Перевод

Глава 14. Грязный фриц

Голливудский Вавилон

Кеннет Энгер

Голливудский Вавилон

Глава 14

ГРЯЗНЫЙ ФРИЦ

«Фон»: не просто притворщик

Ещё один неисчерпаемый источник скандальных слухов в Голливуде на протяжении Двадцатых был связан с вопросом, что же на самом деле происходило на съемках печально известных «сцен оргий» для фильмов того мятежного индивидуалиста, Эриха фон Штрогейма.

Было достаточно поводов для спекуляций, ведь бордельные сцены, режиссированные Штрогеймом для фильмов Карусель, Веселая Вдова, Свадебный Марш и незаконченного Королева Келли, снимались в строго охраняемых конклавах на площадках, куда «вход был воспрещён» даже студийным боссам.

Не удивительно, что эти собрания под палящими прожекторами считались не просто постановочными, но подлинными Луперкалии (Фестиваль эротизма, древнеримский языческий праздник плодородия в честь Луперка — бога Фавна - прим. переводчика).

Иногда съемки длились по двадцать часов без перерыва на закрытых павильонах. Штрогейм «угощал» участников откормленными голубями и икрой и подавал настоящее шампанское, не взирая на сухой закон. Тщательно подобранные статисты - экзотические женщины и аристократы, многие из которых действительно были эмигрантами - часто появлялись в таком виде, словно они провели выходные в Содоме, с затуманенным взглядом и шатающиеся. Некоторые девушки балансировали на грани истерики, на их телах были следы от кнута и укусов.

Штрогейм следил за тем, что бы массовке щедро платили за часы переработке; они уважали закон своего режиссёра о соблюдении молчания за пределами закрытых съемочных площадок.

Штрогейм часто тратил недели работы и существенные суммы денег студий Universal, Paramount и Metro-Goldwyn-Mayer, а так же личные средства Глории Суонсон и Джозефа Кеннеди, на съемки безумных сцен декаданса Старой Вены, которые в то время не пропустили бы ни одни цензоры мира - не говоря уже о Уилле Хэйсе с его чопорным Кодексом Непорочности, с его постоянными «Нельзя» и «Осторожнее».

Так как отснятый материал с этой оргией увидело лишь несколько дружков Фона, и шокированные студийные боссы порезали плёнку на куски, что бы картина выдержала критику Хэйса (цензоры затем делали дополнительное сокращение, и в итоге в прокатной копии фильма остались лишь дразнящие мгновения оргий), воображение разыгрывалось не на шутку, рисуя безумные картины того, что происходило на самом деле.

Бытовало мнение, что «шоу», за которым так жадно наблюдали через ряд смотровых щелей в Свадебном Марше, действительно стоило подсмотреть.

Было известно, что лишь для одной сцены этого фильма Штрогейм привёз профессиональную садистку из Вены, специализирующуюся на использовании «паука».

 

 

Игры и Развлечения в фильме Свадебный Марш

            В роскошном борделе из Свадебного Марша были представлены шлюхи всех рас, каждая отличалась своей сексуальной специализацией; феям с белыми крыльями и белым макияжем тела, игравшим на струнных инструментах, завязывали глаза, что бы они не могли узнать присутствовавших там «вельмож». Пояса верности негритянских «рабов» были запечатаны висячими замками в форме сердца; ещё одной диковиной, появившейся скорее благодаря воображению Штрогейма, чем астро-венгерской порочности, была пара симпатичных сиамских близнецов!

 

Веселая Вдова: роковой обувной фетиш

Режиссер и ведущая актриса Мэй не ладили

 

Имеются подозрения, что Штрогейм так злостно сжигал деньги MGM на эти «непоказуемые» сцены преднамеренно в отместку за уничтожение миль кинопленки его эпического исследование природы жадности, Алчности, его заклятыми врагами, Ирвингом Тальбергом, производственным директором MGM, и новым боссом студии, Луи Майером.

Тальберг навлёк на себя гнев Штрогейма в 1923 году, когда он был производственным директором Universal и взял на себя руководство производством фильма Карусель после того, как Фон начал впадать в крайности, такие как, например, заказ шелковых панталон с монограммой императорской гвардии для охранников в фильме.

Несмотря на то, что его более поздний фильм Веселая Вдова от студии MGM имел невероятный кассовый успех, фанатичная скрупулезность Штрогейма вызывала недовольство Майера и Тальберга. Они решили «докопаться» до него и распустили слух о том, что Фон ненадёжный транжира, «неприбыльный» и сексуальный маньяк. Легенда о его расточительстве, которая началась с рекламного трюка Universal, когда его имя написали как “$troheim” во время съёмок Глупых Жён, в итоге обернулась боком; теперь у Фона появились проблемы с поиском спонсоров. Начальство передавало из студии в студию, что «работать со Штрогеймом все равно, что спускать деньги в колодец».

Саге о Штрогейме в Голливуде - о битве гиганта с пигмеями - было суждено закончиться плохо. Мелочные студийные руководители одержали победу над этим безжалостным визионером.

Вернувшись в Европу в разочаровании, Эрих фон Штрогейм заявил: «Голливуд убил меня». Это было меньшим, что Голливуд мог сделать с самым обескураживающим гением, который когда-либо бросал вызов его стереотипными догмам.

 

Королева Келли: незаконченный шедевр

Штрогейм и его любимая кинокартина

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

путь левой руки

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"