Перевод

Глава 4. Лихорадка Хэйнса

Голливудский Вавилон

Кеннет Энгер

Голливудский Вавилон. 

Глава 3

Лихорадка Хэйнса 

Изворотливый Хэйс.

«Улучшение» имиджа киноиндустрии повлекло за собой лакировку действительности, позаимствованную из мира бейсбола. Многомиллионный спортивный бизнес едва не пошёл ко дну в 1919 году, когда стало известно о «корректировке результатов» ежегодного чемпионата по бейсболу. Бейсбольные боссы нашли решение этой проблемы, ценой в 50 000 долларов, сделав судью Кенесо Маунтин Ландис своим поддерживающим-чистоту-игры королем. Голливудские боссы решили, что им крайне необходим подобный номинальный блюститель нравов для поднятия морального состояния киноиндустрии.

И они удвоили ставку.

Должность Кино-Короля с зарплатой, увеличенной до 100 000 $ в год, предложили чопорному, ушастому, сладкоречивому государственному воришке: Уиллу Х. Хэйсу, члену злосчастного кабинета министров президента Гардинга, который, будучи председателем Национального Комитета Республиканцев, выдвинул кандидатуру Гардинга. (В 1928 выяснилось, что, казалось бы, честный Хэйс принял «подарок» в виде 75 000 $ и «ссуду» в 185 000 $ от нефтяного магната Гарри «Типот Доум» Синклера в благодарность за то, что он протолкнул податливого Гардинга в Белый Дом. Изворотливый Хэйс рассказал комитету сената три разные истории об этих взятках; сенатор Борах заявил, что «из-за Хэйса Республиканская партия продалась злобным расхитителям нации.» Хэйс едва выпутался из этой истории; в 1930 он был пойман с поличным за выплатой денег на расходы, гонораров и жалований «моральным» лидерам, которые должны были подкупить беспристрастное мнение различных религиозных и общественных организаций о целомудренности кинофильмов. Изворотливому Хэйсу все сошло с рук.)

В качестве почтмейстера Гардинга, Хейс боролся с непристойностями в письмах. Таким образом, этот привередливый пресвитерианский старшина, который так же был членом обществ Масонов, Рыцарей Пифиаса, Киванианцев, Ротарианцев, Лосей и Оленей, абсолютно удовлетворял лигу праведников. Гардинг принял уход своего пронырливого почтового сторожа, и Хэйс отправился в свой офис в Нью-Йорк - город, считавшийся «нейтральной» территорией, далёкий от роскоши Голливуда, но близкий к влиятельным киноинвесторам.

В марте 1922 года Хэйс стал Королём Кино: президентом наспех созданной Американской ассоциации кинокомпаний. В компании довольно чопорных отцов-основателей - Адольф Цукор, Маркус Лоу, Карл Леммле, Уилльям Фокс, Сэмюэл Голдуин, Льюис и Майрон Селзник - была созвана пресс-конференция, что бы поведать миру о будущем новом облике Голливуда. (Элинор Глин цинично пророчила: «Произойдет то, что принесёт как можно больше денег.»)

Хэйс подписывает контракт с отцами основателями мира кино.

Новоиспеченный полицейский кинонравов тут же ринулся в бой со своим шквалом лжи: «Потенциал кинематографии, как средства морального влияния и образования безграничен. Поэтому её сохранность необходимо защищать так же, как мы защищаем сохранность наших детей и образовательных учреждений, и её достоинства необходимо развивать так же, как мы развиваем достоинства наших образовательных учреждений… Наш долг перед молодежью превыше всего. Перед этой святыней, разумом ребёнка, перед этим чистейшим и девственным предметом, этим незапятнанным полотном, мы должны нести туже ответственность, что нёс бы лучший учитель или лучший пастор, самый вдохновенный учитель молодёжи, и столь же сильно мы должны заботиться об отпечатке, который оставляем на нем.» Пока Хэйс провозглашал свою речь, отцы-основатели мира кино расплывались в самодовольных улыбках и кивали в знак согласия на камеры. Политика научила Хэйса всему, что ему необходимо было знать о лицемерии.

· - Киноиндустрия представляет: Преступность, Безумие и Пьянство в Голливуде, Калифорния в серии №. от Kansas City Star на экранах 20 февраля 1922 года.

Голливуд глазами Библейских Поясов.

Хэйс глазами жителей Нью-Йорка

Отдел Хэйса опубликовал свой первый диктат: кинопродукция должна быть очищена. Аморальность на экране будет вырезана: никаких больше непристойностей; никаких долгих сладострастных поцелуев; никакой похоти; это было как топор палача для закадровых шутников. Люди киноиндустрии будут вынуждены соблюдать вечный Пост. Моральные рамки будут прописаны в каждом контракте, что бы заставить Золотых Людей подстроиться под новые требования: отныне мужчины-знаменитости будут монахами, а женщины-знаменитости - монахинями. Любые шалости будут наказуемы.

Лихорадка Хэйса охватила руководящие круги. У голливудских воротил не было никаких иллюзий по поводу того, что моральные рамки поставят колонию на путь истинный. Они инициировали тайное расследование деятельности каждого, кто был на виду, спустив на Голливуд неистовые полчища конкурирующих частных сыщиков. Детективы использовали весь свой запас грязных приемов от подкупа слуг до подглядываний в окно, в ход шли даже примитивные «подслушивающие устройства». Когда стали поступать отчеты, что-то умерло в головных офисах. Все было гораздо, гораздо хуже, чем они предполагали. С согласия Короля Хэйса была составлена Роковая Книга, содержавшая 177 имён звезд Голливуда, признанных «ненадежными» ввиду их более уже не частной жизни.

Больше никакой похоти?

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

путь левой руки

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"