Перевод

Глава 1. Критическое осознание и индивидуация

Психополитика освобождения

Лоуренс Алшулер

Психополитика освобождения

ГЛАВА 1

Критическое осознание и индивидуация

Юнг иногда называет отношения между эго и бессознательным "борьбой за власть". В этой борьбе, когда комплекс бессознательного побеждает эго, имеет место "обладание". Если эго присваивает определенные качества бессознательного, принадлежащие Самости, это называется "инфляцией".3 Юнг сравнивает прогрессивную трансформацию такой борьбы в процессе индивидуации с последовательностью политических режимов. Он называет первоначальное единство бессознательного психики с "тиранией бессознательного". Он сравнивает ситуацию, в которой эго является господствующим, с "тиранической однопартийной системой". Также он поясняет, что когда эго и бессознательное "сотрудничают" на основе "равноправия", отношения уподобляются "парламентарной демократии".4

Эта уместная политическая метафора процесса индивидуации указывает на более широкое рассмотрение вопроса, вклад юнгианской психологии в политическую науку. Данная глава рассматривает две темы, во-первых, отношение между "политическим и психологическим развитием личности"5, и, во-вторых, перспективы юнгианского психополитического анализа. Описание первой темы разделяется на две категории. Первая вращается вокруг собственного мнения Юнга о политике, включая нескоторые его рукописи, напрямую с ней связанные. «Очеркисовременныхсобытий, «НепознаннаяСамость» (Essays on Contemporary Events, The Undiscovered Self).Среди выдающихся работ по анализу политической мысли Юнга присутствуют работы Одайник, Длугина[MA1] , а также Сэмьюэлса.6 Вторая категория изучения вопроса пытается применить психологические теории Юнга к политической науке. Попытки такого применения делают юнгианские аналитики: Минделл, Гамбини, Сэмьюэлс и Кимбелс, Стивенс, Бернштейн и Стюарт; а также ученые - политологи: Штейнер и Альшулер.8

Настоящая глава посвящена второй категории и фокусирует внимание на отношениях между психологическим и политическим развитием личности. Опираясь на теории психики согласно Юнгу и пост-юнгианцам, глава сначала описывает процесс индивидуации: психологическое развитие личности. Далее следует сравнение этого процесса с тем, что бразильский преподаватель, Пауло Фрейере, определил великолепной формулировкой политического развития личностикак процесс "критического осознания". Забегая вперед, скажу, что итогом этого сравнения стало глубокое убеждение в том, что процесс индивидуации является опорой для критического осознание, но не определяет его.

Критика политической мысли Юнга

Данная глава в большей степени относится ко второй категории изучения вопроса, нежели к первой, поскольку у меня, как политолога, политическая идея Юнга вызывает некоторые предубеждения. Здесь вкратце приведены три причины такого недоверия, которые основываются на последней крупной работе Юнга на тему политики –«Непознанная Самость».

Преувеличение психологических причин политического явления.9Согласно Юнгу, политические проблемы имеют психологические причины и решения.10 Ссылаясь на холодную войну, Юнг утверждает, что разделение противоположностей в психике ведет к мировому разделению на противоборствующие массовые движения Востока и Запада.11 В качестве решения этих схожих проблем Юнг предлагает индивидуальный спонтанный духовный опыт, который не позволит индивидуальности "раствориться в толпе".12 Исцелением этого раскола человеческой психики будет служить извлечение проекций тени.13 Признавая свою тень, мы приобретаем иммунитет к "моральным и ментальным инфекциям, которые становятся причиной массовых движений и политических разногласий.14

Излишний акцент на Психологической действительности (внутренней) и недостаток акцентирования внимания на Политической действительности (внешней)

Юнг видит политические конфликты в основном как внешнее отображение внутренних конфликтов.15 Он утверждает, что единственным носителем жизни является индивидуальная личность, а общество и государство могут являться реальностью только за счет объединения индивидуальностей.16

Патологизирование политики

Юнг рассматривает политические массовые движения как результат патологического раскола между сознательным и бессознательным. Он утверждает, что когда человек теряет контакт со своими инстинктами, сознательное и бессознательное непременно должны войти в конфликт. Раздвоение становится патологическим, когда сознание не силах подавить инстинктивную сторону. Он объясняет: "Аккумуляция индивидуумов, находящихся на данном критическом уровне, запускает движение масс, а сами они становятся защитниками угнетенных."17

То, что является для меня причиной недоверия относительно этих трех пунктов, это сосредоточение внимания на роли индивида во всех политических анализах, как в массовом движении, так и отдельного взятого политического лидера. Кажется, он не в состоянии понять способы, с помощью которых политическая система возбуждает и управляет конфликтами. Также является странным и то, что Юнг категоризирует политические движения как патологические в отношении американских, французских и российских революций, не говоря уже о тех, которые привели к краху Советской империи. В политической идее Юнга присутствует односторонность, которая акцентирует внимание на патологическом более, чем на нормальном, делая упор на индивидуума нежели на курс политической системы. Более целостное применение юнгианской психологии к политической науке может привести кданного рода противоречиям.

Психологическое развитие личности: Индивидуация

Целью данного раздела является описание процесса индивидуации согласно юнгианской психологии для определения параллели с политическим развитием личности (в последующих разделах). Для начала скажу, что процесс индивидуации включает в себя развитие сознания эго, почти что в количественном смысле "приращивает сознание". Спрашивая "сознание чего?", мы наталкиваемся на качественные различия между тремя стадиями процесса индивидуации. Самосознание определяет вторую стадию, тогда как осознание возможностей психики, превышающих собственные, является отличительной чертой третьей стадии.

Мое описание процесса индивидуации, имеющего три стадии, исходит из юнгианской точки зрения по этому вопросу.18 Первой стадией является "освобождение сознания эго" от бессознательного единства с психикой, за которой следует стадия "отчуждения эго". Третья стадия, "релятивизация эго", ведет к осознаваемой целостности. Множество потенциально применимых аналогий и образов могут описать эти стадии. Сам Юнг часто уподобляет процесс индивидуации стадиям алхимической трансформации неблагородных металлов в "редкое золото". Якоби сравнивает индивидуацию с повторяющимся "ночным морским путешествием" души. Уитмонт обращается к изображению "спирали, подобной лабиринту" с Самостью в центре и эго, вращающемся вокруг нее, проходя повторяющиеся фазы на пути к целостности. Прекрасно подходит для наглядного представления одно изображение, включающее в себя множество элементов – это изображение алмаза (рис.1): процесс индивидуации идет слева направо, от начальной точки "бессознательного единства" через "отчуждение эго" в середине к точке "осознаваемой целостности". Верхняя линия отмечает путь сознания, тогда как нижняя - путь бессознательного. Варьирующееся расстояние между линиями представляет собой отношение между сознанием и бессознательным, ось эго-Самость.

Создается впечатление, что Нойман представлял себе именно такое изображение, когда описывал процесс индивидуации:

Мы говорим об оси эго-Самость потому что процессы, происходящие между системами сознания и бессознательного и их соответствующие центры выглядят так, что две системы с их центрами, эго и Самость, движутся по направлению друг к другу и друг от друга. Отделение эго означает установление оси эго-Самость и отдаление эго от Самости, которое достигает своего пика в первой половине жизни, когда системы разделены и эго автономно. В процессе индивидуации второй половины жизни направление движения меняется и эго снова оказывается ближе к Самости. Но кроме этого изменения направления в связи с возрастом, ось эго-Самость находится постоянно в движении; любое изменение в сознании приводит к изменению в оси эго-Самость.22

На изображении алмаза две вертикальные пунктирные линии разделяют процесс индивидуации на три стадии. Определенные явления, которыми означены качественные различия между стадиями, будут ссылаться на изображение алмаза. Паттерн первой половины жизни может и не быть универсальным, поскольку определенное количество женщин, приверженных юнгианству, утверждает, что он более типичен для развития мужской психики.

Два уже упомянутых ключевых концепта требуют пояснений. Самость может пониматься и как архетипический импульс к интеграции сознательной и бессознательной составляющих психики, и как архетипическое изображение интегрированной личности.

D:\\Translations\\Касталия\\The Psychopolitics of Liberation\\CHAPTER 1\\Безымянный.jpg

бессознательное единствоСтадия 1

освобождение эго

Стадия 2

отчуждение эго

Стадия 3

релятивизация эго

(ось эго-Самость)частичное осознание

осознаваемая целостность

Рисунок 1.1 Алмаз: стадии процесса индивидуации.

Ось эго-Самость - это определение Ноймана для описания двустороннего взаимодействия между эго и Самостью, необходимого для интеграции личности. Последовательность, в которой молитва чередуется со сновидением, может служить примером такого контакта.[MA2]

Стадия первая: Освобождение сознания эго.

Эго начинает освобождаться из матрицы бессознательного в период детства. Импульс для процесса индивидуации устанавливает изначальное напряжение между противоположностями: между первичной объединенностью (идентичностью) эго и Самости и отделенностью эго от Самости. Детское ощущение всемогущества (первичная инфляция) проистекает из этой идентичности эго-Самости. Недостаток дифференциации между внутренним и внешним превращается в магическое взаимодействие между людьми и объектами в виде "понимания" того, что они думают и чувствуют. Юнг уподобляет такой опыт мистическому участию, что большинство психоаналитиков называет проектной идентификацией.23 Постепенное разотождествление первичной идентичности эго-Самости дает импульс к развитию сознания.24 Начинает формироваться комплекс эго, затрагивающий ощущение "бесконечности тела и разума по отношению к пространству, времени и причинности" и ощущение единства посредством памяти и рациональности.25 При освобождении эго от бессознательного, оно становится центром персональной идентификации и индивидуального выбора.

Освобождение сознания эго непременно затрагивает поляризацию противоположностей, когда эго делает выбор между плохим и хорошим относительно ценностной системы общества, представленного посредством родителей. Эдингер подводит итог:

Двойственность, диссоциация и подавление рождаются в человеческой психике одновременно с рождением сознания. Врожденные и необходимые стадии психического развития требуют поляризации противоположностей, сознательного и бессознательного, духа и природы.26

В большинстве клинических терминов, диссоциация является обычным бессознательным процессом раскола психики на комплексы, каждый из которых персонифицирован и содержит в себе какой-либо образ и эмоцию. Раскол происходит по причине того, что образ и эмоция несовместимы с привычной психологической установкой сознания. Юнг утверждает, что чувственно окрашенные комплексы являются "жилыми ячейками бессознательной психики", которая придает психике структуру.27 Эго формирует свою идентичность путем выравнивания себя относительно приемлемых психологических установок, отбрасывая и подавляя то, что таковым не является.28

Сэднер и Биб также описывают роль комплексов в рамках всеобъемлющего процесса индивидуализации. Ядро каждого комплекса связано с Самостью, центром коллективного бессознательного. Самость порождает комплексы, расщепляет их и воссоединяет по-новому. Действуя таким образом, Самость ведет процесс индивидуации от изначального состояния бессознательного единства к состоянию осознанной целостности.29

Стадия вторая: Отчуждение эго

Задача первой половины жизни укрепить идентичность эго и создать персону в качестве адаптации к внешним стандартам общества, семьи и места работы. Согласно Уитмонту, врожденные черты характера, которые не отвечают социальным стандартам, эго отделяет от представления о себе и впоследствии они формируют тень. Таким образом, эго, персона и тень развиваются соответственно друг другу под влиянием родительских и социальных ценностей.30 Такой раскол и образование бессознательных комплексов, как было отмечено ранее, являются необходимыми аспектами индивидуации. На втором этапе процесса индивидуации этот раскол достигает предела, как показано на рисунке "алмаза", где вертикальное расстояние, отделяющее сознание эго от бессознательного, самое большое. Односторонность личности, так часто упоминаемая Юнгом, относится к этому грандиозному разрыву и проявляет себя во время кризиса среднего возраста в переживании ощущения никчемности, отчаяния, пустоты и отсутствия цели. Причиной этому является отчуждение эго (отсоединение) от Самости (бессознательного). По словам Эдингера, связь между эго и Самостью необходима для психического здоровья, она дает эго фундамент, защищенность, энергию, смысл и цель.31 Согласно Эдингеру, проблемы отчуждения между эго и образами родителей, эго и тенью, эго и анимусом (или анимой) являются формами отчуждения эго от Самости.32

Эго, как правило, продолжает свое отчуждение в периоды инфляции и депрессии, порождая рост сознание. В фазу инфляции, эго переживает могущество, ответственность, высокую самооценку и превосходство, все те качества, которые позволяют эго достаточно развиться, чтобы выполнять задачи первой половины жизни. В фазу депрессии эго переживает вину, низкую самооценку, неполноценность, все это создает баланс относительно инфляции и подготавливает эго к более полному восприятию Самости.33

Стадия третья: Релятивизация эго

Качественным изменением, характеризующим третью стадию процесса индивидуации, является частичное осознание оси эго-Самость. Подготовка к этому изменению уже произошла на стадии отчуждения, когда депрессия пришла на смену инфляции.34 Схема алмаза показывает возобновление связи эго с Самостью сокращением расстояния между верхней и нижней линиями. Непрерывная вертикальная черта представляет собой частично осознанную ось эго-Самость.

На этой стадии индивидуации эго интегрирует множество бессознательных комплексов и приобретает собственную "религиозную установку". Далее я опишу опыт подобных переживаний. Освобождающееся эго на первой стадии начинает осознание противоположностей и делает выбор в соответствии с социальными ценностями с целью формирования приемлемого образа себя. Неприемлемые аспекты личности подавляются, уходят в бессознательное и формируют комплексы. На стадии отчуждения эго еще более отделяется от бессознательного через диссоциацию, что приводит к продолжению роста комплексов и односторонности эго. Активизированные комплексы соединяются через проекцию и, конечно же, через сны.35 Первые две стадии включают в себя формирование комплексов и увеличение числа проекций, на третьей стадии главной задачей эго является отделение от проекций через интеграцию с комплексами.36 Как сказал Перри:

"Только когда образ себя развился до достаточного уровня, человек может увидеть других такими, какие они есть на самом деле. И если индивид не достиг этого счастливого уровня, он склонен видеть других сквозь завесу своего собственного воображения, в положительной или отрицательной проекции".37

Рост сознание путем отделения от проекций снимает такую завесу и дает возможность развитию подлинных человеческих отношений.38

Вторым качественным изменением на данном этапе процесса индивидуации является "религиозная установка", названная так из-за того, что приходит понимание существования некоей автономной внутренней управляющей силы, превосходящей эго, а именно, Самости.39 Эго переживает себя как центр сознания, но более не как центр всей личности (сознательного и бессознательного). Новое знание эго о своей подчиненности Самости становится основой его "релятивизации". Ось эго-Самость, которая прежде была бессознательной, а иногда и вовсе разорванной, теперь начинает восстанавливаться и становится частично осознанной. Когда это случается внезапно, как прорыв, например, в период депрессии, может возникнуть ощущение религиозного откровения.40 Таким образом, индивидуация является движением психики от изначального состояния бессознательного единства к осознанной целостности.

Политическое развитие личности:Критическое осознание

Данная глава представляет пример "политического развития личности", концепции, предложенной Сэмьюэлсом, и пытается сравнить это развитие с "психологическим развитием личности", описанным ранее как процесс индивидуации.42 Вопрос состоит в том, является ли психологическое развитие личности предопределением политическому развитию? Великолепное определение "политическому развитию личности", на мой взгляд, дал Пауло Фрейре, сформулировав его как концепцию "критического осознания".43 Этот бразильский педагог вывел свою теорию на основе просветительских программ для взрослых, которые он проводил в Южной и Северной Америке, а также Африке с 1960 г. В рамках своей деятельности Фрейре искал пути дальнейшей гуманизации угнетенных обществ путем развития их политического сознания.44 Цель гуманизации во многом аналогична цели - целостности сознания - по направлению к которой движется процесс индивидуации. Теперь перед нами вопрос: "развитие политического сознания чего именно?" Когда речь идет о бедности, жестоких репрессиях, экономической эксплуатации или социальной несправедливости угнетенных народов, задача состоит в том, чтобы развить осознание причин их угнетенности. Критическое осознание проходит три стадии, каждая из которых характеризуется тем, как человек (1) определяет для себя проблему (2) рассуждает о причинах данной проблемы (3) действует в направлении решения проблем угнетения.45

Стадия первая: Магическое сознание

Фрейре называет эту стадию магической, потому что человек чувствует свое бессилие перед ужасающей реальностью и внушающую благоговейный трепет, могущественную, непоколебимую силу, которая изменяет или удерживает все по своей воли. Человек магического сознания опишет проблему в терминах физического выживания, включая плохое здоровье и бедность, или вовсе откажется признавать существование проблемы, принимая ее как норму существования. Когда он будет рассуждать о причинах такой проблемы, он возложит ответственность за нее на то, что ему неподвластно: сверхъестественные силы, такие как судьба, бог или же политическая власть... или даже на природные условия (я беден, потому что земля бедная). Поскольку такие причины не поддаются контролю, он считает любые действия, направленные на решение подобных проблем, бессмысленными, и, как следствие этому, готов смириться с судьбой в ожидании того, что удача улыбнется ему.

Сравнение. Сравнивая "магическое сознание" со "стадией освобождения эго", необходимо помнить, что критическое осознание - процесс, присущий взрослому человеку. Тем не менее, взрослый сохраняет в себе пережитки предыдущих стадий процесса индивидуации. Остаток идентичности эго-Самости46 стирает различия между внутренним и внешним, между волей и причинностью. Идентичность эго-Самости также порождает архетипические проекции на людей и события, наделяя их божественными качествами. Автономная и эмоциональная природа таких проекций пробуждает страх и фатализм, которые внезапно овладевают эго, независимо от его воли. Авторитетные лица, включая политических и религиозных лидеров, как носители таких проекций, будут иметь ауру сверхъестественного могущества.

Стадия вторая: Наивное сознание

В противоположность конформистской природе магического сознания, наивное сознание является реформирующим. На данной стадии человек с готовностью определяет проблему, но объясняет все существованием "проблемных личностей". Такой "проблемной личностью" может быть тиран, отклоняющийся от социальных норм, которых, напротив, должен их придерживаться. Адвокат может подставить клиента, или, например, начальник может не предоставить соответствующего медицинского обеспечения своему работнику. Как вариант, в роли "проблемной личности" могут выступать и сами угнетенные, которые якобы не могут оправдать ожидания тирана. Они полагают, что работают недостаточно усердно или что недостаточно умны для эффективного выполнения работы. На данной стадии, в лучшем случае, присутствует фрагментарное понимание причин. Угнетенный не способен понять действий угнетателя и проблемы угнетенного общества как следствие несправедливой социальной системы. Таким образом, когда он рассуждает о причинах проблем, он пытается обвинить себя согласно идеологии угнетателя, которую принимает теперь за свою собственную. Или, если определение проблемы будет заключаться в нарушении норм со стороны тирана, то причиной этой проблемы будет личностная характеристика такого тирана, как имеющего злые и эгоистические намерения. Действие, направленное на решение проблемы, будет соответствовать тому, как она определена. Те, кто обвиняет себя в том, что не оправдали ожиданий угнетателя, будут пытаться переделать себя и походить на самого угнетателя (например, подражать его манере одеваться, говорить или выполнять какую-либо работу). Приняв идеологию угнетателя как свою собственную, включая веру в собственную неполноценность, но в то же время благожелательность тирана, угнетенный может проявить "горизонтальную агрессию", т.е. отношение свысока к равным себе. Если же проблема видится в определенном человеке, его власть будут пытаться ограничить, чтобы восстановить свои собственные права.

Сравнение. В процессе индивидуации на "стадии отчуждения эго", никакая другая сила не признается более могущественной, нежели сила чьей-то собственной воли. Те, кто отождествляет себя с такой силой воли, переживают психологическую инфляцию, позволяющую им справляться с задачами первой половины жизни. На "наивной стадии" осознания проблемы исходят от воли определенного индивидуума, поскольку отсутствует понимание "системы" угнетения. Когда угнетаемый обвиняет угнетателя в злой воле, он пытается утвердить свою собственную волю, выступая против тирана. Угнетенный создает персону, которая соответствует требованиям системы ценностей идеологии угнетенных. Данная идеология считает "хорошим" то, что имеет отношение к угнетателю, и "плохим" - присущее угнетенным. Также на наивной стадии находятся те, кто согласно принятой идеологии угнетателя, считает себя неполноценными и ответственными за все свои проблемы. Это соответствует депрессивной фазе периода, сменяющей инфляцию на стадии отчуждения эго. Собственная сила воли необходима, но является недоступной для испытывающих чувство вины и неполноценности.

Стадия третья: Критическое сознание

На данной стадии понимание индивидом действия социополитической системы позволяет ему принимать подавление как часть нормального функционирования несправедливой и подавляющей системы. Индивид называет проблемой неспособность собственного самоутверждения (коллективного), зачастую исходящую из этнической или половой принадлежности. Такие проблемы рассматриваются более как общественные, нежели личностные. Также проблемой может быть названа сама социополитическая система. "Они считают права, явления, отношения и иные общественные процессы как примеры официально закрепленной несправедливости системы"48. Объясняя причины таких проблем, они понимают, каким образом сами содействуют функционированию несправедливой системы (например, разделяя идеологию угнетателя и проявляя агрессию к другим угнетенным). Когда миф развеивается, они отклоняют идеологию тирана и развивают более реалистичный взгляд на себя, своих ближних и угнетающего. Осознавая свою слабость и слабость себе подобных, они отказываются от жалости к себе в пользу сопереживания, солидарности и коллективного (национальной) самоуважения. Осознавая злонамерение отдельной личности, они в то же время понимают, что проблема кроется в экономических и политических интересах, имеющих исторические корни.

На критической стадии действие, направленное на решение проблемы, принимает две формы: самоактуализацию и трансформацию самой системы. Взаимопомощь, сотрудничество и взаимная поддержка заменяют агрессию по отношению к ближним (другим угнетенным). Личностная и коллективная(этническая) идентификация заполняют пустоту, оставшуюся от навязанной идеологии. Коллективные действия, направленные на трансформацию социополитической системы заменяют разрозненные попытки справиться с агрессором. Такие действия направлены на создание общества, где становятся возможными настоящие человеческие взаимоотношения. В итоге критическое осознание описывает движение политического сознания от дегуманизации к гуманизации, тогда как объективные условия угнетения, рожденные социополитической системой, постепенно сходят на нет, хотя в полной мере цель никогда не будет достигнута.

Сравнение. "Релятивизация эго" на третьем этапе процесса индивидуации показывает, что эго начинает осознавать свою зависимость от Самости, являющейся центром всей психики, оставаясь при этом центром сознания. Изменение установки настолько существенно, что часто сравнивается религиозным переходом. Подобным образом критическая стадия осознания угнетенного дает понимание роли, исполняемой им в социополитической системе, которая служит интересам угнетателей. Такое внезапное политическое "пробуждение" приходит к человеку в качестве "революционного сознания". Самость и политическая система занимают аналогичные места в обоих процессах личностного развития: психологическом и политическом. В этих процессах и эго и угнетенный могут оказать некое влияние на превосходящую их силу. На критической стадии, тем не менее, влияние является более масштабным, способным сделать систему менее угнетающей, исключив произвол и эксплуатацию.

В обоих процессах главные преобразования зависят от "демистификации" эго. Отчужденное эго живет в одностороннем мире, в котором взаимодействие с внешним миром осуществляется через завесу собственных эмоциональных проекций.50 Изначальной задачей третьей стадии процесса индивидуации является отделение проекций и, в особенности, интеграция с тенью. Подобным образом на стадии критического сознания к угнетенному индивиду приходит понимание идеологии, с помощью которой он принимал собственную неполноценность (низкое самоуважение и бессилие) и превосходство (престиж и власть) угнетателя как свои собственные идеи. Пока доминирует подобная идеологическая мистификация, критическое сознание не может проявиться, поскольку индивид будет иметь недостаток в высокой самооценке и доверии, необходимых для коллективных политических действий. До тех пор, пока эго остается односторонним и мистифицированным, оно не может приобрести силу, необходимую для взаимодействия с Самостью на "равноправной основе".51

Исходя из такого широкого сравнения, я делаю заключение, что процесс индивидуации может служить опорой осознанию в направлении к целостности и гуманизации. Не смотря на поразительное сходство, ни один из процессов не может быть сведен к другому. Хотя оба процесса включают в себя расширение возможностей внутрипсихического и межперсонального мира, существует критическое отличие. Осознание делает акцент на расширении прав и возможностей в межперсональных отношениях, опираясь на внутриличностный мир. Тогда как индивидуация создает условия для успешного взаимодействия эго с Самостью во внутрипсихическом мире, следствием которого является межперсональное взаимодействие. Более точно об этом говорит Сэмьюэлс:

Самость - это высшее, но обязанностью и судьбой сознания эго является постоянное сомнение в ее превосходстве. Такой вызов является тем, что Самости необходимо более всего. Эго должно пытаться взять верх в управлении психикой, а Самость - заставить его отказаться от таких попыток.52

Перспективы юнгианского психополитического анализа.

Данная глава делает попытку сравнить процесс индивидуации с процессом осознания с помощью исследования отношений между психологическим и политическим развитием индивида. Главы 2 и 3 предлагают альтернативные формулировки таким отношениям, кульминация которых завершается синтезом, описанным в главе 4. Юнг стал первопроходцем в изучении психополитического анализа, взаимодействия внутреннего мира, включая бессознательное, с внешним миром политики. Мой анализ показывает направления, в которых юнгианские (и не только самого Юнга) психологические теории могут с успехом применяться к политическим наукам. При написании этого заключения я стал размышлять о том, почему же политическая идея Юнга вызвала у меня некоторое недоверие и задался вопросом: а на какой стадии осознания находится сам Юнг. Причины оказались очевидны: Согласно его же концепции - на стадии "наивного сознания". Во всех своих политических эссе он делает акцент на роли индивидуума: как индивидуума в каких-либо массовых движениях, так и индивидуального политического лидера. Это является характеристикой "наивного сознания". Политическими проблемами Юнг считает харизматических лидеров, устанавливающих режим диктатуры, причиной таких проблем называет их психологические нарушения, а решение видит в показном противостоянии. Когда Юнг рассматривает индивидуума, проблемой он называет его подверженность психическим инфекциями, погруженность в массовое движение. Размышляя о причинах, Юнг говорит об односторонности и потери индивидуальности, а решение видит в развитии "религиозной установки" личности, как противодействие психическим инфекциям. Другими словами, как типичный представитель стадии наивного сознания, Юнг акцентирует внимание на индивидуальном, будь то угнетатель или угнетенный.

Он утверждает, что пациент не может продвинуться в психоанализе дальше своего психоаналитика.53 Применяя эту идею к политическому анализу, можно утверждать, что что студент-политолог не продвинется дальше своего преподавателя по этому предмету. Юнг, как политический аналитик, остановился на стадии "наивного сознания". В своем психополитическом анализе я обратился не к собственной идеи Юнга относительно политики, а к обширным ресурсам юнгианской психологической теории в целом. В каждой из последующих трех глав я применяю различные психологические теории, помогающие в изучении и понимании вопроса о политическом сознании.


Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

юнгианская культурология

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"