Перевод

Глава 1. Посреди Ночи

Енохианская магия

Лон Майло Дюккет

Енохианская магия.

Глава 1

Посреди Ночи

Научи меня (О создатель всех вещей) правильному знанию и понимаю,

ибо мудрость Твоя – все, чего я желаю. Произнеси мне слово на ухо

(О создатель всех вещей) и наполни своей мудростью мое сердце.

— Джон Ди

 

Было 3:43 утра. У меня в распоряжении около получаса на купание, переодевание и подготовку себя к работе. Констанция спит в спальне, и я стараюсь быть как можно тише. Всего за несколько минут я выключу компьютер в моем офисе, возьму свой миндальный жезл и войду в темную гостиную. Там я спокойно выполню Малый Изгоняющий Ритуал Пентаграммы, зажгу две конусообразные свечи, и буду сидеть перед Священным Столом.

Удобно устроившись, я закрываю глаза и молюсь:

Научи меня (О создатель всех вещей) правильному знанию и понимаю, ибо мудрость Твоя – все, чего я желаю. Произнеси мне слово на ухо (О создатель всех вещей)  и наполни своей мудростью мое сердце. Аминь.

Затем я открываю глаза, беру золотое Кольцо и читаю Молитву Кольца:

Вот Кольцо. Вот, оно есть. Это оно, с помощью которого все удивительные вещи, божественные работы и чудеса были сделаны Соломоном: это оно, что Архангел Михаил явил мне. Это оно, Философия которого снится мне. Это оно, о котором Ангелы мало что знают. Это оно, и благословенно имя его: да, его Имя будет благословенно вечно. Без этого я не буду делать ничего. Благословенно имя его, что заключает в себе все вещи: Чудеса в нем, и имя его ИЗУМИТЕЛЬНО: PELE. Его Имя творит чудеса из поколения в поколение. Аминь.

Я надеваю Кольцо, а затем беру золотой Ламен, к которому привязана черная лента. Перед тем, как я повешу его себе на шею, я снова читаю молитву:

Вот Ламен. Как Священный Стол примиряет Небеса и Землю, пусть этот Ламен, который я размещаю на сердце, примиряет меня со Священным Столом. Аминь.

Затем, я беру свой миндальный жезл, направляю в правый верхний угол стола, постукиваю и начинаю вибрировать[1]. По мере того, как я совершаю это, я двигаю конец жезла справа налево вдоль дальнего края стола и произношу:

Pa Med Fam Med Drux Fam Fam Ur Ged Graph Drux Med Graph Graph Med Med Or Med Gal Ged Ged Drux.

Затем, перемещая конец жезла вниз по левому краю стола, продолжаю вибрировать:

Pa Drux Un Tal Fam Don Ur Graph Don Or Gisg Gon Med Un Ged Med Graph Van Ur Don Don Un.

Далее, двигаясь слева направо вдоль нижнего края:

Pa Drux Ur Ur Don Ur Drux Un Med Graph Graph Med Med Graph Ceph Ged Ged Ur Mals Mals Fam Un.

Затем вверх по правому краю, чтобы закончить там, где я начал:

Pa Gon Med Un Graph Fam Mals Tal Ur Pa Pa Drux Un Un Van Un Med Un Gon Drux Drux Ur.

Я повторяю всю процедуру еще шесть раз, каждый раз увеличивая интенсивность моего внимания на словах и движениях. Как только я заканчиваю седьмой круг пения, я держу жезл над центром стола и семь раз вибрирую следующее:

Med Gon Gisg, Don Ur Van, Ur Don Ur, Med Med Graph. Med Don Ur Med, Gon Ur Don Med, Gisg Van Ur Graph.

Я черчу окружность над центром стола и произношу:

Семеро  покоятся в Семи: и Семеро живут в Семи: Семеро регулируют Семь и Семеро правят всем.

 

Galas Gethog Thaoth Horlum Innon Aaoth Galethog,

Zaphkiel Zedekiel Cumael Raphael Haniel Michael Gabriel,

E(l) Me Ese Iana Akele Azdobon Stimcul,

I Ih Ilr Dmal Heeoa Beigia Stimcul,

S Ab Ath Izad Ekiei Madimi Esemeli,

E An Ave Liba Rocle Hagonel Hemes,

Sabathiel Zadkiel Madimiel Semeliel Nogahel Corabiel Lavanael.

Наконец, я касаюсь концом жезла центра своего лба и шепчу:

luah lang sach urch

lad moz zir—iad bab zna—iad sor gru—iad ser osf.

Воспевание занимает около восемнадцати минут. К тому времени я буду петь, уже находясь в измененном состоянии сознания. На самом деле, я буду высоко парить, как коршун и изо всех сил избегать дрейфа к бесцельному восторгу. Я никогда более не буду придавать большое значение беспокойствам и порокам, которые преследуют дневной мир в виде счетов и телефонных разговоров — вампиров времени. Я буду магом, ключевым игроком в акте творения, духовным существом, занимающим свою собственную необходимую ступень на иерархической лестнице духовных существ: богов, архангелов и ангелов, духов и демонов — божественных сущностей, которые воплощаются в метафорически ярком каждом естественном действии, каждой монаде энергии, каждом атоме материи, в каждом понятии и принципе, возможности и стремлении видимого и невидимого космоса.

Моя гостиная исчезнет, а на ее месте возвысится Храм Вселенной, святая земля, разграниченная освященным покрывалом из красного шелка, на котором покоится Священный Стол, центр вселенной, Святая Святых, где небеса касаются земли.

Стол полностью закрыт красной шелковой тканью, с золотыми кистями на ней, которые свисают с каждого угла. Ткань тщательно скрывает окрашенную и выгравированную лицевую поверхность Стола, по периметру которого вырезаны восемьдесят четыре квадрата, содержащих буквы священного ангельского алфавита — буквы, имена из которых я воспевал на ангельском языке во время семи кругов пения. Большая вырезанная гексаграмма охватывает всю внутреннюю поверхность Стола. В центре гексаграммы большой прямоугольник из двенадцати квадратов, каждый из которых содержит не габаритных размеров ангельские буквы — те же буквы, имена из которых я пел на втором круге — искусно вырезаны на поверхности Стола. Семь талисманов, Знамений Создателя, выстроенных вокруг центрального прямоугольника. Они сделаны из очищенного олова и больше обычного, чем в ангельском подлиннике.

Главным украшением в центре Священного Стола является Печать Истины, восковой диск около 22 сантиметров в диаметре и 3-4 см. толщиной, с нанесенным резным изображением, состоящим из соединяющей гептаграммы, двух семиугольников, пентаграммы, и массива букв и цифр, которые, при расшифровке, являют семь наборов семи божественных существ: Семеро, что покоятся в семи, семеро, что живут в семи, семеро правят семи и семеро, кто управляет всем. Четыре восковых диска меньшего размера (завернутые в красные шелковые мешочки) покоятся под ножками стола, изолирующих от земных потоков.

Воспевание завершено, я снимаю покрывало с круглого черного зеркала из полированного обсидиана. Помещаю на подставку, точно на укрытую Печать Истины, я осторожно подбираю угол зрения, при котором я вижу свое тускло освещенное лицо, отражающееся в луже глубокой черноты. После каких-то нескольких мгновений, отражение моего лица исчезнет, и я начну видеть магическими глазами, и слышать магическими ушами.

Теперь, начинается магия видения.

Среди ночи я призываю ангелов.

Я призываю ангелов, и они ответят мне.

 

 



[1]В оригинале « to chant» — монотонное произношение, говорить нараспев. – Здесь, и далее, где это указано, прим. переводчика

 

телема

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"