Перевод

Лекции 14-16

Современная психология. Лекции в Швейцарской политехнической школе Цюриха

Карл Юнг 

Современная психология

 Лекции в Швейцарской политехнической школе Цюриха. 

ЛЕКЦИЯ   XIV

2 февраля 1934 года

 

            Мы снова прибегнем к диаграмме (Диаграмма V), чтобы изучить фигуры бессознательного, о которых говорили в прошлый раз. Она состоит из десяти сфер сознания; пять с правой стороны относятся к сознанию внешней реальности, а пять с левой стороны – к сознанию внутренней реальности. Каждый человек сознателен в некоторых из этих сфер.

 

ДИАГРАММА V.

Левая сторона диаграммы.

 

            В сфере сознания, обозначенной как Секция I, тень начинает ощущаться. Но здесь она ощущается лишь как незначительно чувство того, что чего-то не хватает, как «léger sentiment d'incomplétude»[1], увеличивающее самосознание и чувство неполноценности. Люди ищут причину этих тревожащих чувств во внешнем мире, им кажется, что их воротничок помялся, а галстук завязан неровно: известный ученый сомневается в своем труде, певец – в своем голосе, и так далее. Так они невольно помещают свою неполноценность туда, где нет опасности критики; но в ходе анализа я должен показать им, что настоящая причина лежит глубже, на этой бессознательной теневой стороне, и там увидеть ее гораздо труднее. В то время как свет сознания полностью находится на правой стороне, люди могут иметь неявную веру в свои благие намерения. Они приходят ко мне с искрящимися описаниями своих идеальных свадеб и счастливых обстоятельств, но я знаю, что привел их именно невроз. Тогда почему они столь невротичны, если условия их жизни насколько совершенны? В ходе аналитической работы свет движется все дальне и дальше влево по мере того, как человек стремится сделать каждую последующую сферу сознательной.

            Хотя тень начинает ощущаться в секции I, фокус внимания все еще остается на эго. Эта секция находится в тесной связи с телом, все его потребности важны. Когда область сознания узка, тело играет важную роль. Такие люди связывают свои комплексы с телом, психические расстройства кажутся им формой физического заболевания. Они эгоцентричны и чувствуют свою неполноценность, но сильно зацикливание на самих себе может, по крайней мере, дать им некоторое представление об их тени, а это положит начало расширению их области сознания.

            В секции II тело по-прежнему играет важную роль, но здесь уже не единственный объект, как это было в секции I, а несколько внутренних объектов. Люди начинают осознавать существование комплексов как факторов, работающих независимо от эго. Любой, кто осознал комплекс, понимает, что это за непокорный зверь: скажем, вы хотите быть особенно приятным для кого-то, но входит этот «питомец» и не дает вам этого сделать, вы хотите спать, но он заставляет вас бодрствовать; он столь же объективен, как непослушная собака или досаждающая муха. Таким образом, все внутренние объекты стремятся вытащить эго из его удобной ракушки. В этой секции люди склонны больше интересоваться психологическим аспектом своих конфликтов, а в некоторых невротических случаях страдает реальность тела. Одна моя пациентка однажды села на скамейку у озера, чтобы поразмышлять о своих психологических трудностях, при этом термометр показывал шесть градусов ниже нуля, в итоге ей пришлось заплатить за свое безрассудство воспалением легких. Другая пациентка, долгое время находившаяся у меня на анализе, как-то раз пришла в состоянии совершеннейшего недоумения. Потребовалось какое-то время, прежде чем я выяснил причину: она забыла пообедать! Усталость или голод, особенно нереализованные, мстят умственным беспорядком.

            В секции III уже можно забыть о теле в значительной степени. Комплексы становятся персонифицированными, их автономия – более выраженной, и мы можем рассматривать их как относительные объективации, хотя они все еще окрашены субъективно. Такой фигурой был Леопольд: чтобы сделать его видимым, требовалось состояние транса.

            В секции IV тело исчезает и появляется абсолютная объективация. Классический пример случая этой секции – Ясновидящая их Префорста. В ее случае образы бессознательного не окрашены личностью медиума, как это было, скажем, в примере Элен Смит. В этой секции образы бессознательного настолько автономны и странны, что могут поработить нас. Первобытные люди назвали бы это состоянием обладания. Комплексы предполагают определенную долю образов и сил, владеющих индивидом; эти автономные сущности приходят и уходят по своей воле, принуждая людей действовать определенным образом, при этом они – такие сущности – ответственности за это не несут. Подобные образы, фигуры – это так называемые архетипы, изначальные типы или образы, существующие по всем мире, они соотносятся с фактами примитивной психологии. Леопольд, в некотором смысле – тоже такой изначальный образ, только одетый в форму исторической личности, но факт того, что подобная фигура должна появится, сам по себе архетипичен. Если бы Леопольд не был так субъективно связан с Элен, то он сам был бы архетипом.

Мысли могут овладевать людьми схожим образом, поскольку архетипы могут быть эквивалентами мыслей. Изначальные типы мысли кажутся нам странными, ведь они сильно отличаются от наших абстрактных идей. Первобытный человек видит идеи как атрибуты вещей, он говорит о реальном объекте, когда подразумевает идею: о реке, подразумевая свободу, о горе, чтобы выразить преданность. В книге Осборна Деннета «В глубинах разума темнокожего человека»[2], король произносит длительную речь по случаю своей коронации, и в ней он говорит о предметах, имея в виду идеи. Это было так, словно швейцарский политик собирался поговорить о цепи горных альпийских вершин, стоя неподвижно у их основания, а Юнгфрау[3] подняла свою величественную белую голову к небесам, сигнализируя о том, что его политическая программа великолепна, она хорошо звучит и в нее стоит поверить. Такой способ рассмотрения вещей уходит корнями в первобытные начала – фундамент архетипов. Изначально то, что сейчас считается абстрактными идеями, было вещами или транзакциями практического характера. Этот факт проявляется в нашем языке, хоть мы и склонны забывать первобытный смысл используемых нами слов. Например, немецкое слово «Behandlung»[4] буквально означает держать пациента в руках, помещать ваши руки на него, работать с ним вашими руками. Английское слово «treatment»[5] (от латинского «trahere»[6]) и французское «traitement» означают «вытягивать», «вытаскивать» (то есть, вытянуть болезнь или злого духа, вызвавшего немощь). В этой связи весьма интересно обнаружение неолитических останков подобного древнего лечения в Корнуолле: там удалось найти камень с дырой, сквозь которую протаскивали больных. После такой процедуры они считались возрожденными, их кормили молоком, словно новорожденных младенцев, мыли и одевали в чистую одежду, чтобы болезнь, изгнанная из них, не смогла их узнать. Больных детей и сегодня протаскивают через эту дыру. Я привел вам лишь один пример, но их – тысячи, и они возвращают нас к первозданному архетипическому фону.

Вернемся к диаграмме. Центр действует как магнит, потому что тело требует признания, а если мы попытаемся оставить его позади, то оно потянет нас назад. Люди, которые, по всей видимости, всецело концентрируются на чем-то абстрактном, внезапно обнаруживают, что их начинает «звать» обратно через легкую боль, другим же приходится переживать длительные болезни, чтобы вновь заинтересоваться своими позабытыми телами.

Секция V тоже действует как магнит, но она утаскивает вас в противоположном направлении, наружу из вас самих, из вашего тела. Ее тяга работает против чувств, и вы забываете себя. Если мы вновь вернемся к секции II, то увидим начало этого процесса. Именно там мы впервые получили туманное представление о чем-то очень странном в нас самих, о чем-то очень отличном от той картины о себе, какую мы сами себе представляли. Естественно, мы пытались отвернуться от столь неприятной идеи, но предчувствие работало, и нам пришлось увидеть, что (как это ни удивительно) этот чуть менее почтенный господин – это тоже я сам. В секции V эта работа завершается, и появление совершенно иной, или сверхчеловеческой сущности – «totaliter aliter»[7] – приводит к деперсонализации. Это сфера экстаза и мистического опыта, где человек растворяется в абсолютном «я». Опыт, описываемый мистиками – это просто выход из реальности.

 

Правая сторона диаграммы.

 

Это сознательная сторона, сторона так называемого известного мира. Секция I с этой правой стороны – это сфера эмпирического эго, что идентично телу.

Секция II – это сфера объектов, она соответствует внутренним объектам. Внешние объекты активно воздействуют на нас, но мы воспринимаем их сквозь нашу субъективную окраску, и тогда внешние объекты кажутся нам такими, какими мы их видим, а не такими, какие они есть на самом деле. Преодолеть эту субъективную стадию очень трудно. Такой психический субъективизм является своего рода эгоцентризмом и приводит к сложностям, ведь мы считаем само собой разумеющимся то, что люди и вещи – именно такие, какими мы их видим, а это очень часто становится причиной печали.

Секция III – сфера персонализма, где становится очевидным объективный фактор. Мы начинаем осознавать свой собственный персонализм, появляется ценность другого человека. Занавес субъективизма приподнимается, и мы обнаруживаем, что люди не такие, какими мы их считали, и не те, кем мы хотели бы, чтобы они были. Наши «bêtes noires»[8] и воспетые герои превращаются во вполне обычных людей. В сфере субъективизма мы ожидаем, что другой человек должен быть таким же, как мы, и считаем его заблуждающимся или ошибающимся, если он не соответствует этим ожиданиям. В сфере персонализма мы принимаем его таким, какой он есть. Отельер, вдруг обнаруживший, что его шеф-повар не обсуждает с ним собственные соображения о приготовлении пищи, и не увольняющий его за это, уже познал персонализм. Но уже в этой секции, где другие люди становятся реальными для нас, начинают возникать определенные сомнения относительно безусловной реальности чистой конкретности, и мы начинаем оставлять ее позади по мере своего продвижения к другому роду реальности.

Секция IV – сфера объективизма. В сфере персонализма нам нужно было принимать во внимание целый ряд людей, которых мы признали отличными от нас самих, и они казались нам отдельными индивидами. В сфере объективизма мы обнаруживаем социальную идею, собственная картина мира исчезает и заменяется безличным идеализмом. Мы начинаем интересоваться людьми как группами: отношениями, друзьями, знакомыми, незнакомцами и так далее. Они образуют клубы и общества, а идеи и идеалы, лежащие в основе таких обществ, становятся важными. Политическая партия может казаться неотразимым идеалом, а патриотизм – стать высшей обязанностью. Идея долга принимает самые нелепые и возвышенные формы. Нельзя упускать из виду тот факт, что всеми этими общечеловеческими идеями и идеалами можно злоупотреблять (ибо нет на земле и на небесах ничего, чем человекоподобное животное не воспользовалось бы в своих интересах), но при этом настоящие идеалы действительно существуют в этой сфере, и именно они позволили становиться государствам, обществу, церкви, религиям и так далее.

В Секции V, как и в секции с тем же номером с левой стороны, совершенно иная сущность – «totaliter aliter» - становится активно действующей силой, которая, словно магнит, вытягивает людей из самих себя и приводит их к состоянию деперсонализации. Я не чувствую себя компетентным для полноценных разговоров об этой стадии. Эти полюса сами по себе выходят за границы человеческого понимания, порой какой-нибудь мистик или поэт доходит до них и пытается говорить с нами из такого экстатического состояния, но любой их частичный опыт применительно к нашей жизни настолько странен, что мы задаемся вопросом, не выходит ли это все за рамки здравомыслия. Однако эти полюса нельзя игнорировать или рассматривать как «ничего кроме»; когда люди отдают свою жизнь за что-то, это не может быть «ничего кроме». Просто это факт, что некоторые люди оказываются вырванными из себя самих какой-то силой, которую мы не осознаем.

Эта диаграмма – результат многолетнего опыта работы с людьми всех возрастов и национальностей. Эта диаграмма, над которой можно размышлять очень долго. Один факт выделяется четко, а именно тот, что человеческое эго находится между двумя магнитными полюсами, которые постоянно растягивают его в противоположных направлениях. Эго всегда находится под угрозой разрушения своего единства. Если происходит полный раскол, то за этим последует психическая диссоциация или истерия, и, если все так и оставить, то результатом становится шизофрения.

  

 ЛЕКЦИЯ   XV

16 февраля 1934 года

 

            Сегодня я бы хотел показать вам, как возникла диаграмма, рассмотренная нами на последней лекции, и как она работает с практической точки зрения. Эта диаграмма – не какая-то теоретическая выкладка, она выросла из моего практического опыта и фактически стала необходимым фундаментом для анализа и упорядочения масштабного и необычайно сложного эмпирического материала. Я пришел к пониманию того, насколько отличаются люди друг от друга, хотя внешне они и кажутся одной огромной толпой. Каждый мой пациент имеет свою собственную психологию и становится новым опытом, поскольку люди коренным образом различаются. Если считать иначе, то получится лишь поверхностное суждение. Естественно, что такое разнообразие приводит к огромной палитре концепций и убеждений. Этот факт особенно очевиден в истории психологический теорий. Сегодня, если мы хотим объяснить определенный факт с точки зрения психологии, мы столкнемся с целым рядом возможностей, каждая из которых будет отражать свою точку зрения. Эти различия – признак того, что наука сама по своей сути живая, но они также порождают дополнительные трудности при попытках объяснения эмпирического материала. Это одна из причин, почему, допустим, проблема психологических типов столь сложна. Слова оказываются не просто бедными, но вводящими в заблуждение. Возьмем, к примеру, немецкое слово «Gefühl» (чувство, ощущение, эмоция). В нем заключен целый лабиринт смыслов, и каждый понимает его по-своему, даже классические авторы умудрялись сбиться с пути в этом калейдоскопе. Если принять во внимание то, что вы, произнося какое-то слово и вкладывая в него определенный смысл, вызываете в сознании другого человека совершенно иную картину, становятся очевидными трудности достижения понимания.

            Именно признание таких трудностей побудило меня предпринять эту попытку разъяснения. Давайте посмотрим, как материал, обсуждаемый нами, может быть помещен на диаграмму (диаграмма V).

            График I (см. ниже) – Ясновидящая из Префорста. Когда мы пытаемся определить границы психологии Ясновидящей, чтобы локализовать ее сознание, мы видим, насколько прочно она стоит на левой стороне диаграммы, поскольку выдающийся факт заключается именно в том, что она жила в реальности внутренних объектов, а ее сознание, таким образом, достигает своей высшей точки в четвертом секторе левой стороны диаграммы (Слева-IV).

            Возникает вопрос: как у нее обстоят дела в отношении к Слева-V? В какой степени на ее психологию воздействует нечто, действительно лежащее за пределами того, что доступно человеку? Этой сфере принадлежит Круг Солнца. Я должен бы был взять вас всех в Тибет, чтобы доказать существование таких вещей. Абсолютно необходимо проводить параллели со странными переживаниями пациента, ведь до тех пор, пока он способен понять себя, он чувствует, что все еще находится в этом мире, что надежда еще есть. Поэтому, имея дело с такими случаями, я должен прикладывать все усилия, чтобы сохранить в целости мостик понимания. Если мне удается, скажем так, кивнуть странному опыту как будто при знакомстве, пациент остается связанным с реальностью и чувствует, что его доверие восстановлено. Если бы я сказал: «Нет, это неслыханно, это все существует лишь в вашем воображении», то последний мостик к человеческим взаимоотношениям будет разрушен, пациент окажется изолированным в своих переживаниях, а единственная открытая дверь приведет к безумию.

 

ДИАГРАММА V (частные графики)

 

            Ясновидящая смогла описать Круг Солнца своему доктору – Кернеру, тому это было действительно интересно, и таким образом она и поведала миру о своем опыте. Она сама, однако, не находилась в секторе Слева-V, там был лишь не очень выразительный символ, к тому же он слабее, чем ее переживания в Слева-IV.

            Если мы перейдем к правой стороне, нам следует признать, что Ясновидящую очень беспокоило ее тело: она все время чем-то болела и была поглощена своим состоянием, все должно было вращаться вокруг нее. Однако ее сознание лишь немного протянулось в реальный мир, ее отношение к людям было исключительно субъективным, ее связь со своим ребенком, к примеру, была прерывистой, да и самого Кернера она рассматривала весьма однобоко.

            Из характера кривой на этом графике мы можем сделать определенные выводы, и в первую очередь о том, как Ясновидящая относится к миру. Любой другой человек с точно таким же графиком будет вынужден реагировать во многом таким же образом. Актуальная для нее реальность лежала не на этой правой стороне, а в духовном мире. Далее диаграмма показывает нам, что, хотя девушка вряд ли интересовалась внешним миром, акцент делается на левую сторону. Если это состояние останется стабильным, то и кривая осталась бы такой, как я отметил на графике. Но, поскольку Ясновидящая была мало связана с внешним миром, то в случае какого-либо изменения нам следует ожидать, что сфера ее сознания сдвинется еще дальше влево, и я специально нарисовал стрелку, указывающую в этом направлении. Длинная прямая линия, берущая свое начало в конце Слева-I и целиком пересекающая Слева-II и Слева-III, означает разрыв в непрерывности сознания. Ясновидящей осознавала существование этих секторов лишь в состоянии сомнамбулизма, и эта линия не поднимается вверх вновь вплоть до сектора Слева-IV.  

 

График II  – Элен Смит.

Этот случай – диаметрально противоположный. Фигура Леопольда у Элен окрашена очень субъективно. За этой фигурой стоит психологический элемент – анимус, тесно связанный с Флурнуа. Поэтому мы можем заключить, что Элен была искренне заинтересована своим доктором. Следовательно, мы можем обнаружить особый акцент на правой стороне, а значит, этот случай нельзя интерпретировать с левой стороны. Мы знаем, что Элен была хорошо приспособлена к жизни и эффективна в своей работе. Ей удалось возбудить интерес у одного американца, да такой, что мужчина одарил ее совершенно огромным количеством долларов, и этой суммы хватило бы до самой старости. Отсюда мы можем заключить, что в мирской жизни она была очень умна.

Ее духи с левой стороны сильно отличались от тех, что наполняло мир Ясновидящей, они были чрезвычайно субъективны по характеру. Она относительно объективировала свои комплексы, но объясняются они правой стороной. Она не создавала мандалы, и в Слева-IV не было никаких проявлений. В то время как Ясновидящая дает нам объективную картину левой стороны, информация Элен является лишь относительно достоверной, в действительности она говорит о правой стороне под видом левой. Ей нравились ее призраки, они принесли ей известность, но оставались очень субъективными. Она испытала бы очень сильное беспокойство, если бы они стали слишком объективными и своевольными. В случае Элен затмение сознания начинается сразу за эго и охватывает значительную часть Слева-I и Слева-II. Если бы она проживала Слева-I в большей степени, то была бы более самокритичной. Если бы ее состояние перестало быть статичным, то сфера ее сознания начала бы движение к правой стороне, потому что главное ее отношение – это отношение к миру, поэтому я нарисовал стрелку, указывающую в этом направлении. Однако, в ходе этого движения возникает своего рода проверка констелляцией бессознательного содержания.

 

График III  – Зигмунд Фрейд.

            Рассмотрим этого всемирно известного человека в качестве еще одного примера. Его вершина достигается в сфере объективных идей. Его идея сама по себе является единственным спасением, он не допускает существования идей других людей, поэтому он отрезает себя от остального человечества. Не он теперь управляет этой идеей, а она управляет им, поэтому он достигает энтузиазма в Справа-V. Фрейд – психолог комплексов, поэтому его кривая устремляется вверх в Слева-II. Если бы она пошла еще выше, его назвали бы невротиком, но это не было бы оправдано. Мы лишь можем сказать, что он активно интересуется комплексами и остро осознает отрицательную сторону бессознательного. Тень – это разоблачение Фрейда, его полная осознанность с левой стороны приходится на I сектор, и он выдал свои открытия из этой сферы изумленной и шокированной Европе!

            Фрейд выяснил, что невротики должны рассматриваться как индивидуумы. Он также осознал, что как исследователь он должен уметь быть субъективным, поскольку вы можете побудить пациента озвучить его точку зрения лишь тогда, когда сможете сказать ему, что вы о нем думаете. На этом графике кривая сознания непрерывна, она проходит через правую сторону, через центр, но свет ее прерывается в Слева-II. По этой причине все, что находится слева, объясняется через правую сторону, а каждый факт с левой стороны за пределами сферы комплексов, то есть от Слева-III до Слева-V, трактуется отрицательно. Принимая во внимание сферу сознания, откуда он рассматривает все это, Фрейд, скорее всего, неспособен понимать религиозный опыт, поэтому, когда пациент приходит к нему с видениями, либо читает о мистиках, то Фрейд неизбежно должен объяснить все это комплексами. Слева-IV и Слева-V для него не существуют, поэтому Бог – это всего лишь комплекс.

 

            График IV – Рокфеллер.

            Здесь мы видим очень упрощенную кривую, сознание чрезвычайно узкое. Рокфеллер был просто золотой горой, купленной за большие деньги. Однажды я находился рядом с ним в Америке и имел возможность изучить его психологию с близкого расстояния, что стало интересным опытом. Он был практически полностью озабочен своим телесным здоровьем, думая о различных лекарствах, новых диетах и возможных новых докторах! Он страдал от сильных мучений совести, то есть он был сознателен в области Слева-I, где таится тень, порождая самокритику. Его секретарша должна была постоянно снабжать его монетами, которые тот раздавал детям, встречавшимся на пути в ходе ежедневных прогулок. Он делал это, чтобы получить от них благодарность, потому что был ужасно одинок и нуждался в подобных способах, чтобы устанавливать хотя бы какой-то человеческий контакт. Кругозор Рокфеллера заканчивается в субъективной сфере, его сознание не проходит дальше I и II секторов с обеих сторон. Следующая беседа послужит иллюстрацией его субъективного мышления, я внимательно слушал, несмотря на его медлительную речь и длительные художественные паузы.

 

Рокфеллер: Итак, вы – европеец. Я люблю европейцев, но есть среди них и плохие люди.

Доктор Юнг: Да, люди схожи везде, везде есть и хорошие, и плохие.

Рокфеллер: Австрийцы – весьма плохие люди.

Доктор Юнг: Никогда не слышал об этом.

Рокфеллер: Вы не можете знать всего, доктор, но полагаю, что вы поймете, какой я идеалист. Многие годы я пытался сделать что-то для человечества, скажем, добиться единой стоимости бензина во всем мире. Все страны согласились, кроме Австрии, чье правительство подписало отдельное соглашение с Румынией. Должно быть, австрийцы – очень плохие люди.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лекция   XVI

23 февраля 1934 года

 

            Диаграмма, которую мы обсуждали в прошлый раз, вызвала так много вопросов, что я решил проиллюстрировать ее работу ещё более подробными примерами.

 

            График V – среднестатистический нормальный человек.

            Во-первых, нормальный человек очень эгоистичен – Шопенгауэр развивает эту мысль до такой степени, что человек может убить своего брата, если будет остро нуждаться в жире для смазывания своих сапог. Во-вторых, средний человек примитивен. «Пещерные люди» все еще существуют во всех слоях общества: малейшая потеря самоконтроля пробуждает в них варваров. Семьдесят или восемьдесят процентов населения сегодня можно отнести к средневековью, так что лишь немногие действительно приспособлены к нынешнему 1934 году, а из этих немногих большинство позабыло о своей тени, тянущейся за их хорошо адаптированными персонами!

Так, в Справа-I нормальный человек достигает очень высокой отметки, он живет там со своим телом, которое суть животное.

В Справа-II кривая тоже высока, потому что он полностью субъективен.

В Справа-III, из-за своего собственного персонализма, он способен быть верным последователям какого-нибудь лидера. Линия опускается вниз.

В Справа-IV его сознание устремляется к нулю, ведь это очень трудно – быть объективным. Идеи предполагают независимость ума и самодисциплину, которой обладают единицы.

Справа-V выражено очень и очень слабо.

С левой стороны, в секции I, средний человек имеет туманные представления о темных вещах, скрывающихся в тени, и тогда линия проваливается вниз, и сознание больше не способно охватить ничего сверх этого.

Эта диаграмма упрощенно рассматривает среднестатистического обычного человека, не делая допущений по возможным типам. Поле экстраверта будет простираться дальше в правую сторону, а интроверта – в левую. Последний лучше осознает свою тень и, следовательно, ощущает себя неполноценным. Он не в состоянии напрямую взаимодействовать с реальностью, сперва ему нужно поразмышлять о ней, и, благодаря такому механизму, удается избегать многих подводных камней, однако этим же способом интроверт упускает огромное количество возможностей. Экстраверт, в свою очередь, совершает грубые ошибки из-за полнейшего неведения о своей тени и сильно пробуксовывает в попытках познать свой внутренний мир.

Кривая нормального человека претерпевает изменения в соответствии с духом времени, поскольку коллективное сознание может смещаться то влево, то вправо. С появлением определенных религиозных течений, когда происходит взлет общей сознательности, кривая достигнет Справа-V. В качестве исторического примера можно привести волну экстаза, охватившую древний мир с расцветом ислама. В современном мире наблюдается движение сознания в левую сторону, а иллюстрацией этого может стать интерес, проявляемый к психологии.

 

График VIНиколай (Николаус) из Флюэ[9].

В отличие от современного человека, жизнь этого средневекового мистика центрировалась на его религии, а она была для него могущественной реальностью. Это было не иллюзией, но фактом, поэтому его кривая очень высока в Справа-V, где он проживал свою православную веру с настоящим энтузиазмом.

В Справа-IV кривая начинает стремительно падать вниз, поскольку идеи в его случае не играли никакой роли, он не был образованным человеком.

В Справа-III кривая полностью опускается вниз, поскольку он был независим от людей и даже оставил свою семью.

Справа-II и Справа-I практически стерты, с его стороны это было сделано намеренно.

Когда мы подбираемся к темной левой стороне, мы обнаруживаем, что ее для Николауса из Флюэ вообще не существовало, у его не было никаких психологических проблем и склонности к самоанализу. Таким образом, кривая остается внизу до тех пор, пока мы не доберемся до Слева-V, где она внезапно поднимается вновь и достигает другой вершины, поскольку именно в этой сфере у него случилось видение, которое произвело на него глубокое впечатление. Это было переживание внутреннего, не православного характера, он назвал это видением Троицы, потому что он пытался увидеть божественный образ, чтобы иметь возможность увязать его с православной верой в Справа-V; но ужасающее, строящее гримасы лицо, которое явилось ему, было, на самом деле, лицом Deus absconditus[10]. Это видение оказало большое влияние на его дальнейшую жизнь как сознательный фактор, а те, кому довелось увидеть его после этого ужасающего опыта, говорили, что его лицо несет на себе такой отпечаток, что к нему было страшно приблизиться.

 

График VIIГете.

Взлетим же сейчас высоко и поговорим о Гете. Однако, если мы захотим найти его высшую точку на нашем графике, то у нас ничего не получится, потому что его работы свидетельствуют о сознательности во всех секторах. Он достиг Справа-V и Слева-V. В Справа-V он узрел Бога, отраженного в природе, об этом говорится в «Прологе на небесах» в начале «Фауста», а в Слева-V он получил подобный опыт через неправославное и полностью оригинальное видение, которое фигурирует в конце «Фауста». Немного было людей, видевших так много внешнего мира и теневых земель. Когда он писал вступительные строки своего «Посвящения» в «Фаусте»:

«Ihr naht euch wieder, schwankende Gestalten»

(Вы снова здесь, изменчивые тени[11]),

 

фигуры на темном фоне были для него очень реальными. С другой стороны, письма Гете и вся его жизнь показывают нам: он знал, что значит жить. Он осознавал свое тело, и ничто человеческое не было ему чуждо, поэтому его график высок в каждом секторе и выглядит как прямая линия, проходящая через них. Гете был редкой, универсальной личностью, он осознавал парадокс мироздания и был сознателен на обеих сторонах, испытывая их полярное напряжение. Поэтому Фауст говорит Вагнеру:

 

«Du bist dir nur des einen Trieb bewußt;

О lerne nie den ändern kennen!»

(Ты верен весь одной струне

И не задет другим недугом[12])

 

 

График VIIIНицше.

Прежде чем я начну объяснять этот последний график, я бы хотел отметить, что эти кривые сознания не всегда остаются именно такими на протяжении всей жизни человека. Сознание изменчиво и перемещается то вправо, то влево. Таким образом, нельзя рассматривать сознание Ницше как статичное, оно как раз наоборот находилось в состоянии постоянных изменений и движения. В его жизни можно выделить 3 стадии, которые соответствуют высоким подъемам его графика. Первая вершина возникает в Справа-V и Справа-IV, где Ницше проживал высокую духовность и мощные идеи, он был способен к исключительной степени объективности.

Второй высокий подъем в секторе Справа-I показывает его невротические склонности, уже наблюдаемые в Справа-III и Справа-II, эго все сильнее и сильнее выходит на передний план.

Кривая также забирается достаточно высоко в Слева-I и частично в Слева-II, поскольку Ницше был очень обеспокоен комплексами, он был предтечей аналитической психологии. Сектор Слева-III пуст, но в Слева-IV кривая снова резко подпрыгивает вверх.

Третья высокая точка находится в Слева-IV и Слева-V. В Слева-IV Ницше получил свой опыт Заратустры и очень объективно увидел это, сказав:

 

«Da wurde eins zu zwei und Zarathustra ging an mir vorbei»

(И стал тогда один двумя, и Заратустра прошел возле меня)

 

            В Слева-V он получил свой совершенно не православный опыт Диониса. Ницше медленно двигался влево, вдаль от человеческой сущности к экстазу Диониса.

Как у Гете, так и у Ницше, нам открывается ужасающая напряженность между двумя полярностями, ведь они совершенно разные. Когда мы смотрим на вещи с правой стороны, то видим дом или человека снаружи, а когда мы смотрим на них слева, то видим их изнутри. Крайне важно уметь видеть оба эти аспекта, а иметь возможность отличать внутреннее проявление от внешнего – это высокое искусство.

Давайте теперь рассмотрим исходную диаграмму (Диаграмма V) – ту самую, на которой основывались последние восемь графиков, и рассмотрим ее пространственно, как некую равнину, где круги занимают места секций. Мы сначала посмотрим на все это с правой стороны. Круг I – центр – это примитивное сознание тела, все то, что происходит с вами, имеет значение лишь в его узких границах, например, головная боль – вот в чем суть.

В Круге II вы все еще находитесь под влиянием собственной субъективности, воздух еще достаточно плотный, чтобы через него можно было смотреть вдаль.

В Круге III люди кажутся совершенно отличными от нас самих, а в круге IV мы видим тех же людей, но в той роли, которую они играют как идеи: генерал Смит, к примеру, уже не важен как человек, но как генерал.

Темная левая сторона аналогична правой, но, к сожалению, лишь немногие осознают ее, и в большинстве случаев она остается неоткрытой страной. Представьте себе состояние, в котором мы не знаем об открытии Америки; люди, побывавшие на этом континенте, привезут нам рассказы о небоскребах и удивительных традициях, а мы решим, что они либо насмотрелись снов, либо просто безумны! Подобное происходит и тогда, когда людям рассказывают об опыте проживания темной стороны. Даже если мы вынуждены тратить всю свою энергию на правую сторону, все равно следует понимать, что другая сторона – совершенно иная картина жизни – существует.

Каждый круг обладает собственным сознанием, и в его узких границах это сознание единственно. Люди никогда не готовы отступить от текущей позиции своего сознания, а любой новый аспект становится катастрофой для них, поэтому каждая новая идея вызывает «кровопролитие». Если мы живем в Справа-I, то можем ощущать лишь собственное тело, собственные страдания; наши друзья будут тщетно рассказывать нам о голубом небе и поющих птицах, но мы не оценим этого. Если вы бросили якорь в Справа-IV, вы зачарованы своими идеями, а все то, что может пошатнуть вашу веру в них – это происки дьявола. Если при этом вы сидите верхом на комплексе, то вы твердо убеждены, что и у всех остальных происходит то же самое.

Когда мы изучаем людей на их территории, нам нужно дойти по пересеченной местности до того маленького холмика, где они сидят, и там мы обнаружим, что они выглядят вполне нормально, и лишь когда мы посмотрим на них из другой сферы сознания, они покажутся неправильными. Все, что не принадлежит нашему сознанию, кажется нам дьявольщиной. Мы можем, если хотим, попробовать убедить людей сойти с трона их собственной правоты и пойти взглянуть на мир под другим углом. Чтобы увидеть жизнь с другой точки зрения, мы должна принести в жертву не только свою функцию превосходства, но и нашу мораль, мы должны отказаться от представления о том, что правильно и что неправильно. Сдвиг центра сознания – это действительно трудная и болезненная операция, обычно сопровождаемая катастрофой или сильным неврозом. Некоторым людям свойственно просто вцепиться в свой маленький холмик, несмотря ни на что, и наблюдать катастрофу своего собственного падения.

Человек, обладающий интуицией, видит дюжины возможностей в других секциях, но он не идет туда, чтобы получить соответствующий опыт. Например, он видит человека, живущего в Справа-IV, каким он видится, допустим, из Слева-III. Из-за этого обладающий интуицией может видеть многое, чего не осознает человек в Справа-IV, но то, что он говорит, неразборчиво для самого человека, ведь он не ведает, что существует Слева-III. Как Америка существовала до момента ее открытия, так существуют и неизвестные стороны психэ, они всегда там и всегда активны, вопрос лишь в том, знаем ли мы о них? Люди иногда приходят к другой точке зрения на короткое время, а потом возвращаются на свой прежний холм. Если вы возразите им: «Но ты же говорил, что видел это и это», они ответят: «О, я говорил такое? ... Я забыл… Как странно!»

Мы не знаем, почему сознание сдвигается вправо или влево. Этого не происходит во всех подряд случаях. Некоторые люди, например, Ясновидящая из Префорста, остаются на одной и той же точке всю жизнь, будто так начертано судьбой и существуют наследуемые судьбы. Как я уже сказал, перемещение справа налево – болезненный и необычный опыт.

Меня спросили, существуют ли люди, осознающие обе стороны сразу. Теоретически это возможно, но практически это невероятно. Нельзя одновременно находиться внутри и снаружи дома. У Гете и Ницше мы увидели чрезвычайную болезненность при переходе от одной точки зрения к другой.

Мы можем закончить тем, что в центре этой неистовой напряженности человеческая душа растягивается между двумя полюсами, которые нельзя объединить. Это одновременно и так, и не так, ибо там, где есть разделение, есть и единение. Энергетический процесс, создающий единение противоположностей в этом случае – это человеческая личность, являющаяся носителем сознания. Сознание способно изменяться, не утратив себя, а также выдерживать изменения, поскольку из напряжения может возникнуть новый центр, может родиться новое сознание. Мы называем этот процесс, стремящийся объединить противоположности, трансцендентной функцией.

 

 

[1] Легкое ощущение неполноты, неполноценности (фр.) – Прим. пер.

[2] «At the Back of the Black Man's Mind». На самом деле, имя автора – Ричард Эдвард Деннет. В книге приводится множество деталей о фольклоре, культуре и религии народностей банту и йоруба. Википедия: свободная энциклопедия (английская версия). – Прим. пер.

[3] Одна из самых известных горных вершин Швейцарии. – Прим. пер.

[4] Лечение, терапия, обработка, обращение, обхождение. От нем. «die Hand» - рука. – Прим. пер.

[5] Значения те же, что и в предыдущей сноске. Также подход, обслуживание, излечение. – Прим. пер.

[6] Тянуть, влечь, вести, терпеть, выводить. – Прим. пер.

[7] Совершенно иной, полностью другой (лат.) – Прим. пер.

[8] Кабаны, волки, противные и ненавистные люди. Французское идиоматическое выражение. – Прим. пер.

[9] нем. Niklaus von (der) Flüe, 1417-1487, швейцарский отшельник, аскет и мистик, святой (с 1947) патрон-покровитель Швейцарии. Википедия: свободная энциклопедия. – Прим. пер.

[10] Незримый Бог (лат). – Прим. пер.

[11] Здесь и далее – строки из классического перевода «Фауста» Б. Пастернака. – Прим. пер.

[12] Дословно «Ты осознаешь только одну страсть (порыв), о, никогда не познай же другую!». – Прим. пер.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

юнг

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"