Перевод

Глава 22. Йогиня Майя

Юнгианская психология и страсти души

Марвин Шпигельман

Юнгианская психология и страсти души

Глава 22

Йогиня Майя

«О, Рыцарь, я снова атакована в живот! Снова я чувствую напор боли и ревности. Вновь я вспоминаю боль моей утраченной любви, когда мой возлюбленный ушел с другой. Это случалось однажды, дважды, трижды; это может случаться вновь и вновь. И сейчас это – живая реальность. По правде говоря, мне не хватает мужества, чтобы быть просвещенной Йогиней Майей. Интеллектуальное понимание не кажется правильным мне св данный момент».

«Что ж, тогда, Дочь Гвиневры, возможно, твоя подруга Майя может помочь тебе. Если она знает так много о центрах и о боли, об уничтожении ревности и собственничества, возможно, она может помочь тебе там, где я не могу».

«Да. Она говорит: «Не плачь, Дочь Гвиневры, не плачь. Слезы из твоих глаз падают на твердую землю. Вода желания спускается и смягчает твердую почву повседневной реальности. Это делает текстуру жизни подобной грязи. Я вижу, что ты должна плакать, она должна размякнуть. Но не плачь так много, не страдай. В конце концов, мы – игрушки Богов. Они живут в нас, мы терпим их, преображаем их и преображаемся ими. Если ты знаешь это, если ты знаешь, что это происходит в твоем животе, то боль уменьшается». Так говорит Майя».

«Мне кажется верным то, что она говорит. Но облегчают ли она твою боль своими словами, Дочь Гвиневры?»

«Нет, не облегчает. Она говорит, правда, словно, женщина-Будда, принимающая все, как есть. Она просветленная, бесспорно, но ее слова не помогают мне. Майя, Майя, если ты будешь моим другом, помоги мне своей мудростью! Дай применение своей мудрости, достигая мозга моих костей, боли в животе, данности моей жизни!»

«Она говорит: «О, Дочь Гвиневры, ты спросишь от меня слишком многого. Ты спросишь, чтобы я была волшебницей, чтобы я была подобна твоей собственной Гекате, которая может непрямо, косвенно преображать миры. Ты спросишь меня быть подобной Афродите Пандеймос, что может проживать всякие формы любви в мире, одну и многие, темные и светлые. Ты спросишь, чтобы я была подобна Сестре Живота, что может полностью осознавать все свои потребности и жить в соответствии с ними. Ты спросишь меня быть Богиней. Но я – не Богиня. Я знаю только то, что Бог и Богиня пребывают в каждом центре, и что я постоянно наблюдаю за потоком энергии вверх и вниз. Я – жертва этих энергий и также трансформирую их. Но я преобразовала их, проживая их, медитируя на них, делая все то, что вы с Внуком Рыцаря тоже делали. Все, что я могу предложить тебе – лишь мое товарищество. Я могу предложить тебе свою помощь в том, какое видение есть у меня о том, как эти же энергии, Боги и Богини видятся восточной психике, но я не могу предложить большего. Богиня в этих нижних центрах очень сурова, мы прекрасно это знаем. Она смягчается, лишь достигая сердца».

«Тогда скажи мне, Майя, скажи мне, как вы ощущаете Богиню в этих центрах. Возможно, твое знание сможет успокоить мою боль».

«С удовольствием, Дочь Гвиневры. Богиню в Муладхаре, корневом основании над анусом, где ты ощущала Ведьму Гекату, а Внук Рыцаря переживал Мага, мы в Индии знаем как Дакини. Здесь Богиня Шакти, представляющая собой энергию Вселенной, описывается как красная и красноглазая, вселяющая ужас в непросветленных. В двух своих правых руках она держит копье и посох, увенчанный человеческим черепом. В двух своих левых руках она держит жертвенный меч и чашу с вином. Она обладает свирепым нравом и показывает острые зубы. Она сокрушает своих врагов. Она пышнотелая. Вот такое создание – наша Богиня в Муладхаре, Дочь Гвиневры! Этот центр мы знаем как повседневную реальность, обуздание энергии в устройстве жизни, семьи, работы, учреждений. Мы пытаемся укротить энергию великой Богини! Но ты знакома с ней в этом центре с магическим темным созданием, но и как с непрямым воздействием. На это указывалось в наших священных текстах, но я не знаю этого ее качества достаточно хорошо, хотя я знаю, что то, что ты открыла – правда. Но посмотри, как выглядят энергии Богини! (Которая, я думаю, больше похожа на Медузу). И эти энергии – секс, голод, власть – красноглазые, правда? Они дикие и жестокие. Богиня требует жертвы от человека, что он формировал свою энергию и себя – отсюда ее жертвенное копье. Также она показывает нам, что мы конечны и сталкиваемся со смертью – посох с черепом. Но она также демонстрирует свое копье ее яростную способность участвовать в соревновательных играх и войне, в битве, также, как и ее кубок. Ибо она может сделать нас дикими и бессознательными посредством духа природы. Поэтому мы нуждаемся в его укрощении в битвах повседневной жизни, в жертвоприношениях ей и в выносливости прирученного слона для того, чтобы выжить. Итак, ты видишь, Богиня довольно жестока в Муладхаре.

«И она ненамного добрее в Свадхистхане, «верном месте». Там, в этой водной области над гениталиями, она – Шакти-Богиня Ракини. Она описана в этом суровой и алчущей водной области живота как синяя и обладающая яростными чертами. Она имеет три красных глаза и острые зубы. Она держит в руках копье, барабан, боевой топор и лотос. Из одной из ее ноздрей течет струйка крови. Итак, ты видишь, что здесь, в этом пожирающем, водном, «рыбьем» месте, она так же страшна. Она по-прежнему воинственна и яростна; появляется лишь незначительное изменение: лотос и барабан.

«Наконец, в Манипуре, в «изобилии драгоценностей», расположенной в области пупка, она – Шакти-Богиня Лакини. Теперь она описывается как синяя, с тремя лицами, на каждом из которых – по три глаза, ожесточенная и с торчащими зубами. В правой руке она держит молнию и оружие огня, а левой она делает жест рассеивая страха и наделения дарами. Она любит мясо и ее грудь красная от крови и жира, которые капают из ее рта. Возможно, в этом жире и ее наслаждении им ты узнаешь, Внук Рыцаря, твой голод по сливочному маслу. В любом случае, ты можешь увидеть, что она по-прежнему жестока, хотя сейчас она держит виды оружия, которые являются нейтральными (молния и огонь), и она по крайней мере наполовину добра.

«Так, Дочь Гвиневры, энергии Шакти-Богини низших центров, в области ануса, половых органов, и вверху живота, свирепые и тяжелые. Только в медитации можно обрести свободу».

«Я вижу, Майя, и, к сожалению, соглашаюсь. Я также вижу, что, возможно, была слишком ограниченна в моем понимании энергий: магия в области ануса, сексуальность в области половых органов, голод в области живота. Богиня – голодная и страстная на всех этих уровнях, верно?»

«Это правда. Различия есть, но не так много, как ты думаешь. Она включает в себя, в конце концов, разные аспекты одной великой Шакти, разве нет? Разве ты не думаешь обо всех Богинях как аспектах Любви или Сознания? Так и мы думаем о нескольких Шакти, которые объединяются вместе в одной великой Шакти, которая объединяется в итоге с великим Богом Шивой.

«И здесь, Дочь Гвиневры, мы различаемся. Ибо мы знаем, что Бог Шива присутствует на каждом уровне, так же, как и Внук Рыцаря обнаружил. Возможно, наш опыт может пригодиться тебе. Для нас Бог в области Муладхара – это Брахма-Ребенок. Я думаю, что ты встретилась с Ребенком в пещере, но на уровне живота, не так ли? Для нас это в области Муладхары. Этот Брахма-Ребенок, обладатель силы (в отличие от Богини, которая сама есть сила), красив. У него четыре руки, и он держит Веды (нашу Библию), жезл, сосуд, четки и делает жест рассеивания страха. Ты можешь понять, что он является символом семьи и культуры, ибо он держит наши священные книги, жезл сопровождения и порядка, четки, которые говорят о наших ритуальных молитвах и способах поведения, и наконец, сосуд – контейнер и сосуд энергии. И этот же Ребенок-Бог – Царь Слонов, он есть господин тех энергий, которые регулируются, ритуализируются и превращается в энергии прирученной повседневной жизни. Если человек нарушает эти правила и законы, Дочь Гвиневры, тогда вырывается дикая форма Богини. Но если он или она медитирует, выполняет Чакра Пуджу, как мы говорим, он уже преступает эти житейские правила, уже призывает необузданные энергии Богов и Богинь, Шивы и Шакти. Но в Муладхаре Бог – это ребенок, он находится в самом начале; сознание – лишь ребенок в центре повседневной жизни. Но, возможно, также, что лишь ребенок – тот, кто может постичь чудо магии, энергий, как вы двое, Рыцарь и Гвиневра, встретили в лице Мага и Ведьмы!

«В Свадхистхане, в области стихии воды, по сравнению с землей в Муладхаре, Богом является Вишну. Здесь он – юноша с четырьмя руками, держащими раковину, диск, булаву и лотос. Он носит гирлянды, драгоценные камни, прекрасен и молод, и является повелителем Макары, пожирающей рыбы. Ты легко можешь понять символ: красивый юноша наполнен интересом к играм и формальным сражения, в раковине, через которую он может позвать своих друзей, и драгоценных камнях, которыми он привлекает женское. Разве в молодости сексуальные энергии не служат совершенствованию тела и привлекательности? Но е него тоже есть лотос, как и у Богини. Итак, самые глубокие тайны – самый священный цветок – тоже здесь есть.

«И, наконец, в области Манипуры, истинный пупочном центре живота, Богом является Рудра, Разрушитель Старого. Это – древний бог, вероятно, как старый учитель, он красный, обмазан белым*. Он разрушитель творения, так же, как Брахма и Вишну – созидатели. Он темный и грозный, но его руки в жесте дарования благ и рассеивания страха. Возможно, именно поэтому, Внук Рыцаря, ты воспринимал своего старого учителя так противоречиво. Ибо Рудра, Разрушитель, одновременно как устрашающе свиреп и готов развеять страх. Разве это не так в этом центре страсти, где обитает огонь, где пробуждаются все эмоции? Те, кто может овладеть страстью, обуздать Ог-

* Рудру изображают красным, покрытым слоем пепла – в знак преодоления страхов и Эго, а так же того, что он прошел через огонь (погребальный костер) и проник в миры Духа

ненного Барана, становятся повелителями самих себя и яростной энергии Богини. Те, кто не может сделать этого, становятся либо жертвами испытания огнем, либо сами являются рукоятками свастики; они или сожжены, или холодно и бесстрастно уничтожают творение. Настолько же просто.

«И это, дорогая пара, дорогие Рыцарь и Гвиневра, есть то, как Боги и Богини предстают перед нами в нижних центрах. Здесь намного больше, конечно, есть еще буквы и числа, мандалы и таттвы*, но на этого раза достаточно, я думаю. Помогает ли это тебе, Дочь Гвиневры? Стала ли боль в животе легче после того, как ты получила это знание?»

«Знания помогают, Йогиня Майя. Это полезно знать. Но боль остается. Возможно, мне нужно побыть с болью и посмотреть, достигнет меня ли твое знание, действительно, в моем центре живота. А тебе, Внук Рыцаря, это помогло?»

«Да. Я хотел бы примирить разногласия, привнести порядок в наши отличающиеся переживания Богов. Возможно, я похож на ребенка, который преждевременно стремится упорядочить хаос. Я буду ждать, Дочь Гвиневры. Я должен ждать и позволить тебе вести нас. Ибо реальность твоей боли более важна. Я понял это раньше…

«Дочь Гвиневры и Майя, я терпеливо ждал, гадая о том, как действовать дальше, как дальше решать нашу проблему центров. Я думал, что, возможно, кто-то из вас мог бы знать следующий шаг, так как ты, Майя, обладаешь знаниями и опытом, а у тебя, Гвиневра II, есть боль. Я только заметил, однако, что Майя теперь стала доступной и видимой для меня, что меня не нужно было теперь больше воспринимать ее только благодаря твоему посредничеству, Дочь Гвиневры. Я сам слышу ее. Даже ее очертания, ее темные и роскошные лицо и тело постепенно становятся видимыми для меня.

* в индуистской метафизике (главным образом в философском направлении санкхья) таттва – это изначальная субстанция, первоэлемент

Но, в то же время, ожидая следующего шага от одной из вас, я стал лучше осознавать перемены, случившиеся во мне. Старый учитель на самом деле низошел, и в этом смысле действительно оказалось, согласно словам Майи, что он больше скорее принадлежал той области, которую она назвала Манипурой, области эмоций, разрушение, которое обжигает и ошпаривает творение. Его нисхождение, однако, оставило зияющую дыру в моем области Третьего Глаза. Прежде этот осуждающий и гневливый Бог-человек занимал центр этой области ума и сознания. Теперь, когда он спустился, это место опустело. Я прекрасно осознаю, Дочь Гвиневры, что ты обнаружила для себя не только Зевса и Афину занимающими эту область, но и Геру. По многим причинам я думаю, что мой старый учитель был мужской версией твоей Геры. Его склонность осуждать, его требование единственного союза, «избранность», его ярость и нервозность – все они показывают темные свойства Великой Богини. Но теперь он потерял свою центральную власть, знает, что должен изменения, и нашел более достойное место в Манипуре. Возможно, он прошел весь это путь к ребенку. Я не знаю. Однако, остается, тем не менее, ощущение «пустого центра». Моя пустота зовет другого Бога, другого лидера и руководителя. И мне кажется, у меня есть идеи относительно того, каким это новое руководство может быть. Но, прежде чем мне погрузиться в это, прежде чем мне заняться собственной борьбой с моими центрами, я встречаю безысходную боль в твоих глазах, и я чувствую отвращение к тому, чтобы продолжать со своими собственными впечатлениями и поисками, когда я вижу тебя такой. Как я уже говорил, твоя боль и ее реальность более важны, чем моя потребность в порядке и понимании».

«Рыцарь III, я ценю твои слова и глубокомысленность. Мне бы очень хотелось быть более приятной, или, по крайней мере, смочь подсказать тебе и Майе, каким образом вы могли бы помочь мне. Я знаю только, что я пребываю в ощущениях боли, которая приходит волнами, и связана с моей ревностью, моими чувствами относительно утраченной любви, в частности, относительно того, что тот, кого я люблю, имеет сексуальные отношения с другой. И еще я – в замешательстве. Я знала лишь Сестру Живота и Сестру Сердца. Сейчас Майя познакомила меня с двумя центрами в области живота: Свадхистханой, где обитают желания и потребности, подобно тому, как я воспринимала Сестру Живота, но и с Манипурой, обителью страстей. Я задаюсь вопросом, не страдаю ли и я от пустоты некоего «центра», Внук Рыцаря. Но мой пустой центр будет, вероятно, в Манипуре – этом месте страстей, разрушительности бездумных действий, неистовства и ярости, и, возможно, того рода боли, которую я испытываю. Гера не поможет мне здесь, ибо я страдаю не от не потери моего супруга или предательства. Это только боль».

«Дочь Гвиневры, пожалуй, я, Майя, могу помочь. Порассуждай над тем, что мы знаем о Богине в области Манипуры? Подумай о Шакти-Богине Лакини, которую я уже упоминала. Она держит молнию и огненное оружие в одной руке, но делает жесты рассеивания страха и наделения дарами другой. Возможно, ты воспринимаешь ее, как Внук Рыцаря воспринимал своего старого учителя, амбивалентно. Ибо я вполне уверена, что его старый учитель подобен Рудре. Подумай теперь, не имеет ли твое переживание боли того же свойства? В одной руке ты держишь разгромное суждение о себе или любимом человеке, вместе с огнем, который сжигает тебя или его. С другой стороны, ты демонстрируешь знаки понимания, ты щедра и добра. Разве это – не промежуточное положение между желанием Живота и щедростью Сердца? И разве не потому страсти на уровне Манипуры являются настолько разрушительным, что они не являются ни тем, ни другим, но и тем и другим одновременно? Смесь обоих может ощущаться, как самое дьявольское, самое разрушительное, ибо она – предающая, обманывающая, лживая, но, одновременно, истинная, верная и честная. Такое неупорядоченное и раздробленное состояние был тем, что пережил такой человек как Будда. Он перемещался вверх и вниз сквозь эти центры Живота и Сердца, от Свадхистханы до Манипуры и Анахаты, к «нерушимой» сфере сердца. Чуть ниже, собственно, располагается еще один особенный небольшой центр с деревом Калпа* и навесом, специально для Будды. Он свободно перемещался, и, следовательно, был именно таким, какой тебе, возможно, необходим. Или, возможно, ты можешь поговорить с самой Богиней Лакини, которая обожает мясо и любит сало. Соверши для нее жертвоприношение, Дочь Гвиневры, или призови Будду. Ибо они могут быть твоими спасителями».

«Хорошо, Майя, я верю тебе. Я попытаюсь. Я буду молиться Богине и умолять ее о помощи.

«О, Богиня из области Манипуры! О, Шакти Лакини, если таково имя той, что пришла ко мне! Я молю тебя. Я, Дочь Гвиневры, в присутствии двух моих друзей – Внука Рыцаря и Йогини Майи. Я молюсь в их присутствии, но я молю лишь за себя. Ибо Майя познала тебя по-своему и обрела определенное успокоение. Она также была добра ко мне, давая мне знания и заботу, но я все же остаюсь наедине со своей болью, наедине с муками моей ревности и ненависти. Богиня, пожалуйста, помоги мне. Я принесу тебе в жертву мясо моего желания, я отдам тебе жир моего ленивого самодовольства. Я дам тебе то, что ты хочешь, если только эта конкретная боль будет уменьшена, устранена, прекращена. Я не хочу быть ни собственницей, ни собственностью, великая Богиня, но я не знаю как достичь этого. Поговори со мной и скажи мне, я молю тебя!»

«Я не говорю пока не совершено полное самопожертвование! Я не дарую блага, пока не будет полного повиновения!»

«Но что есть полное повиновение, Богиня? Что, о, синекожая, трехликая, трехокая, яростная, что есть абсолютное повиновение, которого ты желаешь?»

«Спускайся вниз, вниз; поднимайся вверх, вверх. Приди в мой центр в

* Калпаври́кша или кальпаврикша – волшебное дерево желаний в индуистской мифологии

своем животе. Укрепи себя там. Не ниже, не выше. Укрепи себя именно здесь».

«Я стараюсь, Богиня, но я, кажется, нахожу тебя выше живота, в области диафрагмы. Я обнаруживаю тебя в том месте, которое я считала домом Эроса и Афродиты как и людей, моим и Рыцаря III домом. Я запуталась. Ты находишься здесь или ниже? Куда я должна прийти? Но ты смеешься, Богиня, почему?»

«Потому что, Гвиневра II, ты запуталась. Но я помогу тебе. Я дам тебе дар, хотя я смеюсь над тобой и презираю тебя. Ибо я такова, это моя сущность. Я нахожусь действительно в области живота, в районе пупка. Я там, и там же находится Бог, зовешь ли ты его Рудрой или Старым Учителем. Выше меня и там, куда я поднимаюсь при правильном формировании, вверху расположен Диафрагмальный Центр, как ты его называешь, ибо это – действительно, место, где обитает Будда. Это, правда, центр любви и человечности, как ты и думала. Ибо разве Будда не является человеческим существом, а не Богом? Разве не Будда – тот вид любви, который может выносить противоположности Богов и не раскалываться? Он может подниматься к Анахате, «нерушимой», области сердца, и может спускаться вниз, в Свадхистхану и в область желаний Живота, и не погибнет. Но сюда, в Манипуру, где я обитаю, он может прийти, только когда я разрешаю, ибо я госпожа здесь. Чего ты не знаешь, бедная душа, бедная Гвиневра II, это то, что я всегда позволяю! Я всегда позволяю такому постоянному человеческому существу, такому сильному, преданному существу, как Будда, входить в мое пространство страсти, когда он пожелает. Ибо он вынес абсолютную страсть.

«Он, Будда – великий человек, потому что он вынес тотальную страсть, тотальную эмоцию. Он сидел под Деревом Бодхи* и достиг Просветления.

* в буддизме - легендарное дерево в роще Урувелла, медитируя под которым, принц Гаутама достиг просветления и стал Буддой

Это известно всем, это известно твоему мистическому брату Внуку Рыцаря. Будда дорог мне».

«Но, Шакти Лакини, Царица Богинь, как мне, простой женщине, не героине, не просветленной, как Будда, пережить боль подобных страстей? О, Богиня, я всего лишь женщина. Ты, Богиня, хоть и Шакти, являешься женщиной. Разве наш путь страстей не отличается от мужского, даже если он – такой разносторонний мужчина, как Будда? Не могла бы ты помочь мне?»

«Дочь Гвиневры, ты одна. Ты говоришь так, словно у тебя нет никакой поддержки, нет никого, кто заботится о тебе. Это не правда. Разве ты не ведешь совместные поиски с мистическим братом, Внуком Рыцаря? Разве он не страдает тоже от болей Манипуры? Не были ли его опыт встречи со старым учителем, с моим супругом Рудрой, настолько болезненным, таким же фрагментирующим, таким же разрушительным, как твой? Почему ты не просишь и его тоже помочь? Почему вы совершает Чакра Пуджу для Манипуры вместе? Моя прекрасная ученица Майя совершала свою медитацию в одиночестве. Но ты, Дочь Гвиневры, можешь получить помощь своего истинного друга и товарища, мужчины, достойного твоей заботы, преданности и любви. Кроме того, я полагаю, что твоя подруга Майя поможет вам, ибо разве она уже не пережила свой собственный опыт? И не Манипура украшает треугольник? Почему бы тогда троим не принять участие?»

«Шакти Лакини, ты права. Я уверена, что Рыцарь III поможет мне, ведь, он тоже страдает от твоей Чакры, твоего центра страсти и боли. Не так ли, Сэр Рыцарь?»

«Это, безусловно, так, Дочь Гвиневры. Я готов и желаю разделить медитацию с тобой. Действительно, я очень надеюсь освободиться таким образом от моей постоянной вины по поводу моей «множественности, которая не покидает меня. Вместе, возможно, мы сможем прийти к переживанию, пониманию, которое устранит нашу боль. Будет ли Майя тоже медитировать?»

«Я, Майя, медитировала на Чакру Шакти Лакини ее супруга, Шивы Рудры, Разрушителя. Благодаря этому я пережила самый просветляющий опыт. Я готова медитировать снова на этот центр, но я была впечатлен, как вы знаете, тем, что ваши западные Боги тоже, кажется, обитают в этих центрах. Например, как вы полагаете, Сэр Рыцарь и Дочь Гвиневры, какой Бог может находиться в нашей Манипуре?»

«Я вполне уверен, что это мог бы быть Дионис, Майя, ибо только он один, среди всей нашей истории Богов и Богинь западного мира обладает такой сродством страсти и необузданности, с «огненной водой» в виде вина, с разрушительностью дикой фурии, и еще – с чудесами, перед которыми мы все должны преклонится. Дочь Гвиневры кивает, она согласна. Тогда это должен быть Дионис».

«Тогда, не могли бы вы, Рыцарь и Дочь, помедитировать на истории о Дионисе для меня? Или, лучше, позвольте мне медитировать вместе с вами над этими историями, а я, в свою очередь, стану вашей помощницей в вашей Чакра Пудже к Лакини и Рудре».

«Договорились».

 

Другие главы перевода

29
1. Предисловие

7 мая 2016 г.

2. Глава 1. Внук Рыцаря

7 мая 2016 г.

3. Глава 2. Дон Жуан

7 мая 2016 г.

4. Глава 3. Дон Жуан II

8 июня 2016 г.

5. Глава 4. Внук рыцаря II

8 июня 2016 г.

6. Глава 5. История Волшебника

8 июня 2016 г.

7. Глава 6. Синяя Борода и музы

8 июня 2016 г.

8. Глава 7. Иисус

8 июля 2016 г.

9. Глава 8. Афродита

8 июля 2016 г.

10. Глава 9. Эрос

8 августа 2016 г.

11. Глава 10. Дочь Гвиневры

8 августа 2016 г.

12. Глава 11. Сестры: Сердце и Живот

8 августа 2016 г.

13. Глава 13. Отец и Дочь

30 сентября 2016 г.

14. Глава 14. Сестры

30 сентября 2016 г.

15. Глава 15. Муж и Жена: Гера

30 сентября 2016 г.

16. Глава 16. Мать и Сын: Дева Мария и Розарий

30 сентября 2016 г.

17. Глава 17. Мать и Сын II: Радостные Тайны

8 ноября 2016 г.

18. Глава 18. Мать и Сын III: Скорбные тайны

8 ноября 2016 г.

19. Глава 19. Мать и Сын IV: Славные Тайны

8 ноября 2016 г.

20. Глава 20. Внук Рыцаря и Дочь Гвиневры

8 ноября 2016 г.

21. Глава 21. Рыцарь III и Гвиневра II

8 ноября 2016 г.

22. Глава 22. Йогиня Майя

8 ноября 2016 г.

23. Глава 23. Путь Диониса

8 ноября 2016 г.

24. Глава 24. Дионис и Аполлон

8 декабря 2016 г.

25. Глава 25. Союз

8 января 2017 г.

26. Глава 26. Кронос, Рея и Зевс

8 февраля 2017 г.

27. Глава 26. Области Центров

8 марта 2017 г.

28. Глава 27. Восточно-Западное Древо Жизни и Гимнов

8 марта 2017 г.

29. Глава 28. Гимны

7 апреля 2017 г.

духовный кризис

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"