Перевод

Ключ

Люцифер. Первый среди равных

 
Ключ 

Широко известная история потопа восходит к глубокой древности
 ко времени задолго до ледникового периода1. Она противоречит кон-
 кретному ближневосточному катастрофическому событию, на кото-
 рый указывают библейские буквалисты и альтернативные историки.
 С появлением истинного понимания нашего древнего прошлого нам
 следует интегрировать его в нашу модель, а не полагаться на причуд-
 ливые недоразумения «традиции». Оккультная наука должна искать
 свет, а не быть просто суеверием. Если существует миф, объясняющий
 Нефилимов, сыновей богов, исполинов и происхождение зла, то это
 имеет огромное значение для нашей парадигмы и, в более широком
 смысле, нашей практики. Я считаю, что «Атрахасис» и месопотам-
 ское наследие являются недостающим ключом, за который часто
 принимают Еноха. Здесь мы должны отметить, что предположение
 Милика о том, что Енох предшествует Книге Бытия (хотя в свое
 время и существовала эта соблазнительная идея), теперь полностью
 опровергнуто[1] [2]

«Атрахасис» не оказал заметного влияния на оккультную тради-
 цию, поскольку только недавно был переведен Ламбертом и Мил-
 лардом (1965) после реконструкции текста Лессе в 1956 году.
 Последующее сравнение «Атрахасиса» Милларда с Книгой Бытия
 было опубликовано только в 1967 г.[3]


Дальнейшая работа над текстом привела к пересмотру его вер-
 сий, особенно в 1996 году А. Р. Джорджем и Ф. Н. Х. Аль-Рави.
 Я должен также процитировать работу Хельге Кванвига из «Кор-
 ни апокалипсиса» и «Первобытной истории», для моей работы оба
 текста стали ключевыми. 

Миф «Атрахасиса» достаточно прост, его легко рассказать и за-
 помнить. Три великих Бога: Ан, Энлиль и Энки правят небесами,
 землей и великой бездной. Под их управлением находятся семь Ан-
 нунаков. Под ними трудятся Боги Игигу, которым поручено прорыть
 русло рек Тигр и Евфрат. Игигу устают от своей участи и восстают,
 сжигая свои инструменты в акте открытого бунта. Этот акт непови-
 новения приводит к созданию человека, с целью, чтобы тот выпол-
 нял тяжелую работу, которую боги Игигу презирали. По сюжету,
 человечество создано из плоти и крови восставшего бога Гешту-Э,
 смешанной со слюной богов. В шаманизме слюна является важным
 магическим флюидом, в меньшей степени в современной магии, если
 она вообще используется, то только в процедурах проклятия, та-
 ких как отрицание креста. Творческий аспект слюны заключался
 в том, что она считалась эквивалентом спермы. На шумерском язы-
 ке «семя/дождь/вода» является одним и тем же словом. Аналогич-
 но и в аккадском. Расчленение мятежного бога в мифе о сотворении
 человека устрашающе похоже на судьбу Диониса в руках титанов
(sparagmos). Кроме того, миф имеет глубокое символическое зна-
чение в колдовском шабаше (причастии), когда ребенок Люцифер
ритуально поглощается, а личности участников условно разрывают-
ся на части 1. 

Сотворение человека из мятежного Бога наделило его духом, кото-
 рый был и силен, и способен строить планы, сравнимые с более извест- [4]
ными греческими mёtis1. Эпос о сотворении мира «Атрахасис» не делает
человека злым и не опирается на фигуру дьявола: Гешту-Э — это вполне
достойный бог мудрости. В восстании он описывается как «бог, обла-
дающий способностями к планированию». Дух мятежного бога напо-
минает нам о цене восстания, мы как бы сотканы из его души: etemmu,
а также из его божественной способности строить планы и применять
рациональность: temu. Игра слов, которая говорит о каждом аспекте как
неотъемлемой части другого. Мы не просто созданы из этих божествен-
ных субстанций; в «Атрахасисе» мы рождаемся от богини, чего Бытие
не может одобрить — хотя, как я уже показал в предыдущей главе, до-
казательства не были полностью уничтожены. 

Создание человечества в «Атрахасисе», основанное на мета-
 форе изготовления глиняных кирпичей, часто ошибочно прирав-
 нивается к некоему эксперименту с ДНК. Это типичная ошибка
 технологически-спасительной интерпретации, она не имеет научной
 достоверности. Кроме того, полностью игнорируется распространен-
 ность подобных мифов о сотворении мира на всех континентах. 

Новые люди были созданы для выполнения тяжелой работы
 по рытью оросительных каналов, что свидетельствует о том, что
 миф восходит к времени начала земледелия. Понятно, что сельское
 хозяйство представляет собой раскол, даже падение, и оно способ-
 ствовало подъему городов, которые для функционирования нужда-
 лись в продукции[5] [6]. Параллельно с этим процессом одомашнивание
животных создало новый вектор болезней и чумы, которые впо-
следствии будут периодически тревожить человеческие сообщества.
Наши отношения с городом всегда были равноправными. Анар-
хисты, такие как Хаким Бей, продолжают утверждать, что город
и сельское хозяйство создали необходимые условия для возникнове-
ния рабства. Анархо-примитивисты, такие как Джон Зерзан вместе
с зелеными анархистами идут дальше, утверждая, что нет никакой
разницы между рабством животных (одомашниванием) и людьми
(будь то наемный или рабский труд). Все эти контрверсии уже при-
сутствуют в «Атрахасисе». 

Переход к преимущественно оседлой аграрной культуре совпа-
 дает с уменьшением роста людей. Это связано с изменением раци-
 она в сторону зерновых культур. Различие между этими новыми
 земледельцами и предшествующими им охотниками/собирателя-
 ми, возможно, является еще одним фактором, способствовавшим
 представлению о более ранней расе исполинов, так же как и сохра-
 нение их циклопических памятников — ландшафтных загадок. Бо-
 лее спорным объяснением существования исполинов могли бы стать
 отголоски устной культуры о неандертальцах, встреченных Homo
 sapiens sapiens в Леванте, генетический анализ которых доказывает,
 что скрещивание с человеком разумным происходило. Имеющиеся
 данные свидетельствуют о том, что потомки этих союзов стерильны1. 

Очевидно, что наша божественная сущность это кровь, она же
 является общей повествовательной нитью в мифологии. Мы видим
 это в шумерском мифе о сотворении мира «Энума Элиш»: 

«Затеявшим смуту был Кингу, 

Он подстрекал Тиамат и вступил в битву. 

Они связали его, держа перед Эйя. [7]



Witzel, E. J. Michael, 2012: 178-9.Это утверждение все еще повторяется теми, кто не знаком с соответствующей литературой.
 Первоисточник см. В J. T. Milik, 1976. Books of Enoch. Оксфорд: Clarendon Press.Хотя здесь можно провести параллели. Наиболее вероятно, что Бытие 6: 2-4 основано
 на утерянной «Финикийской истории» Филона Библосского в сочетании с мифической эти-
 ологией происхождения великих героев среди первобытных предков ханаанеев, гибборим,
 как божественных существ, пребывающих в преисподней. «Атрахасис» при чтении Бытия
6: 2-4 предполагает именно 1 Еноха в том смысле, что божественные существа являются
 мишенью Божьего гнева.[4] Повторяя термины Асефала, я считаю мага расчлененным сообществом.[5] Знаком оккультистам по образному толкованию Йозефом фон Хаммер-Пургшталем Ба-
фомета как «Бафо-метиса», которое он переводит как Крещение Огнем. Греческое рцтц
(metis) лучше всего перевести как мудрость, ремесло или хитрость. Первоначально это была
женщина-титан, мать Афины.[6] Существование Гёбекли-Тепе радикально изменило наше понимание способности охотников-
собирателей действовать сообща. Согласно прежней мудрости, комплекс город/храм не мог
существовать без сельского хозяйства. Другой возможный пример этого встречается в «Хро-
никах» Михаила Сирийца, 1126—1199 гг. О Вавилонской башне он пишет: «В начале дней
Реу (Р’аваг) они начали строительство Башни в стране Шенар. И гигант Нимрод охотился
на дичь для строителей и кормил их». Нужно признать, города по большей части нуждаются
в сельском хозяйстве.[7] См. статьи доктора Дэвида Райха из Гарвардской медицинской школы, доктора Бенджамина
Верно и доктора Джошуа Эйки из Вашингтонского университета.Между нами и поедателями сырого проходит граница, жестокость последних — не приготов-
ление добычи, а пожирание ее в сыром виде, что ставит их на ступень ниже людей. См. Леви-
Стросс, К., 1975. «Сырое и приготовленное: Введение в мифологию». Пер. Джон и Дорин
Уэйтман. Harper Colophon Books; Также сравните с Диониссийскими обрядами.
  class="castalia castalia-beige"