Перевод

О Книге пришедшей Ночью

Храм Сета

 
Дон Вебб V°, Верховный Жрец 
О Книге, Пришедшей Ночью[1] 

В день Северного Солнцестояния X года Магистр Церкви Сатаны Майкл А. Аквино выполнил Великую Работу Чёрной Магии, которая привела к нескольким результатам. Далеко не самым интересным из них был документ, получивший название Книги, Пришедшей Ночью. Поскольку с большинством различных продуктов этой все ещё продолжающейся и трансличностной Работы не так просто работать, Книга привлекла большое внимание и стала в оккультном андеграунде предметом коллекционирования, а также иногда размещается на различных веб-сайтах и других электронных ресурсах. То, что Храм Сета владеет авторским правом на этот текст и на самом деле охраняет его, не интересует тех, кто, не создав за свою жизнь ни единого продукта интеллектуальной собственности, едва ли чувствует потребность уважать чужую. С институциональной точки зрения я убеждаю Храм продолжать эту правозащитную политику; однако с личной точки зрения меня это не слишком волнует. Такой тип личности мог представлять психическую проблему, схожую с той, которая была у Алисы в Стране чудес. Чувства во мне всегда негодуют, когда я вижу этот документ, изменённый или снабжённый предисловием с причудливыми и оскорбительными замечаниями, но всё это — лишь особенность низкого культурного уровня нынешнего Интернета. 
Это краткое эссе объясняет, что такое Послание, для чего Храм Сета его использует, чем опасны подобные документы, и, наконец, почему на заре постмодернистской эры падает их значимость. 

Что такое Послание?
 

Вы не звоните богу по телефону, чтобы поболтать о погоде; вы призываете его в великой нужде — вроде той, в которой вы обратиться к своему мудрому учителю спустя много лет после окончания школы. Из самодостаточной системы (то есть из Пути Левой Руки) вы знаете, что бог не собирается вам помогать. Бог может дать ясность. Сет был учителем фараона в искусстве стрельбы из лука, он не будет пускать за вас стрелы. Однако если ваша и его цель совпадают, он может разъяснить содержание вашего разума, чтобы позволить вам видеть цель. Большая часть человечества никогда не получит такого разъяснения, потому что это проклятие. Подобно магу Моисею, вы увидите Землю Обетованную, но никогда не ступите на неё. У вас будет неприятная задача попытаться рассказать другим о том, что существует такой образ мышления и действия, который способен дать им силу работать над собой, в то время как ныне они пойманы в ловушку полученных представлений о мире, ослабляющую их. Проклятый, которого мы называем магом (хотя уместны и другие имена — например, риши), не лучше, не умнее и не влиятельнее тех, кого он ведёт. Он ожидает, что другие достигнут большего благодаря его учению. Каждый Платон ждёт своего Аристотеля. 
Работа получения Послания проистекает из потребности. Много слов было написано людьми, которые были там и тогда (пока я изучал латынь в средней школе), приписывая Говарду Стентону Леви потребность продавать степени в Церкви Сатаны. Мне нечего ответить на это со своей колокольни, но это решение и эти взгляды резонируют с его философией. Они подобны истинному символу той философии ухода, когда вы понимаете, что осуществили её. Я вижу завершение обучения Леви в массовом бегстве из Церкви Сатаны многих жрецов во главе с Майклом Аквино. В этом акте восстания Храм поддержал свой контакт с Князем Тьмы в его архетипической форме Сатаны, но это связь довольно низкого напряжения по сравнению с той, на которую способен человек. Это акт восстания, который связывает с Работой магическую и философскую суть, а не документ. Я был бы только рад, если бы Жречество Сета вышвырнуло меня как мятежника, попытайся я превратить Храм из школы в личное орудие. Если кто-то из жрецов испытывает бо́льшую личную преданность ко мне, к Майклу Аквино или к следующему Верховному Жрецу или Жрице, чем к Вечной Цели Сета, то они не жрецы, а овцы со сверкающими чёрными медальонами. 
Однако Работа действительно преобразила центральный образец для подражания сторонников ПЛР из архетипа мятежника, восставшего против космической несправедливости, в архетип Обособленного Разума. Сет — довольно сложная фигура, которая борется за собственную власть, убивая Осириса, а ради космического блага поражает Апопа, чтобы ладья Ра смогла продолжить свой путь. Сета проще всего воспринять как божественную модель самопросвещенного интереса внутреннего Я. 
Предпосылки для Работы возникли намного ранее, в 1904 году, в Каире. Там и тогда у Алистера Кроули возникла потребность организовать пространство. Там и тогда был молодой человек с огромным магическим даром, который нуждался в том, чтобы смыть с себя полученные концепции, сгрудившиеся вокруг христианства, британского классового мышления, сексуальных нравов и империалистических понятий. Благодаря его Работе было сообщено Слово, прекрасно известное ему как человеку, немного знакомому с греческим, и, что гораздо важнее, как превосходному знатоку французской литературы — «Телема». Это Слово, основное послание которого — «бесстрашие». Божественная заповедь вершить своё дело в мире, невзирая на социальные ограничения, и познать через это самого себя. 
Слово «Телема» достигло кульминации в Слове ЛаВея «Потворство». Церковь Сатаны стала периодом просвета пред всякой эзотерической организацией того времени, поскольку (вполне справедливо) рассматривала оккультизм как форму безумия. Это обеспечило её практиков пространством для создания инструментов. Можно было преодолеть все лживые ограничения общества, сжечь неврозы, реализовав в себе вместо них здорового тигра, убивающего больных овец. Но Церковь Сатаны потерпела неудачу, миновав великое очищение, и мне больше нечего сказать. Создание пространства — первый шаг в строительстве чего-то лучшего. Работа, сообщившая Слово Хепер, случилась благодаря успеху других Работ, создавших пространство для роста. 
У Работы Послания вроде выполненной Майклом Аквино в Северное Солнцестоянии X года четыре составляющих: 
·       Во-первых, содержание человеческого мозга: оно определяет язык и фактический материал. 


·       Во-вторых, остальная часть комплекса души/тела: эту совершенно неочевидную человеческую субстанцию иногда называют Высшим Я. Это — потенциал для становления. В противоположность мыслителям нью-эйдж, рассматривающим неограниченную модель человечества, мыслители Левостороннего Пути подчеркивают пределы бытия как ключ к ускорению. Узнайте, кто вы и что вы можете, — только тогда ваша Работа может стать эффективной. 
·       В-третьих, культурная матрица: все такие Работы пишутся на языке времени и в мыслях о нём. Так, если вы хотите проанализировать Книгу, Пришедшую Ночью, нужно смотреть на неё не только как на выражение Вечного Разума Вселенной, но и как на нечто, написанное в Калифорнии 70-х. Это отнюдь не освобождающее замечание — ключ к пониманию природы взаимодействия между инициатической магией и историей. Почему там? Почему тогда? 
·       В-четвертых, намерение Сета в создании документа: позднее это будет полезно для людей, желающих нанести на карту разум Сета по причинам наблюдения того, какие центры собственной индивидуальности они хотят развить, чтобы стать такой же бессмертной, могущественной и сильной сущностью. 
Без этих компонентов подобные книги введут в заблуждение. Будет ошибкой расценивать книгу как Божественное Послание наподобие того, как религии Правостороннего Пути рассматривает свои священные писания. 
Книга достигла четырёх целей: 
·       Во-первых, она усилила Майкла Аквино, учитывая внезапную реструктуризацию его психе. Она придала ему значимость, позволила увидеть (каждый мыслитель Левостороннего Пути должен увидеть это к концу своего посвящения), что все детали его жизни становятся абсолютным источником силы, которая на самом деле распространилась через некоторые человеческие умы. 
·       Во-вторых, Книга показала новые глубины бытия; вместо того чтобы сказать: «Ладно, Майк, это ты!» — она открыла, что путь к достижению бесконечной внутренней тьмы, которая могла быть проявлена в мире, был очень, очень длинным. 
·       В-третьих, она разорвала некоторые сентиментальные составляющие и личные слабости. Человек не достигает освобождения от мирского вздора за одну Работу: какими бы ни были личные слабости 28-летнего Аквино перед Работой, они остались с ним и после. Но такие Работы дают проблеск того, на что он походил бы, если бы освободился от таких ограничений. 
·       В-четвёртых, это возникшая в Аквино магнетическая последовательность. Иначе говоря, после Работы его видение того, что можно сделать в мире, оформилось недостаточно для того, чтобы он смог чётко его сформулировать, но достаточно, чтобы привлечь людей испить из этого Грааля. Короче говоря — это была церемония признания. 


Для чего Храм Сета использовал этот документ? 
 
 
В первые восемнадцати лет своего существования Храм Сета по магическим причинам поместил Книгу, Пришедшую Ночью, в Хрустальную скрижаль. 
Хрустальная скрижаль — основной сетианский документ, описывающий космологию, онтологию, эпистемологию, протоколы и магические техники практической магии Храма Сета. Это часть четырёхкратной формулы разрешения стать адептом Чёрных Искусств для того, кто ищет тайну Сета. Эти четыре части — последовательное центральное провозглашение сетианской мысли (Хрустальная скрижаль); взаимодействие с другими применившими философию объективно измеримыми способами; предыдущий опыт посвящённого; и его способность выполнить творческий и уникальный синтез первых трёх пунктов, способный изменить его мышление и жизнь. 
За первый год нашей Работы (с X [1975] до XXVIII [1993]) мы поместили Книгу в Хрустальную скрижаль в качестве инструмента «стартового скачка». Подобно всем магическим произведениям (вроде этого эссе), она привлекает внимание, преобразовывает его и возвращает к его источнику с надеждами, побуждающими к действию. Богатый символами поэтический язык Книги служил для того, чтобы дать каждому посвящённому часть опыта, обретённого Майклом Аквино: это придавало им вкус значимости, приключения, свободы и сути. Многим этого предвкушения хватало, чтобы искать собственные приключения, жаждя не мимолетного проблеска в словах другого, а собственного подлинного опыта. 
Результатами этого решения было учреждение международного Храма, который пережил различные попытки СМИ и даже правительственных организаций подавить или разрушить его. 
После первого года Работы мы стали применять основной принцип сетианской школы — превращение учеников в учителей. Вместо того чтобы использовать основное инициатическое событие одного посвящённого, который, в конце концов, даже не был выпускником системы Храма Сета, мы хотим позволить вниманию учащихся изменяться благодаря жизням нашего Жречества. Это значит, что каждый жрец или жрица начали новый уровень магической и философской ответственности: вместо того, чтобы смотреть на документ как на созданный человеком, сетианцы смотрят дальше и глубже, получая назначение в Жречество. Это ответственное дело — опасная азартная игра, но это азартная игра, способная утвердить школу Левого Пути, которая будет существовать, независимо от достоинств и недостатков её лидеров. 
Книга, Приходящая Ночью, была включена в Рубиновую скрижаль Сета — документ, разработанный для помощи сетианцам второй степени в поиске личной силы, тогда как Хрустальная скрижаль помогает в поисках смысла. Рубиновая скрижаль — это прославление жизни и всех её возможностей, предлагающее богатый и многообразный опыт множества сетианцев в магических и философских устремлениях. 


Это изменение — глубокое понятие сетианства. Даже нашу магию основания мы классифицируем как часть сферы, возможной для всех сетианцев. Наша самая лучшая и яркая работа оценена не из-за страха, который она могла бы внушить, а потому, что она служит постоянным внешним напоминанием о том, чего можно достичь. Нас, тех, кто в Храме, не интересуют какие-то отдельные великие мужчины и женщины. Нас интересует создание окружающей среды, которая породит множество великих мужчин и женщин. Один гигант — это счастливая генетическая случайность, раса гигантов — способ изменить мир. 
 
Чем опасны такие документы? 
 
Текст — это предмет для большого количеству манипуляций, и потому одни только книги не могут быть основанием для посвящения. 
Если вас сильно разозлили соседи, все книги для вас будут о ничтожности соседей и о вашем благородстве. Если вы любите, все книги для вас — о любви. Если вы ищете опровержений, все книги предлагают новые и мощные формулы опровержения. 
Книги, выстроенные в определённой последовательности, хороши тем, что могут отделить вас от того, к чему привязались ваши эмоции. 
Если книга преподаёт инициатический урок того, что эмоции должны следовать за вами, а не вы за ними, книга эта — серебро. Эта книга имеет значение в моменты ясности. 
Если вы получаете в ней ряд обстоятельств, вызывающих такие моменты ясности, книга эта — золото. 
Если книга содержит правила, которые могут произвести больше моментов ясности, книга эта — драгоценный камень. 
Если же книга содержит правила, позволяющие достичь момента ясности больше чем одному человеку и поведать о его понимании другим, тоже испытывающим эту ясность, книга эта имеет искру живого огня. 
Таковой, по моему мнению, является ценность Хрустальной скрижали Сета. Для того, кто хочет упорно трудиться ради силы и знания и почти обрёл их, этот основной текст Храма бесценен. 
Однако большинство из нас, несмотря на наши возвышенно звучащие притязания, хочет короткого и лёгкого просветления. Поэтому мы играем в бирюльки с буквами и числами текста, пытаясь прочесть в нём тайное знание (когда нам не удаётся обнаружить в нём даже очевидного) или занимаясь иным подобным досугом. Такое отвлечение может привести нас ко множеству ошибочных умозаключений, а если мы ощущаем, что текст, с которым мы играем, имеет божественное происхождение, мы так или иначе чувствуем, будто бы бог хочет, чтобы мы занимались этими абсурдными вещами. Так мы делаем наш собственный сон священным и ежедневно отдаляем облик тех самых вещей, которые, как утверждаем, мы ищем. 
Эта опасность велика, и в этом смысле любой вдохновленный текст — ловушка для человека, увлечённого своим хобби. 


Почему в новом эоне падает значимость таких книг? 
 
Всемирная история прошла через три большие эпохи и входит в четвертую. 
В классическую эпоху наблюдался всплеск огромного числа парадигм. Благодаря этому возникли великие философские школы. Если взглянуть на основные положения одной только Древней Греции, трудно сказать, что мы достигли с тех пор какого-либо прогресса в получении ответов на вопросы, поставленные жизнью. Но не хватало двух вещей: во-первых, системы вселенной, позволяющей философии изучать, изменять и улучшать мир сквозь границы времени и пространства; во-вторых, полезного познания материального мира, который мог укрепить ищущего философа в стремлении осознать свои идеи. 
В Средние века у нас осталась лишь одна парадигма. Один бог, одна книга, одна система мысли для всех рас и культур. Это принесло много хороших результатов. Реализовывалась потребность в едином языке (сначала латынь, затем английский), общем времени и правилах международных отношений. Короче говоря, в Средние века оформился ряд глобальных факторов, позволивших Слову расходиться во все стороны из Рима, Мекки, Константинополя или Пекина, что породило идею общего основания Послания. 
В наше время много нового принесла научная парадигма — рациональный подход к миру как способ управлять им. Мы живем настолько долго, что можем использовать прекрасную возможность тратить время на поиск упомянутых выше ответов. За короткое время мы можем достичь практически любой точки Земли. За одно мгновение можем связаться с другими мыслящими существами. Сила личности всегда высока благодаря науке, но из-за природной лени человеческих существ она обычно обращается против внутреннего Я, когда мы изучаем новые способы отвлечься. 
Однако постмодернизм станет синтезом предыдущих трёх эпох. В нём появится великое множество парадигм для ответа на вопросы. Эти ответы будут распространяться глобальными средствами — от книг до Интернета. Они будут укрепляться усилиями естественных наук, и их реализация сделается возможной. В такое время вдохновленная книга другого утратит своё значение, ибо самое важным приобретением человека станет система философии, способная помочь ему использовать исторические силы, которые сейчас возникают. Храм Сета стремится создать такую систему и всегда ищет утончённые умы и бесстрашные сердца, которые смогут поспособствовать её совершенствованию. Это долгий путь, по которому предстоит идти, но за первые 23 года борьбы пройдено уже немало. 
 
Выстрел как Стрела 
в Девятый год моего членства в Храме Сета 
и Тридцать третий год Изумрудной Зари. 
14 января, XXXIII (1998) 


 

[1] Пер. Arthemius, под ред. Fr. Nyarlathotep Otis. Текст Книги см. в 93-м номере журнала.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

оккультизм, путь левой руки

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"