Перевод

Часть пятая [Из лекций, прочитанных между 11 ноября и 16 декабря 1931 г. (Spring1964)]

Visions

Карл Густав Юнг

Visions

Часть пятая

[Из лекций, прочитанных между 11 ноября и 16 декабря 1931 г. (Spring1964)]

В поисках корней

Начиная с современной точки зрения на вещи, видения этой женщины быстро провели ее через века, от средневековых христианских времен через храмы римлян и греков к границам животного царства, где у нее было видение глаз животного, по сути, души животного. Потом она снова начала подниматься, сначала добравшись до солнцепоклонников, и этот культ она теперь понимает на собственном опыте. Но, конечно, кроме переживания этих вещей, она видит еще и современный смысл. Она смотрит на вещи как современный человек, вновь переживающий то, что было свойственно людям в далеком прошлом. … Она уже поднялась ко временам раннего христианства, когда произошел переход от дионисийского культа к христианским идеалам. …

В последнем видении, которое мы обсуждали, [негр-бог растительности с кровью, текущей из бока] была необычная трансформация символизма причастия; потому что в христианском причастии вино означает кровь, но здесь кровь, разливающаяся из бока негра, означает вино. … Религиозные представления пациентки необычным образом возвращаются к дохристианской точке зрения. … Словно в нашу христианскую эпоху она достигла точки, в которой жизни больше нет, так что теперь необходимо искать источники жизни или корни, из которых могут подняться новые побеги жизни. … Во времена перехода к христианству было две фигуры, Дионис и Христос, представляющие разные принципы. Дионисийское начало было определенно архаическим, и Христос был его новым оппонентом. … Но эта женщина идет не от Диониса к христианству … она пытается развить нечто новое из дионисийских идей. … Словно она отбрасывает христианскую абстрактность ради дионисийской конкретики, крови, превращающейся в вино, которое становится священным. … Кроме того, вместо хлеба у нас плод [непосредственное выражение природы вместо продукта, выращенного человеком].

В конце видения негр говорит: «Теперь ты предана мне» и снова повторяет фразу. Очевидно, это значит, что теперь она едина с новым спасителем, этим странным дионисийским духом. И если она действительно едина с ним, этот дух будет действовать как некий зачинщик; он будет продолжать работу внутри, будет вести ее по жизни особым путем. Ведь без этого дионисийского духа она бы обдумывала свои проблемы с христианской точки зрения, этого бесплодного, печального, сухого взгляда на жизнь, который сделал ее невротичной. Теперь у нее есть другая форма жизни, далекая от бесплодности; у нее есть abandon, дух изобилия, который продолжит оказывать свое необычное влияние. Так что она столкнется с самыми поразительными проблемами, и в следующем видении можно ожидать появления серьезных препятствий на ее пути к черному Дионису.

Черный жеребец

Видение: Я увидела черного жеребца. Копытами он высекал пламя из камней. Я была в море и звала его, спрашивая, как мне его оседлать. Жеребец спустился к кромке воды, и я забралась ему на спину.

Что это за черный жеребец? В средневековой психологии дьявол скачет на таком коне. Почему это должно быть животное дьявола?

Ответ: Потому что он черный.

Доктор Юнг: Он черный как сам ад, а черные жеребцы считаются особенно норовистыми и нервными. Вспомните старое сравнение Платона: человек как колесничий, управляющий двумя лошадями, одна белая и покорная, а другая черная, непослушная и вечно упрямящаяся. Это, очевидно, лошадь зла, потому что веками черных жеребцов считали дурными, не только из-за цвета, но и потому что они действительно опасные и норовистые. Что он значит здесь?

Ответ: Это сила природы внутри нее.

Доктор Юнг: Да, но почему мужского пола, а не женского?

Предположение: Это животный анимус, я полагая.

Доктор Юнг: Да, это сила анимуса. … Это значит, что анимус завладел ее либидо. Он отождествился с ним, стал черным жеребцом. … Так что видение знакомит ее с фактом: то, что будет ее нести – это не она сама, это анимус. Как вы думаете, это правильно? Или опасно и неправильно? Как бы вы к этому отнеслись, случись такое с вами? Вот в чем вся разница. Если бы, например, такой жеребец явился ко мне, мужчине, он был бы в ряду всего остального, и я сказал бы: «Конечно, я принимаю его», Но если бы это была кобыла, я не был бы так уверен, что она относится ко мне.

Вопрос: А если она уже в вас?

Доктор Юнг: Надеюсь, нет! Не уверен, что смогу это принять. Нужно встать на место этой женщины. Предположим, в реальности вы столкнулись с черным жеребцом. Вы бы совсем не были уверены, что это вы. Видите ли, принято считать, что это ее личная психология, но это не так. Вполне возможно, что к ней подбирается нечто необычное, а уж примет она это или нет, имеет огромное значение.

Замечание: Но познакомиться с этим и получить силу для изгнания она может только через признание. … Оно здесь, и она должна это признать.

Доктор Юнг: Конечно, оно здесь. Вопрос в том, каким будет ее отношение? Она отождествится и скажет: «Это я»?

Ответ: Она должна делать то, что и прежде.

Доктор Юнг: Положим, дьявол предложил вам черную лошадь. Вы бы поскакали на ней?

Ответ: Можно попробовать.

Доктор Юнг: Ну, в этом вся проблема. Как она может ему доверять? Не следует ли отказаться?

Вопрос: А разве не она будет ею управлять?

Доктор Юнг: А зачем? Вы что, захотите управлять всеми дикими слонами в Африке, если повстречаете их?

Замечание: Но она была в море, и для нее желательно выбраться.

Доктор Юнг: Ну вот. … Эта лошадь является как помощник; для нее это единственное средство выбраться. В таком случае вы бы поскакали и на черепахе, и на дьяволе, вздумай он явиться. … Но почему она в море? В последнем видении она поднялась из подземной пещеры к свету, на поверхность земли, а теперь оказалась в море. Естественно, оно указывает на бессознательное, так что можно спросить: «Почему она внезапно оказалась в бессознательном? Что могло произойти после встречи с негром-спасителем?» … Я хочу, чтобы вы вспомнили конец видения, особенно ту часть, когда негр говорит: «Теперь я предан тебе». Он особенно это подчеркивает, повторяет дважды. Какое может быть следствие у этого факта?

Ответ: Что она одержима им и последует за ним.

Доктор Юнг: И что тогда произойдет?

Ответ: Она потеряет себя.

Доктор Юнг: Да, станет бессознательной, как та первобытная фигура, находившаяся в состоянии экстаза, abandon. Вот что произошло между этим видением и прошлым, и потому она в море; она запуталась в бессознательном состоянии. Именно это обычно случается в такой психологической ситуации. Если человек следует дионисийскому духу abandon, то будет, например, опьянен без всякой разумной меры, пока не впадет в бессознательность и не окажется в море; затем явится что-то и вытащит оттуда. Более того, быть в море значит быть ниже уровня земли, то есть в низком состоянии; он должен подняться к более высокому состоянию, и тут лучше инстинктивной силы ничто не поможет. Очень часто, когда мы в бессознательном состоянии, воля подводит; мы не может воспользоваться силой воли, и что-то должно дать необходимый толчок, чтобы вывести из бессознательности. Здесь инстинкт представлен жеребцом; единственный путь этой женщины из такого состояния – забраться на лошадь.

Вы заметили тесную связь между черной лошадью и негром; это практически одна и та же идея. То, что столкнуло ее в бессознательное, поднимет из него. Это очень парадоксальное утверждение, но такова древняя мудрость Востока. Отсюда пословица, что человека, упавшего на землю, поддержит земля, когда он станет подниматься. … Так что негр доводит ее до бессознательности, а черный жеребец снова поднимает.

Снова гигант

Видение: Мы долго скакали. Наконец, мы добрались до огромного гиганта, который преградил путь. Жеребец растворился в земле, и я осталась наедине с гигантом. «Кто ты, о гигант?» - спросила я. Он ответил: «Я глас мира». У него были длинные зубы, а изо рта исходил огонь. Я пыталась миновать его, но ничего не получалось.

Мы уже сталкивались с гигантом. Помните рисунок, на котором она тащила его труп? Это тот же гигант; это голос мира, общественное мнение того гигантского человеческого существа, которое представляет собой общество.

Комментарий: Мне показалось, вы сказали, что он означал прошлое, что она пыталась тащить с собой прошлое.

Доктор Юнг: Я так и говорил. Наше общество, все наши функции, opinion publique [общественное мнение – фр.] – это результат прошлого; отсюда его величественные размеры. Все старое велико. Новые вещи крайне малы, слабы и нежны. Так что, как видите, она противостоит великой силе. Гигант представляет собой opinion publique всего ее мира, убеждения нашего нынешнего общества. И здесь жеребец растворяется. Почему это либидо исчезает как раз тогда, когда оно необходимо? Кажется, чрезвычайно досадно, что инстинктивная сила оставила ее беспомощной. Почему такое невероятно сильное и энергичное животное неожиданно исчезает?

Вопрос: Может, она возвращается к прежнему отношению к жизни?

Доктор Юнг: Вы думаете, это регрессия? Тогда нужно объяснить, почему это так.

Предположение: Страх.

Доктор Юнг: Да, но что происходит с этим черным жеребцом, боевым животным, так что он неожиданно ослабевает и исчезает? Жеребец кажется весьма отважным.

Вопрос: Жеребец – это не мнение анимуса?

Доктор Юнг: Конечно. На ее пути огромное препятствие – общественное мнение, действующее в психике, как мнение анимуса, и жеребец исчезает перед этим общественным мнением, потому что сам является энергией этого мнения. Лошадь анимуса – это либидо в некой обусловленной форме анимуса, и в то же время это общественное мнение. Мнение анимуса – это всегда общественное мнение, универсальное мнение. Вот почему я спрашивал, стоит ли сразу залезать на эту лошадь. Это может быть несколько опасно, но в данном случае необходимо. Суть в том, что она попала в бессознательное, следуя за черным спасителем. Так и должно было быть; но ей снова пришлось выбираться оттуда, и общественное мнение ей помогло. Общественное мнение уверено, что находиться в море, в бессознательном, неправильно. Оно утверждает: «Будь человеком, не деградируй, будь морально ответственной» - весьма распространенный призыв, и на спине этого призыва она выбирается на сушу. ... [Ведь] общественное мнение, общепринятая мораль, традиционные идеи очень полезны; они бы не существовали, если бы от них не было толка; такие идеи крайне полезны для всех людей внизу, в море. Но если придерживаться их слишком долго, то останетесь брошенными, ведь бессознательное либидо исчезает.

Принуждать себя можно только до определенного предела. Вы должны жить в границах этой общепринятой точки зрения, если следуете коллективному либидо; а если вы идете индивидуальным путем, оно вас оставит. Довериться общепринятому стандарту можно, только пока вы ниже стандарта вымышленного нормального человека. Если стараться дальше, вы столкнетесь с гигантом, и лошадь исчезнет, просто оставит вас; так называемый коллективный инстинкт вас забросил.

Белый город на той стороне

Возникает совершенно новая проблема: что может помочь, когда инстинкты вас покидают? Когда вас несет инстинкт, все сравнительно легко, жизнь проста; вы совершаете много ошибок, но они мало значат, потому что вы едины с инстинктом и остаетесь более или менее бессознательным. Но что поможет, когда вы столкнетесь с гигантом, общественным мнением? Когда инстинкт исчезает и преображается в страх, что поведет вас дальше? Нет никакого «ты должен», нет увещаний, никто не поддержит, потому что это не коллективное дело. Если вы продолжите путь, это исключительно личное предприятие. Что тогда поможет? Я дам вам ответ фантазии.

Видение (продолжение): Я пыталась пройти мимо гиганта, но ничего не получилось. За ним я видела белый город. Я снова сказала: «Я должна пройти мимо тебя», но он только смеялся.

Что это за белый город за спиной гиганта? Каково психологическое значение этого проблеска вдали? Это вдохновение, надежда, словно она видит, что ее ждет, когда препятствие будет преодолено. Это обещание, и потому это белый город. Вы его узнаете?

Ответ: Новый Иерусалим.

Доктор Юнг: Да, небесный Иерусалим – это белый город. Есть и другой пример. Как вы знаете, христианство покорило не весь мир; есть религии, превосходящие христианство числом последователей, а также идейно; например, брахманизм. Город Браман – это высший город мира; великий город в Гималаях. Думаю, он построен из алмазов, из чего-то сияющего, и он на горе, склоны которой подпирают четыре другие горы. ... Эта идея города Браман, который, конечно, означает самого Браму, гораздо древнее христианства. ... Что это за город?

Ответ: Это символ индивидуации.

Доктор Юнг: Да ... белый небесный город выражает идею окончательного, определенного и целостного состояния, идею цели.

Комментарий: Это снова коллективный символ, не что-то индивидуальное или изолированное. Можно подумать, что это убежище для одного, но там место для всех.

Доктор Юнг: Именно, но следует считать его принадлежащим исключительно ей, потому что она не знает, что кажущееся ей личным, оказывается самой коллективной вещью. Эта идея появляется гораздо позже; первое осознание чего-то внутреннего, абсолютно уникального, принадлежащего одному человеку. То, что эта вещь также коллективная, - это ужасный парадокс. ... Нам этого не понять, но чтобы смягчить парадокс, мы можем сказать, что, говоря о нем, мы делаем его в той мере коллективным, в какой он является словом; а в той мере, в какой это факт, его не сделать коллективным. Все это довольно сложно, так что нам пока лучше остановиться на символической или метафорической формуле того, что она видит на той стороне, на идее небесного Иерусалима. Кто-нибудь из вас знает очертания этого небесного города?

Вопрос: Это не мандала?

Доктор Юнг: А вы можете это доказать? Нужно обратиться к Библии, иначе нам не понять психологию. Наша психология, все наши жизни, язык и образность построены на Библии. Снова и снова мы наталкиваемся на нее в бессознательном людей, которые о ней практически ничего не знают, но эти метафоры скрываются в сновидениях, потому что они в нашей крови. А теперь я зачитаю вам кое-какие новости.

И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. (Откр. XXI:2)

Вы знаете, что мандала – это йони, женский символ; это невеста.

И пришел ко мне один из семи Ангелов, у которых было семь чаш, наполненных семью последними язвами, и сказал мне: пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца.

И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога.

[Здесь доктор Юнг дает подробное описание небесного города – Ред.]

Это прекраснейший символ-мандала, четырехугольный символ; это квадрат; как внутренний двор в центре буддистской мандалы. Мандала – это символ индивидуации, так что белый город – это город индивидуации; это совершенное обиталище, вечное прибежище, не ведающее ни солнца, ни луны. То же самое сказано в Брихадараньяка-Упанишаде. Там в беседе, которую я немного сократил, царь спрашивает мудреца Яджнявалкью:

«Под каким светом человек выходит, работает и возвращается?» И мудрец ответил: «Под светом солнца». «Но если солнце не светит?» - спросил царь. «Под светом луны». «А если ни солнце, ни луна не светят?» - спросил царь. «При свете огня». «А если огонь погас?» - настаивает царь. «Тогда», - ответил мудрец, - «человек выходит, работает и возвращается домой под собственным светом».

Ни солнце, ни луна не нужны, потому что город создан из чистого света.

Это, конечно, свет сознания, но не эго-сознания. Этот коллективный аспект города происходит из того факта, что город – это не одно только эго, это всегда множественность. Тут мы подходим к чудовищному парадоксу. Самость – это глубочайшая внутренняя уникальность и единственность отдельного существа, но она символизируется городом. Таковы же и ранние христианские представления. Их можно встретить в знаменитых фрагментах папируса, которые датируются первым столетием н.э., раскопанных в Оксиринхе в начале двадцатого века. Беседуя с Христом, ученики спрашивают его, как добраться до Царства Небесного, и он объясняет это в прекрасном отрывке о животных, ведущих туда. Потом он говорит: «Потому стремитесь познать себя, и узнаете, что вы сыны Отца, узнаете, что вы Град Божий».

Вопрос: Разве это не точная параллель индийской концепции Атмана-Брахмана как искры вечной жизни внутри человека, найти которую в себе – это глубоко индивидуальный опыт и в то же время самый коллективный, поскольку Брахман – это жизнь во всех творениях и по ту сторону творения?

Доктор Юнг: Это то же самое. Это полностью согласуется с евангельским учением, что Царство Небесное внутри нас. Это наша глубочайшая природа, а совсем не то, что хотят с ней сотворить некоторые теологи: превратить ее в нечто между нами и другими людьми. Сказать, что Царство Небесное между людьми, как цемент, - это выродившаяся теология. Нет, это весь человек, завершенность, целостность индивидуума, а не отождествление с эго; эго – это не Самость, оно не включает в себя человека полностью. ... Вот почему у нас неврозы; эго-сознание слишком узкое. Из чего бы ни состояло это странное не-эго, нашего эго-сознания определенно недостаточно. Так что символ Самости сообщает идею целостности, не тождественной с эго. Это сознание, но не совсем наше сознание, это свет, но не совсем наш свет.

Это согласуется с тем, что я говорил прежде; что эти видения – психологические процессы, никак не связанные с жизнью эго-сознания; это проявления психологического не-эго. Можно сказать, что это расширение эго-сознания к видению абсолютного сознания, не-индивидуального сознания, выходящего за пределы человека. Все это звучит ужасно абстрактно или метафизично, но никакой метафизики тут нет. Это просто развитие более широкого или абстрактного сознания, относящегося к более узкому, конкретному сознанию так же, как, например, алгебра к арифметике, или абстрактное мышление к обычному повседневному мышлению. Так что видение города за гигантом – это прозрение сознания по ту сторону обычного эго-сознания, более полного, совершенного, отстраненного сознания. Потому что в белом городе человек оказывается защищенным от окружающего разрушения; город всегда выражал идею укрепленного места, окруженного стенами, башнями и рвами. Я не хочу больше говорить о Самости как коллективном символе; наш текст пока не подтверждает такие выводы.

Карлики – мифологические

Видение (продолжение): Я снова сказала гиганту: «Я должна пройти», но он только засмеялся. (Очевидно, одного видения белого города было недостаточно, чтобы помочь ей.) Пока он смеялся, из земли появились карлики и разорвали мою одежду, так что я осталась голой.

Откуда появились карлики, и что они означают?

Ответ: Из земли. Это инстинктивные факторы.

Доктор Юнг: Они необычные. Это много больше, чем инстинкт.

Предположение: Хтонические силы?

Доктор Юнг: Да, но карлик – это мифологическое существо. Карлик против гиганта, Давид и Голиаф, мальчик-с-пальчик против великана. В древности карликов также называли dactyli, что означает «пальцы». Видите ли, это больше, чем просто инстинкты; инстинкты символизируют разнообразные животные, а карлики – мифологические, это совершенно иное. Инстинкты появляются из земли, очень часто в форме змей или других животных, но мифологические существа тоже появляются из земли. Карлики разрывают ее одежду, пока она не осталась голой. ... Чтобы прояснить такие вещи, нужно знание, нужно изучать литературу о карликах. Что они делают в мифологии?

Ответы: Карлики умные. Они творческие. Они любят шалить. Кроме того, это могут быть готовые помочь cabiri.

Доктор Юнг: Изначально карлики были учителями. Они учили людей обработке руды и разнообразным искусствам и ремеслам. Считалось, что они обладают особой мудростью, и потому часто они имели образовательное значение. Например, юного Гора обучал карлик Бес. А Зигфрида воспитывал Мимир. Они действительно представляют мудрость, погребенную в земле, поразительную прозорливость и умение природы. Они всегда охраняют спрятанные в земле сокровища. Они их прячут; они знают, где найти драгоценные камни. Тут появляется связь с Самостью. Но зачем они разорвали одежду этой женщины?

Ответ: Потому что она медлила с тем, чтобы честно противостоять общественному мнению.

Доктор Юнг: Да, она придерживалась видимостей, носила некие одежды, приняла некие внешние подходы, заигрывала с общественным мнением. Без одежды она стала естественной. Вещи изменятся, общественное мнение исчезнет, когда на ее сторону станут силы природы, внутренний дух вещей.

Вопрос: Почему вы говорите, что это внутренний дух вещей?

Доктор Юнг: Ну, в определенной связи это так называемые Kanopoi. Это духи сосудов, амфор, горшков и так далее. Была такая идея, что духи предков жили в домашних сосудах. Вероятно, она произошла из того факта, что древние цивилизации хоронили мертвых в больших сосудах для вина или в неких амфорах, которые использовались для хранения винограда. В Перу, как и на Ближнем Востоке, такие сосуды использовались для погребения, а если тела сжигали, то прах собирали в амфоры.

Возможно, таково рациональное происхождение этой идеи, но есть психологическое объяснение, почему карликов можно считать духами вещей из-за того необычного факта, что, согласно легенде, они всегда делали работу по дому. Например, когда женщина была добра и что-то им оставляла, скажем, немного молока, и если она не была любопытна, особенно в отношении их ног, то за ночь они очищали дом щеткой и водой. Когда она вставала утром, все было готово, эти домовые, карлики (по-немецки они называют Heinzelmanner) все вычищали. Есть прекрасная драма под названием Der tote Tag, написанная немецким автором по имени Барлах, – он не писатель, а скульптор или художник, – о духах вещей; он дает им имена, называя тех, кто ночью убирает в доме, немецким словом, означающим «ноги-метлы».

Подлинное происхождение этого необычного оживления объектов психологическое; оно происходит из того факта, что наша психология – это изначально не наша психология, все в ней психическое посредством participation mystique. Можно сказать, что посредством проекции, но это не так. Ничто не проецируется; это неверное представление; сам термин «проекция» неверен. Такие психологические содержания всегда снаружи, они не были внутри. Так называемая проекция – это просто нечто, обнаруживаемое снаружи, а потом интегрируемое внутрь. Вся наша психология снаружи, она изначально не лежала у нас в кармане. Так же и с первобытным человеком; вся его психологическая деятельность экстериоризирована; она тождественна с вещами, а вещи – это и есть его ум ... его мысли распределены, подобно сети, наброшенной на мир.

Во всякой стране с древними традициями есть такая бессознательная сеть; в Швейцарии до сих пор есть места, с которыми связаны легенды. Если предложить сельскому жителю двадцать франков за рассказ о местных легендах, он не поймет, о чем вы говорите. Но вечером, за стаканом пива и трубкой, он, скорее всего, скажет: «Вон там дурное место. Там построили конюшню, но не следовало этого делать. У них будут неприятности». Если спросить, почему, он повторит, что это нехорошее место, что с ним что-то не так. Это фольклор, местная легенда. Они согласились спроецировать часть своей психологии, некоторое психологическое воздействие, на определенное место, и случись вам купить эту землю и построить на ней конюшню, вы с ней ассоциируетесь, и это становится психическим фактом. Это часть общего бессознательного людей, которая еще жива.

Так что для первобытного человека живы не только его земля, реки, леса и холмы, но и личные вещи, копья, мечи, каноэ, все, что ему принадлежит, и это даже выражается в языке. Во всех первобытных языках есть префиксы и суффиксы, выражающие, жив объект или нет. Вместо того, чтобы сказать «пепельница», вы должны сказать, мужского она рода, женского или среднего, живая или мертвая. Даже в немецком или французском вам приходится говорить der Aschenbecher, показывая, что пепельница мужского рода, а в первобытном языке нужно будет сказать der Aschenbecherlebendig, живая пепельница мужского рода. Если она принадлежит мне, она живая, если тебе, то мертвая. В некоторых языках нужно зайти еще дальше и сказать, стоит она или лежит, внутри или снаружи; если вы говорите обо всем этом, то придется сказать: пепельница, мужского рода, живая, стоящая, внутри дома.

Все это говорит о происхождении карликов; это духи объектов. ... Карлики – это последние представители того изначального умственного состояния, в котором объекты были моей жизнью, или когда моя жизнь была в объектах. Все эти психологические части, карлики, персонифицируются, потому что каждый из них – часть психики. ... Сумасшедшие слышат голоса, исходящие из объектов, из малейших вещей, даже из спичек, словно они маленькие люди. Потому таких людей крайне трудно убедить, что голоса нереальны, и это делает их почти неизлечимыми. Если они пройдут эту стадию, если личность снова станет единой, они осознают, что голоса были чем-то внешним; но пока голоса продолжают звучать, они цепляются за убежденность, что это нечто реальное. ... То же самое можно встретить у медиумов или очень чувствительных людей. Одна дверь у них все еще открыта, часть разума им не принадлежит, разум их снаружи, в объекте, знающий то, что знает объект. Такой человек порождает мысли, будто одержимый своими вещами, так сказать. Из опыта таких людей можно сделать вывод о состоянии дел в древние времена, когда человеческий разум был погружен в объекты. Тогда человек мог лишь воспринимать и применять только то, что подсказывали сами вещи. Такие замечания можно услышать от художников даже сейчас, словно они слегка первобытные: будто определенные материалы сами подсказывают им форму и так далее.

Из этих фактов появились представления о карликах. На более высоком уровне, в нынешние времена, карлики исчезли как домашние духи, но психологически сохранились; то есть, они пока не стали частью эго-сознания. Едва ли они когда-нибудь станут его частью. Но их больше не найти в объектах; теперь они в бессознательном, где стали эквивалентом объектов, и тут они действуют психологически так же, как прежде объекты, то есть, как спонтанные убеждения, которые могут быть и полезными, и вредоносными. Конечно, вы скажете, что вас ничто не убеждало; вы думаете, что это патологическое состояние, и вас обвинят в том, что вы слышите голоса или зависите от вещей, которые не можете признать. Но это и есть голоса, неважно, как вы их понимаете. Здесь тот же случай: эти спасительные силы подсказывают, что женщина должна оказаться голой. И мы говорили, что быть голой для нее значит оказаться такой, как есть, без всякого приукрашивания, без чепухи и общепринятых выдумок, не обманывать других или себя. Она должна быть такой, какая она есть, без всяких завес. Почему это необходимо? Вспомните, что она хочет пройти мимо гиганта, который стоит между ней и белым городом.

Ответ: Гигант состоит из той же материи, что и ее одежда; если она снимет одежду, он утратит силу.

Доктор Юнг: Именно. Ее одежда – это также персона, и отбрасывание этих завес или обманов будет так называемой симпатической магией – колдовством по аналогии. Чтобы вызвать дождь при помощи магии, брызгают на землю водой, молоком или кровью; или подражают звуку ветра и дождя, чтобы создать дождливое настроение. ... Так что отбросить то, что в ней напоминает препятствие, будет равнозначно отбрасыванию или преодолению самого препятствия.

Блеф

Видение (продолжение): Я бросала в гиганта камни, ослепив его на один глаз. Но он продолжал стоять. Я много раз ткнула его в грудь. Но он стоял. Я взглянула на небо и увидела звезду, которая посылала лучи мне прямо в лоб, и мне на голову опустился полумесяц. Я сказала гиганту: «Смотри». Но он так и стоял.

... Все это не производит впечатления на гиганта; очевидно, этим его не отвлечь. ... Даже когда она наивно указывает на полумесяц на голове, это не работает. На что указывает полумесяц на голове?

Ответ: Что она богиня луны.

Доктор Юнг: Не меньше! Но на гиганта это впечатления не производит, и причина в том, что все это чушь, все это не по-настоящему. Она не может быть богиней луны, это просто инфляция; она пытается блефовать. Знаете, некоторые люди, сталкиваясь с собственными страхами или общественным мнением, быстро отождествляются то с одним божеством, то с другим, надеясь на помощь; но все это бесполезно, потому что это чушь. Так что отождествление с богиней Луны оказывается тщетным. …

Она словно зачарована; запуталась в собственных представлениях, словах; она чувствует себя божеством из-за инфляции из бессознательного. Ее длительная увлеченность этими бессознательными содержаниями породило ощущение силы и важности, далеко выходящее за границы обычных последствий вроде мелкого тщеславия из-за способности принести аналитику что-то интересное. Инфляция, появляющаяся из-за увлеченности коллективным бессознательным, гораздо сильнее. Спустя некоторое время у человека появляется чувство, что все просто и прекрасно; что он, должно быть, крайне одарен, раз видит такие чудесные вещи, что эти образы наполнены божественным влиянием. Кроме того, вера в то, что все это идет из внутренних творческих глубин, указывает, что человек и есть создатель; так отождествление с божеством медленно пронизывает психологию человека, нравится ему это или нет. Со всей скромностью он заявляет: «Конечно, я не бог, но поразительно, что можно сделать, какие прекрасные вещи увидеть». … А когда возникают трудности, он снова превращается в Наполеона. Это своего рода бессознательная готовность к блефу.

До некоторой степени это оправдано, но здесь не поможет, потому что этот гигант не человек и не может быть убит обычным блефом. Потому что этот блеф из той же материи, что и сам гигант. Он знает о нем все. Она снова облачается в божественные одеяния; теперь в божественную наготу. … Множество людей сделало бы так же.

Даже когда перед ними не стоит особенных трудностей, люди готовы напомнить себе о собственном величии и важности. Здесь, в Цюрихе произошел весьма забавный случай, который ярко показывает подобный блеф и самовлюбленность. Один очень известный человек встретил на улице мальчишек, которые играли с мячом, и глупо решил с ними поиграть. Спустя какое-то время он больше не мог сдерживаться и нашел поразительным, что такой человек, как он, снизошел до игры с этими созданиями на улице; по крайней мере, они должны рассказать о таком дома. Так что он спросил одного из мальчишек: «Ты знаешь, с кем играл? Знаешь, кто я?» Мальчик ответил: «О да, вы …» - ну, эквивалент слова «болван»; у нас в Швейцарии для этого есть чудесное слово Loli. Как видите, ребенок видел самую суть.

Ей помогает белая птица

Видение (продолжение): Потом я увидела фавна, который заманил меня в лес и дал кубок. Отпив из него, я наполнилась великой силой и вернулась к гиганту. На него спустилась белая птица и начала пить кровь у него из горла, пока он не опустился на землю. Тогда я переступила через тело и вошла в белый город. Свет был ослепительным, белые камни ранили мои ноги.

Фавн предполагает пережиток древности; это регрессия в лес. Она возвращается к дионисийской ментальности: отсюда кубок, относящийся к культу Диониса, кровь или вино. И этого прикосновения земли достаточно, чтобы придать ей необходимую силу для победы над гигантом. Не то, чтобы она сама это сделала; на него спустилась белая птица. Что это за птица?

Ответ: Это дух, который некогда был убит индейцем.

Доктор Юнг: А потом он спустился к фигуре Великой Матери. Здесь мы снова встречаем птицу после дионисийской интермедии. … Он появляется не как ее собственность, а как типичное животное-помощник, очевидно, потому что она последовала за манящим фавном. Питье крови означает повторное отождествление с природой … а после этого природа оказалась полезной, послав белую птицу. В современной христианской психологии белая птица всегда ассоциируется со Святым Духом, но трудно понять, как здесь вообще оказался Святой Дух … когда празднуется дионисийская мистерия.

Вопрос: А можно рассматривать это как результат союза между нею и дионисийцем?

Доктор Юнг: Так и должно быть; это результат. Животные стали помощниками, потому что она примирилась с природой, но как возможно, что Святой Дух появился после эпизода с фавном? Это трудно объяснить.

Ответ: Дух – это тоже часть природы.

Доктор Юнг: Вы осознаете, что сказали? Дух как часть природы! Надеюсь, тут нет теологов! Но я с вами согласен; я уверен, что не может быть никакого духа, не являющегося частью природы.

Комментарий: То есть он подчиняется тем же законам, что и природа в целом.

Доктор Юнг: На каком основании вы это объясните или сделаете правдоподобным? Не следует забывать, что les extremes se touchent, это значит, что когда мы достигаем одной крайности, в ту же минуту сталкиваемся с другой. Это закон энантиодромии, закон Гераклита, согласно которому вещи, достигшие пика, превращаются в свою противоположность. Таково учение И Цзин. Так что эта женщина впадает с фавном в одну противоположность, в до-христианский культ, и тот же момент происходит поворот. …

Ситуация преображается мгновенно, птица – это действительно дух природы, и это Святой Дух. Святой Дух всегда выражается природными явлениями, огнем или птицей. Иисус сказал, что в Царство вас приведут животные. Я снова зачитаю вам отрывок из Оксиринхского папируса:

Иисус говорит: вы спрашиваете, кто приведет нас в царство, если оно на Небесах? Птицы небесные и звери на земле и под землей и рыбы в море, они приведут вас в Царство. Царство Небесное внутри вас, и всякий. Познавший себя, найдет его.

Не осознав животное внутри, как вы можете понять себя? Но вы избегаете самопознания. И если спросить, почему, ответ будет таков: из-за гиганта. Вы познаете себя, только погрузившись внутрь, а это возможно, только если принять животное как проводника. … Так что можно сказать, что посредством этой регрессии к дионисийской точке зрения, благодаря прикосновению к земле происходит чудо Антея. Гигант Антей, будучи сыном земли, был неодолим, оставаясь в контакте с ней, но когда Геркулес поднял его, тот обессилел, и Геркулес легко одержал победу. Спуск к земле означает силу; человек прикасается к фактам, которые нельзя отрицать. И прикосновение к земле порождает другие явления, относящиеся к природе; компенсирующий феномен духа. Потому они встречаются вместе в дионисийском культе. …

Нет ничего без духа, ведь дух – это изнанка вещей. Диониса заботит наружность, осязаемые формы, все, что сделано из земли, но внутри – дух, подлинная душа объектов. Наша ли это психе или вселенной, мы не знаем, но если коснуться земли, то духа не избежать. И если касаться ее дружески, как Дионис, то дух природы будет помогать; а если враждебно, дух природы восстанет против вас. Отсюда пошли бесчисленные легенды о людях, противостоящих духам вещей.

То, что белая птица пьет кровь гиганта, означает, что сила общественного мнения полностью опустошена духом. Дух – это то, что освобождает, эта женщина тут же освободилась от веса условностей. Без этого духа природы она была бы бессильна. Что такое дух? Вот в чем вопрос. Ну, дух – это некое отношение к вещам: например, говорят «сделать что-то в таком-то духе» или «движим неким духом», подразумевая своего рода обобщенную идею или архетип. Но его придумал не человек; его не тронет ни одна идея, им же выдуманная. Лучшее, на что была способна эта женщина – идея луны-Богини; это была ее выдумка, оказавшаяся совершенно бесполезной. Но когда на ее стороне птица, гигант рушится; то есть, когда присутствует природный духовный подход к вещам, это тут же помогает; словно гиганта никогда и не было, словно не было никаких условностей.

Условности и традиции необходимы; нет ничего глупее, чем уничтожить их. Они бы и не появились, если бы не были нужны. Сдаваться перед условностями и традициями совершенно нормально; так и должно быть. Иначе не одолеть гиганта, а если бы мы и одолели его, ничего хорошего из этого не вышло бы; это всегда происходило бы слишком рано. Гораздо лучше сдаться, потому что так мы, по крайней мере, будем в должном положении. Борьба с традициями при помощи пустых аргументов и нападок на общество приводит только к новым традициям, хуже прежних. Это неизбежно. Единственно, что может разрушить традицию – это дух; рушить ее ради нового духа стоит усилий. Противостоять традиции по прихоти – глупейшее разрушение, если оно вообще удастся. Но ради духа – это совсем другое дело. Дух созидателен; из духа может появиться что-то новое, потому что он живой и плодородный. Так что, конечно, у него большое преимущество перед традициями. Традиция не может быть творческой, в отличие от духа. Эту психологию можно найти в посланиях апостола Павла; все, что я говорил здесь, уже было сказано им.

Слепящий свет Небесного Града

Когда гигант рушится, она переступает через его тело и проходит в белый город, то есть, прибывает к Самости, и здесь можно ожидать чего-то впечатляющего. Но свет слепит, а белые камни ранят ноги. Так что ее прибытие в белый город, которое должно было быть своего рода триумфальным вступлением, оказалось не таким чудесным.

Предположение: Она пока не может этого вынести. Она еще не готова.

Доктор Юнг А почему нет? Возможно, у нее иллюзии. Увидев белый город издали, она, как и всякий, естественно, подумала: «Это место покоя, завершения, подлинная цель». А видение говорит: «Ни в коем случае». Ну, так часто и бывает. Связывать идею совершенного, почти райского существования с идеей спасения – это чисто христианский предрассудок. … В реальности все совсем не так просто. Самость зачастую может быть сложной задачей, почти невыносимой. Вот почему люди ее избегают, изо всех сил стараясь с ней не столкнуться, потому что все остальное кажется проще.

Словно у людей уже есть ясное представление о Самости, и потому они тщательно ее избегают, потому что знакомство с ней, скорее всего, принесет много проблем. Это возвещено еще в христианской легенде, оттуда мы об этом и узнали, ведь для нас Христос был первым человеком, показавшим, что бывает, когда становишься собой. Мы не готовы зайти так далеко. Он попал в серьезные неприятности, как и его настоящие последователи; они умерли на арене [и прочими весьма неприятными способами]. … Наши арены более тонкой природы. В наше время вещи становятся все более психическими, незаметными, они прячутся по углам и у черного входа, пытка стала гораздо более утонченной. Но жизнь проще совсем не стала.

То, что камни ранят ноги, а свет слепит ее, означает, что она не готова встретить свет и принять его, неспособна выстоять перед слепящим сознанием. Можно подумать (как она и ожидала), что, одолев гиганта, казавшегося величайшим препятствием, она сможет войти в белый город, как христианин в небесный Иерусалим. … Но небеса подходят не для всех. … Чтобы небесные условия стали удовлетворительными, необходимо определенное достижение или свершение. Во всяком случае, новая ситуация оказалась для нее крайне неприятной. Но потом она кое-что увидела, и это нечто объясняет ее состояние, объясняет, почему она не на своем месте среди всей этой белизны и не ощущает себя спасенной.

Видение: Я увидела толпу, поклоняющуюся золотому быку, стоявшему на пьедестале. Бык спросил: «Где ты потеряла себя, женщина?» Я ответила: «Я не могла пройти мимо гиганта, пока не выпила из кубка». Бык сказал: «Из этого кубка ты вечно будешь обновлять свою силу. Выпей снова». Так что я выпила из кубка, стоявшего на пьедестале для возлияния. После этого бык спустился и лег рядом со мной.

Иллюстрация 14. «Из этого кубка ты вечно будешь обновлять свою силу».

Это, очевидно, митраистский Бог-бык или золотой телец: речь, конечно, об Аписе, египетском боге-быке. Тот факт, что он золотой, указывает на поклонение солнечному быку, крайне древнее. Оно относится к периоду между вторым и четвертым тысячелетиями до н.э., и его появление в небесном городе, где место совершенному сознанию, крайне неожиданно. Если бык еще здесь, она, конечно, не сможет выдержать белый город на вершине мировой горы. Небесный Иерусалим, град Божий, или город Самости, естественно, никак не связан с хтоническим, архаическим культом. Видите ли, это просто указывает на тот факт, что в ней есть что-то весьма земной природы, сопротивляющееся идее белого города. Что бы вы сказали о человеке по такому видению?

Ответ: Думаю, она неравномерно развита.

Доктор Юнг: Да, есть невероятный разрыв между ее далеко идущей интровертной интуицией и подлинной ситуацией. Этот кубок, содержащий дарующую жизнь субстанцию, кровь или вино, подчеркивает культ быка и предполагает нечто, противостоящее идее небесного града. … Что укрепилось в ней после того, как она выпила кровь быка, это возлияние?

Ответ: Хтоническая сторона ее природа, инстинктивная сторона.

Доктор Юнг: Иными словами, все характерное для культа Диониса, который и был быком, кстати говоря. Фракийской формой Диониса был Загрей; его называли Дионисом Загреем. Согласно легенде, преследуемый титанами, он превращался в разных животных, чтобы спастись. Наконец, они настигли его в форме быка и разорвали на куски, сунули их в котел и приготовили; но Зевс, узнав, что они сделали, спас его часть, живое сердце, и зашил себе в бедро. Это одна из версий; согласно другой, он ее съел; в любом случае, Зевс дал ему переродиться. … Загрей – это типичная форма расчлененного бога, расчлененных хтонических сил, и он также символизирует оплодотворение и жертвенную смерть. …

Так что этот бык советует пациентке выпить из кубка жизни, что уносит ее из белого города – для города время еще не пришло. … Никто не входит в небесный Иерусалим в теле, а она еще не мертва, потому лучше ей жить на земле и пить вино жизни. Если она живет своей жизнью, то в должный час достигнет небесного состояния, но не сейчас. Интуитивный тип часто об этом забывает; видя в телескопе вершину далекой горы, он полагает, что уже там; его доставляет туда интуиция, этот телескоп; но сам он очень далеко, на четыре-пять тысяч метров ниже вершины, и предстоит еще совершить весь подъем.

Теперь понятна полезная роль гиганта и почему он был нерушим; он хотел удержать ее в этой жизни, пока она не пройдет мимо как призрак. Это также объясняет Святого Духа, выпившего кровь гиганта, пока тот не рухнул. Идея в том, что дух может одолеть гиганта, но не живой человек; пока она в теле, гиганта не миновать, но если она преобразиться в духа, то легко минует его. Для тела то место, которое она ищет, невыносимо, так что появление быка – это своего рода компенсация интуитивной попытки трусливо ускользнуть от жизни.

Бык ложится рядом

Когда она выпила из кубка, бык спустился с пьедестала и лег рядом. … Божественная сила стала одомашненной, а благодаря чему?

Ответ: Принятие. Она снова выпила, а значит, приняла жизнь.

Доктор Юнг: Да, эта божественная сила одомашнивается посредством принятия жизни, как она есть. Разве это не странная идея?

Ответ: Нет, ведь она, в некотором смысле, ассимилируется.

Доктор Юнг: Как можно ассимилировать божественную силу?

Ответ: Как титаны Загрея.

Доктор Юнг: Ну, я бы сказал, что раз мы можем есть гостию, то можем есть и Бога. Поедание богов было царской прерогативой фараонов, и эта идея стала самым известным религиозным обрядом, причастием. … Все началось с тотемических обедов, на которых поедали тотемическое животное, и за тысячи лет этот обряд выродился в идею поедания бога в более обычной форме. Затем, на более поздних стадиях, он развился в идею убийства и поедания царя, а убийство царя естественным образом привело к христианской легенде об убийстве Сына Божьего. Здесь сошлись две вещи: поедание тотемного животного и убийство царя; Христос – это убитый царь, отсюда Jesus Nazarenus Rex Judaeorum, INRI, на всех распятиях, а потом его поедают. Древняя каннибалистическая идея стала центральной концепцией причастия. … Бога не только убивают, его распределяют среди толпы и переваривают. …

Весь комплекс легенд очень загадочен, но эта аналогичная фантазия все проясняет. Видите ли, выпив вина, приняв земную жизнь как есть, она одолела божественную силу, скрытую в инстинктах. То есть, инстинкты имеют непреодолимую силу, но только если противостоять им. Если принимать жизнь, быть с инстинктами, то не будет никакого противодействия или сопротивления. Это как путешествие на воздушном шаре в ураган: пока вы идете по ветру, едва ли можно его почувствовать; можно зажечь спичку или прикурить сигарету, даже свеча будет гореть ровно; но если воздушный шар попытается противостоять силе бури, его тут же разорвет на части. Или как лодка на быстрой реке: если она движется по течению, это просто, но против потока грести трудно. Так что если принимать инстинкты жизни, никаких проблем нет; это как рай, даже бык успокаивается перед вами; но если это не должен быть рай, если человек знает слишком много, то он противостоит инстинктам, и возникают проблемы.

Вот почему людям снятся быки, скажем, их преследует дикий бык, и поэтому они всегда противостоят инстинктам – что бы то ни было. Это не всегда сексуальность. Люди думают, что преследование быком – это подавленная сексуальность, но это совсем не так. Когда человек грешит против коллективного инстинкта, например, против адаптации к коллективным условиям, его может преследовать бык, представляющий стадный инстинкт. Бык даже может представлять полицию.

Так что здесь, когда бык сходит с пьедестала, это инстинктивная земная сила, переставшая быть божественной; то есть, ей больше не нужно быть божественной, она не требует поклонения, потому что пациентка приняла ее, сделала частью своей жизни, и в ней больше нет ничего божественного. Теперь мы можем полагать, что божественным принципом станет что-то другое, или он примет другую форму.

Видение (продолжение): На пьедестале выросло зеленое дерево. На дереве было много птиц. Я подняла к ним руки, и они опустились на меня.

Быку наследовало дерево, и что это значит? ... Ну, сначала бык – это божественное начало, она принимает его, пьет кровь и становится другом быка. Теперь она как корова, животное. Эта идея часто выражается в древних культах. Например, последователи Артемиды называли себя arctoi (медведи), потому что медведь был одним из ее охотничьих животных. В митраистском культе посвященных разделяли на четыре отдельных класса или градуса [низшим из которых были львы и орлы]. ... Практически во всякой религии есть такие иерархии, но животные обозначения встречаются только в очень древних культах. Так что эта женщина будет священной коровой, что объясняет ее прежнее отождествление с Исидой, лунной богиней, которая, как и Хатхор, увенчана коровьими рогами в форме полумесяца. ...

Множество птиц

Я не знаю, осознаете ли вы вполне подлинный смысл такой аналогии. Видите ли, она занята не эго, как я постоянно повторяю, а тем, что им не является, не-эго. Мы имеем дело с безличной психикой, а не ее личной психологией; это развитие (или трансформация, можно сказать) ее бессознательного, но она – не это бессознательное. Бессознательное приходит, а ее задача – действовать соответственно, делать то, что нужно, чтобы оно преобразилось благодаря ее сознательной установке. Словно у нее священная задача изменять определенные части бессознательного, своего рода миссия, так сказать – приручать или преображать бессознательное. То, что она встречает в этих видениях – часть великой работы, развернувшейся в ней и через нее по преображению слепых сил коллективного бессознательного в нечто сознательное, подобное человеку. Оно не станет человеком, потому что превосходит его.

Здесь мы видим важную стадию преображения безличной психики, происходящего в этой женщине; она принимает божественную силу инстинктов в форме быка, и потому становится коровой. Она рада отождествлению с Исидой, полумесяцу над головой и возможности сказать гиганту: «Узри меня». Но она не считает, что слова: «Узри меня, я корова» окажут впечатление на гиганта, хотя это, скорее всего, помогло бы лучше, чем просто стать богиней. По сути, это то же самое. Если вы умеете чувствовать животных и взглянете в глаза коровы, то увидите в них необычную печаль. Мы проецируем свою меланхолию на глаза животных, и у нас есть причины для печали, потому что мы видим только животное. С другой стороны, это «ничто иное, как» - тоже великая вещь. Человек действительно видит что-то божественное в глазах животного, потому что в них выражается творческая воля и творческий дух. Так что, став коровой, она будет такой же, как архаичная женщина – не только животным, но и соучастницей божественного.

Комментарий: Корове свойственно послушание.

Доктор Юнг: Да, это не только принятие того факта, что она корова, но и коровье смирение, что по сути высшая форма той же идеи; для китайца коровье послушание – это путь Дао. Потому принятие коровьего смирения, которое покажется омерзительным любой современной женщине, тем не менее является кратчайшим путем к совершенству. Принятие этой женщины посредством поглощения крови или вина привело ее к животному состоянию, к ритму животного царства. Но быку наследовало дерево. Так что единственное ставшее божественным для нее, означающее силу, стоящее рядом и компенсирующее – это растение, дерево. И это символизирует совершенно иной принцип. ...

[Растительная жизнь как символ принципа духовной жизни и роста была рассмотрена доктором Юнгом ранее на этих семинарах. Большая часть выдержек в Части III связана с этой темой. Здесь он вспоминает сказанное ранее. – Ред.]

Похоже, наша пациентка призывает птиц, живущих в ветвях дерева, так как они спускаются на нее. Что это за птицы?

Ответ: Ее озарения.

Доктор Юнг: Да, но что это за озарения? Есть ли другая идея?

Предположение: А это не представители Святого Духа?

Доктор Юнг: Множество маленьких Святых Духов! Думаю, это несколько обесценивает Святой Дух; если у него столько маленьких версий, он теряет свою уникальность.

Предположение: Посланцы, так сказать?

Доктор Юнг: Думаю, это чересчур, они вполне могут обычными птицами. Она говорит: «Я подняла к ним руки, и они опустились на меня». Помните того знаменитого человека с воробьями в саду Тюильри? Он протягивает им крошки, а они опускаются к нему, но в этом нет ничего от Святого Духа. И вы часто видели рисунки, на которых голуби спускаются на женщину, но мы не думаем, что это Святые Духи; у нас на этот счет довольно плотская и мирская идея, ведь что это за белые голуби?

Ответ: Символы мира?

Доктор Юнг: О, мистер Форд был изобретателем этой идеи мира – знаменитый корабль с белыми голубями.

Предположение: Это птицы Венеры.

Доктор Юнг: Да, голубь – это птица Астарты, богини любви – это весьма нечестивая птица. Я помню женщину, жившую в Hotel Sonne в Кюснахте, которая жаловалась на непристойное поведение голубей; она узнала, почему их называют птицами Венеры. Они действительно очень эротичные. Так что забавно, что такую птицу назвали Святым Духом; это говорит кое-что очень интересное о женской природе, и еще немного о тайной истории Святого Духа, изначально называвшегося Софией. София – это по-гречески мудрость, и в ранней церкви Святой Дух считался Софией, женской спутницей мужского Бога, женой Бога и матерью Искупителя. Позже это сочли ересью, но следы до сих пор остались. И один из этих следов – голубь.

Эта фигура мудрости – материнская; это высшая форма анимы, можно сказать – духовная женщина, или вселенская мать; но, согласно гностическому учению, София принимала свои формы в довольно скандально известных женщинах. ... В этой последовательности было четыре стадии. Хава или Ева, изначальная земная мать, была первой; второй была Елена Троянская – как вы знаете, это женщина с довольно дурной репутацией, но символически она представляет вторую стадию вселенской матери. Третья стадия – это Мария, Богоматерь. Это шокирует больше всего. Церковь ненавидела эту идею и всячески подавляла. ... Но эта история сохранилась в древних гностических фрагментах и может быть интерпретирована как подлинное и чистейшее развитие анимы. Первая форма мужской анимы – это его мать, Ева, мать всех живых существ; эта последовательность достигает кульминации в Софии. Это западная форма кундалини-йоги.[8]

... Теперь пациентка продвигается где-то между Еленой и Марией, но в противоположном смысле; она еще не развилась от Евы и движется вниз. Ситуация перевернута; она спускается, потому что цивилизация пока добралась только до Марии, а ниже все бессознательное; мы воображаем, что все на небесах и не укоренено в земле. А поскольку вещи не имеют корней земле, в них нет живого сока, они высушены; но посредством анализа или открытия врат Аида жизненная сила возвращается. ... Словно все протоки были заполнены изначальной жидкостью; когда контакт с землей восстановился, появляется кровь, жизненный сок движется вверх и снова наполняет самые далекие ветви древа. Конечно, это живое древо, потому что оно полно птицами, а они – символы, крылатые существа, которые с незапамятных времен означали психические факты, которые называют мыслями, идеями или прозрениями. Все, связанное с разумом, имеет воздушное качество. Рыбы – это всегда содержания моря, бессознательного, так что птицы – это содержания разума или духи воздуха, ментальные факты.

То же древо мы встречали в прошлом видении. Там она превратилась в дерево, отождествилась с ним, тогда как здесь оно появляется отделенным в видении. Это древо йоги, естественный рост отношений между сознанием и бессознательным – или древо познания, мудрости, которое, естественно, содержит мысли. Так что когда ее развитие достигает стадии древа, оно начинает действовать через птиц – это результат жизни древа. Это видение заканчивается утверждением, что она полна мыслями. Но мы не знаем, что это за мысли.

Множество марширующих мужчин

Видение: Я увидела множество марширующих мужчин; я стояла с другими людьми у дороги, глядя, как они проходят мимо. Они громко кричали: «Мы – путь». Затем я вошла в их ряды. Они повели меня к высокой горе. Там они исчезли, и я одна стояла в снегу.

Вы видите здесь продолжение прошлого видения?

Ответ: Они как множество птиц.

Доктор Юнг: да, множество птиц или мыслей здесь стали множеством мужчин, а они, конечно, означают анимуса, который, как вы знаете, представляет множество. … [Но] большая разница, появляются ли мысли в форме птиц или мужчин. …

Замечание: Констеллирован противоположный пол.

Доктор Юнг: Да, здесь есть влечение. Когда вещи предстают в противоположном поле, появится влечение; так что мысли привлекательны. Пока это птицы, психическая связь слаба; они очень пугливы и в любой момент могут улететь. Но когда птицы принимают человеческие формы, особенно противоположного пола, значит, возможен союз. Бессознательное использует этот символизм, чтобы выразить идею единства или воссоединения, как оно использует сексуальный перенос в качестве моста. Когда есть разрыв между аналитиком и пациентом, появляется сексуальный перенос, чтобы заполнить этот провал; перенос исчезает как компульсивный феномен, когда установлена связь.

Здесь птицы, появляющиеся в формах людей, потеряли свою чуждость и приблизились к ней. Сначала она просто наблюдает за ними, затем она покидает людей у дороги и присоединяется к их рядам. ... Мысли, охарактеризованные как множество мужчин, однако, возможно означают, что она не может их контролировать. ... Более того, это похоже на парад, самое коллективное движение в уме, почти систему мыслей. Они, вероятно, часть большой армии, или мужчины, представляющие мощное коллективное публичное установление; то есть, определенную безличную мощь, скорее ассимилирующую ее саму.

Такие вещи могут произойти в уме; люди боятся бессознательного, потому что инстинктивно чувствуют, что есть пути мысли странной коллективной природы, не личностной, которые их захватят и унесут. Поскольку она не может контролировать анимуса, это множество мужчин, они могут оставить ее где угодно. В этом случае они исчезают, когда она достигла вершины горы, и оставляют ее в снегу. Что случилось?

Ответ: Ей холодно, и она одна.

Доктор Юнг: Ну, это синонимично: замерзнуть и остаться в одиночестве – это то же самое. Быть в толпе, окруженным людьми, всегда связано с теми отдаленными временами, когда обезьяны вместе сидели на ветках. Вот почему люди часто чувствуют себя довольно хорошо в толпе, особенно сдавленными – это напоминает о тех днях. Дело не только в стадном инстинкте, но и в самой физической теплоте. Большинство людей не признают эту особенность, но это животный инстинкт любит физическое тепло других волосатых тел. ... Так что остаться на вершине горы, изолированной в снегах, просто означает отсутствие всякого человеческого контакта, лишение животного тепла. Естественно, анимус ведет женщину в безлюдную область, где нет человеческого тепла, потому что анимус – не человек. ...

[Чтобы понять, почему это видение явилось сейчас, нужно вернуться к ее неспособности вынести белый город и видению быка и питью крови, возлияния, произошедшему прямо перед этим – ред.]

Поклонение быку – это всегда земной культ, и астрологически бык – земной знак; Телец – это дом Венеры. Так что она опустилась на уровень земли, приняв вино земли, возлияние, приготовленное быку. Затем в конце того видения появилось древо йоги, из чего можно заключить, что она была в муладхаре, в корнях древа. Иными словами, она была в сфере инстинктов, в соучастии с плотью; она была божественной коровой, покорной требованиями богов природы. ... Так что тот факт, что затем анимус привел ее в изоляцию на вершине горы – это компенсаторная реакция. ... Теперь мы увидим, что произойдет дальше.

Появляется лев

Видение: Передо мной появился лев, и я спросила: «О лев, почему я здесь?» Он ответил: «Потому что ты встала на путь».

Это возвращает нас к тому факту, что марширующие мужчины кричали: «Мы – путь». Что это означает?

Ответ: Это просто коллективный путь.

Доктор Юнг: Да, это был не ее путь, это был путь толпы. ... Те марширующие мужчины кричали систему мнения, которая претендовала на то, чтобы стать путем. Мы хорошо это знаем. Но когда дело доходит до кульминации, такая система мышления просто исчезает и человек остается истощенным в весьма неприятной ситуации. ... В данном случае она заслуживает критики на следование советам мужчин. Они вывели ее из человеческой атмосферы, и подчиняться им было ошибкой. Теперь приходит лев как компенсация этой системы мышления. Лев представляет инстинкты. Однако, этот символ не может быть обозначен таким расплывчатым словом – Бог знает, что мы подразумеваем под инстинктами. Лучше следовать указаниям бессознательного и попытаться охарактеризовать символ. Почему не орел, змея или какое-то другое животное? Почему лев?

Вопрос: А это не связано с двумя разными формами ритуала, сменяющими друг друга; сначала бык, относящийся к культу Magna Mater, а затем лев из митраистского культа?

Доктор Юнг: Есть древняя астрологическая связь между быком и Матерью. ... Бык в астрологии, как я сказал – это domicilium Veneris. Культ Аттиса относится к этой великой группе материнских культов. Аттис был сыном Великой Матери; и в этом культе taurobolium, посвятительная церемония, проводилась в месте, где теперь в стоит римский собор святого Петра. Посвященный или кандидат помещался в дыру в земле, которая накрывалась решеткой, и над ней приносили в жертву быка; ему разрезали глотку, а посвященный внизу мазался этой кровью, льющейся сквозь решетку; она представляла собой кровь рождения, и потому перерождения, это было крещение. Затем посвященного доставали и кормили молоком и давали новые белые одежды, относились к нему как quasi modo genitus, новорожденному, потому что он был дважды рожденным; теперь у него была душа и доступ к богам. Так что бык глубоко связан с культом Magna Mater.

Митраизм – это тоже один из таких культов. ... Как и Аттис, Митра – умирающий и воскресающий бог, потому что сам был быком; смысл знаменитого жертвоприношения быка в митраситском культе заключался в жертвоприношении бычьих страстей человека, или отсутствия дисциплины. ...

Лев, однако, играет любопытную роль в митраизме, неясную, чисто символическую роль. ... На изображениях жертвоприношения быка, алтарного камня, на котором бог убивает быка, лев появляется где-то ниже жертвенной сцены; он не связан с вышеописанным ритуалом. Иногда лев противостоит змее с амфорой между ними, и похоже, что они сражаются, кто первым доберется до сосуда. Астрологически лев – это высшее положение солнца, месяц после летнего солнцестояния, конец июля и начало августа, пламенный, сухой и ужасно жаркий; змея, с другой стороны, холодная и влажная, ночное создание, живущее во тьме. Так что здесь снова появляется пара противоположностей. На одном митраистском изображении амфора стоит на земле с поднимающимся из нее огнем, а лев в воздухе вверху, словно бросаясь в нее. Сосуд – это женский символ, сосуд перерождения или uterus ecclesiae, так что лев, очевидно, означает перерождение в огне.

Сосуд также называют krater, что происходит от греческого слова kerannymi, смешивать; изначально был сосуд, в котором смешивались вино и вода. Мы используем это слово для обозначения кратера вулкана, содержащего огненную жидкую лаву. Изначально это, вероятно, был сосуд, использующийся в тайных обрядах; он содержал огонь или, возможно, горящее масло, в котором происходили магические преображения; это был своего рода алхимический котел. Возможно, митраистский лев, бросающийся в огонь кратера, был алхимическим символом. Идея погружения в кратер для перерождения очень древняя. Эмпедокл, греческий философ, как говорят, закончил жизнь в кратере Этны; состарившись, он бросился в пламя кратера, чтобы соединиться с богам, возрождения из кратера смерти как бог. Мы знаем, что основной задачей этих древних культов было переродиться богом. ...

Как упоминалось ранее, члены определенного класса или степени в митраистском культе назывались львами (leontes); возможно, это были те, кто прошел подземное испытание огнем, которые должны были броситься в кратер. Это только предположение, но во всех этих древних культах были низшие степени, с которых люди поднимались к другим степеням, и каждый раз они должны были пройти через котел, через ритуал перерождения, так что они перерождались множество раз. ...

Итак, очевидно, когда современная пациентка видит льва или рисует его, это не значит какого-то льва вообще, это мифологическая фигура; потому мы вполне можем предположить, что лев в этом видении имеет доминирующий смысл некоего принципа, огненного, сильно и благородного по своей природе, и что, в отличие от льва в зоопарке, в котором нет ни капли царственности, он обладает всеми мифологическими качествами.

Комментарий: Лев – это просто противоположность холодному снегу.

Доктор Юнг: Это правда. Лев страстный, огненный и опасный, и он крайне мужественен. Китайский принцип ян выражает качество льва; это концепция была сформулирована в Китае, но я не знаю западных форм, точно передающих эту идею. Конечно, лев не существует в нашей философской литературе, но в бессознательном он есть, и мы должны найти ему подходящее слово. ... Однако, объяснить льва здесь как противоположность змеи в терминах китайской философии – это слишком общая интерпретация. ...

Но есть и другой аспект льва как символического животного. Это символ власти. Британский лев тому примером. Его можно увидеть в любом выпуске Punch. Власть имперского Рима символизировалась львом; эти колонны с крадущимися львами на верхушке у входа в норманнские церкви означают христианскую церковь, построенную на мощи язычества или покорившую ее. … П лев как символ власти в астрологии появляется ввиду того, что это знак самого жаркого времени года, когда сила солнечного бога, правителя небес, на пике. Кроме того, льва считали сильнейшим животным, если не считать слона, и для западных народов он был известен гораздо лучше, чем слон, и потому, возможно, считался царственным животным. …

Лев, выражающий идею власти, это действительно древнейшая форма символа. Многие первобытные племена называли вождя львом племени – лев Иуды, например, означает сильнейшего человека из рода Иуды … и цари Вавилонии и Ассирии изображались как убийцы львов, то есть, сильнее львов, сверх-львами; потому царь носил львиную шкуру, как царь Абиссинии до сих пор носит корону из гривы льва, чтобы выразить свою высшую силу. Как видите, лев для нас – это действительно врожденный символ.

[Здесь доктор Юнг прервал свое толкование, чтобы показать несколько изображений из средневековых книг об алхимии, на которых было видно сочетание символизма льва, птицы и дерева. Чтобы понять тесную параллель с материалом пациентки, следует вспомнить, что после принятия вина и причастия земли там, где стоял бык, выросло дерево, и появились птицы, за которыми последовал символический лев.

На первом рисунке (Рисунок 1) изображено дерево, растущее из головы обнаженной женщины. На ее голове орел, а вокруг летают птицы. Она стоит на алхимической печи, которую с обеих сторон поддерживают приспособления для возгонки вещества, духа, из грубой материи. Их появление намекает на сексуальную аналогию, так что, очевидно, алхимический процесс, происходящий в земле, - это своего рода сексуальный процесс – Ред.]

Рисунок 1

Воспроизведен в Psychology and Alchemy, CW 12.

Рисунок 2

Как и Рисунок 1, из Hieronimus Reusner, Pandora, Basel, 1588 (1-ое издание в 1582 г.)

Здесь птицы взлетают и падают в необычном движении, которое пока не появилось в нашем видении, но рисунок, тем не менее, служит близкой аналогией нашей ситуации. Слева от женской фигуры символ солнца, справа – луна, указывающая на союз мужского и женского (на самом деле, на этот алхимический процесс), и сопутствующий текст гласит, что слева солнечные птицы умирают белой смертью, а справа лунные птицы умирают черной смертью.

Эта идея также выражена в падающих листьях, они опадают налево и направо, а потом процесс повторяется. Однажды моя пациентка нарисовала странный рисунок, служащий еще одной параллелью. Внизу сосуд, в котором голубоватым пламенем горит огонь, и из этого пламени, как ствол дерева, поднимается светлый столб, разветвляющийся в прекрасные водопады света; этот свет опускается в огонь, который вспыхивает еще ярче. Это циркулярный процесс, дерево растет из огня, затем отбрасывает листья, которые падают и служат пищей огню, так что он начинает гореть снова. … Это символическая формула, которая также выражена в античной философии Греции,[9] где сказано, что бык – отец змея, а змей – отец быка, они отцы друг другу.

Или можно перевернуть идею; бык порождает змея, а змей – быка. Это вечный процесс, которые движется в цикле. Очевидно, этот процесс происходит в бессознательном, когда сознание не вмешивается, чтобы прервать его. Птицы будут взлетать и падать на землю вечно, если сознание человека не вмешается. Бессознательные процессы вращаются в этом загадочном цикле: они появляются, развиваются, расцветают; затем гибнут, умирают и поглощаются хаосом, затем из хаоса они поднимаются вновь.

То же движение можно встретить в сновидениях сумасшедших. Я наблюдал серии снов, которые иногда были просто прекрасными, так что можно ожидать какого-то сдвига, но потом все угасало и погружалось в хаос, пока не начиналось вновь.

Так бессознательное обычно поднимается до уровня сознания. В некоторых случаях анализа ясно видно, как значимость ночных снов становится все выше и выше, и пациент почти ухватывает их; но потом он не доводит их до сознания, так что они погружаются обратно в хаос, словно ничего не произошло, но потом все начинается вновь. … Гераклит очень давно выразил это в другой форме; он сказал, что душа становится водой, потом землей, а потом снова водой; а после она становится огнем эмпирей, это высшие области богов. Он также сказал, что когда человек пьет слишком много вина, душа становится влажной и возвращается в землю. Так он описывает ритм души: она всегда меняется, вверх и вниз.

Орел на голове женщины на рисунке – это особенная птица в алхимии; он обычно наверху всего, словно это невыразимый результат. Очевидно, результат считался чем-то крылатым; это предполагает древневавилонский символизм. На вавилонских цилиндрических печатях есть изображения древа жизни, обычно с двумя фигурками по обе стороны; и из древа поднимается символ крылатого диска, круг с крестом. Что интересно, это символ индивидуации, а индивидуация – это осознание собственного устройства, entelechia. Это невыразимый плод древа. Так что индивидуация должна происходить на основе этого процесса. Но если сознание не вмешивается, плод никогда не появится, птицы просто будут продолжать подниматься и падать. Видите ли, это очень психологическая картина. Как хорошо известно, в процессе анализа человек проходит через множество необычных стадий; взлетают самые разные птицы; появляются самые разные фантазии. Но каждый раз, в конце концов, все птицы опускаются, и это приносит разочарование. Человек думает: «Это была просто фантазия», все мертво, и он снова в самом начале. А потом дерево вырастает вновь, и появляются птицы; человек думает: «Вот, теперь»; но это та же самая история. Он сбит с толку фантазиями и не концентрируется на невыразимом плоде дерева.

[На втором алхимическом изображении (Рисунок 2) в центре видны только верхние ветви дерева, появляющиеся из-за защитной стены. Над ними все еще летают птицы, вверх и вниз; но теперь на переднем плане лев появляется дважды: слева он обычный, а справа с отрезанными лапами. Текст ниже гласит: «Всякий выпивший кровь льва и ведущий себя соответственно, всякий сжегший тело отца в пепел при помощи пылающего огня и поливший пепел святой водой, обретет мазь, исцеляющий всякую болезнь», и так далее. – Ред.]

Сила воли и инфляция

Теперь появляется идея сознательного вмешательства. Алхимическая идея заключалась в том, что естественный процесс будет продолжаться, если человек не вмешается. Но здесь человек вмешивается; он отрезает лапы льва, сжигает тело отца и выливает в пепел святую воду; и получает мазь, философский камень, который ранняя христианская церковь называла pharmakon athanasias, лекарство бессмертия.

Это очень интересный текст. Лев, очевидно, представляет волю к власти, тождественную царственности, поскольку воля человека – это оружие, которое он налагает на природу. В этом разница между человек и животным. Животное послушно, благочестиво, оно послушно законам природы; но оно может только подчиняться им, над другим оно не властно; потому что власть животного не в нем самом, а в природе. Но у человека есть подлинная власть, потому что в своем непослушании природе ему удалось отвоевать или абстрагировать некоторое количество энергии из природы, и она стала силой воли. Опасность лежит в том факте, что это изначально была животная сила, которая все еще может утвердиться и покинуть человека. Он украл кое-что у богов, и потому наказан ими, как в мифе о Прометее.

Обладание силой воли вызывает некоторую инфляцию, hybris, которая придает слишком много значения стороне сознания. … Воля человека уносит его, что заметно в нынешних культурных условиях, когда машины, которые мы изобрели, стали нашими хозяевами. … Воля стала его богом, и это ужасный бог, который уносит человека, как лев добычу. Вот почему нужно отрубить лапы льву.

Идея сожжения тела отца имеет особый мистический оттенок, но психологически означает разрушение отжившего. Тело отца – это состояние, которое доминировало прежде, бык – это наш отец, и его нужно принести в жертву, чтобы освободиться; то есть, мы должны принести в жертву прошлое, чтобы осветить будущее. … Если удастся совершить эту перемену, уничтожить тело отца, отрубить лапы льву, то мы получим лекарство вечной жизни; то есть, мы поможем жизни продолжаться. …

Вопрос: В связи со львом вы говорили о принципе ян, а теперь и о силе воли. Не значит ли это, в таком случае, что лев представляет силу анимуса? Процессия мужчин увела пациентку на вершину горы, где оставила в одиночестве на холоде, чтобы она встретилась со львом, иными словами, с концентрацией ее собственной энергии.

Доктор Юнг: Логика этого вопроса обоснованна. Действительно, после жертвоприношения быка марширующие мужчины увели пациентку на вершину горы и оставили в снегах, и мы сказали, что это была форма анимуса. Естественно, множество коллективных мыслей увели ее, в качестве компенсации, от единения с землей, из тепла крови в холодные снега, к полной противоположности.

Видите ли, всякий раз, когда женщина совершает что-то неправильное [ударяясь в одну или другую крайность], так что заходит в тупик, обязательно появится анимус, чтобы выразить некое традиционное мнение, и в соответствии с ним она движется вверх или вниз. Вот что случилось в этом случае, так что теперь она лицом к лицу со львом, инстинктивной силой, представляющей сущность анимуса, а также выражающей силу воли, в той мере, в какой человек оказывается жертвой своей силы воли. Иными словами, анимус-мысль, что вы в униженном состоянии, когда находитесь на земле, имеет определенную силу, и в следовании за этой силой человек утверждает власть над силами земли. Словно вы вольны сказать: «Я не хочу единения с землей, оно слишком варварское и примитивное. Потому я поднимусь над ней». Это воля к власти.

Но подлинный вопрос в следующем: «Остаться ли мне у земли или воспользоваться силой подняться над законами крови до вершины горы?» С одной стороны, ее привела сюда воля к власти, но с другой стороны нельзя сказать, что это неправильно; ведь у нас есть определенная свобода выбора, мы можем сказать: «Я не хочу касаться земли, предпочитаю остаться на небесах». Вот только оставаться там надолго не очень-то приятно! Оказавшись в небесном городе, она не вынесла его и возвратилась на землю; но теперь она, так сказать, вернулась на вершину горы. Видите ли, в этом весь ее выбор, но в любом случае, все дело в добровольных колебаниях туда и обратно; сначала бессознательное ведет ее вниз, на землю, а потом та инстинктивная сила, что стоит за анимусом, внезапно поднимает ее ввысь. Ведь анимус основан на инстинктивной силе; все эти силы были освобождены в человеке довольно инстинктивно. Неважно, живет ли он жизнью тела или подавляет телесное начало и становится духом, все равно его жизненный путь был продолжен инстинктивными силами. Сначала люди были законами человеческой природы, сами были силами; лишь позже они их назвали, и спустя долгое время стали считать их моральными или философскими началами.

Например, подавление секса, о котором мы так много слышим в эти дни, совсем не современное изобретение неких благо- или злонамеренных людей. Это явление природы, сама природа принуждает к этому; такое подавление появляется в результате вмешательства других инстинктов. … То, что земля оттолкнула эту женщину, как только она спустилась, вполне естественная реакция; из той ямы, в которую она упала, ее подняла реакция исторических сил.

Здесь мы видим вечное движение бессознательного вверх и вниз. … Что-то прижимает ее к земле, а потом появляется что-то другое и поднимает ввысь. Лев выражает этот принцип. По моему мнению, лучше всего понимать льва как своего рода философский принцип, выражающий подъем волны, ее положительную часть; вот что я имел в виду, когда связал его с ян; спад волны будет принципом инь.

Потому что ты встала на путь

Видение (продолжение): Затем ко мне прилетела птица, и я сказала ей: «Почему я здесь, в вечных снегах? Мне хочется тепла». Птица ответила: «Следуй за мной». И птица привела меня к сфинксу в пустыне.

Лев – это начало нового развития в видении … наша пациентка достигла следующего этапа трансформации, характеризующегося львом. То есть у нее хватает воли, чтобы выбраться из прежнего униженного состояния, и потому она поднимается ввысь, где остается одна и встречает льва, осознавая царственную силу воли, поднявшую ее из соучастия с землей на эту высоту. Она спрашивает его: «Почему я здесь?» - имея в виду эту изоляцию. Лев отвечает: «Потому что ты встала на путь». Можно сказать, что ответ показывает связь между ее инстинктами и поиском. Она не понимает, что подняло ее и что опустило, но интуитивно чувствует, что это должно быть как-то связано с инстинктами. И лев дает верный ответ: «Потому что она встала на путь». … Видите ли, лев, очевидно, указывает на некое решение встать на путь. … Как вы это понимаете?

Ответ: Это было решение выпить крови?

Доктор Юнг: Да, но то решение лишь часть всей процедуры, на путь она встала задолго до этого. Подлинное начало было положено, когда она решила смотреть эти видения. Сначала у нее были сны, которые развили некую автономную активность. Когда она стала заметной, и пациентка начала рассматривать ее как объективный фактор, она решилась наблюдать. Видения давали некую гипотезу о том, как следует жить. Как вы помните, … она не знала, что делать со своей жизнью, столкнувшись с неразрешимой проблемой. Так что она сказала себе: «Я должна пойти по этому пути».

Видения и есть эта дорога, и она, естественно, все больше включалась в ритм, в это вечное движение то вверх, то вниз, что свойственно бессознательному. Вот почему лев ответил, что она в снегах, потому что встала на путь.

А потом она спрашивает птицу: «Почему я здесь, среди вечных снегов? Мне хочется тепла». Она только что вышла из крови, и уже так холодно, что она хочет вернуться, потому что отождествилась с ритмом. Птица говорит: «Следуй за мной» и ведет прямо в горячую пустыню, где пациентка сталкивается со сфинксом [см. Часть VI]. Нисхождение завершено, но вы увидите, что за ним последует продолжение.

Так что теперь ее жизнь протекает в необычном ритме, хотя до этого была прямой линией. Увидев что-то в отдалении, кажущееся стоящим, она стремилась к этому. Таков современный способ жить; умом мы решаем, что вещи хороши и идем к ним, вместо того, чтобы жить так, как задумала для нас природа – извилистым путем. Мы утверждаем, что там цель, и проводим к ней прямую линию, но природа хочет, чтобы мы двигались, как змеи. Потому у людей, живущих по прямой линии, в бессознательном появляется символизм змеи. Люди, живущие в городах, никогда не видели змей, но им всем снятся змеи, особенно тем, кто живет по прямой линии, потому что бессознательное хочет, чтобы они двигались естественным змеиным путем. Так что змея – это символ великой мудрости природы, потому что слишком прямой путь – не лучший; кратчайший путь – извилистый, кружной.

Примечания

8. Ср. Jung, “Psychological Commentary on the Kundalini Yoga” (четыре лекции), Spring 1975, Spring 1976.

9. Ср. Zeus Sosipolis в Themis, by Jane Harrison, Cleveland: Meridian Paperback, 1962, pp. 150ff.

Другие главы перевода

14
1. Лекция V 9 декабря 1931 г

7 августа 2011 г.

2. Семинары. Из лекций между 30 октября и 5 ноября 1930 г. (Spring 1960)

7 февраля 2014 г.

3. Часть II. Из лекций, данных между 12 ноября и 9 декабря 1930 г

3 апреля 2014 г.

4. Часть третья [Из лекций, данных между 13 января и 25 марта 1931 г. (Spring1962).]

6 мая 2014 г.

5. Семинары. Часть 4 [Из лекций, данных между 6 мая и 24 июня 1924 г. (Spring, 1963).]

4 июня 2014 г.

6. Часть пятая [Из лекций, прочитанных между 11 ноября и 16 декабря 1931 г. (Spring1964)]

8 июля 2014 г.

7. Часть шестая [Из лекций, данных между 16 декабря 1931 г. и 10 февраля 1932 г. (Spring1965)]

6 августа 2014 г.

8. Часть 7 [Из лекций, данных между 17 февраля и 9 марта 1932 г. (Spring 1966)]

4 сентября 2014 г.

9. Часть 8 [Из лекций, данных между 9 марта и 22 июня 1932 г. (Spring1967).]

2 октября 2014 г.

10. Часть девятая [Из лекций, данных между 1 июня 1932 г. и 18 января 1933 г. (Spring 1968)]

3 ноября 2014 г.

11. Часть 10. Из лекций, данных между 25 января и 21 июня 1933 г

7 декабря 2014 г.

12. Часть одиннадцатая [Из лекций, данных между 4 октября и 6 декабря 1933 г.]

8 января 2015 г.

13. Семинары. Часть 12 [Из лекций, данных между 24 января и 28 февраля 1934 г.]

7 февраля 2015 г.

14. Часть тринадцатая [Из лекций, данных между 7 марта и 21 марта 1934 г.]

3 марта 2015 г.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

юнг, активное воображение

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"