Перевод

Перевод от 8го Ноября. 2013г

Письма Юнга

Письма Юнга Перевод от 8го Ноября. 2013г

Преподобному С.Ц.В. Бауману [1]

 

от 10 декабря 1953 г.

 

Дорогой господин, у Вашей проблемы liberum arbitrium[2] есть, конечно, много аспектов, с которыми я не знал бы, как иметь дело в рамках письма. Я могу только сказать, что, как бы далеко сознание не распространялось, воля понимается свободной, т.е., что чувство свободы сопровождает наши решения независимо от того, свободны ли они действительно или нет. Последний вопрос не может быть решен опытным путем. Там, где Вы не сознательны,  очевидно, не может быть никакой свободы. Посредством анализа подсознательного Вы увеличиваете количество свободы. Полное сознание означало бы одинаково полную свободу и ответственность. Если содержимое подсознательного, приближающееся к сфере сознания, не проанализировано и интегрировано, то сфера Вашей свободы даже уменьшена исходя из  факта, что такое содержание активировано и получает более мощное влияние на сознание чем тогда, когда это содержимое было абсолютно без осознания. Я не думаю, что есть какие-либо трудности в этом подходе. Фактическая трудность, как я это вижу, начинается с проблемы того, как иметь дело с интегрированным в данный момент подсознательным содержимым. Однако это невозможно решить с помощью переписки.

Надеюсь увидеть Вас весной, остаюсь,

Искренне Ваш, К.Г. Юнг

 

Пастору Вилли Бреми

 

от 11 декабря 1953 г.

 

Дорогой Пастор Бреми, выражаю Вам мою самую огромную благодарность за большой и радостный сюрприз, который Вы приподнесли мне Вашей великолепной книгой[3]. Я уже читаю ее с нетерпением и узнал из нее о многом, о том чего я не знал очень хорошо прежде,  или, даже вообще не знал. Вы знаете, как преподнести обзорное представление не обходя стороной основные темы. Я уже прочитал приблизительно треть книги. Интересно и волнующее видеть, как книга связана с проблемами нашего времени. До сих пор я согласен с Вами во всем, только Альберт Швейцер поднимает несколько вопросов. Я очень высоко  ценю этого человека и его научные достижения и восхищаюсь его одаренностью и универсальностью. Но я не вижу определенной заслуги в его понимании, что Христос и апостолы ошиблись в своем ожидании parousia[4] и что из-за этого разочарования были последствия для развития духовной догмы. Мы знаем это в течение длительного времени. То, что он сказал это вслух было не больше, чем научной любезностью. Этот факт проявляется в таком ярком свете свете только потому, что он так сильно контрастирует с малодушием и непорядочностью других, которые знали все это наперед, но не хотели этого допускать . Насколько я знаю, Швейцер не дал ответа на умозаключение, что Христос, в связи с этим, непоправимо релявитизированный. Что у него есть , чтобы так сказать?

            Для него Христос - "высший авторитет," primus inter pares, и один из великих основателей религии вместе c Пифагором, Заратустрой, Буддой, Конфуцием, и т.д. Но это было не так, как это имелось в виду первоначально; во всяком случае никакое христианское кредо, и меньше всего Карл Барт, не подписались бы на такое суждение. Каждый - действующий из лучших побуждений рационалист и даже свободные массоны и антропософисты с их умственной небрежностью могли подтвердить формулу "высшего авторитета" без колебания.

            Сталкивающийся с действительно ужасными afflictio animae европейского человека, Швейцер отказался от задачи, возложенной на богослова, cura animarum, и изучил медицину, чтобы лечить больные тела туземцев. Для туземцев это очень приятно, и я первый готов похвалить тех докторов в тропиках, которые рисковали своими жизнями, и часто терялись в отдаленных поселениях и при более опасных обстоятельствах. Все же ни один из этих умерших, которые покоятся в африканской земле, не окружен ореолом протестантского святого. Никто не говорит о них. Швейцер делает не больше своего профессионального режима работы, как любой другой медицинский миссионер. Каждый доктор в тропиках не хотел бы  ничего лучше, чем создать его собственную больницу в своем одиноком отдаленном поселении, но к несчастью у них нет таланта Швейцера к использованию прибыльных лекций и подробных описаний органа с этой целью.

            Что подумал бы каждый об очень одаренном хирурге и почти незаменимом специалисте кто, наталкиваясь на медицинскую загадку, внезапно находил себя как францисканского Отца, чтобы прочитать Мессу крестьянам в самом отдаленном углу Лотшенталь и услышать их исповеди? Католическая церковь, возможно, благословила бы его и после того, как несколько сотен лет канонизировала бы его ad maiorem ecclesiae gloriam. Но какие выводы сделал бы протестант, не говоря уже о Медицинской ассоциации, нужно ли говорить об этом?

            Я боюсь, что могу только болезненно чувствовать, что Швейцер нашел ответ на катастрофическое умозаключение его Поисков Исторического Иисуса в отказе от cura animarum в Европе и становлении белым спасителем туземцам. На ум приходит неизбежная аналогия с Ницше: "Бог мертв", и Супер человек рождается, полностью в соответствии со старым правилом, что люди, которые аннулируют богов, становятся  богами сами (пример в большом масштабе: Россия! ). Релятизированный Христос больше не то же самое что Христос евангелия. Любой, который релятизирует его рискует стать самим спасителем. И где это может лучше всего быть сделано? Конечно, в Африке. Я знаю Африку, и я также знаю, как белому доктору поклоняются там, как трогательно и как обольстительно!

            Швейцер предоставил христианам в Европе право узнавать то, что  делать с релятивизированным Христом.

            Позвольте мне несколько слов по поводу идеала caritas Christiana. Это - подарок или харизма, как вера. Есть люди, которые по своей природе любящие и добрые, так же, как есть люди, которые по своей природе верят и доверяют. Для них любовь и вера - естественное выражение жизни, которая также приносит пользу их собратьям. Для других, менее одаренных или не одаренные вообще, это - едва достижимые идеалы, конвульсивное усилие, которое чувствуют их товарищи также. Здесь мы наталкиваемся на вопрос, который всегда пропускается: Кто делает любовь и кто делает веру? Другими словами, все может зависеть от того, кто выполняет определенную деятельность или из чего составлено вещество, когда "правильные средств в руках неправильного человека" работают во вред, как справедливо гласит китайская мудрость. Как вызвать необходимую metanoia, если релятивизированный Христос захватывает нас так же много как или так же мало как Лао-Цзы или Мохаммед? Религиозные отношения действительно ничего не значат, кроме подчинения авторитету, который, как объявлено, был безошибочным? Должны ли мы все, следуя лозунгу Швейцера, эмигрировать в Африку и вылечивать болезни туземцев, когда наша собственная болезнь души взывает к небесам?

            Когда Вы пишете "от Лютера до Швейцера", это поднимает вопрос: Вы помещаете Лютера и Швейцера для сравнения на один и тот же уровень? Если да, то дальше возникает вопрос: Какую инновацию или руководство Швейцер принес к миру? Он - выдающийся ученый и исследователь, блестящий органист и медицинский благотворитель туземцам в Ламбарене. Он высказал известный факт, что Христос был обманут parousia и таким образом подарил миру релятивизированного и в местном масштабе условного Христа. Та же самая честь могла бы быть приписана профессору Волзу, который сделал внушительный отчет о демонизме Яхве. Этот Яхве, который также Бог Нового Завета?

            Мне кажется, что судьба Протестантства зависит в значительной мере от ответа на эти два вопроса.

            Что касается милосердия, филантропическая деятельность Швейцера едва выдерживает сравнение с достижениями Пастора фон Боделшвинга и бесчисленного другого Sancti minores Протестантства.

            Мне, также, кажется, что метафизические основы веры так же, как этических требования не являются незначительными. Что каждый обычно слышит: "Вы должны хотеть верить и любить," стоит на прямом контрасте по отношению к харизматическому характеру этих подарков. Доктор может иногда говорить деморализованному пациенту, "Вы можете также хотеть выздороветь," не подразумевая таким образом,что болезнь вылечена. Проповедь совершенно неуместна как cura animarum, так как болезнь - отдельное дело и не может быть вылечена в лекционном зале. Доктор должен принять во внимание индивидуальные склонности, даже в процессе лечения только тела. В еще более высокой степени cura animarum является отдельным делом, с которым нельзя иметь дело с кафедры проповедника.

            Ответ на вышеупомянутые вопросы кажется мне срочным, потому что никто не интересуется религией, и может помочь наблюдению в конечном счете, что протестантская концепция Бога неразъяснена и Искупитель - сомнительная власть. Как можно молиться релятивизированным богам, когда каждый больше не пре- христианин?

            Я прошу Вас, мой дорогой Пастор, не поймите мои делетантские вопросы превратно. Я не могу раскритиковать Швейцера лично. Я лично не знаком с ним. Но я обеспокоен религиозными проблемами, так как они затрагивают не только меня самого, но также и мою профессиональную деятельность.

            Книга, которую я послал Вам как подарок в ответ, может объяснить для Вас точки пересечения между психологией и теологическими вопросами.

            Как параллель к Вашей мандале я прилагаю страницу из Журнала  Би-би-си. Снова с огромной благодарностью,

            Очень искренне Ваш, К. Г. Юнг.

 

 

Эрнесту Джонсу

 

от 19 декабря 1953.

 

            Дорогой Джонс, конечно, у Вас есть мое разрешение прочитать письма Фрейда, копии которых находятся в Архивах Фрейда в Нью-Йорке.

            Ваш биографический материал очень интересен, хотя было бы желательно консультироваться со мной по определенным фактам. Например, Вы получили историю приступа обморока Фрейда вполне неправильно. Также это не был первый случай; у него было такой приступ прежде в 1909 до нашего отъезда в Америку в Бремене, и  при тех же самых психологических обстоятельствах.

            Надеюсь Вы продолжаете наслаждаться зрелыми годами, остаюсь,

            Искренне Ваш, К. Г. Юнг

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 Пастору Вильи Бреми

      

 от 26 декабря 1953.

 

            Дорогой Пастор Бреми, хорошо зная, насколько многочисленны и обременительны обязанности священнослужителя во время праздников, я не ожидал такого быстрого и всестороннего ответа. Можно было не спешить.

            Было очень любезно с Вашей стороны объяснить, что является субъективным значением Швейцера для Вас. Лицо вольта, которое он сделал, бесспорно внушительно. Но я должен признаться, что нигилизм никогда не был проблемой для меня. У меня были достаточно и более чем достаточно действительности на моем собственном пороге.

            То, что интересует меня намного больше в случае Швейцера - это проблема, которую его критический анализ оставил позади для религиозно-мыслящего дилетанта : релятивизированный авторитет образа Христа. Что протестантское богословие говорит об этом?

            Я знаю ответ Бултмана. Это не просвещает меня. Карл Барт, как Католическая церковь, может пропустить эту проблему (и по тем же самым причинам).

            Читая Ваш подробный отчет о Кьеркегорде, я был еще раз поражен несоответствием между бесконечным разговором о выполнении Божьей воли и действительностью: когда Бог появился ему в форме "Регины"[5], он пустился наутек. Было слишком ужасно для него быть должным  подчинить его autocratism любви к другому человеку. Однако K. видел что-то очень особенное и в то же самое время очень ужасающее: это - "страсть Бога, чтобы любить и любимым. " Естественно это было просто то самое качество, которое ударило K. наиболее сильно. Можно было приписать много других страстей Богу, которые так же очевидны и подчеркивают его старый еврейский характер еще более сильно — которые возвращает нас к вопросу номер 2: есть ли идентичность Яхве с Богом Нового Завета?

            Пожалуйста, не позволяйте себе спешить с ответами на мои письма. Меня вполне устроит и короткий ответ. Это не интеллектуальное любопытство, которое вызывает такие вопросы; у меня самого спрашивают столько вещей, что я использую любой благоприятный момент, чтобы изучить их лучше. С наилучшими пожеланиями по поводу Нового года,

Очень искренне Ваш, К. Г. Юнг

 

Э. Л. Гранту Уотсону

 

от 25 января 1954 г.

 

            Дорогой г-н Уотсон, Ваш сон замечателен[6]. Сон о лошади представляет союз с душой животных, по которой Вы скучали в течение долгого времени. Союз создает специфическое настроение, а именно, подсознательные взгляды, которые позволяют Вам понять естественный прогресс ума в его собственной сфере. Вы можете понять его как естественный мыслительный процесс в подсознательном или как ожидание постсмертной умственной жизни. (Это - серьезная возможность, поскольку душа, по крайней мере частично, независима от пространства и времени. См. Эксперименты Рейна с ESP) Ноги представляют "точку зрения"; индуисты = восточная точка зрения. Сон показывает Ваше превращение от Западной перспективы до Восточной реализации души = самости и ее идентичности с универсальной душой. Вы продолжаете двигаться вне эго к расширяющимся горизонтам, где душа постепенно показывает свой универсальный аспект. Вы объединяете свое животное, своих родителей, всех людей, которых Вы любите (они все живут в Вас и Вы более не отделены от них). Это - тайна Джона XVII: и в то же самое время существенная индуистская доктрина души-purusha. Наше подсознательное определенно предпочитает индуистскую интерпретацию бессмертия. Нет никакого одиночества, кроме бесконечно увеличивающейся завершенности.

            Такие сны происходят в воротах смерти. Они интерпретируют тайну смерти. Они не предсказывают ее, но они показывают Вам правильный способ приблизиться к концу.

            Искренне Ваш, К. Г. Юнг.



[1]    Американский министр Епископальной церкви, тогда учащийся в Кентербери, Англия.

[2]    B. выразил опасение, что психология Юнга могла бы уничтожить "божественно добрую волю человека, данную Богом"

[3]    Der Weg des protestantischen Menschen von Luther bis Albert Schweitzer (1953).

[4]    Греч. христ. приход, незримое присутствие

[5]    Любовью всей жизни Кьекегора была Регине Олзен; он был помолвлен с нею, но внезапно прервал обязательство. Использование Юнгом латиницированной формы "Regina" - намек на алхимический опус или, в психологическом отношении, процесс индивидуализации, в которой товарищество Короля (король = враждебность) и Регина (королева = душа) важно для ее завершения.

[6]    Г. В. написал о двух снах. Первый, о волшебной лошади, которая была убита в сражении, и чьи внутренности он несет много лет. Затем он спускается по какой-то лестнице и встречает реанимированную встающую лошадь. Лошадь пожирает все свои собственные внутренности и готова подняться к сновидцу . Второй сон три или четыре месяца спустя состоит из нескольких сцен. Первая в театре; когда занавес открывается, все люди на подмостках ложатся как будто мертвы. Однако, они разговаривают друг с другом, хотя сновидец не может услышать, что они говорят. Через некоторое время он добирается до подмостков и ложится также. В следующей сцене он находится в пустыне, во главе с двумя индуистскими гидами. Он испытывает затруднения в ходьбе, потому что его ноги - ноги старика. Они прибывают в открытое место, где продолжается обряд посвящения; глубокие порезы сделаны на его ногах, и он должен стоять в кипящей воде. Вслед за этим он видит, что его собственное идеализированное изображение появляется в огромном вогнутом зеркале, и гиды говорят ему продолжить одному поездку через пустыню. Он встречает двух новых индуистских гидов, которые приводят его в здание, где он находит много людей, среди которых его отец, отчим и его мать, которая целует его в знак приветствия. Он должен пройти долгий подъем, заканчивающийся на краю глубокой пропасти. Голос приказывает, чтобы он прыгнул; после нескольких отчаянных отказов он повинуется и плавает "очаровательно синего цвета вечности."

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Перевод

1947 г

Письма

Случайные статьи

по теме

юнг

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"