разражались настоящие мышиные эпидемии, когда мыши плодились в огромных количествах, уничтожали посевы, приносили голод и болезни.

Участник семинара: В «Фаусте» мыши также олицетворяют духов.

Профессор Юнг: В каком эпизоде?

Участник семинара: Когда пентаграмма не позволяет дьяволу переступить порог.

Профессор Юнг: Верно, Мефистофель призывает своих помощников — крыс и мышей, чтобы те разорвали пентаграмму:

«Царь крыс, лягушек и мышей,

Клопов, и мух, и жаб, и вшей

Тебе велит сюда явиться

И выгрызть место в половице»40.

Участник семинара: Серый цвет мыши — также цвет духов.

Профессор Юнг: Да, цвет тьмы и духов. Итак, по всем этим признакам мышь — тёмная, таинственная точка начала развития. В древней Греции, например, мыши, выбирающиеся из могил, считались духами умерших, и потому о них заботились.

То же верно и в отношении змеи. Если змея из могилы заползала в дом, всё семейство покидало его, поскольку дом считался захваченным духом покойного (тот же обычай мы находим и у некотороых примитивных племён!). В качестве духов мёртвых змеям в Греции даже публично поклонялись. Змея, которую почитали в Эрехтейоне на Акрополе, считалась духом самого царя Эрехтея, погребённого там. Обычно такого духа кормили жертвенной пищей через специальные погребальные ходы. Культ змеи также носил апотропеический характер, поскольку змеи — животные, внезапно появляющиеся из темноты и пугающие людей. Кроме того, человек не способен установить с ними связь. Они так же загадочны и устрашающи, как само бессознательное, и потому с незапамятных времён человек защищался от них так же, как защищался от бессознательного. Примитивные народы, к примеру, носят амулеты на всех возможных местах, и их жизнь подчиняется невообразимому множеству ритуалов, источник которых — страх. Они живут как заключённые в стенах, возведённых из страха перед собственным бессоззнательным, которое может в любой момент сыграть с ними злую шутку.

Змеи, особенно красные, не только олицетворяют духов умерших, но и могут воплощать эмоциональные состояния, как вы уже знаете из доклада. Они означают жар души, огонь страсти, то есть более интенсивную стадию развития.

Рыба, следующая стадия трансформации, представляет элемент воды. Здесь хтонические свойства отходят на задний план, уступая место духовным. Г-жа Брюннер верно указала, что рыбы подобны мыслям и предчувствиям, всплывающим из бессознательного. В алхимии есть такая аналогия: когда первичная вода, humidum radicale, сильно нагревается, в ней появляются пузыри воздуха, напоминающие рыбьи глаза. Вот самое ценное в рыбе — способность обрести просветление. Следовательно, мы можем толковать рыбу как переход к духовному элементу, воздуху. В начале творения был лишь первичный океан, который содержал в себе воздух. Затем, как сказано, Господь отделил воды под твердью от вод над твердью41. Нижние воды окаймляют подземный мир, а верхние воды — это дух. Согласно алхимической философии, здесь становится виден дух жизни, Святой Дух. Верхние воды образуют тонкое тело, corpus spiritualis или spiritus corporalis. И, наконец, на завершающей стадии появляется человек.

Как мы видели, четырём стадиям соответствуют разные цвета. Мы уже сказали, что серый — цвет призраков. Серый — это составной цвет, это полутьма, где свет только начинает появляться из абсолютной темноты. В алхимии первая стадия — nigredo, где правит смерть, абсолютное бессознательное. За ней следует белизна albedo. Алхимики называют её восходящим солнцем, ведущим за собой утро. Вот вам определённая аналогия со стадией серой мыши.

Красный в алхимии следует за белым; после рассвета солнце восходит полностью и поднимается в зенит. В греческой алхимии завершение констелляции называется «солнцем в полдень». Когда солнце достигает зенита, день выполняет своё назначение. То, что начало готовиться ночью, теперь достигло высшего совершенства. В других контекстах завершённое тело также называется rubinus или carbunculus. Это более интенсивная стадия, чем albedo. Красный — цвет эмоций, он означает кровь, огонь, страсть.

Следующему превращению соответствует синий цвет. Он полностью противоположен красному и означает охлаждённое, спокойное состояние. Синего цвета покрывало Девы Марии. В её лоне был зачат Христос, и потому она всегда служила символом духовного сосуда. Синий — также цвет воды и, следовательно, может символизировать бессознательное: как в чистой синеве воды мы видим рыбу, так и духовное содержание контрастирует с темнотой бессознательного. Синий никак не представлен в алхимии, зато на Востоке он, вместо чёрного, представляет цвет загробного мира. В древнем Египте Осириса в загробном мире также изображали чёрным или синим. Этот оттенок ближе к сине-зелёному, характеризующему не только подземный мир (Осирис как «Повелитель Зелёного»), но и мир водный. Этот мир соответствует «нижним водам», в которых в виде бестелесных духов обитают животные. Итак, синий — это ещё и сине-зелёное море, пристанище духов. Четвёртая стадия — человек, и ей не соответствует никакой цвет.

Итак, развитие происходят в четыре этапа, и это не простое совпадание. Это наиболее часто встречающаяся структура, как, напимер, базовый закон алхимии, согласно которому процесс трансформации также делится на четыре стадии. Это выражает идею, что всё, относящееся к человеку, развивается из чего-то разделённого на четыре части. В легенде об утраченном рае река, вытекающая из Эдема, разделяется на четыре42. Этот образ позаимствовали гностики для иллюстрации развития внутреннего человека. Согласно Симону Магу, рай — это матка, а Эдем — пупок. Из пупка вытекаютчетыре потока, два воздушных, и два кровяных — так сказать, сосуды, из которых растущий ребёнок получает пищу, кровь и пневму. В древности выделяли четыре элемента, которым соответствовали четыре темперамента. Четвёрка появляется в работе Шопенгауэра в теореме о четверояком корне закона достаточного основания. В христианстве четверичность выражена символовм креста. Где ещё в христианстве появляется деление на четыре части?

Участник семинара: Benedictio fontis.

Профессор Юнг: Да, во время этого обряда священник «разделяет» воду в форме креста, как бы деля её на четыре части. Таким образом он повторяет сотворение мира. Вода становится таинственной, вечной, божественной водой, очищающей человека от всех грехов. Омовение возвращает его к изначальной невинности.

Разумеется, кроме четвёрки существуют и другие священные числа, но везде, где присуствует целостность, важную роль играет четверичность, неважно, насколько примитивна или сложна идея. Четвёрка всегда символизирует появление чего-то человеческого по своей сути, возникновение человеческого сознания. И алхимический процесс также начинается с разделения на четыре элемента, с помощью которого тело возвращается в изначальное состояние и теперь может подвергнуться трансформации.

  1. Сон десятилетней девочки о Злом Животном43.

Представляет доктор Иоланда Якоби.44

Содержание: Я увидела во сне животное, у которого было очень много рогов. Оно бодало ими других маленьких животных. Оно сворачивалось в клубок, как змея, и съедало их. Затем из всех четырёх углов начал идти голубой дым, и животное перестало есть. Потом появился Господь, только в виде четырёх богов по четырём углам. Животное умерло, и все съеденные им зверьки вышли наружу живыми и невредимыми.

Профессор Юнг: Как видите, это довольно сложный сон и, учитывая юный возраст сновидицы, очень любопытный. Мы редко сталкиваемся с подобными продуктами бессознательного. Как и в предыдущем сне, сама картина сна довольно проста, но именно это и поразительно. С первого взгляда мы практически не можем сформулировать, что бы мог означать подобный сон. Не всякий наберётся дерзости, чтобы, подобно доктору Якоби, провести столь далеко идущие параллели и предположить, что ребёнок соприкоснулся с такими фундаментальными проблемами истории человечества. Но это единственный возможный вариант, поскольку в одном мы можем быть уверены: чем проще сон, тем более фундаментальные и общие проблемы он затрагивает. Простота обманчива, она означает, что сон, несмотря на важность своего послания, не смог найти достаточно образов для его выражения. Его можно сравнить со структурой архетипов, уже сушествующей в начале жизни, которая постепенно наполняется содержанием о мере развития. Если в сознание прорывается первичный образ, мы должны наполнить его как можно большим содержанием, чтобы понять весь диапазон его значения. В нашем сне есть только намёк на некие оси, выражающие содержимое образа в общем виде. Бедность композиции странным образом констрастирует с важностью содержимого. Сначала появляется рогатое животное, что-то вроде дракона, убивающее других животных. Это чудовище несёт смерть всему живому. Можно сказать: это смерть. Затем появляется божество в виде четырёх богов и поворачивает весь процесс вспять. Чудовище умирает, а маленькие зверьки вновь оживают. Это типичная энантиодромия, уже содержащаяся в противоположных образах божества и дракона. Это вечное противостояние человека с богом и дьяволом, двумя полюсами мира, в котором он рождается. Это древний, глубоко коренящийся сон человечества, берущий начало в бездонных глубинах. В этом случае он не мог принять более полную форму, поскольку в детском разуме ещё слишком мало эмпирического материала.

Можно спросить себя: как подобный сон мог явиться ребёнку? Это абсолютно языческое видение, симолы которого до сих пор едва заметны в христианстве. Такие образы появляются в Апокалипсисе, но они находятся в таком сложном контексте и такой зашифрованной форме, что сегодня нам с трудом удаётся разоьрать их. Поэтому с большой долей уверенности мы можем сказать, что ребёнок не почерпнул эти образы из Нового завета. Более того, в семье девочки вообще не придавали особого значения религиозному образованию. Древние образы, столь привлекательные для фантазии ребёнка, сегодня не играют никакой роли. Это тяжёлая утрат для наших душ, поскольку мы не даём им языка, чтобы выразить своё содержимое. Под влиянием религии мы всё меньше знакомим своих детей с этими образами, вместо того навязывая им моральные поучения, в которых дьявол вообще игнорируется. Но, поскольку в этом сне появляется злое животное, очевидным образом представляющее дьявола, мы можем быть уверены, что этот образ ребёнок получил не из школы. Вероятно, мы можем вовсе исключить внешнее влияние на картину сна. Детская душа — вовсе не tabula rasa, что бы там ни считала современная психология; древние образы априори заложены в ней.

Г-жа Якоби подобрала превосходный материал, с помощью которого дала практически полное объяснение всем образом. Мне нечего здесь добавить, и я хотел бы внести лишь несколько поправок. Интересно, что сон разделён на две части. Мы можем чётко отделить первую, «нисходящую» часть от второй, «восходящей». Эти части соответствуют уже упомянутой ранее полярной структуре сна. Дракон, как представитель певой части, символизирует организм в его двух аспектах — жизни и разрушении. Он представляет то, что в Китае выражал принцип инь. Восходящая часть же начинается с голубого дыма, с воздуха, который по самой своей природе соответствует принципу ян. Это дым, поднимающийся с земли, в котором находятся боги в виде призраков, дымовых духов. С их помощью происходит возрождение. Первичный образ разделения пополам, предшествующего каждому творению, мы находим и в Книге Бытия, где тьма глубин — нижние воды — отделяются божественным духом, висящим над ними. Так они оплодотворяются, и из них появляются все земные создания.

Первая, нисходящая часть сна происходит, так сказать, в нижних водах, то есть в бессознательном. Дракон пронзает своими рогами множество маленьких животных, и они гибнут. Понятие множественности в сочетании с животными — характеристика всех бессознательных жизненных процессов. Этот феномен часто встречается при болезнях, находящихся где-то на границе психического и физического — к примеру, расстройств симпатической нервной системы или сильной интоксикации. При галлюцинациях во время белой горячки часто появляется множество мышей, насекомых или маленьких человечков. Эта множественность тесно связана с природой симпатической нервной системы, поскольку её функция — не централизация и объединение, а, напротив, ветвление и распространение сигналов по отдельным клеткам. Образ множества маленьких животных, которых пожирает дракон, таким образом говори о распаде, разрушении органической жизни в этом ребёнке. Смерть, так сказать, забирает своё. На этот процесс разрушения указывают, кстати говоря, и другие сны этой серии, в которых также присутствует множество животных. Этот сон девочка назвала «Тяжёлая болезнь»:

«Мне приснилось, что я тяжело заболела. Неожиданно из моей кожи вылетело множество птиц, и они расселись на моих ногах и на всём теле».

Феномен множественности не обязательно появляется в связи с органической проблемой, как в даном случае, он может говорить также о распаде личности, растворении индивида в коллективном окружении. Множественность как таковая характеризует любой по природе бессознательный процесс. Чем более бессознательно этот процесс протекает,, тем больше он растворяется в множественности, в область других, массы, коллективного. В этих случаях порой сложно доказать, что такой процесс вообще принадлежит к сфере индивидуального. Скорее он как будто «парит в воздухе» и принадлежит многим; следовательно, и представляет его множество существ. Я хотел бы проиллюстрировать свои слова с помощью следующего типичного сна:

«Человеку снится, что он идёт ко мне на приём. По пути он встречается со множеством родственников и знакомых, что раздражает его. Теперь всем известно, что он идёт к доктору Юнгу. Он входит ко мне в кабинет, но и здесь видит толпу людей, так что он не может поговорить со мной».

Здесь множественность указывает на бессознательное состояние сновидца. Ему не хватает концентрации, сфокусированности. Когда человек находится в таком состоянии, любой психологический процесс становится «заразным» и ведёт к любопытному явлению соучастия45. С одной стороны, глубокое психическое волнение индивида может оказывать влияние на окружающий его мир, а с другой стороны, когда окружающий мир захвачен каким-то психическим движением, он тянет этого индивида за собой. Когда вы находитесь в возбуждённой толпе, вы неизбежно заражаетесь её настроением, даже не разделяя убеждений этих людей. И вы не сможете ничего с этим сделать, поскольку ничто не передаётся легче, чем эмоции. Они попадают прямо в бессознательное, и сохранить свою индивидуальность почти невозможно. Точно так же работает и коллективный религиозный опыт, во время которого каждый отдельный человек в то же самое время ощущает множество — других участников. Все участники едины с другими, и вновь преобладает эта множественность. В ней есть нечто разрушительное: она обращается против единства сознания и разрушает его. Где бы ни появлялось множество, всегда будет конфликт между единым эго и множеством личностей в окружающем мире. Другими словами, на личность действует слишком большое давление извне: на неё действуют мнения других людей и то, что написано в газетах. Часто можно доказать, что «многие» представляют собой множество предрассудков и препятствий, нарушающих единство индивида. И вот во сне какая-нибудь тётушка кудахчет: «О боже, ты что, идёшь к этому доктору Юнгу?» Или отец, а может быть, священник, высказывает свои возражения. Психе в таком случае распадается на множество отдельных фрагментов, и нам нужно собрать пациента по кусочкам, чтобы он восстановил свою целостность. Так что в этом мотиве множества маленьких животных есть большая часть коллективной психологии.

Итак, наш сон касается не только конкретного ребёнка, он также имеет отношение ко многм другим — её родителям, братьям и сёстрам и всему её окружению. Здесь я должен сказать, что эта девочка была из немецкой семьи, и её отец активно занимался политикой. Так что здесь, без сомнения, есть большой акцент на окружении, и при потрясениях в семье ребёнок разделял эмоциональное состояние своих близких.

Первая часть сна показывает нам распад единого на множество фрагментов; вторая же часть показывает обратный процесс: за распадом следует синтез. Он происходит на более высоком уровне, о чём говорит голубой дым. В описании сна сказано: «Затем из всех четырёх углов начал идти голубой дым […] Потом появился Господь, только в виде четырёх богов по четырём углам». Божество, как пар или дым, поднимается в воздух с земли. Одновременно мы видим появление четверичности, tetras, что всегда символизирует упорядочивание хаоса. Мы уже видели, что разделение хаоса на четыре части — первобытное действие, это попытка внести порядок в хаотическое множество явлений. Разделение на четыре — это principium individuationis; это означает стремление к целостности перед лицом множества опасностей. Это то, что побеждает смерть и несёт возрождение. В нашем сне появление четырёх богов вызывает смерть злого дракона, после чего жизнь может начаться вновь — все проглоченные животные снова оживают.

Дракон — доминирующая сила в первой части сна, и он готовится к приходу божества. Это дьявол, страшный зверь из подземного мира, поглощающий всё живое. Но тем он приближает свою собственную смерть. События принимают иной ход, и вторая фаза сна восстанавливает порядок. Дьявол, таким образом, это подготовительная стадия индивидуации, и его цель, в негативе, та же, что и у божественной четвёрки — целостность. Полная тьма уже несёт в себе зародыш будущего света46. Это опасное, смертельное животное, но оно сродни темной земле, в которой прорастает семя. Во сне голубой дым поднимается из четырёх углов, и в нём появляется божественная четвёрка, целостность.

Тот факт, что бог и дьявол находятся в гармонии, играет большую роль и в алхимии. Дьявол в алхимии появляется под видом serpens Mercurii, который в то же самое время является змеем Нооса. У нахашенов nachash47, змей — это Ноос или Логос. С психологической точки зрения тот факт, что логос появляется в виде ядовитой змеи означает, что, когда какое-то мощное содержание бессознательного прорывается на поверзность, мы не способны ещё осознать его, иначе существует опасность того, что всё эго-сознание провалится в бессознательное и растворится там. Этот процесс интроверсии может привести к психическому заболеванию. Сознание окажется полностью опустошено, поскольку всё его содержимое будет, как магнитом, притянуто к бессознательному. В итоге этот процесс приведёт к полной потере эго, и человек просто превратится в автомат. Личности как таковой там уже нет. Такой человек производит впечатление деревяшки, с которой можно делать что угодно. Он полностью лишён инициативы, поскольку его сознание растворилось в содержимом бессознательного. В процессе индивидуации новое содержимое также может проявить себя в опасной, поглощающей форме и затемнить сознание; этот опыт переживается как депрессия, как ощущение погружения. Поскольку бессознательное тяготеет к тому, чтобы проецировать себя на внешний мир, есть опасность рассеяться по окружающей среде вместо того, чтобы остаться собой. Поэтому алхимики снова и снова подчёркивают, что сосуд должен оставаться герметично закрытым на протяжении работы. Если крышка откроется, пар вырвется наружу и процесс будет нарушен. Только если мы принимаем и выдерживаем свою депрессию, мы сможем внутренне перемениться. Тогда страшный хищник лишится своего могущества, и новое содержимое успешно войдёт в сознание.

Во сне дракон появляется в виде рогатого существа, хотя девочка не уточняет, сколько именно рогов у него было. Образ рогатой змеи широко распространён в мифологии. Семь рогов связаны с семью днями недели, каждому из которых соответствует планета; за семь дней завершается одна фаза луны, а за четыре недели луна, и с ней семь планет, пересекает небо. Идея семи планет играет важную роль и в алхимии. Здесь они находятся в подземной пещере: семь планет скрыты в чреве земли. Это символы семи металлов. Если у дракона двенадцать рогов, они соответствуют двенадцати месяцам и двенадцати знакам зодиака. Поэтому мы предполагаем, что животное из сна девочки несёт на голове, как корону, либо hebdomas, семь планет, либо dodekas – двенадцать знаков зодиака. В древности образ рогатой змеи проецировался на небо — это созвездие Дракона, сверкающая звёздная лента, небесная змея, изгибающаяся между Большой и Малой Медведицами и вращающаяся вокруг полюса, оставаясь всё время видимой48. В этом месте горит мировой пожар, и оно называется также огненным полюсом. Дракон вращается вокруг него, не спуская глаза с прочих созвездий. Но не следует думать, что люди в древности действительно видели на небе звёзд и медведей; это мифология, которую мы все унаследовали и, следовательно, можем сами спроецировать на небо. Так и наша наука начиналась со звёзд. И когда мне говорят, что Арат из Сол толковал созвездия мифологически, я отвечаю — чепуха! Ничего он не толковал, всё уже было до него. Этот небесный змей, Дракон — это воспроизведение древнего, первичного образа в нас самих.

Позже, с началом христианской эры, философы-гностики попытались воплотить эти змеиные проекции в человеке и воспринимать их как часть человеческого организма. Тело змеи превратилось в спинной мозг, а её голова, соответственно, в головной. Эта анатомическая привязка архетипа содержит в себе великолепную интерпретацию, ведь нижние психические центры спинного мозга — это, без всякого сомнения, обиталище бессознательного. И небесный змей, вращающийся вокруг таинственного Северного полюса, уже основывался на идее змеи у трона бессознательного49. Она вращается как бы вокруг собственного центра. Через полюс проходит мировая ось; в каком-то смысле это центр мира, но и центр бессознательного, вокруг которого обращается всё. Божество, властитель полюса, передвигает твердь, как будто у него там имеется архимедов рычаг. Ту же идею мы обнаруживаем и в литургии митраистов, где Бог в правой руке держит коровьюю лопатку. Это Большая Медведица, вращающаяся вокруг полюса, как и дракон. Близкий образ можно найти и в так называемой тантрической йоге — змея кундалини три с половиной раза обвивается вокруг лингама, фаллоса Шивы.

Итак, если мы внимательно посмотрим на дракона с его загадочными рогами, мы поймём, что он также представляет божество, только в его тёмном аспекте. Во сне вслед за драконом появляется голубой дым из четырёх углов, таким образом разделяя его на четыре части. Это олицетворение позитивного аспекта божества. В заключение я хотел бы сказать несколько слов о важнейшем понятии четверичности. Мы часто видим её на христианских изображениях, хотя формально четверичность не имеет отношения к догме; догматическое число — тройка, Троица. Четверичность — изначально языческое понятие, намного более древнее, нежели христианство. Оно восходит к Пифагору, который видел в четверичности корень вечной природы. Это число выражает внутреннюю сущность природы. И оно сохраняет это значение во все времена. К примеру, в христианстве есть образ rex gloriae, Христа-триумфатора, сидящего на троне между четырёх евангелистов. Часто вместо изображений самих евангелистов мы видим их символы: троих из них изображают в виде животных, и только четвёртый, апостол Иоанн, изображается в виде ангела. Есть изображения романской эпохи, где евангелисты изображены с головами соответсвующих животных: Марк с львиной головой, Матфей с головой орла, Лука — с головой вола или телёнка. Четыре символа евангелистов также сливаются в единое животное, тетраморфа, четверичное создание.

У гностиков мы также находим изображение Сына Господня, стоящего на помосте с четырьмя колоннами, tetrapeza. Четыре столпа символизируют четыре Евангелия. Гностицизм вообще изобилует изображениями четверичности. Вероятно, вам знаком гностический «Антропос», первочеловек, символ которого — город с четырьмя вратами. Это Автоген, тот, кто порождает сам себя. Его также окружают две пары родителей, то ест ь четыре человека. Более того, у Иринея мы находим идею о верхней матери, Барбело. Это женская ипостась Бога. Её имя переводится как «в четырёх есть Бог».

Во множестве гностических систем мы находим схожие идеи, иногда три принципа выводятся из одного базового. Или же есть более близкие к Аристотелю идеи, о существовании четырёх изначальных элементов и пятого, quinta essentia, в центре. У Аристотеля пятым элементом был эфир. Итак, четыре может представляться как 3+1, как просто 4 или как 4+1. В последнем случае, однако, результатом будет не пять — что было бы выражением бессознательного состояния — а квинтэссенция, источник или экстракт четырёх. В алхимии базовый принцип — prima materia, из которой выходят четыре элемента. А из них, в свою очередь, получается монада, представляющая собой духовное единство этих четырёх элементов.

Здесь четверичность также разворачивается из одного; она становится системой ориентации для сознания. Пример — разделение горизонта на четыре части. Вдобавок четыре элемента дают нам первую ориентацию в этом мире, а четыре темперамента позволяют хоть как-то ориентироваться в хаотической натуре человека. В соответствии с этим делением принципы человеческой жизни распределены в теле человека по аналогии с чакрами: в мозге, в сердце, в печени и в гениталиях. Так, среди прочего, разум и сангвинический темперамент соотносятся с мозгом, храбрость и темперамент холерика — с сердцем, тепло жизни и меланхолический темперамент — с печенью.

В алхимии деление на четыре части играет особую роль, поскольку природа Меркурия — крест. Своей четверичностью он выражает единство противоположностей. Меркурий — самое любопытное и парадоксальное из всех вообразимых существ; его называют также servus или cervus fugitivus50, тот, кого невозможно поймать, кто ускользает через пальцы, как вода. Меркурий состоит из четырёх mercurii; вот их имена:

  1. Mercurius brutus, обычная ртуть.

  2. Mercurius sublimatis, духовный Меркурий.

  3. Mercurius magnesiae, магнезия как vera alba, чистое вещество, сияющая мудрость и великий свет.

  4. Mercurius unctuosus, маслянистый Меркурий, выражающий самую тёмную тьму в глубине земли и материи. Густая, клейкая, маслянистая, вязкая субстанция.

Идея Меркурия, разделённого на четыре части, гармонирует с идеей о Меркурии как о гермафродите. Ибо он Rebis, двойная материя, андрогин, несущий новый свет. В Средние века существовала легенда о непорочной деве — опять же Меркурии — живущей в центре земли. Алхимики были убеждены, что Бог принёс в мир духовную субстанцию, чтобы человек превратил её в вещество, приносящее спасение.

Что же касается полярности божества, параллель можно найти в медитациях Прживары51, где Бог появляется как встреча противоположностей. Когда Он проявляет себя, это происходит в форме конфликта, на кресте. Вот весь символизм. Конфликтная ситуация — источник, из которого сознание развилось однажды, и продолжает развиваться заново снова и снова. Мы налюдаем это и сегодня, каждый день. Никто не разовьёт в себе сознание, пока не треснется обо что-нибудь башкой.

Но почему же этому ребёнку являются во снах подобные проблемы? Этого я сказать не могу. Мы можем только засвидетельствовать, что это произошло. Ребёнку была явлена правда, абсолютная, базовая истина человечества, которой, конечно, нет доказательств. Доказательство лежит в самой истине. Она выражается в душе и в мыслях человеческих существ, одних и тех же с незапамятных времён. Эти истины живут вечно.

1Сессия 23 января 1940 г.

2Текст доклада не вошёл в данное издание.

3См. семинар 3.

4См. семинар 3.

5В оригинале — Samichlaus, швейцарский вариант св. Николая.

6Перевод на русский язык В.А. Жуковского.

7Лат. «перед лицом смерти».

8См. «Алхимия» М.-Л. фон Франц, стр.59.

9Страшное землетрясение в Мессинском проливе 28 декабря1908 года, во время которого погибло, по разным данным, от 70 до 100 тысяч человек, а город Мессина был практически полностью разрушен.

10Фр. «всё равно, во что бы то ни стало».

11Сессия 30 января 1940 года.

12В оригинале — Maus и M?dchen.

13Erich Kiister, Die ScMange in der griechischen Kunst unA Religion, p. 63.

14Harms Bachthofd-Staubli, Haruhvorterbuch des deutschen Aberglaubens.

15Martin Ninck, Wodan und germanischer Schicksalsglaube, p. 157.

16Jakob Maehly, Die ScWange im Myth us und Kultus de r klassischen Volker, p. 7.

17Ninck, Wodan und germanischer Schicksalsglaube, p. 153.

18См. C. G. Jung, Mysterium Coruunctkmis, CW 14/1, § 130

19Alfred Brehm, lilustrienes Tierleben.

20Имя жены рыбака в немецком вариант этой сказки.

21Robert Eisler, Orpheus the Fisher, p. 265.

22Там же, стр.265.

23Там же, стр. 249.

24В немецком слово «Freitag» (пятница) происходит от имени богини любви и красоты Фрейи (Freyja). В романских языках название пятницы происходит от Венеры - "Venus," отсюда "Venerdi," "Vendredi,"Viernes".

25Eisler, Orpheus the Fisher, p. 221.

26Там же, стр. 31.

27Там же, стр.47.

28«Синяя птица» - пьеса Мориса Метерлинка (1908). В западной культуре закрепилась идиома «синяя птица счастья».

29Giovanni Pico della Mirandola, Ausgewdhlte Schri/ten, p. 18.

30Bachtold-Staubli, Handworterhuch des deutschen Aberghubens.

31C. Baumann, lecture: "Zuni Origin Myths."

32The Serpent Power, ed. Arthur Avalon.

33В оригинале Erreichnis, неологизм, составленный из слов erreichen (достигать) and Ereignis (случай, событие).

34Meister Eckhart, Predigten. See Herman Buettner, Meister Eckeharts Schriften und Predigten.

35Georg Koepgen, Die Gnosis des Christentums, p. 214.

36Лат. «летальный исход».

37В оригинале — английское «listening in» - означает либо прослушивание радиопередачи, либо подслушивание телефонного разговора.

38См. семинар 1.

39Большой змее подобный дракон без лап или с двумя лапами.

40Фауст, И.В. Гёте.

41Книга Бытия 1:7.

42Книга Бытия 2:10.

43Сессии 20 и 27 февраля 1940 г.

44Доклад доктора Якоби пропущен.

45В оригинале — английское (или французское?) participation — участие, соучастие.

46См. семинар 3.

47"Змея" на иврите — отсюда нахашены (наассены, азиатские офиты) и получили своё название.

48В астрономии созвездие Короны располагается не прямо над головой Дракона, но для мифологического толкования это безразлично.

49См. семинар 3.

50Беглый слуга или олень.

51Erich Przywara, Deus semper maior.Карл Густав Юнг

Глава 4.

Психологическое толкование детских снов

(Зимний семестр 1939/40)

Часть 3

  1. Сон трёхлетней девочки о Джеке Фросте1

Представляет доктор Уоллер2

Содержание сна: К девочке приближается Джек Фрост. Она напугана. Он щиплет её за живот. Девочка просыпается и понимает, что щипала сама себя.

Профессор Юнг: Это сновидение связано с детской мастурбацией, начавшейся в три года, но вскоре прекратившейся. Это первый запомнившийся девочке сон. Здесь замешана медицинская проблема. Сновидица унаследовала тяжёлую болезнь: её тётка страдала шизофренией. Психоз нашей сновидицы оставался скрытым многие годы и впервые проявился в форме сильного невроза навязчивых состояний. Это одно из наиболее чётких проявлений диссоциации, известных нам сегодня. Он может означать полный распад личности, при котором одна половина страстно желает выздороветь, в то время как вторая половина не менее страстно желает оставаться больной.

Драматическая структура сна описана докладчиком верно, но вопрос с лизисом остался непрояснённым. Можем ли мы определить лизис в этом сне?

Участник семинара: Девочка просыпается от того, что щиплет сама себя — возможно, это и есть лизис?

Профессор Юнг: Нет, это действие уже не относится к сновидению.

Участник семинара: Может быть, это страх ребёнка?

Профессор Юнг: Нет, это было бы полной противоположностью лизиса. Последнее, что мы видим в этом сне, — как раз страх, тревога, а это уж точно никоим образом не решение проблемы. Более того, нет ничего необычного в том, чтобы проснуться от страха. Во множестве кошмаров лизис есть в том или ином виде, хотя часто мы видим лишь намёк на него. Но временами лизис полностью отсутствует, и наше сновидение — как раз такой случай. Вы помните, что мы говорили о снах без лизиса?3

Участник семинара: Что прогноз в таких случаях неблагоприятный.

Профессор Юнг: Да, но не будем обобщать. Не каждый сон без лизиса обязательно неблагоприятен: например, если во сне опасность не успевает вас настигнуть или имеется какая-либо успокаивающая деталь. Но почему здесь мы всё-таки подозреваем неблагоприятный прогноз?

Участник семинара: Это сон из раннего детства.

Профессор Юнг: Верно, и он запомнился сновидице на всю жизнь. Если у такого важного сновидения лизис отсутствует, нужно быть внимательными: это означает, что жизненно важная проблема сновидца не нашла решения. Естественно, сон без лизиса оставляет ощущение неудовлетворённости именно из-за своего катастрофического характера. Услышав описание такого сна, мы пугаемся сами. На нашем предыдущем семинаре мы обсуждали два таких сна4, и я пересказал вам также два катастрофических сна пятнадцатилетней девочки, в которых недоставало лизиса. Во всех этих снах кульминация, катастрофа, совпадала с концом сновидения. Вдобавок наш текущий сон выглядит непримечательным, а такие бедные содержанием сны часто имеют неблагоприятный прогноз. Но нам не следует избегать изучения подобных примеров, поскольку в реальности они действительно встречаются. Спросив: «Что это за вшивенький сон?», вы уже отметите важную деталь. Затем вам следует задаться вопросом: «А почему это так?» Только воспринимая серьёзно простейшие вещи, мы получим ключ к мудрости. Сон — это часть природы, и нам нужно на него отреагировать. Так что можно сколько угодно ругаться: «Какой-то кусок дерьма, а не сон! Ужасно унылый. Такая бедность образов вгоняет меня в тоску!» Нам следует поддаться природе, позволить этой бедности воздействовать на нас. Сны далеко не всегда наполнены интересными деталями. Если во сне фантазия цветёт пышным цветом, мы скажем: «Да тут чёрти что творится!». В нашем же сновидении не творится практически ничего, и это подтверждает неблагоприятный прогноз. Само содержание сна едва ли оставляет нам возможность для какой-либо адекватной реакции. Он слишком скуден, особенно учитывая его значимость.

Во сне появляется образ Джека Фроста. Это фигура из анлийского фольклора, и в немецких поверьях мы можем найти его аналоги. Например, святой Николай, старик, холодный и серый, как лёд; он символизирует начало зимы. Однако это скорее благосклонный персонаж. Почему?

Участник семинара: Он подобен Эриниям, одновременно злым и добрым.

Профессор Юнг: Да, злое дело часто прикрывают добрым именем.

Участник семинара: Святой Николай — это также двойной образ. Обычно его сопровождает кнехт Рупрехт — воплощение дьявола. Он приходит с посохом и мешком, в который засовывает непослушных детей.

Профессор Юнг: И куда он уносит этих детей?

Участник семинара: В лес.

Профессор Юнг: Совершенно верно. И что там происходит? Что такое лес?

Участник семинара: Тёмное место, полное опасностей.

Профессор Юнг: Всем известна поговорка: «Ну и чёрт с ним!» Это означает, что чёрт придёт за вами и утащит вас в тёмное, страшное место, в страну мёртвых. Святой Николай также забирает детей в это самое тёмное место. Серый старик, приходящий в начале декабря, — это сама смерть, забирающая человека в подземный мир. Он судья мёртвых, наказывающий плохих людей и награждающий хороших, подобно Осирису, судье загробного мира. Джек Фрост — аналог святого Николая, только менее тесно вплетённый в фольклор. Он также приходит с началом зимы, как воплощение холода, напоминание о смерти. Он выглядит как белый призрак, будто укрытый снежным саваном. Что означает Джек Фрост в нашем сне?

Участник семинара: Смерть пытается добраться до сновидицы.

Профессор Юнг: Да, весна ещё не наступила, а зима уже здесь.

Участник семинара: Действительно ли нужно рассматривать этот образ в таком негативном свете? Если он хочет забрать девочку в лес, это может означать всего лишь обращение внутрь себя, из которого может родиться новое сознание.

Профессор Юнг: Оптимистическое толкование, но здесь оно неуместно. Не будем забывать, что в этом сне отсутствует лизис, и он крайне беден содержанием. Следовательно, воспринимать образ Джека Фроста в позитивном аспекте здесь невозможно. Даже если бы вместо него появился Санта-Клаус5, воображать себе весёлый рождественский праздник или что-либо подобное было бы ошибкой. Нам следует воспринимать Джека Фроста в его зловещем аспекте: это тот, кто замораживает всё живое.

Также следует помнить о настроении сна: девочка испытывает не радость, а страх перед ледяным призраком. И этот призрак прикасается к ней!

Участник семинара: И это ещё увеличивает негативный эффект. Этот образ идентичен Лесному царю [он же Король Эльфов, Der Erlk?nig — Прим. пер.].

Профессор Юнг: Да, Лесной царь — такой же призрак. В балладе Гёте прекрасно описан нарастающий страх ребёнка:

«Родимый, лесной царь нас хочет догнать;

Уж вот он: мне душно, мне тяжко дышать6»

Приехав домой, отец обнаруживает, что ребёнок мёртв.

Участник семинара: Мне кажется очень тревожным знаком тот факт, что Джек Фрост дотрагивается до живота девочки.

Профессор Юнг: Да, живот — это кухня, печь, излучающая тепло. В животе матери мы растём, будучи ещё эмбрионами. Замёрзнув, мы инстинктивно сворачиваемся в позе эмбриона и утыкаемся в живот, пытаясь согреться. Это тёплое место — источник жизни: «live – liver [живущий]», ливер — внутренности, расположенные в брюшной полости.

Участник семинара: Можем ли мы понять из содержания сна, идёт ли речь о психической или физической смерти?

Профессор Юнг: Это не так-то легко. Предположим, что ребёнок рассказал этот сон в возрасте десяти лет, то есть тогда, когда никаких внешних признаков невроза ещё не было. В этом случае я бы действительно всерьёз задумался, о какой смерти говорит сновидение. Я мог бы только сказать, что сон выражает нечто крайне тревожное, но не был бы в состоянии понять, к чему это нечто приведёт: к неврозу, психозу или самоубийству. Однако мы знаем, что сновидица покончила с собой в тридцать шесть лет в психиатрической больнице. Психоз начался с приступов сильнейшей тревоги, которые усиливались, пока не привели к трагической развязке. В нашем сновидении нет деталей, которые указывали бы на самоубийство. Сновидица прервала свою жизнь собственной холодной рукой.

Участник семинара: По этой же причине она занималась мастурбацией? Это была попытка согреться?

Профессор Юнг: Да, для неё это было защитное действие, магический ритуал против злых сил, акцент на жизни in aspectu mortis7. Некоторые люди испытывают сексуальное возбуждение, находясь в смертельной опасности или попав в безнадёжную ситуацию, угрожающую жизни8. Множественные доказательства этого отчаянного эротизма были получены во время Мессинского землетрясения9. Как будто в момент страшной угрозы жизненный инстинкт пытается утвердить себя, как будто жизнь стремится заявить о себе quand m?me10. Итак, как вы видите, этот сон крайне трагичен. Я не сомневаюсь в существовании прямой связи между тем, что сновидица щипала себя и тем, что в итоге она совершила самоубийство. У вас есть вопросы?

Участник семинара: Вы упомянули, что сначала у сновидицы проявился невроз навязчивых состояний, за которым скрывался психоз. Как в итоге обнаружил себя этот психоз?

Профессор Юнг: За классическим неврозом навязчивых состояний всегда скрывается психоз. У нашей сновидицы он вырвался на поверхность, когда она начала слышать голоса. С этого момента процесс уже невозможно было остановить.

Участник семинара: Но ведь источник эмоций также расположен в животе?

Профессор Юнг: Да, конечно, в солнечном сплетений психическое и физическое ещё составляют одно целое. Но не следует считать живот чем-то сложным. Это просто центр теплоты, первоисточник жизни. Поскольку физическое и психическое в нём не разделены, сложно сказать, что привело к преждевременной смерти сновидицы — душевная или телесная болезнь. Бессознательному это, по-видимому, безразлично. Более того, у бессознательного вообще иное отношение к смерти. Удивительно, например, как предчуствие смерти выражается в сновидениях. Зачастую то, как выглядит смерть во сне, совсем не похоже на то, как мы сами её воспринимаем. В астрологии, хиромантии и прочих древних «мантиях» обозначение смерти тоже вызывает вопросы. Как будто смерть — это совсем не то, чем она нам представляется. Возможно, это связано с тем, что у бессознательного совсем иные отношения со временем. В нём существуют, так сказать, гибкое пространство и гибкое время. Похоже, эти глубокие слои психе обладают очень специфическими чертами, и, разумеется, это отражается в наших снах. Поэтому я и не осмелился бы предсказывать, исходя из содержания сна, идёт ли речь о психической или физической смерти.

Участник семинара: Возможно, сновидица смогла бы найти помощь у аналитика-женщины? Вероятно, ей недоставало примитивного жизненного тепла. Быть может, ей не хватало материнской любви; кроме того, сон выражает крайне негативное отношение к мужчинам.

Профессор Юнг: Если, как в данном случае, мы имеем дело такими глубокими и угрожающими жизни проблемами, пол уже не имеет значения. В этом случае должна вмешаться физическая сила, которая, так сказать, вытащит человека из омута. Мелкие подробности уже не важны, и тут уже абсолютно всё равно, кто пытается спастись: мужчина или женщина.

  1. Сон десятилетней девочки о прозрачной мыши11

Представляет Корнелия Брюннер.

Содержание: Во сне я вообразила мышь; в неё заползли черви, и мышь стала серой; потом змеи, и она сделалась красной; затем рыбы, и она посинела; а потом люди, и она превратилась в человека. Так развиваются все мужчины и женщины.

Г-жа Брюннер: Это необыкновенный сон; вначале он кажется детским, но в итоге оказывается чисто архетипическим. Отдельные детали, вероятно, основываются на остатках дневных впечатлений; однако контекст и структура сна соответствуют опыту не внешнего, а внутреннего мира. Речь идёт не о филогенетическом развитии, поскольку последовательность мышь-черви-змеи-рыбы не соответствует биологическому ряду. С точки зрения биологии, рыба должна идти перед змеёй, а уж следом за ними мышь.

Попытаемся структурировать наш сон:

Место действия: мир визуализированных образов.

Время: когда-то (как в сказках, «однажды, давным давно», то есть время также принадлежит пренатальному миру образов).

Персонажи: мышь, черви, змеи, рыбы, люди, один человек.

Действие: «Во сне я вообразила мышь».

Перипетия: животные и люди входят в мышь.

Лизис: превращение мыши.

Финальное осознание: «Так развиваются все мужчины и женщины».

Итак, перед нами драма в четырёх актах, с прологом и эпилогом.

Я приведу амплификации к каждой фазе сна, а затем попытаюсь вывести из них значение соответствующего эпизода. Что касается четвёртого акта, где появляется человек, я коснусь его очень кратко, но зато предложу вам несколько параллелей к сновидению в целом, с помощью которых мы определим значение «человека».

Девочка дала сну название: «Прозрачная мышь». Эта мышь пробуждает в нас особое чувство. Мышка — подходящее прозвище для маленькой девочки. Многие матери ласково зовут так дочерей. Мне кажется, что такое прозвище подходит определённому типу детей. «Мышка» ассоциируется с мягкой серой шёрсткой, с проворным, изящным маленьким существом, которое стремительно прошмыгивает мимо вас в угол комнаты, с тёплым, нежным, дружелюбным, но застенчивым с незнакомцами созданием. Такой я представляю себе нашу маленькую сновидицу.

Итак, перейдём к амплификациям. Брем называет мышь самым верным спутником человека, который последовал за ним на крайний север и в горные хижины в Альпах. Он описывает этого зверька как очаровательного, дружелюбного, любопытного и очень смышлёного. Мышь способна взобраться на стебелёк травы и даже умеет бегать на задних лапках, как человек. Мыши очень плодовиты: каждый год самка приносит до тридцати детёнышей, а новое поколение готово к размножению уже через сорок два дня после своего рождения. Юные мышата, пишет Брем, очень малы и почти прозрачны.

По Шрейдеру, слово «мышь» произошло от древнеиндийского mush — «красть». И наоборот, в нашем языке mausen означает «обмануть, стащить».

Обратимся к мифологии: в «Справочнике немецких суеверий» говорится, что гномы и эльфы частенько превращаются в мышей или прячутся в мышиных норках. Домашние, горные и земляные духи в образе мышей помогают человеку и стерегут сокровища. Заколдованные девы или волшебницы иногда появляются в мышином обличье. Превращение в мышь — часто наказание, к примеру, за излишнее увлечение сладостями. Пойцер видел дьявола в облике мыши, носившегося туда-сюда под кожей женщины. Ведьмы пытаются избежать огненной казни, превращаяся в мышей. Когда ведьма танцует с Фаустом на горе Брокен, ищо рта у неё выскакивает красная мышь. Души невинных младенцев, нерождённых детей и праведников принимают вид белых мышей, а души грешников превращаются в красных. Существует широко распространённое поверье, что во время сна душа в образе мыши покидает тело человека: иногда — чтобы утолить жажду, а иногда — чтобы вызывать кошмары у людей, животных и деревьев — в этом случае речь обычно о душе девушки. Если мышь не вернётся обратно, девушка умрёт. Свистеть вслед мышам означает заманивать души в загробный мир. Часто мышь означает близость смерти. Серые и чёрные мыши приносят несчастье. Они разносят чуму и другие болезни. Белая мышь — воплощение демона лихорадки, но с другой стороны, она также притягивает лихорадку к себе. Говорят, что мыши рождаются из земли или их создают вельмы. Из-за серого цвета они считаются животными урагана, которые появляются из облаков и тумана или прилетают вместе с ветром.

Тевтоны, греки и римляне называли мышцы mus – также образуя это слово от мыши. Иногда и матка именовалась мышью. Также существует этимологическая связб между «мышью» и «девушкой»12.

Попытаюсь истолковать всё это. Мышь — животное души, образ психической реальности, который трудно уловить (как мышь, шмыгающую в нору). Это форма души, тесно связанная с мышцами, плотью, телом, сексуальностью и плодовитостью, а также с дьяволом. Возможно, это причина невероятного страха, который вызывают мыши у многих женщин. Поскольку наша мышь прозрачная, по-видимому, это новорожденный мышонок, ещё совсем крохотный и неуклюжий. Давайте я сразу приведу амплификации к «прозрачности». Когда мы говорили о стеклянном доме на вершине пирамиды, профессор Юнг упомянул, что прозрачность — выражение духовного, бестелесного существования, тонкого тела в ещё нематериализованном состоянии. В Индии символ тонкого тела — лингам, фаллос. Таким образом, мышь, обозначающая также матку, это аналогичный женский символ тонкого тела.

По всей вероятности, прозрачная мышь — это тонкое тело нашей сновидицы. Девочка видит собственную душу, едва родившуюся. Прозрачность ассоциируется со стеклом. Возможно, прозрачная мышь — это стеклянный сосуд, в котором рождается человечек, гомункул. В сказке о стеклянном гробе говорится, что слуги заколдованной принцессы были превращены в голубой дым и запечатаны в стеклянных сосудах.

«В неё заползли черви, и мышь стала серой». Черви — одна из низших стадий животной жизни. У них сегментированное тело, а нервная система состоит из цепочек нервных узлов. Фактически это пучок мышц с кишечником и ртом. На такой низшей стадии вряд ли имеются какие-либо чувства. Черви слепо поглощают плодородную землю и, помимо чувства голода, им доступно разве что смутное ощущение жизни и движения, слепое ощущение сопротивления земли, сквозь которую они пробираются. Черви поселяются в трупах, посреди гниения и распада. Африканские мифы объясняют, что душа остаётся в теле, пока из него не выползет первый червь, червь души13.

Как мы можем интепретировать этот образ? Простодушный наблюдатель увидит, что черви поглощают землю и трансформируют её в жизнь, в голод, в двидение. Они превращают материю в душу. Черви — жизнь, берущая начало в смерти. Они символизируют первые, едва заметные движения души — пока бесцветное содержимое, ещё бессвязное, недифференцированное, без чувств, без разума, первые ростки слепого жизненого инстинкта. Черви — самая примитивная форма психической реальности, скрытая в материи. Они относятся к бессознательному уровню, на котором душа пока олностью проецируется на внешний мир, на объекты; на этом уровне наш опыт мира сводится к слепому оглощению, ощущению сопротивления материи и непроизвольной иннервации. Здесь наша душа — не более чем физико-химический субстрат.

Черви, вползая в прозрачную мышь, приносят с собой свой элемент, материю. Это означает, что душа, мучимая голодом, начинает «пожирать мир», запутываться в нём. Тонкая, прозрачная мышь превращается в обычную серую мышь. Тьма, серая тень загрязняет чистый сосуд.

«Потом змеи, и она сделалась красной». Змеи — чешуйчатые рептилии, они дышат лёгкими и обладают цереброспинальной нервной системой. Существует суеверие, что «костный мозг человека, особенно в позвоночнике, превращается в змей»14. Если кто-то разжигает ночью костёр в месте, населённом ядовитыми змеями, он вскоре увидит, как они сползаются к пламени со всех сторон, так что ему придётся постоянно отгонять их. Змеи питаются практически исключительно маленькими животными, которых проглатывают целиком. Змеи бывают всевозможных цветов: зелёные, песочно-жёлтые, чёрные — в зависимости от среды обитания. Те, что живут под землёй, часто имеют кожу с красивым металлическим блеском.

Тевтоны называли червя, змею и дракона одинм словом ormr. С точки зрения примитивного человека, змея — это большой червяк, который выползает из земли на тепло костра15. Что же касается места змей в мифологии, стоит вспомнить, что говорила о них госпожа фон Франц: змея — демон земли, душа погибшего героя, тёмная богиня офитов, жизненная сила, время и змей-спаситель.

Филон пишет, что змея — самое духовное из животных, что она передвигается с огромной скоростью и имеет огненную природу16. Мартин Нинк указывает, что выражение «сияющий змей» часто характеризует взгляд героя. Он пишет о драконе, что «огонь вырывается из его глаз и пасти». Кровь дракона обладает теми же свойствами, что и огонь: в ней закаляется сталь и плавится оружие17.

Мышь после того, как в неё заползают змеи, становится красной. Красный — цвет огня, крови, вина, цвет тлеющих углей и опьянения. В «Справочнике немецких суеверий» красный означает жизнь и смерть, плодородие и опасность.

Согласно герметической традиции, красный — цвет духа, золота и солнца18.

Я снова попробую дать своё толкование. Змеи пробираются внутрь серой мыши. В тёмном чреве земли копошится жизнь, и она вскоре выйдет на свет и окрасится цветом, то есть психическое возбуждение примет определённый эмоциональный оттенок, который поначалу будет идентичен окружающей среде, как змеи окрашены в соответствии со своим местом обитания. Змеи вползают в мышь снаружи: инстинктивное волнение вторгается извне в наш сосуд. То, что в нём рождается, чувствует, что на него нападают, его поглощают, но в то же время наполняется мощными импульсами, неожиданными желаниями и стремлениями. У него нет собственных чувств и желаний, есть только те, что атакуют его, исходя из внешних объектов. Эти желания наконец достигают сознания, поскольку змеи, с их цереброспинальной нервной системой, открывают возможность связи между симпатической нервной системой и мозгом. К желаниям как таковым добавляется знание об этих желаниях.

Чем больше змей, то есть инстинктивных стремлений, накапливается в реторте, тем сильнее она нагревается. Тёмная мышь становится красной, кровь разогревается, разгорается огонь страсти. Алхимики на этом этапе говорят о «красном рабе», и это абсолютно правильно, поскольку существо в реторте пока не может противостоять огню или контролировать его, у него нет такой возможности. Прорывающаяся страсть требует действий, она принуждает атаковать и поглощать, подобно змее. Змея символизирует освобождение энергии, порыв, агрессивность. То, что мышь окрашивается в красный, показывает, что материальная душа рождает жар, так что страстное желание уже не навязывается извне, а превращается во внутреннюю страсть. Первой в мышь вошла тень; сейчас черёд анимуса, пробуждается мужская инстинктивная сила, желающая завоевать мир, обладать им. И каждая новая победа ещё сильнее распаляет внутрений огонь.

«Затем рыбы, и она посинела». Рыба — холоднокровное позвоночное со слабо развитым мозгом, но зато с жабрами. Брем сообщает, что рыба, по-видимому, превосходит в выносливости всех прочих животных. Лосось может за секунду покрыть расстояние в двадцать шесть футов, а за час проплыть до пятнадцати с половиной миль. Он рассекает воду, как стрела. Большинство рыб — хищники, наглые и прожорливые. Когда они отдыхают — состояние, примерно соответствующее нашему сну — их открытые глаза продолжают воспринимать окружающий мир. Рыбы необычайно плодовиты: треска может отложить за один раз до девяти миллионов икринок. Рыбы могут менять цвет в соответствии со своими психическими процессами: например, когда самец колюшки защищает свою территорию, он меняет окраску с невзрачной зеленовато-серебристой на ярко-малиновую, переходящую в изумрудно-зелёный. Рыбы обитают даже в глубочайших морских впадинах, и холодных горных озёрах, от экватора до полюсов19.

Коснёмся мифологии. В сказке «О рыбаке и его жене» (сказка братьев Гримм «Vom Fischer und seiner Frau», в переложении Пушкина — «О рыбаке и рыбке») волшебная камбала выполняет все желания Ильзебиль20. Но когда та, в конце концов, пожелала стать Господом Богом, рыба немедленно вернула её к началу, в жалкую лачугу. В либретто Гофмансталя «Женщина без тени» семь маленьких рыбок — это души нерождённых детей. Маленькие дети, упавшие в колодец, остаются жить в нём в образе рыбок. Жене графа в исландской легенде являются три мудрые женщины в синем, и приказывают ей пойти к реке, лечь на берегу и пить воду. Когда же ей попадётся форель, ей следует взять эту рыбу в рот, и тогда она забеременеет21.

В момент Благовещения дева Мария, по разным версиям, несёт воду из колодца или же ест рыбу22. Рыба — это Христос, названный так по имени созвездия Рыб, в которое вошла точка весеннего равноденствия с началом эры христианства.

В мистической эпитафии епископа Аверкия есть такой отрывок: «Вера (в облике женщины) всегда ступала передо мной и кормила меня рыбой из колодца, огромной чистой рыбой, которую поймала Святая Дева. Этой рыбой, а также хорошо вином, разбавленным водой из колодца, и хлебом она всегда угощала своих друзей»23. Аверкий пишет также о Тайной вечере и о рыбе, подававшейся на стол о пятницам — древний обряд, изначально посвящённый Венере (Venerdi)24, Иштар или вавилонской богине рыб25.

В спецаильных святилищах западной Азии рыб держали в священных водоёмах, иногда украшенных золотом, с выгравированными на стенках формулами или стихотворениями. Вавилонского бога также именовали рыбой26. В ирландском мифе ценральную роль играет «лосось мудрости». Тот, кто съест его, станет мудрейшим провидцем на свете. И сегодня ирланские крестьяне говорят: «Нельзя верно рассудить дело, не отведав ”лосося мудрости” »27.

Мышь с вторжением в неё рыбы становится синей, как небо и как чистая вода, в которой это небо отражается. Мальчик у Метерлинка28 ищет синюю птицу и находит путь к первичным образом. Одежды мудрых дев, связанных с водой, туманом и небом, также синего цвета. Туман поднимается от воды к синим небесам, чтобы вернуться на землю дождём. В алхимии и таро синий (голубой) — цвет луны, серебра и души.

Перейдём к толкованию: рыбы свободно плавают в воде, то всплывая к поверхности, то погружаясь на дно. В глубинах морей обитают рыбы всевозможных форм и расцветок, необычайно яркие, красивые, завораживающие; одни играют красками, другие прозрачны как стекло, третьи — тёмные угрожающие силуэты, молчаливо преследующие и пожирающие друг друга. И всё это разнообразие форм и цветов, нерождённый потенциал, они приносят с собой в красную мышь. В неё врывается поток мыслей, идей, чувств и предчувствий, едва уловимых, приходящих ниоткуда и исчезающих в никуда, одна идея поглощает другую, рождаются новые идеи — неисчислимое множество чётко очерченных образов в неопределённых, волнующихся водах духовного элемента. А жадность, прожорливость рыб? С какой лёгкостью впечатление, ощущение поглощается другим содержанием, как легко мы подпадаем под влияние «измов», идеалов, первичных образов, накатывающих на нас сокрушительной волной.

Холодный синий поток вливается в мышь вместе с рыбами, плывущими к свету, и с «лососем мудрости». И мышь становится синей, как лёд или стекло, как сапфир, как чистое зеркало жизни.

Там, где правила лишь страсть, порыв, теперь появляется идея; туда, где прежде импульс вызывался и направлялся извне, теперь вторгается природа, бессознательный мир образов. Чувство больше не привязано к окружающей среде; теперь оно превращается в живую форму содержимого, в психическое выражение. Там, где царила борьба, действие, активность, теперь присутствуют также питание и пассивность. В синей мыши душа превращается в аниму, отражающую внутреннее содержимое. Вливающаяся жизнь принимает твёрдую форму. Мысли становятся холодными и ясными.

«А потом люди, и она превратилась в человека». Что мне рассказать вам о человеке, о виде homo? Что это прямоходящее животное, связанное и с верхним, и с нижним мирами? Или, как говорит Пико делла Мирандола: «Он может погрузиться на самое дно животного мира. Но также может и подняться в высшие, божественные сферы»29.

И какой из мифов здесь больше подходит? В легендах герой убивает дракона и получает в награду деву; лягушки, львы и медведи превращаются в прекрасных принцев. Лани и лебеди обращаются в девушек, рыбы — в русалок, но вслед за тем перед ними встают новые трудности, несущие страдания и требующие решений.

Что отличает человека от животного? Разум ли, позволяющий ему различать, что хорошо, а что плохо? Эрос ли, несущий возможность как верности и преданности, так и предательства. Свобода ли воли, которая заставляет его отвечать «да» всему, что желает существовать? Сознание ли, понимающее: вот всё вокруг меня, а вот я сам? А что сказать о том единственном человеческом существе, в которое превратилась мышь?

Для начала позвольте привести несколько параллелей к структуре данного сна. Тогда вы поймёте, почему я мало что могу сказать об этой последней, самой важной трансформации.

Итак, австралийский миф: предком племени анмантьер была ящерица. Ящерица лежала на солнышке, вытянув лапки, и, оглянувшись, увидела рядом вторую ящерицу. В удивлении она воскликнула: но это же я сама! И вновь она лежала на том же месте, и вновь оглянулась, и рядом снова лежала новая ящерица. Так с помощью наблюдения ящерица размножилась. Все другие ящерицы появились из её тела, хотя она этого не осознавала. А потом, когда она снова лежала недвижно на том же самом месте, она превратилась в человека30.

Мифы индейцев зуни лучше проработаны. Существуют четыре мира — пещеры, находящиеся одна над другой, через которые люди взбираются вверх по стеблю растения — из тьмы к дневному свету, чтобы стащить с себя грязную, потрёпанную одежду. По одной из версий, эти миры носят следующие имена: внутренний мир пыли, внутренний мир сажи, внутренний мир тумана и внутернний мир крыльев31.

На мой взгляд, очень продуманную параллель можно найти в Тантре32. В тантра-йоге существует семь мандал, расположенных друг над другом, которые соответствуют определённым частям тела и поочерёдно пробуждаются поднимающейся снизу вверх змеёй кундалини. Нижняя из этих мандал — земной лотос. Она соответствует серой мыши. Это место душ, привязанных к этом миру. В центре этой мандалы располагается лингам, вокруг которого и обвивается спящая змея кундалини. В ней спит суть высшего опыта. Когда она пробуждается, она начинает подниматься, проходя через центры всех лотосов и оживляя их. Это движущая сила, побуждающая нас к осознанию. Животных в нашем сне можно рассматривать как форму кундалини. Дракон во втором лотосе соответствует нашим змеям. Над ним расположен круг огня, центр всех эмоций. Этот лотос расположен в районе солнечного сплетения. Рыбы — сердечный лотос, рядом с которым расположено «божественное древо желений». В этом лотосе начинается мышление. Затем следует небесный лотос, чья связь с синей мышью очевидна из его голубого цвета и названия - «круг омовения и очищения». Ещё выше, в двулистном, крылатом круге знания, уже нет никаких животных. Там йог видит высшего и вечного бога, первочеловека. И, наконец, в высшем лотосе с тысячей лепестков йог получае «знание о самом себе». Это место зовётся «вечной благодатью», а некоторые называют его спасением, знанием Атмана или знанием всего сущего.

Ещё одну параллель даёт нам астрология, я говорю о последовательности исторических эпох. Первые письменные свидетельства, дошедшие до нас, были записаны около шести тысяч лет назад, в эру Тельца. Созвездию Тельца соответствует элемент земли. В древнем Египте дух нашёл своё выражение через посредство материи, камня и земли.

Две тысячи лет спустя точка весеннего равноденствия вошла в созвездие Овна. С этого момента началась огненная эра: Моисей увидел Бога в неопалимой купине, и своему народу Господь являлся в образе огненного столпа.

С рождением Христа началась эра Рыб. Рыбы — водяной знак. Вероятно, поэтому нам следует искать дух в воде, в потоке образов, в тёмных водах бессознательного.

И вот теперь мы стоим на пороге эры Водолея. Ей соответствует элемент воздуха, и её символ — ангел или человек, а не животное. Здесь дух вновь должен стать тонким, а человек — тем, кто он есть на самом деле.

Такое положение наглядно демонстрирует, что такое человек вообще и что он означает в нашем сне. Эта последняя стадия соответствует лотосу Атмана, Пуруши или Божественного знания. Это соединение с Христом и опыт самости, антропогенез, который будет полностью реализован только в грядущую эру Водолея.

Я не в состоянии прояснить для вас достижение этой финальной стадии33. Позвольте вместо этого процитировать Майстера Экхарта. Вам, конечно же, известны его слова «Вся природа - это человек». Вот ещё одно: «Все существа чувствуют желание подняться от своей жизни к собственной внутренней природе. Все существа несут мой разум в себе, чтобы они могли собрать этот разум во мне. Я один готовлю всех существ для Господа!»34 (все существа — и человек в том числе!).

И о последней трансформации: «Когда душе приходится осознать, что ни одному существу не дано войти в Царство Небесное, она начинает ощущать себя, следует своим путём и больше не ищет Бога. Только тогда она умирает высшей смертью. В этой смерти душа теряет все желания, свою способность мыслить, свою форму и лишается своей сущности. И, наконец, она находит себя в высшем изначальном образе, где живёт и действует Бог, где Он есть Его собственное царство. Здесь душа обнаруживает, что она сама есть Царство Небесное».

Вот почему отцы церкви особенно упирают на то, что «не следует почитать Иисуса человека отдельно от божества, бога и человека следут чтить вместе»35.

Теперь давайте попытаемся понять, что сон хочет сообщить нашей маленькой сновидице. Взгляни, - говорит он ей, - взгляни на эту мышку, это маленькое, хрупкое создание. С неё начинается любой человек. Речь не о развитии тела, поскольку сон начинается не с родителей. Но и не о «Духе Свыше», поскольку образа Бога в начале мы тоже не видим. Перед нами нечто крошечное, мышь, этот неуловимый, вороватый, дьявольский зверёк. И эта мышь подвергается всевозможным трансформациям. Сначала появляются отвратительные прожорливые черви. Через эту жадность, прожорливость душа запутывается в мире, она становится приземлённой, тёмной, злой. Её касаются люди и предметы, и всё вокруг тёмное, серое. Затем приползают змеи, жуткие и опасные твари. Они набрасываются на жертву быстрее молнии, проглатывают её и исчезают в пламени. Одержимость инстинктами, горячая кровь ведут к пламенному вожделению. И вот в дело вступает волшебная красота разноцветных сверкающих рыбок, которые приносят с собой синеву моря. Возможности бытия, разнообразие желаний бесконечны. Откуда они приходят, нам не дано знать. Остаётся лишь принять их, ибо они несут с собой прохладу, ясность, знание и мудрость. И, наконец, появляются люди: молодые и старые, мужчины и женщины, прабабки и внуки, каждый несёт на себе свой крест, свою судьбу, свой опыт. Прими же их и смотри: так образуется единый, всеобъемлющий человек.

Итак, перед нами Бардо Тодол наоборот, путь начинается с низшего и наименьшего, и в итоге все создания приходят домой, к благодати души. Тибетские учения о мёртвых, однако, непрестанно напоминают нам: «Пойми, что ты видишь самого себя. Это ты. Всё зависит от твоей реальности и от этого единого образа».

Нам известно, что девочка умерла через год после этого сновидения. Однако в самом сне я не вижу никакой патологии, лизис здесь наличествует. Хотя все животные, появляющиеся во сне, рассматриваются как души мёртвых, они имеют логическую взаимосвязь с внутренним развитием. Тревожит здесь только абсолютная завершённость этого архетипического видения, и это в том возрасте, когда архетипические образы уже должны перекрываться и подавляться собственным восприятием и опытом сновидицы. Эта открытость к вторжению бессознательного говорит о том, что девочка в опасности, что детское сознание, по неизвестным нам причинам, переживает сильную встряску.

Из наших амплификаций мы узнали, что душа по ночам покидает тело в облике мыши, чтобы утолить жажду; в больщинстве случаев это душа девушки, и если мышь не вернётся, девушка умрёт. В нашем сне девочка видит свою душу-мышь, но не поворачивается к ней. Ни одно из животных не подходит к сновидице: все они проходят мимо, как в фильме, и она никак не вовлечена в процесс. Напротив, создаётся впечатление, что всё живое уходит вместе с этими животными в мир образов; то есть протекает процесс, характерный для пожилого возраста, а не для раннего детства.

Из наших амплификаций мы можем вывести, пожалуй, лишь одно заключение о внутренней ситуации девочки: её душа жаждет — жаждет живой воды. И этот её сон выходит из живой воды, но сновидица неспособна понять его. Поэтому она рассказывает сон отцу: может, ксу удастся понять его значение.

Параллельные мотивы

Сон

Психология

Тантризм

Астрологическая эра

Стеклянная мышь

 

Лингам

 

Черви

 

Зародыш, росток

 

Серый

Тень

Круг мира

Телец, земля

Змея

 

Дракон

 

Красный

Анимус

Круг огня

Овен, огонь

Рыба

 

Газель

 

Синий

Анима

Круг небес

Рыбы, вода

Люди

 

Круг знания, видение Пуруши

 

Один человек

Самость

Лотос с тысячей лепестков, знание Атмана

Водолей, воздух (человек, ангел)

Теперь, когда мы рассматриваем этот момент ретроспективно, мы не уверены, что она пытается передать: «Папа, вот твоя маленькая мышка. Я отправляюсь за пределы этих образов, и оставляю тебе этот сон, чтобы ты знал, что происходит и как оно происходит. Я становлюсь прозрачным сосудом, местом кристаллизации. Пока это только возможность, но смерть и растворение могут сделать реальным то, что сейчас только воображаемо».

На следующей встрече (5 февраля 1940 г.)

Профессор Юнг: Этот сон явился девочке за год или два до её смерти. Я выбрал его из серии двенадцати снов, и мы будем разбирать ещё один сон из этой же серии. Все они крайне интересны; я встречался лишь с несколькими подобными снами, и был очень удивлён, когда читал их впервые. Сначала я понятия не имел, что они могут означать. Нам следует рассматривать эти сны очень тщательно, чтобы уловить хотя бы примерное значение. Единственный подходящий метод для этого — амплификации, поскольку путём редукции мы не сможем вытащить ничего из сравнительно бедного визуального языка сна. Этот метод Фрейда ни к чему нас не приведёт; в конце концов мы придём к какому-нибудь банальному заключению, вероятно, даже общеизвестному. На свет выйдет то или другое маленькое несчастье.

Если мы будем воспринимать этот сон как послание бессознательного, сделанное, так сказать, на языке оракула, мы сделаем некое допущение: мы предположим, что у сна имеется значение. Но, поскольку мы не можем с лёгкостью вывести связное целое из нескольких визуальных фрагментов, это значение на данный момент остаётся неясным для нас. Поэтому то, что сон о прозрачной мыши рассказывает о развитии человека, не станет понятно сразу, хотя последняя фраза описания как раз и говорит об этом: «Так развиваются все мужчины и женщины».

Поначалу эта смысловая связь поражает нас, она кажется нам очень странной. Если бы нам ничего не было известно о сновидице, сложно было бы понять, что за этим сном лежит судьба, и он говорит о близком конце, который уже накрыл девочку своей невидимой тенью. Я сам встречался тогда с этой девочкой. Она выглядела хрупкой, но явно не больной. Я бы никогда не предположил, что в ближайшем будущем её ждёт exitus letalis36. Единственное, что я отметил — девочка показалась мне не по годам развитой. Но у неё не было ни неврозов, ни наследственных психических заболеваний. Я знаком с её родителями, и мне известно практически всё об этом семействе, так что эту вероятность я могу с уверенностью исключить. При встрече с такими странными сновидениями ни в коем случае не будет абсурдом предположить шизофрению и расспросить о возможной дурной наследственности; в любом случае это тревожный знак! Такие сны, поражающие нас своей необычностью, являются также и в других случаях, а именно, когда сам ребёнок отмечен печатью гения или родился в гениальной семье. Но в этом случае сны выглядят иначе, они очень богаты образами. Для серии же, из которой взят этот сон, не характерна буйная фантазия; каждый из снов этой серии довольно беден образами, то есть эти сны не воспользовались изобилием бессознательного. Скорее похоже, что девочка сама наполовину утонула в бессознательном — возможно, из-за своей слабости — и на неё нахлынули мысли и образы, которые она могла передать только своим детским языком.

Вся суть нашего сна выражена в последнем предложении: «Так развиваются все мужчины и женщины». Это, так сказать, лейтмотив всего сна. Несомненно, это общее заключение, выведенное самой сновидицей. Теперь нам следует спросить себя: что означает для ребёнка подобная идея, всплывающая из бессознательного? О каком состоянии психики она говорит?

Участник семинара: Возможно, в развитии девочки были какие-то трудности, и сон обращает на это её внимание.

Профессор Юнг: Для начала мы должны принять в качестве стартовой точки общность идеи, и пока пренебречь спецификой развития. Очевидно, сон пытается ознакомить ребёнка с общей идеей: все люди развиваются. Что это означает для сознания ребёнка?

Участник семинара: Этот сон похож на примитивный миф.

Профессор Юнг: Верно, но это замечание связано с тем, «как» происходит развитие, а не с тема фактом, что оно вообще происходит как таковое. Что может означать последняя фраза? Каков её смысл? Что она подразумевает? Вам следует представлять себе сон, как разговор, услышанный по радио или телефону. Кто-то что-то говорит, вы слышите одну фразу из разговора, затем связь пропадает, и вам нужно восстановить, что же имелось в виду. Вот как надлежит воспринимать сны. Это всегда «подслушивание»37. Вы просто краем уха уловили какие-то слова. Подсознательно нечто проясняется. Вы просыпаетесь с какой-то фразой на устах, но вполне вероятно, что сам сон вы уже успели забыть.

Нам следует понимать такой сон как ответ на сознательную ситуацию ребёнка. Какой вопрос занимал девочку? Возможно, она спрашивала себя: «Как вообще появляются люди?» Как думаете, этот ли вопрос она задавала себе?

Участник семинара: Нет.

Профессор Юнг: Почему нет?

Участник семинара: Потому что последовательность образов во сне не соответствует биологическому развитию. Если бы вопрос был поставлен так, сон начался бы с родителей.

Профессор Юнг: Верно, сон не отвечает на вопрос: «Откуда я взялась?» Он показывает нам не биологический, а совершенно иной путь развития. Для начала нам нужно разобраться в психической ситуации ребёнка, поскольку ни один из этих образов не существовал у неё в сознании.

Участник семинара: Похоже, что у неё не было времени на то, чтобы дождаться настоящего развития.

Участник семинара: Возможно, девочка чувствовала себя особенной, и сон должен был сообщить ей: «Ты тоже всего лишь одна из них».

Участник семинара: Люди, за которыми смерть приходит рано, часто развиваются ускоренно. Вся их жизнь разворачивается в очень коротком отрезке времени. Поэтому возможно, что опыт сновидицы предвосхищает её развитие, поскольку она отмечена печатью смерти.

Профессор Юнг: Я уже неоднократно говорил, что мы не можем применять к бессознательному наше понятие времени. Наше сознание может воспринимать события только во временной последовательности, следовательно, наше время по сути своей привязано к хронологическому ряду. В бессознательном всё иначе, поскольку всё, так сказать, свалено в одну кучу. До какой-то степени, в бессознательном мы всё ещё живём в прошлом; в каком-то смысле мы всё ещё маленькие дети, и часто нужно совсем немного, чтобы этот «ребёнок» вырвался на поверхность. И в то же время мы находимся в тени будущего, о котором нам ничего не известно, но которое бессознательное уже предчувствует38. Поэтому, если ребёнку предназначено покинуть этот мир в относительно недалёком будущем, вполне возможно, что бессознательное каким-то образом предвосхищает его смерть. Мы можем предположить, что близость смерти уже бросила тень на детскую душу и заставила девочку задаться вопросами вроде: «Зачем появляться на свет, если всё равно предстоит уйти?» или «Зачем существует всё живое? Для чего?» Это должен был быть философский вопрос, поскольку ответ также философичен. Это вопрос, который мы задаём себе перед смертью: «Ну и зачем это всё было?» Как вопрос, на который Ньютон ответил на своём смертном одре — он сказал, что как-то играл на пляже с другими мальчишками и нашёл раковину красивее, чем у других. Вот вам философский ответ на философский вопрос. Этот сон также даёт свой философский ответ: «Так развиваются все мужчины и женщины» то есть «Вот как появляются люди».

Если мы применим эту гипотезу к другим снам серии, мы поймём, что каждый из этих снов имеет философскую природу и содержит в себе ответ на философский вопрос. Например, вот сон, которому сама девочка дала название «Рай и ад»:

«Однажды я отправилась с одним человеком на небеса. Там были люди, которые танцевали небесные танцы. Потом мы отправились в ад. Там были ангелы, творившие добрые дела».

Этот сон содержит идею связи доброго и злого. В той же манере этот любопытный философский оттенок повторяется и в остальных снах серии, что подтверждает наше предположение о том, что настоящий сон содержит ответ на философский вопрос. Сны серии логически связаны между собой, они выражают общее содержание и отражают одну и ту же психическую ситуацию. Получив ключ к одному из снов, мы, как правило, можем понять всю серию.

Для этой серии характерен до странности безличный характер снов. Все события как будто наблюдаются с расстояния в миллион световых лет. Очень сложно прочувствовать это; но эти сны столь поучительны имеено потому, что демонстрируют ответы на экзистенциальные вопросы человека без всякой связи с эго. Это особенно ясно прослеживается во сне, озаглавленном «Злое животное», который мы будем обсуждать на следующей встрече. Также эта странная объективность характерна и для другого сна серии под названием «Остров»:

«Я была на острове, покрытом крохотными животными, которые ползали повсюду. Это сильно напугало меня. Затем все они сделались ужасно огромными, и один нахальный ублюдок сожрал меня».

Во всех случаях сновидица безразлично описывает картину сна, «вот так это было». Однако в подобных ситуациях нам следовало бы ждать гораздо более сильной эмоциональной реакции, если бы в этих снах была хоть какая-то связь с эго-сознанием.

Как настоящий сон отражает путь развития мужчин и женщин? Он даёт нам описание, схожее с теми, что можно найти у примитивных племён. Подобным образам могла бы выглядеть какая-нибудь примитивная космогоническая легенда. Сон соответствует древним шаблонам, и г-жа Брюннер проследила эти связи в своём докладе. Здесь мы видим четыре формы трансформации, которым соответствуют различные цвета. Это некая последовательность стадий в переходе от животного к человеку: серая мышь с червями, красная — со змеями, и синяя — с рыбами; последняя же стадия — человек, которому уже не приписывается цвет. Последовательность довольно несовершенная и на первый взгляд противоречива. Например, стадия рыб идёт после стадии змей. В чём может быть причина?

Участник семинара: Для детей и примитивных народов черви и змеи — примерно одно и то же.

Профессор Юнг: Да, конечно же. В древние времена змею также называли червём, пример тому — линдворм39. Причиной тому могло быть поверхностное сходство: оба вида животных имеют схожий облик, они ползают по земле и в подземных норах. И змея, и червь — хтонические животные. Однако слияние двух этих образов — выражение очень примитивного мировоззрения, поскольку анатомия змеи намного сложнее, нежели у червя. В филогенезе змеи идут после рыб, поскольку имеют более высокоразвитую нервную и дыхательную систему.

Превращения мыши выражают идею о разных мирах: черви живут в земле, рыбы в воде, а человек принадлежит воздушному миру, поскольку держит голову высоко над землёй (правда, здесь не хватает огня). Прямая осанка человека сама по себе дала пищу множеству философских размышлений. В этом контексте сложно понять, куда отнести змей. Очевидно, змея не всегда ползала на брюхе по земле; вспомним Библию: «ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей» (Книга Бытия 3:14).

Но почему из всех животных именно мышь выбрана на роль посредника? Здесь мы не можем назвать какие-либо весомые причины, но г-жа Брюннер привела достаточно доказательств того, что мышь — животное души. Она также абсолютно правильно подчеркнула прозрачность мыши и истолковала её как духовное качество. Прозрачность — критерий духовности материи. Lapis philosophorum также зовётся vitrum (стекло) именно из-за своей духовной природы или lapis aethereus. Итак, по-видимому, мышь, благодаря своей прозрачности, может послужить духовным сосудом, в котором происходят различные трансформации на пути от животного к человеку. Первая стадия этого развития — серая мышь. Как уже упомянула г-жа Брюннер, серая мышь — животное, связанное с тёмной частью души; она воплощает ту ускользающую, тёмную природу человека, которая даёт о себе знать время от времени, особенно по ночам. Мыши — также аллегория навязчивых мыслей, уколов совести, преследующих нас ночами, подобно злым духам. Это хтонические животные, связанные также и со смертью — а значит, с Аполлоном. Греки почитали Phoebus Smintheus, то есть Аполлона-мышь, в чьих храмах под алтарём держали мышей. Их кормили, о них заботились — в каком-то смысле это носило характер защитного ритуала. Мы можем задаться вопросом, что же, чёрт возьми, общего мог иметь бог солнца с какими-то мышами. Но ведь Аполлон — не только бог света, но и посланец смерти, его стрелы могут нести чуму, которую, как известно, переносят такие животные, как мыши и крысы. Мышь — жуткий вестник смерти. Нашествие мышей — дурное знамение для страны. И это легко понять, ведь в древности не единожды разражались настоящие мышиные эпидемии, когда мыши плодились в огромных количествах, уничтожали посевы, приносили голод и болезни.

Участник семинара: В «Фаусте» мыши также олицетворяют духов.

Профессор Юнг: В каком эпизоде?

Участник семинара: Когда пентаграмма не позволяет дьяволу переступить порог.

Профессор Юнг: Верно, Мефистофель призывает своих помощников — крыс и мышей, чтобы те разорвали пентаграмму:

«Царь крыс, лягушек и мышей,

Клопов, и мух, и жаб, и вшей

Тебе велит сюда явиться

И выгрызть место в половице»40.

Участник семинара: Серый цвет мыши — также цвет духов.

Профессор Юнг: Да, цвет тьмы и духов. Итак, по всем этим признакам мышь — тёмная, таинственная точка начала развития. В древней Греции, например, мыши, выбирающиеся из могил, считались духами умерших, и потому о них заботились.

То же верно и в отношении змеи. Если змея из могилы заползала в дом, всё семейство покидало его, поскольку дом считался захваченным духом покойного (тот же обычай мы находим и у некотороых примитивных племён!). В качестве духов мёртвых змеям в Греции даже публично поклонялись. Змея, которую почитали в Эрехтейоне на Акрополе, считалась духом самого царя Эрехтея, погребённого там. Обычно такого духа кормили жертвенной пищей через специальные погребальные ходы. Культ змеи также носил апотропеический характер, поскольку змеи — животные, внезапно появляющиеся из темноты и пугающие людей. Кроме того, человек не способен установить с ними связь. Они так же загадочны и устрашающи, как само бессознательное, и потому с незапамятных времён человек защищался от них так же, как защищался от бессознательного. Примитивные народы, к примеру, носят амулеты на всех возможных местах, и их жизнь подчиняется невообразимому множеству ритуалов, источник которых — страх. Они живут как заключённые в стенах, возведённых из страха перед собственным бессоззнательным, которое может в любой момент сыграть с ними злую шутку.

Змеи, особенно красные, не только олицетворяют духов умерших, но и могут воплощать эмоциональные состояния, как вы уже знаете из доклада. Они означают жар души, огонь страсти, то есть более интенсивную стадию развития.

Рыба, следующая стадия трансформации, представляет элемент воды. Здесь хтонические свойства отходят на задний план, уступая место духовным. Г-жа Брюннер верно указала, что рыбы подобны мыслям и предчувствиям, всплывающим из бессознательного. В алхимии есть такая аналогия: когда первичная вода, humidum radicale, сильно нагревается, в ней появляются пузыри воздуха, напоминающие рыбьи глаза. Вот самое ценное в рыбе — способность обрести просветление. Следовательно, мы можем толковать рыбу как переход к духовному элементу, воздуху. В начале творения был лишь первичный океан, который содержал в себе воздух. Затем, как сказано, Господь отделил воды под твердью от вод над твердью41. Нижние воды окаймляют подземный мир, а верхние воды — это дух. Согласно алхимической философии, здесь становится виден дух жизни, Святой Дух. Верхние воды образуют тонкое тело, corpus spiritualis или spiritus corporalis. И, наконец, на завершающей стадии появляется человек.

Как мы видели, четырём стадиям соответствуют разные цвета. Мы уже сказали, что серый — цвет призраков. Серый — это составной цвет, это полутьма, где свет только начинает появляться из абсолютной темноты. В алхимии первая стадия — nigredo, где правит смерть, абсолютное бессознательное. За ней следует белизна albedo. Алхимики называют её восходящим солнцем, ведущим за собой утро. Вот вам определённая аналогия со стадией серой мыши.

Красный в алхимии следует за белым; после рассвета солнце восходит полностью и поднимается в зенит. В греческой алхимии завершение констелляции называется «солнцем в полдень». Когда солнце достигает зенита, день выполняет своё назначение. То, что начало готовиться ночью, теперь достигло высшего совершенства. В других контекстах завершённое тело также называется rubinus или carbunculus. Это более интенсивная стадия, чем albedo. Красный — цвет эмоций, он означает кровь, огонь, страсть.

Следующему превращению соответствует синий цвет. Он полностью противоположен красному и означает охлаждённое, спокойное состояние. Синего цвета покрывало Девы Марии. В её лоне был зачат Христос, и потому она всегда служила символом духовного сосуда. Синий — также цвет воды и, следовательно, может символизировать бессознательное: как в чистой синеве воды мы видим рыбу, так и духовное содержание контрастирует с темнотой бессознательного. Синий никак не представлен в алхимии, зато на Востоке он, вместо чёрного, представляет цвет загробного мира. В древнем Египте Осириса в загробном мире также изображали чёрным или синим. Этот оттенок ближе к сине-зелёному, характеризующему не только подземный мир (Осирис как «Повелитель Зелёного»), но и мир водный. Этот мир соответствует «нижним водам», в которых в виде бестелесных духов обитают животные. Итак, синий — это ещё и сине-зелёное море, пристанище духов. Четвёртая стадия — человек, и ей не соответствует никакой цвет.

Итак, развитие происходят в четыре этапа, и это не простое совпадание. Это наиболее часто встречающаяся структура, как, напимер, базовый закон алхимии, согласно которому процесс трансформации также делится на четыре стадии. Это выражает идею, что всё, относящееся к человеку, развивается из чего-то разделённого на четыре части. В легенде об утраченном рае река, вытекающая из Эдема, разделяется на четыре42. Этот образ позаимствовали гностики для иллюстрации развития внутреннего человека. Согласно Симону Магу, рай — это матка, а Эдем — пупок. Из пупка вытекаютчетыре потока, два воздушных, и два кровяных — так сказать, сосуды, из которых растущий ребёнок получает пищу, кровь и пневму. В древности выделяли четыре элемента, которым соответствовали четыре темперамента. Четвёрка появляется в работе Шопенгауэра в теореме о четверояком корне закона достаточного основания. В христианстве четверичность выражена символовм креста. Где ещё в христианстве появляется деление на четыре части?

Участник семинара: Benedictio fontis.

Профессор Юнг: Да, во время этого обряда священник «разделяет» воду в форме креста, как бы деля её на четыре части. Таким образом он повторяет сотворение мира. Вода становится таинственной, вечной, божественной водой, очищающей человека от всех грехов. Омовение возвращает его к изначальной невинности.

Разумеется, кроме четвёрки существуют и другие священные числа, но везде, где присуствует целостность, важную роль играет четверичность, неважно, насколько примитивна или сложна идея. Четвёрка всегда символизирует появление чего-то человеческого по своей сути, возникновение человеческого сознания. И алхимический процесс также начинается с разделения на четыре элемента, с помощью которого тело возвращается в изначальное состояние и теперь может подвергнуться трансформации.

  1. Сон десятилетней девочки о Злом Животном43.

Представляет доктор Иоланда Якоби.44

Содержание: Я увидела во сне животное, у которого было очень много рогов. Оно бодало ими других маленьких животных. Оно сворачивалось в клубок, как змея, и съедало их. Затем из всех четырёх углов начал идти голубой дым, и животное перестало есть. Потом появился Господь, только в виде четырёх богов по четырём углам. Животное умерло, и все съеденные им зверьки вышли наружу живыми и невредимыми.

Профессор Юнг: Как видите, это довольно сложный сон и, учитывая юный возраст сновидицы, очень любопытный. Мы редко сталкиваемся с подобными продуктами бессознательного. Как и в предыдущем сне, сама картина сна довольно проста, но именно это и поразительно. С первого взгляда мы практически не можем сформулировать, что бы мог означать подобный сон. Не всякий наберётся дерзости, чтобы, подобно доктору Якоби, провести столь далеко идущие параллели и предположить, что ребёнок соприкоснулся с такими фундаментальными проблемами истории человечества. Но это единственный возможный вариант, поскольку в одном мы можем быть уверены: чем проще сон, тем более фундаментальные и общие проблемы он затрагивает. Простота обманчива, она означает, что сон, несмотря на важность своего послания, не смог найти достаточно образов для его выражения. Его можно сравнить со структурой архетипов, уже сушествующей в начале жизни, которая постепенно наполняется содержанием о мере развития. Если в сознание прорывается первичный образ, мы должны наполнить его как можно большим содержанием, чтобы понять весь диапазон его значения. В нашем сне есть только намёк на некие оси, выражающие содержимое образа в общем виде. Бедность композиции странным образом констрастирует с важностью содержимого. Сначала появляется рогатое животное, что-то вроде дракона, убивающее других животных. Это чудовище несёт смерть всему живому. Можно сказать: это смерть. Затем появляется божество в виде четырёх богов и поворачивает весь процесс вспять. Чудовище умирает, а маленькие зверьки вновь оживают. Это типичная энантиодромия, уже содержащаяся в противоположных образах божества и дракона. Это вечное противостояние человека с богом и дьяволом, двумя полюсами мира, в котором он рождается. Это древний, глубоко коренящийся сон человечества, берущий начало в бездонных глубинах. В этом случае он не мог принять более полную форму, поскольку в детском разуме ещё слишком мало эмпирического материала.

Можно спросить себя: как подобный сон мог явиться ребёнку? Это абсолютно языческое видение, симолы которого до сих пор едва заметны в христианстве. Такие образы появляются в Апокалипсисе, но они находятся в таком сложном контексте и такой зашифрованной форме, что сегодня нам с трудом удаётся разоьрать их. Поэтому с большой долей уверенности мы можем сказать, что ребёнок не почерпнул эти образы из Нового завета. Более того, в семье девочки вообще не придавали особого значения религиозному образованию. Древние образы, столь привлекательные для фантазии ребёнка, сегодня не играют никакой роли. Это тяжёлая утрат для наших душ, поскольку мы не даём им языка, чтобы выразить своё содержимое. Под влиянием религии мы всё меньше знакомим своих детей с этими образами, вместо того навязывая им моральные поучения, в которых дьявол вообще игнорируется. Но, поскольку в этом сне появляется злое животное, очевидным образом представляющее дьявола, мы можем быть уверены, что этот образ ребёнок получил не из школы. Вероятно, мы можем вовсе исключить внешнее влияние на картину сна. Детская душа — вовсе не tabula rasa, что бы там ни считала современная психология; древние образы априори заложены в ней.

Г-жа Якоби подобрала превосходный материал, с помощью которого дала практически полное объяснение всем образом. Мне нечего здесь добавить, и я хотел бы внести лишь несколько поправок. Интересно, что сон разделён на две части. Мы можем чётко отделить первую, «нисходящую» часть от второй, «восходящей». Эти части соответствуют уже упомянутой ранее полярной структуре сна. Дракон, как представитель певой части, символизирует организм в его двух аспектах — жизни и разрушении. Он представляет то, что в Китае выражал принцип инь. Восходящая часть же начинается с голубого дыма, с воздуха, который по самой своей природе соответствует принципу ян. Это дым, поднимающийся с земли, в котором находятся боги в виде призраков, дымовых духов. С их помощью происходит возрождение. Первичный образ разделения пополам, предшествующего каждому творению, мы находим и в Книге Бытия, где тьма глубин — нижние воды — отделяются божественным духом, висящим над ними. Так они оплодотворяются, и из них появляются все земные создания.

Первая, нисходящая часть сна происходит, так сказать, в нижних водах, то есть в бессознательном. Дракон пронзает своими рогами множество маленьких животных, и они гибнут. Понятие множественности в сочетании с животными — характеристика всех бессознательных жизненных процессов. Этот феномен часто встречается при болезнях, находящихся где-то на границе психического и физического — к примеру, расстройств симпатической нервной системы или сильной интоксикации. При галлюцинациях во время белой горячки часто появляется множество мышей, насекомых или маленьких человечков. Эта множественность тесно связана с природой симпатической нервной системы, поскольку её функция — не централизация и объединение, а, напротив, ветвление и распространение сигналов по отдельным клеткам. Образ множества маленьких животных, которых пожирает дракон, таким образом говори о распаде, разрушении органической жизни в этом ребёнке. Смерть, так сказать, забирает своё. На этот процесс разрушения указывают, кстати говоря, и другие сны этой серии, в которых также присутствует множество животных. Этот сон девочка назвала «Тяжёлая болезнь»:

«Мне приснилось, что я тяжело заболела. Неожиданно из моей кожи вылетело множество птиц, и они расселись на моих ногах и на всём теле».

Феномен множественности не обязательно появляется в связи с органической проблемой, как в даном случае, он может говорить также о распаде личности, растворении индивида в коллективном окружении. Множественность как таковая характеризует любой по природе бессознательный процесс. Чем более бессознательно этот процесс протекает,, тем больше он растворяется в множественности, в область других, массы, коллективного. В этих случаях порой сложно доказать, что такой процесс вообще принадлежит к сфере индивидуального. Скорее он как будто «парит в воздухе» и принадлежит многим; следовательно, и представляет его множество существ. Я хотел бы проиллюстрировать свои слова с помощью следующего типичного сна:

«Человеку снится, что он идёт ко мне на приём. По пути он встречается со множеством родственников и знакомых, что раздражает его. Теперь всем известно, что он идёт к доктору Юнгу. Он входит ко мне в кабинет, но и здесь видит толпу людей, так что он не может поговорить со мной».

Здесь множественность указывает на бессознательное состояние сновидца. Ему не хватает концентрации, сфокусированности. Когда человек находится в таком состоянии, любой психологический процесс становится «заразным» и ведёт к любопытному явлению соучастия45. С одной стороны, глубокое психическое волнение индивида может оказывать влияние на окружающий его мир, а с другой стороны, когда окружающий мир захвачен каким-то психическим движением, он тянет этого индивида за собой. Когда вы находитесь в возбуждённой толпе, вы неизбежно заражаетесь её настроением, даже не разделяя убеждений этих людей. И вы не сможете ничего с этим сделать, поскольку ничто не передаётся легче, чем эмоции. Они попадают прямо в бессознательное, и сохранить свою индивидуальность почти невозможно. Точно так же работает и коллективный религиозный опыт, во время которого каждый отдельный человек в то же самое время ощущает множество — других участников. Все участники едины с другими, и вновь преобладает эта множественность. В ней есть нечто разрушительное: она обращается против единства сознания и разрушает его. Где бы ни появлялось множество, всегда будет конфликт между единым эго и множеством личностей в окружающем мире. Другими словами, на личность действует слишком большое давление извне: на неё действуют мнения других людей и то, что написано в газетах. Часто можно доказать, что «многие» представляют собой множество предрассудков и препятствий, нарушающих единство индивида. И вот во сне какая-нибудь тётушка кудахчет: «О боже, ты что, идёшь к этому доктору Юнгу?» Или отец, а может быть, священник, высказывает свои возражения. Психе в таком случае распадается на множество отдельных фрагментов, и нам нужно собрать пациента по кусочкам, чтобы он восстановил свою целостность. Так что в этом мотиве множества маленьких животных есть большая часть коллективной психологии.

Итак, наш сон касается не только конкретного ребёнка, он также имеет отношение ко многм другим — её родителям, братьям и сёстрам и всему её окружению. Здесь я должен сказать, что эта девочка была из немецкой семьи, и её отец активно занимался политикой. Так что здесь, без сомнения, есть большой акцент на окружении, и при потрясениях в семье ребёнок разделял эмоциональное состояние своих близких.

Первая часть сна показывает нам распад единого на множество фрагментов; вторая же часть показывает обратный процесс: за распадом следует синтез. Он происходит на более высоком уровне, о чём говорит голубой дым. В описании сна сказано: «Затем из всех четырёх углов начал идти голубой дым […] Потом появился Господь, только в виде четырёх богов по четырём углам». Божество, как пар или дым, поднимается в воздух с земли. Одновременно мы видим появление четверичности, tetras, что всегда символизирует упорядочивание хаоса. Мы уже видели, что разделение хаоса на четыре части — первобытное действие, это попытка внести порядок в хаотическое множество явлений. Разделение на четыре — это principium individuationis; это означает стремление к целостности перед лицом множества опасностей. Это то, что побеждает смерть и несёт возрождение. В нашем сне появление четырёх богов вызывает смерть злого дракона, после чего жизнь может начаться вновь — все проглоченные животные снова оживают.

Дракон — доминирующая сила в первой части сна, и он готовится к приходу божества. Это дьявол, страшный зверь из подземного мира, поглощающий всё живое. Но тем он приближает свою собственную смерть. События принимают иной ход, и вторая фаза сна восстанавливает порядок. Дьявол, таким образом, это подготовительная стадия индивидуации, и его цель, в негативе, та же, что и у божественной четвёрки — целостность. Полная тьма уже несёт в себе зародыш будущего света46. Это опасное, смертельное животное, но оно сродни темной земле, в которой прорастает семя. Во сне голубой дым поднимается из четырёх углов, и в нём появляется божественная четвёрка, целостность.

Тот факт, что бог и дьявол находятся в гармонии, играет большую роль и в алхимии. Дьявол в алхимии появляется под видом serpens Mercurii, который в то же самое время является змеем Нооса. У нахашенов nachash47, змей — это Ноос или Логос. С психологической точки зрения тот факт, что логос появляется в виде ядовитой змеи означает, что, когда какое-то мощное содержание бессознательного прорывается на поверзность, мы не способны ещё осознать его, иначе существует опасность того, что всё эго-сознание провалится в бессознательное и растворится там. Этот процесс интроверсии может привести к психическому заболеванию. Сознание окажется полностью опустошено, поскольку всё его содержимое будет, как магнитом, притянуто к бессознательному. В итоге этот процесс приведёт к полной потере эго, и человек просто превратится в автомат. Личности как таковой там уже нет. Такой человек производит впечатление деревяшки, с которой можно делать что угодно. Он полностью лишён инициативы, поскольку его сознание растворилось в содержимом бессознательного. В процессе индивидуации новое содержимое также может проявить себя в опасной, поглощающей форме и затемнить сознание; этот опыт переживается как депрессия, как ощущение погружения. Поскольку бессознательное тяготеет к тому, чтобы проецировать себя на внешний мир, есть опасность рассеяться по окружающей среде вместо того, чтобы остаться собой. Поэтому алхимики снова и снова подчёркивают, что сосуд должен оставаться герметично закрытым на протяжении работы. Если крышка откроется, пар вырвется наружу и процесс будет нарушен. Только если мы принимаем и выдерживаем свою депрессию, мы сможем внутренне перемениться. Тогда страшный хищник лишится своего могущества, и новое содержимое успешно войдёт в сознание.

Во сне дракон появляется в виде рогатого существа, хотя девочка не уточняет, сколько именно рогов у него было. Образ рогатой змеи широко распространён в мифологии. Семь рогов связаны с семью днями недели, каждому из которых соответствует планета; за семь дней завершается одна фаза луны, а за четыре недели луна, и с ней семь планет, пересекает небо. Идея семи планет играет важную роль и в алхимии. Здесь они находятся в подземной пещере: семь планет скрыты в чреве земли. Это символы семи металлов. Если у дракона двенадцать рогов, они соответствуют двенадцати месяцам и двенадцати знакам зодиака. Поэтому мы предполагаем, что животное из сна девочки несёт на голове, как корону, либо hebdomas, семь планет, либо dodekas – двенадцать знаков зодиака. В древности образ рогатой змеи проецировался на небо — это созвездие Дракона, сверкающая звёздная лента, небесная змея, изгибающаяся между Большой и Малой Медведицами и вращающаяся вокруг полюса, оставаясь всё время видимой48. В этом месте горит мировой пожар, и оно называется также огненным полюсом. Дракон вращается вокруг него, не спуская глаза с прочих созвездий. Но не следует думать, что люди в древности действительно видели на небе звёзд и медведей; это мифология, которую мы все унаследовали и, следовательно, можем сами спроецировать на небо. Так и наша наука начиналась со звёзд. И когда мне говорят, что Арат из Сол толковал созвездия мифологически, я отвечаю — чепуха! Ничего он не толковал, всё уже было до него. Этот небесный змей, Дракон — это воспроизведение древнего, первичного образа в нас самих.

Позже, с началом христианской эры, философы-гностики попытались воплотить эти змеиные проекции в человеке и воспринимать их как часть человеческого организма. Тело змеи превратилось в спинной мозг, а её голова, соответственно, в головной. Эта анатомическая привязка архетипа содержит в себе великолепную интерпретацию, ведь нижние психические центры спинного мозга — это, без всякого сомнения, обиталище бессознательного. И небесный змей, вращающийся вокруг таинственного Северного полюса, уже основывался на идее змеи у трона бессознательного49. Она вращается как бы вокруг собственного центра. Через полюс проходит мировая ось; в каком-то смысле это центр мира, но и центр бессознательного, вокруг которого обращается всё. Божество, властитель полюса, передвигает твердь, как будто у него там имеется архимедов рычаг. Ту же идею мы обнаруживаем и в литургии митраистов, где Бог в правой руке держит коровьюю лопатку. Это Большая Медведица, вращающаяся вокруг полюса, как и дракон. Близкий образ можно найти и в так называемой тантрической йоге — змея кундалини три с половиной раза обвивается вокруг лингама, фаллоса Шивы.

Итак, если мы внимательно посмотрим на дракона с его загадочными рогами, мы поймём, что он также представляет божество, только в его тёмном аспекте. Во сне вслед за драконом появляется голубой дым из четырёх углов, таким образом разделяя его на четыре части. Это олицетворение позитивного аспекта божества. В заключение я хотел бы сказать несколько слов о важнейшем понятии четверичности. Мы часто видим её на христианских изображениях, хотя формально четверичность не имеет отношения к догме; догматическое число — тройка, Троица. Четверичность — изначально языческое понятие, намного более древнее, нежели христианство. Оно восходит к Пифагору, который видел в четверичности корень вечной природы. Это число выражает внутреннюю сущность природы. И оно сохраняет это значение во все времена. К примеру, в христианстве есть образ rex gloriae, Христа-триумфатора, сидящего на троне между четырёх евангелистов. Часто вместо изображений самих евангелистов мы видим их символы: троих из них изображают в виде животных, и только четвёртый, апостол Иоанн, изображается в виде ангела. Есть изображения романской эпохи, где евангелисты изображены с головами соответсвующих животных: Марк с львиной головой, Матфей с головой орла, Лука — с головой вола или телёнка. Четыре символа евангелистов также сливаются в единое животное, тетраморфа, четверичное создание.

У гностиков мы также находим изображение Сына Господня, стоящего на помосте с четырьмя колоннами, tetrapeza. Четыре столпа символизируют четыре Евангелия. Гностицизм вообще изобилует изображениями четверичности. Вероятно, вам знаком гностический «Антропос», первочеловек, символ которого — город с четырьмя вратами. Это Автоген, тот, кто порождает сам себя. Его также окружают две пары родителей, то ест ь четыре человека. Более того, у Иринея мы находим идею о верхней матери, Барбело. Это женская ипостась Бога. Её имя переводится как «в четырёх есть Бог».

Во множестве гностических систем мы находим схожие идеи, иногда три принципа выводятся из одного базового. Или же есть более близкие к Аристотелю идеи, о существовании четырёх изначальных элементов и пятого, quinta essentia, в центре. У Аристотеля пятым элементом был эфир. Итак, четыре может представляться как 3+1, как просто 4 или как 4+1. В последнем случае, однако, результатом будет не пять — что было бы выражением бессознательного состояния — а квинтэссенция, источник или экстракт четырёх. В алхимии базовый принцип — prima materia, из которой выходят четыре элемента. А из них, в свою очередь, получается монада, представляющая собой духовное единство этих четырёх элементов.

Здесь четверичность также разворачивается из одного; она становится системой ориентации для сознания. Пример — разделение горизонта на четыре части. Вдобавок четыре элемента дают нам первую ориентацию в этом мире, а четыре темперамента позволяют хоть как-то ориентироваться в хаотической натуре человека. В соответствии с этим делением принципы человеческой жизни распределены в теле человека по аналогии с чакрами: в мозге, в сердце, в печени и в гениталиях. Так, среди прочего, разум и сангвинический темперамент соотносятся с мозгом, храбрость и темперамент холерика — с сердцем, тепло жизни и меланхолический темперамент — с печенью.

В алхимии деление на четыре части играет особую роль, поскольку природа Меркурия — крест. Своей четверичностью он выражает единство противоположностей. Меркурий — самое любопытное и парадоксальное из всех вообразимых существ; его называют также servus или cervus fugitivus50, тот, кого невозможно поймать, кто ускользает через пальцы, как вода. Меркурий состоит из четырёх mercurii; вот их имена:

  1. Mercurius brutus, обычная ртуть.

  2. Mercurius sublimatis, духовный Меркурий.

  3. Mercurius magnesiae, магнезия как vera alba, чистое вещество, сияющая мудрость и великий свет.

  4. Mercurius unctuosus, маслянистый Меркурий, выражающий самую тёмную тьму в глубине земли и материи. Густая, клейкая, маслянистая, вязкая субстанция.

Идея Меркурия, разделённого на четыре части, гармонирует с идеей о Меркурии как о гермафродите. Ибо он Rebis, двойная материя, андрогин, несущий новый свет. В Средние века существовала легенда о непорочной деве — опять же Меркурии — живущей в центре земли. Алхимики были убеждены, что Бог принёс в мир духовную субстанцию, чтобы человек превратил её в вещество, приносящее спасение.

Что же касается полярности божества, параллель можно найти в медитациях Прживары51, где Бог появляется как встреча противоположностей. Когда Он проявляет себя, это происходит в форме конфликта, на кресте. Вот весь символизм. Конфликтная ситуация — источник, из которого сознание развилось однажды, и продолжает развиваться заново снова и снова. Мы налюдаем это и сегодня, каждый день. Никто не разовьёт в себе сознание, пока не треснется обо что-нибудь башкой.

Но почему же этому ребёнку являются во снах подобные проблемы? Этого я сказать не могу. Мы можем только засвидетельствовать, что это произошло. Ребёнку была явлена правда, абсолютная, базовая истина человечества, которой, конечно, нет доказательств. Доказательство лежит в самой истине. Она выражается в душе и в мыслях человеческих существ, одних и тех же с незапамятных времён. Эти истины живут вечно.

1Сессия 23 января 1940 г.

2Текст доклада не вошёл в данное издание.

3См. семинар 3.

4См. семинар 3.

5В оригинале — Samichlaus, швейцарский вариант св. Николая.

6Перевод на русский язык В.А. Жуковского.

7Лат. «перед лицом смерти».

8См. «Алхимия» М.-Л. фон Франц, стр.59.

9Страшное землетрясение в Мессинском проливе 28 декабря1908 года, во время которого погибло, по разным данным, от 70 до 100 тысяч человек, а город Мессина был практически полностью разрушен.

10Фр. «всё равно, во что бы то ни стало».

11Сессия 30 января 1940 года.

12В оригинале — Maus и M?dchen.

13Erich Kiister, Die ScMange in der griechischen Kunst unA Religion, p. 63.

14Harms Bachthofd-Staubli, Haruhvorterbuch des deutschen Aberglaubens.

15Martin Ninck, Wodan und germanischer Schicksalsglaube, p. 157.

16Jakob Maehly, Die ScWange im Myth us und Kultus de r klassischen Volker, p. 7.

17Ninck, Wodan und germanischer Schicksalsglaube, p. 153.

18См. C. G. Jung, Mysterium Coruunctkmis, CW 14/1, § 130

19Alfred Brehm, lilustrienes Tierleben.

20Имя жены рыбака в немецком вариант этой сказки.

21Robert Eisler, Orpheus the Fisher, p. 265.

22Там же, стр.265.

23Там же, стр. 249.

24В немецком слово «Freitag» (пятница) происходит от имени богини любви и красоты Фрейи (Freyja). В романских языках название пятницы происходит от Венеры - "Venus," отсюда "Venerdi," "Vendredi,"Viernes".

25Eisler, Orpheus the Fisher, p. 221.

26Там же, стр. 31.

27Там же, стр.47.

28«Синяя птица» - пьеса Мориса Метерлинка (1908). В западной культуре закрепилась идиома «синяя птица счастья».

29Giovanni Pico della Mirandola, Ausgewdhlte Schri/ten, p. 18.

30Bachtold-Staubli, Handworterhuch des deutschen Aberghubens.

31C. Baumann, lecture: "Zuni Origin Myths."

32The Serpent Power, ed. Arthur Avalon.

33В оригинале Erreichnis, неологизм, составленный из слов erreichen (достигать) and Ereignis (случай, событие).

34Meister Eckhart, Predigten. See Herman Buettner, Meister Eckeharts Schriften und Predigten.

35Georg Koepgen, Die Gnosis des Christentums, p. 214.

36Лат. «летальный исход».

37В оригинале — английское «listening in» - означает либо прослушивание радиопередачи, либо подслушивание телефонного разговора.

38См. семинар 1.

39Большой змее подобный дракон без лап или с двумя лапами.

40Фауст, И.В. Гёте.

41Книга Бытия 1:7.

42Книга Бытия 2:10.

43Сессии 20 и 27 февраля 1940 г.

44Доклад доктора Якоби пропущен.

45В оригинале — английское (или французское?) participation — участие, соучастие.

46См. семинар 3.

47"Змея" на иврите — отсюда нахашены (наассены, азиатские офиты) и получили своё название.

48В астрономии созвездие Короны располагается не прямо над головой Дракона, но для мифологического толкования это безразлично.

49См. семинар 3.

50Беглый слуга или олень.

51Erich Przywara, Deus semper maior.

Другие главы перевода

13
1. Глава 1. О методике толкования снов

7 ноября 2013 г.

2. Глава 2. Детские сны

8 декабря 2013 г.

3. Зимний семестр 1936/37 Сны девочки восьми-девяти лет

8 января 2014 г.

4. Глава 3. Психологическое толкование детских снов (часть 1) Зимний семестр 1938/39

8 марта 2014 г.

5. Глава 3 (часть 2)

8 апреля 2014 г.

6. Глава 3. Психологическое толкование детских снов (часть 3)

8 мая 2014 г.

7. Глава 3 (часть 4)

8 июня 2014 г.

8. Глава 4 (Зимний семестр 1939/40). Часть 1

29 июля 2014 г.

9. Глава 4. Психологическое толкование детских снов (Зимний семестр 1939/40) Часть 2

7 сентября 2014 г.

10. Глава 4. Психологическое толкование детских снов (Зимний семестр 1939/40) Часть 3

8 октября 2014 г.

11. Глава 5. (Зимний семестр 1940/41) Часть 1

8 ноября 2014 г.

12. Глава 5. Психологическое толкование детских снов (Зимний семестр 1940/41) Часть 2

7 декабря 2014 г.

13. Глава 5. Психологическое толкование детских снов (Зимний семестр 1940/41) Часть 3

4 января 2015 г.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

юнг, сновидения

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"