Перевод

Перья для полета

Ипсиссимус

 
Перья для полета

Окутанный в теплоту материнского тела, чья защищен-
 ность охраняла меня, чья пища питала меня, я чувствовал,
 что она была беспомощной. Она хотела удержать меня, лю-
 бить меня, воспитать, как только могла, но условия ее жизни
 не стали лучше. Она была бессильна. И я это тоже чувство-
 вал, эту разрушающую тяжесть, которая подобно глубоким
 водам душила и пугала меня, стараясь разрушить мое хруп-
 кое тело. 

Беспомощность. 

Месяц за месяцем я чувствовал ее медленное возраста-
 ние, мое погружение в океанские глубины, дюйм за дюймом,
 один дюйм в день в течение месяцев, сдавливание этого
 ужасающего бессилия. Ее боязнь держала меня в постоян-
 ном страхе. Ее сомнения развили неуверенность в моей спо-
 собность противостоять тиранической хватки реальности.
 Ее беспомощность стала моей, наследственным грузом как
 светлые волосы и карие глаза моей матери проникла она в
 мое тело через нашу общую пуповину. 

Позже я увидел ее, в ослепляющем свете и в смутном,
 мокром очертании открывшегося мира, я увидел ее. Ее лю-
 бовь и гордость, которые все еще чувствовались, хотя я уже
 не был внутри нее, были тут же уничтожены уверенностью
 и жестоким осознанием того, что она не может взять на себя
 такую ответственность, что она не может быть Матерью.
 Она еще несколько месяцев старалась бросить вызов судьбе
 и возродиться как божество, способное к чуду, но эта беспо-
 мощность победила ее. 

Человек сильный, мой Отец, предложил принять эту
 ношу от нее, и он это сделал. Этой мощи, которой он распо-
 лагал, было слишком много, чтобы ее выдержать и усвоить. 

Как только она, переполнившись через край, пролилась на
 пол под ноги и промочила насквозь все существо, его душа
 впитала в себя эту влагу и заразилась духовной пневмонией.
 Он не хотел казаться слабым и поэтому продолжал поль-
 зоваться безудержной энергией. Дети были для него свое-
 образным сифоном, через который он мог удалять излишки
 этой силы. У него было несколько таких сифонов, какие-то
 были его, каких-то он подбирал по дороге. Поскольку они
 заболевали от чрезмерного потока вливаний, становились
 слабее и были неспособны вынести его мучение, то Бог, ко-
 торому он молился, послал меня — его последний сифон. 

Я был еще совсем маленьким, когда он забрал меня,
 совсем хрупким, чтобы он мог отправить свою болезнь
 внутрь меня, и он ждал. Когда он это сделал, все остальные
 беспомощные сифончики облепили меня — незагрязненный
 фильтр — как последнюю надежду на чистоту, свет и лю-
 бовь.


Однажды этот человек, переполненный излишками
 энергии, разорвался от ее натиска, принял на себя роль Каи-
 на и убил своего добродетельного и честного брата, который
 требовал, чтобы его жертвы Богу были бескорыстными.
 Безумие овладело им. Его грех был вскоре обнаружен, его
 заковали в цепи, и тогда он вполне ощутил свою беспомощ-
 ность. 

Правительство не знало, что делать с несколькими сло-
 манными сифончиками и одним целым, лежащим в убогой
 кроватке в собственных испражнениях с костями, торчащи-
 ми из-под тонкой кожи. Я переходил из рук в руки, с од-
 ного места в другое, в разные дома, с детьми, которые не
 были сломаны — которых никто никогда не использовал! Я
 был в замешательстве, но вместе с тем был успокоен этим
 осознанием постоянства, на которое я мог положиться. Я
 ожидал, что беспомощность снова может убаюкать меня в
 своих цепких лапах. 

Мальчик смотрел телевизор в среду вечером и увидел
 меня в одной программе, хотя я не помню, чтобы меня сни-
 мали. У него было четыре сестры, и никто из них не хотел
 делать лук и стрелы из ивняка или строить крепости из со-
 ломы и палок. Он позвал своих родителей, показал на меня
 пальцем и уверял их в том, что я его брат. 

Тогда они приехали и взяли меня домой вместе с двумя
 черными мусорными мешками и одним маленьким чемодан-
 чиком, полными моих вещей. Человек, который вскоре станет
 моим отцом, улыбнулся. Он был крупным и высоким мужчи-
 ной с сильными руками, широкими плечами и большой улыб-
 кой. Я не помню, когда он еще так улыбался с того дня. 

У них был большой дом с многочисленными комнатами. 

Моя кровать находилась в спальне моего брата, я занимал
 нижнюю койку. Я не мог перейти черту, в том смысле, что
 не мог манипулировать правой рукой с предметами, находя-
 щимися с левой стороны моего тела, и, наоборот, ввиду от-
 сутствия трехмерных объектов на протяжении четырех лет
 моего развития. Поэтому, пока это не исправили, я спал на
 нижнем ярусе. 

Моя новая мать начала водить меня в школу, где я не-
 много научился через язык жестов словам типа «бабочки»
 или «носорог», также говорить, поддерживать равновесие.
 Я никогда не понимал, почему я должен ходить в эту школу,
 тогда как моя сестра годом младше меня оставалась дома и
 играла, но раз мне говорили, я так делал. 

Однажды я без посторонней помощи прошел по всему
 гимнастическому бревну, и тогда я сообразил, что учусь не
 тому, как ходить, говорить или играть. Я постигал секреты,
 с помощью которых я мог добиться осознанности и изме-
 рить мощь своего тела. 

Сила не была дана мне свыше, но я старался усвоить,
 вытерпеть и, в конечном счете, заслужить ее благодаря моей
 дисциплине. 

Я всегда был таким человеком, даже будучи ребен-
 ком, которому при освоении новой и интересной информа-
 ции нужно бежать и рассказывать всему миру, что я узнал,
 взволновано объяснять, жестикулировать и делать все воз-
 можное, что передать сущность и важность послания моей
 буквально очарованной аудитории. Это осталось со мной
 навсегда. Когда мне было двенадцать лет я начал экспери-
 ментировать с оккультизмом и изучать средневековую чер-
 ную магию, тогда прочный духовный контакт закрепился в
 реальности, и эта удивительная способность получила свое
 развитие. В шестнадцать лет я создал свой первый оккульт-
 ный Круг, а в семнадцать — свой первый клан. 

После нескольких лет знакомства с различными оккульт-
 ными дисциплинами, которые стремились видеть духовные
 сущности открытыми глазами, заставляли мое тело осоз-
 нанно относиться ко всем событиям прошлого и управляли
 энергиями вокруг меня вплоть до физического явления, и
 переживанием лишь малой доли успеха во всех соединениях,
 я понял, что мне нужно нечто большее. Я обратился к рели-
 гии своего воспитания, в Церковь Иисуса Христа Святых
 последних дней (TheChurchofJesusChristofLatter-Day
Saints
) в надежде, что сочетание моих оккультных дисци-
плин с религией, которая приобщает людей к божественно-
му, — а это было всегда моей заветной целью — в конце
концов, поможет мне рассекретить его тайны. Я был совер-
шенно разочарован. В годовщину моего пребывания в церк-
ви и бракосочетания с одной из ее рьяных последовательниц
я познакомился с человеком, который навсегда изменил мой
путь. Он, казалось, стал для меня Воплощением Судьбы.
Этот человек вышел ко мне не из толпы в ресторане или
оживленной улицы, он возник в центре моей спальни, где я
читал религиозную литературу, главным образом RigVegas

«Путь ясен теперь, - сказал он. — Все воды текут в пра-
 вильном направлении». И затем он исчез, тело, которое
 было секунду назад таким реальным и материальным, про-
 сто превратилось в ничто перед моими глазами. 

Я сам тоже изучил различные методы астральной проек-
 ции, путешествия души, билокации, дистанционной визуа-
 лизации, хотя у меня никогда не получалось уплотнить свое
 присутствие с такой критической массой, чтобы физически
 проявиться. И тогда я последовал за своим духовным не-
 знакомцем, фокусируя внимание моей души на его темноко-
 жем, покрытой бородой лице. Мое тело тряслось и качалось
 взад-вперед, мое равновесие терялось, пол уходил у меня
 из-под ног, будто доказывая отсутствие всего, на чем дер-
 жится реальность, моя голова перевернулась к тому месту,
 где только что были ноги и потом в сторону. Контролируя
 свое дыхание, плавно вдыхая и выдыхая, я наконец-то ста-
 билизировал свое движение и направился вверх и наружу.
 Города и континенты пролетали мимо меня. Я обнаружил,
 что нахожусь рядом с прохладной и, тем не менее, зеленой
 горой. Я полетел вверх, через деревья, на ту сторону, ко-
 торая скрыта от глаз любого физического путешественника.
 На той самой таинственной стороне горы, где солнце сияет
 все время, стоял храм, точнее зиккурат, а на огромных сту-
 пенях этого строения было множество одетых в робы по-
 слушников, которые лежали, сидели и расслаблялись в глу-
 бокой медитации. 

Один из них заметил меня и сказал: «Шри Сунам при-
 нимает только приглашенных». 

- Он уже видел меня, - запротестовал я. 

Послушник не был рад такой словесной игре и повторил:
 «Никто не должен входить в Храм без разрешения». 

Это прозвучало скорее как вызов, чем что-либо иное,
 поэтому я покинул ступени зиккурата и прошел через камни,
 которые его окружали. Я очутился на большой площади, в
 центре ее находился пьедестал, на котором лежала раскры-
 тая книга, сотканная из золотых листьев. Человек, Мастер
 Сунам, стоял рядом с помостом, а все молящиеся, казалось,
 прислушивались к его мыслям, пока он безмолвно читал. Я
 поместил свое духовное тело позади него, чтобы мельком
 взглянуть на книгу, и в тот самый момент он резко захлоп-
 нул ее, повернул голову и посмотрел мне прямо в глаза. Я
 был изумлен как никогда, этот человек из крови и плоти не
 только видел мой бестелесный образ, но и мог смотреть в
 мои глаза с таким отеческим бесстрастием. 

«Ты можешь прийти завтра, - произнес он резко и уста-
 ло. — И я почитаю тебе книгу». 

Я тут же открыл глаза и снова вернулся в свое тело: то ли
 ужас от моего обнаруженного подглядывания отбросил меня
 назад, то ли сам Сиддха, за которым я шпионил, отправил
 меня обратно к своей истинной форме. 

Я занимался путешествиями души и астральной проек-
 цией. Я бродил по космическому пространству и смотрел,
 что делают другие люди, но никогда раньше я не проникал
 в такое таинственное и священное место, никогда раньше
 никто не замечал меня, пока я наблюдал. Более того, никог-
 даранее в своих видениях, воплощениях и посещениях я не
 общался с таким влиятельным существом. Когда Сунам ис-
 чез из моей спальни, я предполагал, что могу затеять ту же
 игру, что и он. Однако во время своего путешествия к храму
 я осознал, что это не одна и та же игра. Я понял, что только
 Я участвую в этой игре... игре, которую он уже выиграл и
освоил. 

Я не мог произнести и слова в остаток дня. 

Когда я проснулся на следующий день, я поднялся со
 своей кровати и, без умывания, без завтрака, без утренней
 сигареты, я сел на стул, поставленный рядом со своей крова-
 тью, закрыл глаза и приготовился к духовному погружению,
 которое сопровождает мой выход из тела. Я был приятно
 разочарован. Та неустойчивость, с которой мне пришлось
 бы бороться для выхода из себя, уже прошла, глаза были
 закрыты, цель поставлена, и я очутился снова на ступенях
 храма Сунама. На мне были надеты не шорты и футболка, а
 тускло-коричневая роба, и сидел я на ступенях храма с дру-
 гими послушниками, окружившими Сунама. 

Он читал книгу, но его глаза не смотрели на страницы.
 Его слова будто бы изменялись, как только они попадали в
 воздух или достигали наших ушей, и преобразовывались в
 речь, которую каждый послушник должен был услышать. 

«Ты должен найти равновесие во всем,» - промолвил он.


— «Ты все время находишься в постоянном противоречии.
 «Неужели мне стоит это делать? Или другое? Что люди по-
 думают обо мне? Чем я должен пожертвовать?». Ты зада-
 ешь себе тысячи вопросов, ты приходишь без ответов, но с
 множеством других вопросов. Перестань задавать вопросы.
 Заботься не о вопросах. Просто БУДЬ. Твоя Дхарма уже
 определена, река уже бежит. Борьба с Дхармой приведет к
 застою. Позволь реке унести тебя туда, куда она течет, - это
 единственное истинное движение». 

Он все читал и читал, казалось, это могло продолжаться
 часами. Слова появлялись, смешивались и исчезали, ста-
 новились одним потоком мысли, эмоции, света, мудрости,
 перемещались непосредственно от читателя к слушателю,
 ко мне. Позже я вошел в этот транс, в котором находились
 другие послушники, такой же отсутствующий взгляд был
 теперь у меня. 

Когда чтение, наконец, закончилось, и все братство си-
 дело во власти любви и мира, моя любознательность разру-
 шила эти чары, и я заговорил с Мастером: 

- Сунам, неужели здесь все материально присутствуют? 

- Мы все здесь, и это, действительно, реальное место, -
 он ответил с бесконечным терпением. 

- Нет, я имею в виду то, что мое тело не здесь. Оно
 сидит на стуле в спальне, так что я физически не могу здесь
 быть. 

- Но ты же здесь, не так ли? - спросил он. 

- Да, я здесь, но не телесно.


-    А разве есть разница? 

Для меня была огромная, колоссальная, катастрофиче-
 ская разница. Если бы я мог доставить свое тело в храм и
 встретиться во плоти с Мастером, это все стало бы более
 реальным для меня. И не было никаких сомнений в моем
 возвращении в свое тело, как казалось. 

Сунам усмехнулся: «Есть разные уровни дисциплин, ко-
 торые ты доложен постигнуть, если ты хочешь начать свое
 обучение с той, чье понимание ограничено, как и ты сам, я
 пошлю тебе одно из них. Этот мир полон теми, что стоят на
 краю реализации, подобно тебе, и в таком соединении двух
 субстанций нет ничего сложного». 

С еще одним колким ответом Мастера я вернулся в свое
 тело. 

В какой-то момент на следующей неделе мой друг
 Джейсон пригласил меня к себе. Когда я приехал, я понял,
 что мать Джейсона хочет поговорить со мной даже больше,
 чем сам Джейсон. Мы сели в ее гостиной на кресла белые
 с вышитыми цветами, и она рассказала мне об индийском
 мистике, с которым недавно встречалась. Ей приснился сон
 с этим мистиком, Баба Махараджа, в котором он просил
 найти меня и привести к нему. 

В целом, мои изыскания в оккультизме начали приходить
 в упадок, как только я понял, что уже владею базисными
 знаниями свечной магии и оккультной графики. Единствен-
 ной недосягаемой глубиной для меня было саморазвитие и
 самосовершенствование. И вместо этого я искал этот ва-
 куум бытия, от которого не мог убежать, эту бездонную
 кроличью нору. ...этот образ, который мог разрушить всю
 известную реальность и открыть Царство Небесное вокруг
 меня. 

Однако все мои мысли об индийском мистике и ксено-
 фобные представления о водителе такси в чурбане, обеща- 



 |
 |   |

ющего отпущение грехов, не помогли мне. Мать Джейсона
 
Я уже встречался с самозванцами, воплощенными демо-
 нами, вызывал бесчисленных духов. Я обучался, занимался
 медитацией и молился с каждой духовной группой, которую
 только мог встретить. Поэтому я не находил никаких оправ-
 даний для отказа от знакомства с этим «мистиком». 

Высокий мускулистый мужчина открыл входную дверь.
 Его черные волосы были длинными и кудрявыми, а его ак-
 куратно подстриженная черная бородка резко контрастиро-
 вала с его темной кожей и голубыми глазами. Не было ни-
 каких сомнений в том, что этот человек прибыл из Индии.
 Более пугающим, все же, было это чувство умиротворенно-
 сти, которое окружало его, это сильное и мощное ощущение
 спокойствия, которое возникало рядом с ним и разливалось
 по всей квартире. После рукопожатия он посмотрел мне в
 глаза и сказал: «Мы уже встречались». 

-     Нет, вряд ли, - возразил я. — Я больше не живу в
 Вегасе. 

Он рассмеялся. «Не здесь, - он взглянул на меня более
 внимательно. — Да, правильно, мы были в Храме. Ты потом
 вспомнишь». 

Я стоял как вкопанный и не знал, что мне ответить. «Ну,
 я - Баба Махараджа, друзья меня зовут Радж». Радж при-
 гласил нас в свою квартиру и предложил сесть на диван. 

-     Итак, Венди сказала мне, что ты баловался черной ма-
 гией? 

-      Да, - согласился я. — Но я не баловался с ней. Я не
 играю с ней. Я понимаю, что я делаю. 

-      Конечно же, - он снова улыбнулся, как отец надоед-
 ливому ребенку. - Но ты ищешь чего-то большего теперь?
 Перед тобой открылся новый путь, новое учение, и ты готов
 идти по нему, иначе бы ты сюда не пришел. 

-     Возможно, - ответил я. 

-    Все, что я хотел сделать сегодня, - продолжил Радж,
 не обращая внимания на мой скептицизм. — Так это помочь
 твоей энергии выйти наружу и посмотреть, смогу ли я по-
 мочь тебе сохранить равновесие. Много всего предстоит
 выполнить, но я не могу это сделать, пока этот хаос есть
 внутри и снаружи тебя. 

- Хорошо. 

- В общем, я занимался духовностью всю свою жизнь, я
 научился видеть энергию, что есть вокруг людей. Это дает
 мне понять, как помочь им. Сейчас я могу видеть твои ча-
 кры. Ты знаешь, что такое чакры? 

- Ага, - ответил я радостно, чувствуя, что потихонь-
 ку вовлекаюсь в диалог. — Это энергетические центры
 астрального тела. У них есть различные цвета, и они связа-
 ны с определенным органом в нашем физическом теле. 

- Ну, у тебя есть поверхностные, начальные знания о
 них, - сказал Радж. — На самом деле слово «чакра» пере-
 водится как «круг, диск». Твои чакры — это яркие разно-
 цветные круги света, сияющие прямо через кожу. Если ты
 настроишься на свою Аджна чакру, или твой третий глаз, ты
 начнешь видеть энергию, и тогда научишься различать ауры
 и чакры, и даже духовные существа, которые не находятся
 здесь физически. Ты также сможешь очистить все в своей
 жизни и получить все, что только пожелаешь. Как Шива,
 вся энергия этого мира сосредоточена в Аджна чакре. 

- Здорово, - ответил я, предвкушая все, что может еще
 мне повстречаться на этом асоциальном пути духовной ре-
 ализации. 

- Да, все это очень интересно, - одобрительно улыбнулся
 Радж. — Теперь я вижу, что у тебя есть чакры, которые ра-
 ботают не в совсем правильном направлении. У тебя очень
 сильна область в солнечном сплетении, но это может вы-
 звать дисгармонию в других чакрах. Можешь ты лечь на
 пол? 

Смущенный незнанием того, что может произойти, я
 лег на пол. Радж зажег фимиам и включил свой CD-пле-
 ер, наполняя комнату приятной музыкой и нарастающим
 по спирали дымом. Он держал кристалл, подвешенный на
 серебряной цепочке, над моим телом, в нескольких дюймах
 от моей кожи. Когда он двигал кристалл от головы к ногам,
 кристалл заметно подпрыгивал, дергался и вращался по мере
 того, как приближался к тем или иным участкам тела. Радж
 отложил в сторону кристалл, попросил меня закрыть глаза
 и стал перемещать свои руки вдоль моего тела. Не касаясь
 меня, он создавал некий ощутимый магнетический эффект.
 Его руки скользили по моему телу снова и снова, и тут он
 начал петь на неизвестном языке, который вскоре погрузил
 меня в глубокий сон. 

Я очнулся и увидел сияющие глаза Баба Махараджа.
 «Ты сильно расслабился, - сказал он, смеясь — Я времен-
 но сбалансировал твои чакры, но тебе придется держать их
 в порядке самому. Я вижу, ты легко можешь найти нуж-
 ную информацию. Посмотрим, как у тебя получится найти
 что-нибудь про открытие чакр. 

-     Хорошо, - ответил я, не будучи уверенный в том, что
 на этой грустной ноте закончится наша встреча. 

-     У меня есть для тебя несколько упражнений, которые
 ты можешь поделать, - предложил он. Он показал мне раз-
 личные базовые позы йоги — пирамида, кобра и самурай—
 слова, которые я снова услышал, но теперь в применении к
 асанам йоги, не взирая на годы изучения и практикования
 самой системы. Радж рекомендовал мне делать их каждый
 день. 

Во время пирамиды я должен был глубоко дышать, при
 вдохе собирая всю злость и эмоциональность, а при выдохе
 выпуская ее через руки и ноги в землю. 

Когда все эмоции кончились, я перешел в позу кобры,
 очищая себя от всех мыслей.


И в завершении я принял позу самурая, при этом создал
 в своем разуме образ того мира, который бы я хотел видеть.
 Я поднял руки над головой, соединяя вместе свои пальцы,
 формируя треугольник из моих указательных пальцев и по-
 сылая свое видение в виде луча яркого света, бьющего из
 моих пальцев прямо в окружающий мир. 

Мы стояли друг против друга в позе самурая. Он ру-
 ководил мною во время визуализации. Он попросил меня
 вспомнить любую ситуацию из моей жизни, которую бы мне
 хотелось изменить к лучшему. Я мысленно увидел мои раз-
 ногласия с одним из членов моей семьи, которые с каждым
 годом становились все хуже и хуже. Я почувствовал спазмы
 в желудке и тесноту в груди, как только начал думать о нега-
 тивных переживаниях. Затем я стер этот образ и представил
 себе идеальные взаимоотношения, полные любви и уваже-
 ния. Я полностью расслабился, я ощущал, как выпрямля-
 лась спина, как сила разливалась по моим плечам, рукам и
 проникала в кончики пальцев, словно чистое желание мира
 и спокойствия, рожденное в моем новом теле. С помощью 

Раджа я смог выпустить эти мысли в виде лучей света из
 кончиков пальцев, преодолевая тысячи километров пустыни
 по направлению к моей цели. 

-      Вот теперь ты понимаешь, - сказал Радж. — Что если
 ты найдешь равновесие в своем разуме, ты создашь гармо-
 нию внутри себя, и то же самое сможешь сделать со всем
 миром вокруг. 

Я потерял дар речи. Годами я зажигал свечи, произносил
 заклинания, рисовал символы на бумаге или земле, прося
 оккультные энергии присоединиться ко мне. Но здесь, в те-
 чение часа, я осознал, что сам являюсь центральной силой,
 хозяином своей жизни, и не благодаря внешним ритуалам, а
 путем преобразования своего внутреннего состояния, кото-
 рое может затем повлиять на физический мир. 

- Ты можешь задержаться еще на некоторое время? —
 обратился ко мне Радж, вопросительно глядя на меня. 

- Конечно, - ответил я, хотя чувствовал, что переполнен
 до краев всем происходящим. 

- Как долго ты сможешь здесь быть? — спросил он. -
 Один месяц? Или три? 

- У меня есть работа, и я должен вернуться в понедельник
 утром, - возразил я. — У меня есть комната, соседи и личная
 жизнь. Я не могу просто так исчезнуть на три месяца. 

-      Твоя работа, неужели ты хочешь провести на ней всю
 оставшуюся жизнь? — снова улыбнулся он. 

-               Ну, вообще-то, нет. 

- А соседи по комнате, неужели их жизнь разрушится
 или прервется из-за твоего отсутствия? 

- Я думаю, они могут потерять меня, - ответил я. 

- Перед тобой открывается длинный путь, - повторил
 он. — Ты должен стать Воином и Жрецом, прежде чем быть
 Мудрецом. 

Что бы это ни значило. 

Меня мучила мысль о том, что мне придется бросить
 свою обычную жизнь на несколько месяцев, но этот ореол
 святости в его доме был подобен чреву матери, откуда не
 хотелось уходить. 

Я встал в позу самурая напротив Раджа, который также
 принял эту позу. Мы вместе подняли руки над головой, сде-
 лали руками треугольники и с выдохом рассказали физиче-
 скому миру о наших намерениях. 

Я попросил воспользоваться его телефоном, позвонил
 своему боссу и сказал ему, что в виду непредвиденных об-
 стоятельств мне придется уйти с работы на три месяца. 

-      Хорошо, дружище, — сказал мой начальник без тени
 сомнения. — Все, что тебе нужно. Только дай мне знать,
 когда ты собираешься снова вернуться к работе. Твоя работа
 будет ждать тебя. 

Мои соседи по комнате были так добры, что согласились
 сохранить для меня место, пока меня будет, оплачивая мою
 часть аренды до моего приезда. 

-    Тебе не стоит беспокоиться о деньгах, еде, одежде или
 о чем-либо еще из этого мира, - сообщил Радж. — Когда ты
 находишься в мире и гармонии, все это само к тебе придет.
 Другими словами, чем меньше ты нуждаешься в них, чем
 меньше ищешь их, тем быстрее они окажутся у твоего по-
 рога. 

Я спал на ковре из медвежьей шкуры в его гостиной. Он
 предложил мне кровать, но спать на ковре было удобнее. Я
 проснулся утром не от его слов, а от звука нежного женского
 голоса. 

-               Просыпайся, родной, - она сказала. Как только я смог


сфокусировать свой взгляд, я увидел прекрасную худую бе-
 локурую женщину, стоящую рядом со мной. 

-     Я уверена, у тебя много дел запланировано на сегодня.
 До вечера. 

Я стоял и тер глаза, немного расстроенный своим не-
 ряшливым видом, растрепанными волосами, мятой оде-
 ждой, в которой я спал, но она даже не заметила этого. Она
 поцеловала Раджа на прощание, и тогда обернулась ко мне с
 распростертыми объятиями. Я никогда раньше не встречал
 этой женщины, но от нее исходило то же духовное сияние,
 что и от Раджа. Когда я обнял ее, я будто растворился в ней,
 я был охвачен не сексуальными ощущениями или другими
 неуместными эмоциями, но абсолютным чувством покоя.
 Эта девушка, подруга Раджа, могла уходить и возвращать-
 ся, надолго не задерживаясь, не мешая нашим упражнениям
 и не давая мне никакого шанса узнать ее лучше. 

Радж предложил мне принять ванну и переодеться во
 «что-то более удобное», пока он готовил завтрак. Я заме-
 тил, что, несмотря на наличие довольно таки дорогих по-
 лотенец и одежды,у него не было душа, только ванна. Я не
 купался в ванне, наверное, с детства, но долгая дорога до
 Лас-Вегаса и день, проведенный на жаре, все же говорили
 о необходимости принять ванну. 

«Удобной одеждой», которую я выбрал, были джинсы и
 футболку с логотипом какой-то рок-группы. Радж засмеял-
 ся, как только увидел меня, выходящим из ванны. Он ска-
 зал, что после завтрака мы пойдем по магазинам. Я возра-
 зил, будто я занимаюсь этим очень часто, что не собираюсь
 меня весь свой гардероб. 

-     Не волнуйся, - успокаивал он. -У меня есть много де-
 нег. 

-     Я не хочу, чтобы ты покупал мне вещи за свои деньги,
- настаивал я. 

-     Но это не мои деньги, - улыбнулся он. — Люди просто
дают их мне, когда я делаю все, чтобы помочь им. Это как
замкнутый круг. 

Радж, казалось бы, не обращал внимания на мир вокруг
 него, на практически голых женщин на плакатах, на такси,
 на звуки гудков и крики, на проституток и наркоманов в
 центре города. У него была улыбка на губах и блеск в глазах
 как у ребенка, впервые смотрящего на мир, и ничто не заде-
 вало его. 

Из всего этого смока и смрада Радж отыскал несколько
 свободных белых хлопковых штанов, и очень надеялся ку-
 пить большую свечу цвета индиго. Ему непременно нужно
 было купить свечу цвета индиго, а не просто синюю. 

Когда я снова вышел из ванной в белых штанах и майке,
 Радж одобрительно улыбнулся: «Теперь давай начнем!». 

Он сказал мне войти в позу «пирамиды». Я должен был
 встать на четвереньки: ладони на ширине плеч пальцами
 вперед, колени и стопы на ширине плеч, бедра и руки пер-
 пендикулярны полу; поясница прогибается вниз, а копчик
 тянется к небу. В современной европеизированной йоге это
 поза «собака мордой вниз». На санскрите это звучит как
 «Адхо Мукха Шванасана». Но Радж предпочитал назы-
 вать эту позу пирамида, потому что эмоциональные и энер-
 гетические центры — Муладхара, Свадхистана иМанипура
 — которые связаны с негативными эмоциями и пережива-
 ниями, необходимо было поднять над всеми остальными и
 позволить всему плохому выйти из тела перед началом за-
 нятия. 

Глубоко дыша, я чувствовал огонь внутри себя, внутри
 этих центров, внутри верхушки своей пирамиды. Все пере-
 живания моего детства, моих родителей, прошлых связей,
 теперешних обстоятельств, все негативные и непродуктив-
 ные эмоции и мысли просыпались во мне с каждым вздо-
 хом, и я ощущал, как это спускается по моим рукам и ногам.
 С приходом новых эмоций мое дыхание становилось более
 прерывистым, но положение тела и дыхание при этом не ос-
 лаблялось, оно питало меня энергией с возрастанием ярости
 и его постепенным рассредоточением. 

После нескольких минут такого упражнения, Радж ска-
 зал мне принять позу кобры: ноги максимально вытянуты
 назад, руки согнуты в локтях, ладони под плечами; оттал-
 киваясь руками от пола, нужно поднимать торс вверх, за-
 прокидывать голову и смотреть на потолок. В йоге эту позу
 называют «Урдхва Мукха Шванасана » или «собака мор-
 дой вверх». Потоки внутри меня теперь были прохладными
 и успокающими, энергия всей вселенной проникала внутрь
 меня через Аджну и спускалась вниз по другим чакрам. Это
 поза была противоположностью предыдущей, она усмиряла
 эмоции, очищала разум, расслабляла мое тело. 

Затем я перешел в позу самурая: встал на колени, опу-
 стил ягодицы на пятки, плечи развел в стороны и назад, рас-
 крыл грудь и положил ладони на колени. Радж тоже принял
 эту позу вместе со мной, и мы вместе подняли руки вверх
 треугольником. 

-     Что мы будем изменять? — спросил я, ведь для меня
 эта поза была как возможность преобразования реальности
 путем выхода энергии. 

-     Только себя, - ответил Радж. — Если ты будешь по-
 стоянно пытаться изменить мир вокруг себя, тогда ты не
 сможешь жить в истинном пространстве, которое внутри.
 Мир совершенен, он есть отражение нас самих. Если тебе
 не нравится то, что ты видишь в мире, тогда единственное,
 что ты можешь сделать, - это изменить свое видение, образ
 мышления, и мир покажет себя с другой стороны. 

Комната становилась более освещенной, как только мы
 фокусировались на привнесение духовного света в нашу
 сущность. Затем мы медленно опускали руки, будто воз-
 вращая энергию обратно в землю. Ощущение спокойствия
 было всепоглощающим. Мы так сидели, не замечая време-
 ни, просто вдыхая любовь и гармонию внутрь себя, и выды-
 хая все обратно. 

Эти базовые упражнения, состоящие всего из трех асан
 и дополняемые пранаямами, «управлением дыхания/управ-
 лением жизненной силы, растягивались на несколько часов,
 почти весь день. Когда палящее солнце Лас-Вегаса сади-
 лось, разливалась приятная прохлада, уменьшалось количе-
 ство сумасшедших машин, и шум города понемногу стихал,
 мы с Раждем выходили погулять. Он называл это «медита-
 ция в процессе хождения». Идея ее состояла в том, чтобы
 сохранить состояние спокойствия, ясности, целостности во
 время движения по городу. 

- Многие учения предложили бы тебе выполнять «ме-
 дитацию в процессе хождения» в саду, в храме или еще ка-
 ком-нибудь тихом местечке, - сказал мне Радж, когда мы
 спускались на улицу со ступенек его дома. — Я не случайно
 выбрал этот город и район. Легко оставаться безмятеж-
 ным и свободным в спокойном окружении. Чтобы ходить
 по этим улицам, как Бог во плоти, с божественным светом
 в крови и любовью ко всему в сердце, с ясными мыслями
 -хотя люди пытаются предложить тебе секс или яд любого
 сорта и есть столько вещей, которые сбивают твой фокус...
 - тебе потребуются определенные усилия и самодисциплина.
 Однако, когда она у тебя будет, когда ты будешь хорошень-
 ко натренирован, ты сможешь сохранять гармонию в душе и
 любовь, наблюдая за всеми ужасами этих низких миров. Ты
 можешь оставаться совершенно безмятежным перед лицом
 убийства или геноцида. Ты пришел в этот мир не за этим.
 Ты не можешь привязываться к чему-то временному, но
 только к тому, что вечно. 

Мы так гуляли около часа каждый день, смотря свои-
 ми глазами не на мир, а сквозь этот мир, видя духовность
повсюду, во всем, в каждом казино, в каждом магазине
спиртных напитков, в каждой проститутке, в пьяном или
бездомном человеке. Видя Бога во всех вещах. Отражения
стеклянных зданий, солнце, растворяющееся в черном, дег-
тярном, змеином тротуаре, все цвета, образы, звуки и запа-
хи, растекающиеся по городу, превратились вдруг в единое
огромное сенсорное переживание. И я уже не поддавался
ни на какие вмешательства внешнего мира или кульмина-
цию чувств, которая неизбежно возникала от столкновения
духовного и физического вокруг нас. 

Радж улавливал мое состояние, когда мой взгляд пере-
 носился на материальные вещи. Он ощущал, как страх воз-
 вращался ко мне, и тут же осторожно просил меня снова
 сфокусироваться на том, что на самом деле реально, а не на
 том, что кажется реальным. 

После месяца базовых упражнений Радж решил, что я
 могу перейти на следующий уровень. Во время очередного
 курса асан и пранаям он зажег на маленьком столике инди-
 говую свечу. Радж сказал мне смотреть на пламя свечи с
 освобожденным разумом, с чистым сердцем и расслаблен-
 ным телом. Это было знакомо мне, это было похоже на
 свечную магию, которой я баловался, когда был подростком. 

Я уставился на свечу и глубоко задышал, я мог наблю-
 дать, как энергия индиго обволакивала свечу. Только я
 подумал о том, что прекрасно справляюсь с заданием, как
 Радж посоветовал мне: «Не моргай!». 

Я перевел глаза со свечи на своего учителя. «Не моргай!». 

- Не моргай! — повторил он, его тон нисколько не изме-
 нился и даже не поколебался, без всяких разъяснений с его
 стороны. 

Пламя свечи обжигало мои влажные глаза, слезы тек-
 ли по моим щекам, каждый мускул в моем теле сжимался и
 трепетал, желая сбросить капли слез с одежды. Моя пер-
 вая попытка увенчалась минутой успеха. Я могу поклясться,
 что не мог продержаться более минуты, не мигая глазами,
 но сейчас делать это сознательно было настоящим испы-
танием. 

Это упражнение порядком измотало меня, моя кожа по-
 крылась потом, как если бы я пробежал десять километров.
 Вся моя сила воли, все мое физическое и духовное стремле-
 ние было сосредоточено на одной простой цели — смотреть
 на пламя свечи, не мигая. 

Радж почувствовал ухудшение моего состояния, мой не-
 достаток, мое явное желание поскорее закончить задание. 

-   Начинай с двух минут, - сказал он таким добрым голо-
 сом, какой я ранее не замечал у него. — Каждый день до-
 бавляй еще тридцать секунд, потом уже сможешь и десять
 минут просидеть без мигания, без всякого усилия, и тогда ты
 будешь готов уехать отсюда. 

Победа над этим упражнением вместе с другими — это
 ключ к воротам, от которых начнется мое путешествие в ду-
 ховный мир, к полной власти Самости. Когда я сидел перед
 зажженной свечой, Радж вставал позади меня или справа, и
 я мог слышать, как он говорит различные инструкции: 

-  Расслабь свое тело... у тебя грудь слишком сжата. Не
 забывай дышать. 

Когда я все-таки достиг восхитительной отметки в пять
 минут, Радж начал давать, как я понял, настоящие указа-
 ния: 

-  Вдохни, впусти индиговое пламя в Аджна чакру. Вы-
 дохни, и пусть этот свет спуститься вниз, через все твои ча-
 кры, в твою Манипуру, в живот, где находятся твои самые
 сильные и яростные эмоции. Когда ты вдохнешь свет ин-
 диго, который является светом Агни, огнем очищения, све-
 том Шивы, и используешь его для очищения Манипуры, то
 ощутишь, как гармонизируются другие чакры, как уравно-
 вешивается твое тело, как успокаивается твой ум, и все вещи
 вокруг тебя упорядочиваются. 

Теперь смысл этого упражнения прояснился для меня. Я
 почувствовал, как мой Третий Глаз шире открылся, и через
 него свет и звуки проникли внутрь меня. Жжение в глазах
 и слезы на лице больше не беспокоили меня. Все, что имело
 значения, - это индиговый свет и пламя свечи. 

Как только прошли заветные десять минут, я глубоко 

вдохнул, и услышал в тот миг голос Раджа: «На выдохе 


 |   |   |   |
 |   |
  |   |

 
 
Души». 

Я выпустил воздух из легких и произнес вибрирующим
 голосом: «СОХАМ АКАЛ». 

Бушующие ветра, несущие разрушение между двумя
 мирами, затихли, неистовство индигового пламени внутри
 моего тела успокоилось, и на одно мгновение я стал Богом. 
  class="castalia castalia-beige"