Перевод

Глава 16. Мать и Сын: Дева Мария и Розарий

Юнгианская психология и страсти души

Марвин Шпигельман

Юнгианская психология и страсти души

Глава 16

Мать и Сын: Дева Мария и Розарий

Вскоре после того, как я приняла решение подняться к высшему центру внутри меня, месту, где мать и сын могли бы разделить свое бытие в паре, я поняла, что способом установить связь с этим центром, понять значение такой высокой сферы, открытой Богу на вершине, должно быть ничто иное, как медитация на тайны Девы. И это, конечно, будет тот же ритуал, то же религиозное действие, практикуемое бесчисленным множеством людей с давних времен. Так же, как мистический брат Внук Рыцаря осмелился размышлять о Стояниях Крестного Пути, чтобы достичь наивысшего, так же я, Дочь Гвиневры, буду размышлять о славном Розарии, «Букете Роз» этой Матери-Девы, которая отметила и пережила высшие тайны, данные когда-либо смертной женщине. Это была она, женщина, подобная мне самой, давшая рождение Богу внутри себя. Могла ли я, та, что не исповедовала Христианство, решился на это?

Пока я размышляла о возможности моего участия в ритуале, на которое я не была вправе претендовать, ко мне пришел, словно акт благодати, дар прекрасного Розария от любящей и благочестивой пары друзей, священника и монахини. Эти двое, с которыми я лишь недавно познакомилась, подарили мне Розарий, сделанный в Италии, на земле моего «amore». Его использовали и благословили на Святой Земле, где Иисус жил, страдал и умер.

Если эти два человека, которых я знала как живущих согласно призванию в религиозном и индивидуальном плане, не видели преград для меня в медитации на Святом Розарии, то почему я должна была колебаться? Не стала ли моя мать, сама Гвиневра, монахиней? И сама Мария, говорят, была крайне милостива ко всем грешникам, не зависимо от того, исповедовали они Христианство или нет. Поэтому я решила читать Розарий и размышлять о его таинствах моим собственным способом.

* Розарий – традиционные католические чётки, а также молитва, читаемая по этим чёткам.

Я взяла прекрасные бусы в мою руку, осенила себя крестным знамением. «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, Аминь». Так я начала. Далее я крепче взяла крест и поняла, что не могу добросовестно произносить Апостольский символ веры, как я должна была сделать, в том виде, в каком он был дан. Он гласил:

«Верую в Бога, Отца Всемогущего, Творца неба и земли. И в Иисуса Христа, Единственного Его Сына, Господа нашего, Который был зачат Святым Духом, рожден Девой Марией, страдал при Понтии Пилате, был распят, умер и погребен, сошел в ад, в третий день воскрес из мертвых, восшел на небеса и восседает одесную Бога Отца Всемогущего, оттуда придет судить живых и мертвых. Верую в Святого Духа, Святую Вселенскую Церковь, общение святых, прощение грехов, воскресение тела, жизнь вечную. Аминь».

Все это я могла понять и принять по-своему, и без какого бы то ни было попрания, я думаю, духа тех, кто провозглашает этот символ веры. Моя совесть заартачилась только на идее, что Иисус Христос был Божьим «единственным» сыном. Во-вторых, хотя я могла поверить в значимость, заслуги и вечную ценность Святой Католической Церкви, я не могла согласиться, что это была «единственная» Церковь, или единственный путь к Богу, или, даже, единственный путь к Иисусу или самой Марии. Должна ли я остановиться здесь? Должна ли я отвергнуть эти значения, это средство, этот способ вступить в большее сопричастие с прекрасной Марией, и с тайнами Матери и Сына? Я могла лишь обратиться к Марии сама.

«Могу ли я, Мария, Матерь Божия», – сказала я, обращаясь к небу, – «могу ли я продолжить чтение святого Розария твоих тайн, так противясь, как я противлюсь утверждению, что Иисус был единственным сыном Божьим, и что Католическая церковь – единственный путь?»

В качестве ответа я получила видение, как я поняла, самой Марии. Она появилась в образе ее верхней половины, более-менее традиционным образом, одетая в синее, ее лицо было открытым и любящим. Нетрадиционным, однако, был тот факт, что она широко улыбнулась, почти с удовольствием, но точно благосклонно. Она улыбнулась мне, как будто давая мне разрешение продолжать, но не делать этого таким образом, который ущемлял бы ее церковь или меня. Словно говоря, что церковь права в своем вероучении, но и человек вроде меня, у которого есть другой путь к ней и ее Сыну, тоже прав. Как это по-женски! Какая мягкая, гибкая и понимающая эта кроткая женщина, чтобы улыбаться в лицо таким проблемам! Разве не более важно, чтобы молитва была произнесена, Розарий прочитан, размышления произведены, чем то, что букве символа веры будут менее придерживаться? Разве не было это тем, что ее сын Иисус проповедовал, и то, что св. Павел также говорил? Что любовь может преодолеть закон, что буква закона будет преодолена Духом Святым? И в это я, действительно, верила. Я верила, на самом деле, как того требовал символ веры, в Священный Дух. Веры нельзя требовать, я знала. Святой Дух дышит, как он хочет, сказано, и в это я тоже и верила, и знала это. Если я, действительно, буду в единстве с Марией, в единстве также со Святым Духом, она и он будут направлять мои размышления и мой обряд. Все это, конечно, Мария знала, и она сообщала об этом лишь с радостной, даже игривой улыбкой. О, Мария, я боготворю тебя. Ты, действительно, как говорят, «полная Благодати». Но прежде, чем я совершу свой низкий поклон тебе, прежде чем я продолжу в своем служении тебе, позволь мне, хотя бы, совершить мой первый низкий поклон, как того требует ритуал, и как я с радостью и благоговением делаю, захватывая первую бусину и читая «Отче наш»:

«Отче наш, сущий на небесах! Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе; хлеб наш насущный дай нам на сей день; и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь».

И теперь я захватываю каждую из трех следующие бусин и три раза произношу «Радуйся, Мария».

«Радуйся, Мария, благодати полная! Господь с тобою; благословенна ты между женами, и благословен плод чрева твоего Иисус. Святая Мария, Матерь Божия, молись о нас, грешных, ныне и в час смерти нашей. Аминь».

Действительно, я прославляю тебя, Мария, и, прежде чем я продолжу размышлять о твоей первой радостной тайне, я должна произнести со следующей бусиной «Слава отцу»:

«Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу. И ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».

Я произношу слова, поворачиваю их в уме и на губах, и понимаю, что есть благодать в словах молитвы, читается ли она над молитвенным колесом тибетцем, что без конца повторяет свои мантры, чтобы достичь благодати, или мной, которая чувствует благодать от одних только слов. Никогда больше не буду я насмехаться над теми, кто молится одними словами, не зная даже, что означают эти слова. Ибо я чувствую их, я чувствую мощь святых слов, будь то «Харе Кришна» или «Слава отцу», ибо мы, смертные, восклицаем в молитве, мы поем слова при прикосновении Бога, и это те слова, которыми Бог и святые говорят через нас. Это божественное в нас соединилось с божественным. Так Елисавета тоже воскликнула, как ангел, от собственного сердца «Радуйся, Мария, благодати полная, Господь с тобою». Ибо Господь был с ней тоже, и она говорила эти святые слова, что приходили к ней от Господа, бывшего с ней. И потому я уважаю и преклоняюсь перед святыми словами молитвы: Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу. И это должно всегда быть так, что говорит дух, оживляет нас, и мы отвечаем собственным тем же духом. «Радуйся, Мария, благодати полная, Господь с тобою». В моем прославлении тебя, Пресвятая Богородица, позволь мне быть с духом твоим, и твоему духу быть со мной. А теперь – к созерцанию твоей первой Радостной Тайны, Благовещения.

 

Другие главы перевода

29
1. Предисловие

7 мая 2016 г.

2. Глава 1. Внук Рыцаря

7 мая 2016 г.

3. Глава 2. Дон Жуан

7 мая 2016 г.

4. Глава 3. Дон Жуан II

8 июня 2016 г.

5. Глава 4. Внук рыцаря II

8 июня 2016 г.

6. Глава 5. История Волшебника

8 июня 2016 г.

7. Глава 6. Синяя Борода и музы

8 июня 2016 г.

8. Глава 7. Иисус

8 июля 2016 г.

9. Глава 8. Афродита

8 июля 2016 г.

10. Глава 9. Эрос

8 августа 2016 г.

11. Глава 10. Дочь Гвиневры

8 августа 2016 г.

12. Глава 11. Сестры: Сердце и Живот

8 августа 2016 г.

13. Глава 13. Отец и Дочь

30 сентября 2016 г.

14. Глава 14. Сестры

30 сентября 2016 г.

15. Глава 15. Муж и Жена: Гера

30 сентября 2016 г.

16. Глава 16. Мать и Сын: Дева Мария и Розарий

30 сентября 2016 г.

17. Глава 17. Мать и Сын II: Радостные Тайны

8 ноября 2016 г.

18. Глава 18. Мать и Сын III: Скорбные тайны

8 ноября 2016 г.

19. Глава 19. Мать и Сын IV: Славные Тайны

8 ноября 2016 г.

20. Глава 20. Внук Рыцаря и Дочь Гвиневры

8 ноября 2016 г.

21. Глава 21. Рыцарь III и Гвиневра II

8 ноября 2016 г.

22. Глава 22. Йогиня Майя

8 ноября 2016 г.

23. Глава 23. Путь Диониса

8 ноября 2016 г.

24. Глава 24. Дионис и Аполлон

8 декабря 2016 г.

25. Глава 25. Союз

8 января 2017 г.

26. Глава 26. Кронос, Рея и Зевс

8 февраля 2017 г.

27. Глава 26. Области Центров

8 марта 2017 г.

28. Глава 27. Восточно-Западное Древо Жизни и Гимнов

8 марта 2017 г.

29. Глава 28. Гимны

7 апреля 2017 г.

духовный кризис

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"