Перевод

Введение

Письма Юнга

Письма Юнга

Введение

В мае 1956 г., когда Юнгу было почти 82 года, я обратился к нему с вопросом о публикации писем. Быстрое согласие Юнга означало, что этот проект уже давно у него на уме. Мое обращение состоялось в подходящий момент, и Юнг попросил своего секретаря миссис Аниэлу Яффе отобрать две папки писем к священникам, озаглавленных «Pfarrefbriefe» [«Письма к священникам» - нем.] рукой самого Юнга, по моему мнению, имея в виду целесообразность их публикации.

Много лет Юнг пользовался письмами, чтобы сообщать свои идеи внешнему миру и прояснять неверные толкования, которыми возмущался, не говоря уже об ответах людям, которые обращались к нему со своими проблемами, и переписке с друзьями и коллегами. Таким образом, многие его письма содержали новые творческие идеи и непосредственные комментарии к работам.

В конце жизни он стал посылать копии писем, которые считал важными, людям, чьему суждению доверял. Частью он делал это для того, чтобы поделиться идеями, которые, ввиду возраста, не мог воплотить в книжной форме, а частью потому что вопрос публикации писем давно был у него на уме.

Изначально идея такой публикации зародилась у его друзей, которые осознавали уникальную литературную и психологическую ценность переписки Юнга. Сначала Юнг сильно возражал против самой идеи, потому что чувствовал, что спонтанность и непосредственность его писем не предназначалась для широкой публики; но в последние годы изменил свое мнение, и в одном письме даже упоминал, что оно предназначено не только для адресата, но и для последующей публикации.

Таким образом, я изложил свои мысли Юнгу в нужный момент, и он спросил, готов ли я взять на себя редакторский труд. Результат моей беседы и последующей переписки с ним был сформулирован в решении Юнга, высказанном в письме от 15 ноября 1957 г., о назначении Редакторского Комитета, состоящего из его дочери миссис Марианны Ниехус-Юнг как представителя семьи, миссис Аниэлы Яффе, которая была секретарем Юнга, начиная с осени 1955 г., и была знакома с архивами, хранившимися в доме в Кюснахте, и, наконец, меня как председателя Комитета и главного редактора, который должен был направлять весь проект. Вопрос был прояснен в письме от 29 января 1959 от Юнга мистеру Джону Баррету, президенту Фонда Боллингена, который спонсировал публикацию Собрания Сочинений Юнга. Изначально план состоял в том, чтобы выпустить письма как часть Собрания Сочинений, но впоследствии было принято решение выпустить их отдельно.

На том дело и стало вплоть до смерти Юнга в 1961 г. Активная работа над проектом была начата в январе 1962 г., и в начале 1963 г. просьбы о письмах Юнга были опубликованы в различных газетах и журналах Соединенных Штатов, Великобритании и Швейцарии. Эта просьба была тем более важна, что архивы в Кюснахте были, мягко говоря, неполными. Годами у Юнга не было постоянного секретаря, не считая помогавшей ему время от времени незамужней сестры Гертруды. Большая часть переписки была записана обычным письмом и, очевидно, без сохранения копий. Копии машинописных писем начали сохраняться и подшиваться с полученными письмами только после того, как в апреле 1931 г. дочь Марианна (впоследствии ставшая миссис Вальтер Ниехус-Юнг) начала помогать отцу как секретарь. Но систематическая работа над подшивками началась только в 1932 г., с приходом Марии-Жанны Шмид (впоследствии миссис Марии-Жанны Боллер-Шмид, дочери друга Юнга доктора Ганса Шмид-Гюсана). Мария-Жанна Шмид оставалась секретарем Юнга вплоть до замужества в 1952 г.[1] Без ее аккуратности и преданной заботы публикация этих писем была бы попросту невозможна, и все, заинтересованные работе Юнга, должны быть благодарны ей.

Мария-Жанна однажды сказала мне, что Юнг не заботился о том, чтобы хранить письма адресатов и свои собственные в том числе и потому, что лишь в конце жизни осознал, что был «знаменитым человеком», в переписке которого люди когда-нибудь могут оказаться заинтересованными. Он был особенно небрежен с письмами личного и интимного характера, короче говоря, письмами, не связанными напрямую с научной работой. Ситуация осложнялась привычкой Юнга писать множество писем от руки, особенно из своего сельского уединения, из Башни в Боллингене, не составляя копий, хотя впоследствии миссис Яффе удалось спасти множество таких писем из забвения, сделав машинописные копии до отправки.

Это объясняет относительную скудость писем между 1931-1932 гг. Что касается более ранних писем, то тут мы полностью опирались на результаты опубликованных просьб. Благодаря великодушию отдельных людей, а также нескольких библиотек и архивов было получено около шестидесяти писем раннего периода вплоть до конца 1930 г., не считая писем к Фрейду (о которых ниже). Такое малое число разочаровывает, учитывая, что они покрывают период в несколько десятилетий, и хочется надеяться, что публикация этих томов приведет к открытию других писем этого раннего периода. Этот период мог быть отражен здесь гораздо лучше, если бы не запрет наследников Юнга, к моему глубочайшему сожалению, публиковать письма Юнга семье (самое раннее из которых обращено к матери и датируется 1896 г.), причем большинство из них направлено жене. Могу лишь надеяться, что позже этот запрет будет снят, поскольку их личностный характер, теплые чувства и радостный тон служат необходимым дополнением письмам, опубликованным здесь, со всем их преимущественно научным содержанием. (Мы сочли избыточным публиковать заново семь писем жене, опубликованных в Воспоминаниях, сновидениях, размышлениях Юнга,) Единственные письма семье – это два письма дочери Марианне, переданные мне ею лично. Есть также множество интимных и очень личных писем другим получателям, преимущественно анализандам или ученикам, которые, однако, тоже сочли, что еще слишком рано их публиковать. Письма Юнга близкому другу и сотруднику мисс Тони Вульф были возвращены ему после ее смерти в 1953 г. и были уничтожены Юнгом вместе с его письмами ей.

Переписка между Фрейдом и Юнгом особенно важна. Она состоит из 167 писем от Фрейда к Юнгу и 196 писем Юнга к Фрейду. Она начинается с письма Фрейда от 11 апреля 1906 г., в которой он благодарит Юнга за подаренный экземпляр его Diagnostische Assoziationstudien, и завершается письмом Юнга от 27 октября 1913 г., в которой он отказывается от поста редактора Jahrbuch f?r psychoanalytische und psychopathologische Forschungen. Когда Юнг согласился на план публикации писем, он недвусмысленно исключил эти письма к Фрейду, которые не хотел публиковать по меньшей мере в течение тридцати лет после смерти (этот период он позже сократил до двадцати лет). В письме ко мне от 24 мая 1956 г. он писал: «Такое разделение переписки оправдано, поскольку она частью затрагивает очень личные проблемы, тогда как запланированная публикация обращена на научные темы. Я считаю несвоевременным выдавать личный материал, пока волны враждебности все еще высоки (so lange die Wogen der Geh?ssigkeit noch so hoch schlagen). К наступлению предложенной даты Фрейд и я станем «историческими личностями», и будет достигнута необходимая отстраненность от событий». По этим причинам я считаю оправданным публиковать лишь несколько непротиворечивых писем Юнга Фрейду, всего восемь.[2] Однако, наследники Юнга совместно с наследниками Фрейда разрешили раннюю публикацию переписки Фрейда и Юнга. Впоследствии два сына встретились в Лондоне в 1970 г., и Эрнст Фрейд и Франц Юнг обменялись письмами отцов. В результате изменения условий полная переписка Фрейда и Юнга будет опубликована в переводе в Соединенных Штатах издательством Princeton University Press и в Великобритании совместным изданием Hogarth Press и Routledge and Kegan Paul; и в немецком оригинале издательством Fischer Verlag, Frankfurt.

После отбрасывания всех чисто «деловых» писем, таких как обычная переписка с издателями, заметки о назначении приемов и так далее, мне пришлось выбирать примерно из 1600 писем. Поскольку эти письма зачастую были написаны Юнгом как психиатром в ответ на личные вопросы людей, первым принципом отбора была медицинская конфиденциальность, и потому многие письма были опущены. Более того, есть множество упоминаний людей, которые либо живы сами, либо живы их родственники, что требовало либо опускания, либо замены имен на инициалы. Кроме принципа конфиденциальности главным критерием отбора был интерес, который представляют эти письма, будь то научный, личный или исторический. Некоторые письма, которые были слишком длинными или слишком техническими, оказались опущены, но будут опубликованы в 18 томе Собрания Сочинений. Длинная переписка между Юнгом и Г.Л. Филпом и Дэвидом Коксом, опубликованная в книге Филпа Jung and the Problem of Evil (1958), также была опущена, за исключением трех коротких писем, ввиду тяжеловесности и доступности указанной книги. Точно так же пришлось опустить переписку между Юнгом и доктор Лой, опубликованную в 4 томе Собрания Сочинений.

Читатель может заметить определенную повторяемость. Хотя я до некоторой степени пытался избавиться от этого, но чувствовал, что такие повторения, кроме постоянных жалоб Юнга на большой объем работы или переписки, подчеркивают его большую озабоченность определенными проблемами. В них также заметны его чувства по поводу постоянного непонимания (например, в вопросе о разнице между Богом и Богообразом, или в его эмпирическом подходе к психологическим проблемам) и столь же постоянная попытка, иногда выраженная с большим терпением и терпимостью, иногда с некоторым пылом, прояснить эти непонимания.

Сделав все возможное, я с помощью миссис Яффе пытался получить разрешение на публикацию от каждого адресата после 1930 года. То же относится к материалу сновидений или других сведений, упомянутых в примечаниях. Поскольку ранние письма были написаны много десятилетий назад, пришлось позволить себе некоторые вольности в отношении писем к людям, о которых известно, что они умерли. В некоторых случаях разрешения были получены посредством дружеских отношений с семьями или правопреемниками адресатов (таких как графиня Кайзерлинг и архивы Германа Гессе и Ричарда Вильгельма); в других случаях, когда содержание это оправдывало и позволяло, мы пытались консультироваться с каждым опознанным человеком. С этой задачей мы справились лишь частично, поскольку многие наши письма с запросами вернулись с пометками «адресат неизвестен» или «адресат переехал». Это неудивительно. Но было радостно получить практически исключительно положительные ответы, часто с личными замечаниями и полезной информацией, и я хочу выразить свою благодарность всем за их содействие. Однозначных отказов было получено совсем немного. Некоторые адресаты попросили об анонимности или о выпуске некоторых отрывков или анонимности упомянутых в письме людей; некоторые письма были высланы с удалениями, внесенными адресатами. Другие прямо просили включить их имя или некоторые отрывки, с которыми я собирался поступить иначе. Были опущены некоторые места, смысл которых остался неясным. Так было с отсылками, которые не удалось отследить, например, когда в письме упоминалась прежняя переписка, восстановить которую не удалось, или беседа с адресатом.

Аннотации должны предоставить читателю факты, которые может быть трудно найти самостоятельно. Я начинал с гораздо более детальных и обширных заметок, чем те, что решил в конце концов оставить. Такие детализированные аннотации утяжелят издание фактами, которые не абсолютно необходимы или которые читатель может легко обнаружить сам. Некоторые примечания, которые могут показаться неоправданно детальными или ненужными, включены из личного или исторического интереса; чем больше пройдет времени, тем труднее будет разыскать изложенную там информацию. С другой стороны, не единожды я вынужден был признать поражение: в письмах Юнга есть некоторые места, в которых читатель будет тщетно искать знак примечания. В таких местах продолжительное исследование редактора не привело к ясности. Этот печальный факт явился следствием привычки Юнга не хранить письма адресатов; и он обычно возвращал множество рукописей и связанного материала отправителю, так что зачастую определить его было невозможно. Особая проблема заключается в детальной информации об адресатах. Это было сделано, где оказалось возможным, во вступительной сноске, помеченной знаком ?; в некоторых случаях конфиденциальность исключала такую аннотацию, а в большинстве случаев адресата найти не удалось. Следует помнить, что множество писем Юнг получал от людей, ему полностью неизвестных.

Чтобы избежать разрастания примечаний, публикации адресатов принципиально включались преимущественно в сноски ?, относящиеся к аналитическим психологам (и даже здесь лишь выборочно; обычно цитируются только опубликованные книги). Однако, там, где это было желательно для понимания переписки, были сделаны исключения. Там, где необходимая информация доступна, биографические сноски об адресатах отнесены к первому письму, но индекс содержит каждое упоминание их в письмах. Цель была в том, чтобы, если об адресате больше ничего не известно, указать в примечании ? хотя бы город, в который адресовано письмо, или, когда адресат анонимен, страну. Такое место, конечно, не обязательно было местом жительства. Там, где это возможно, указан профессиональный статус получателей, а также даты рождения и смерти тех, кто уже умер; корреспонденты, фотографии которых появляются как иллюстрации, ограничены близкими друзьями, уже усопшими. Имена, названия книг, события и важные темы, за некоторыми исключениями, аннотированы по первому упоминанию; опять-таки, информация об их последующем появлении указана в индексе. Тогда как примечания настолько точны, насколько возможно, аббревиатуры сведены к минимуму, и главные из них – CW, означающая Собрание сочинений (в 19 томах, опубликовано полностью, за исключением томов Miscellany и Bibliography/Notes) и Memories, означающая автобиографические Воспоминания, сновидения, размышления, написанные Юнгом совместно с Аниэлой Яффе. Поскольку лондонское и нью-йоркское издания различаются в нумерации страниц, указаны двойные ссылки на страницы.

Несмотря на тщательную работу и множество продолжительных исследований, остается немало пробелов. Я был бы благодарен за любую важную информацию или поправки к письмам и примечаниям, которые могут предоставить читатели.

Источники писем разнятся. Самая большая группа, из подшивок в Кюснахте, состоит из копий надиктованных и набранных на печатной машинке писем и секретарских печатных копий рукописных писем. Вторая категория включает в себя письма, отправленные нам получателями или их наследниками, некоторые в оригинале, некоторые в ксерокопиях, некоторые в печатных копиях, изготовленных самими получателями. Рукописные письма помечены в примечаниях ?, равно как и ранее опубликованные письма, но невозможно было дать все детали документального состояния печатных писем – оригиналы с подписью, их ксерокопии, твердые копии, печатные копии рукописных писем и так далее.

Хотя были приложены все усилия для установления аутентичного текста, это было не всегда возможно из-за привычки Юнга вписывать исправления и добавлять рукописные постскриптумы. Эти изменения, как правило, переносились секретарями на твердые копии, хранящиеся в подшивках. Однако, нельзя исключать некоторые пропуски в такой процедуре, например, когда письма Юнга были отправлены из Боллингена. Другая проблема заключается в привычке Юнга вставлять от руки греческие слова и фразы, для которых секретарь оставлял пустое место. В большинстве случаев для заполнения этих пробелов потребовались специальные исследования; однако, иногда внести ясность оказалось невозможно. Все такие пропуски, а также сомнительные реконструкции упомянуты в примечаниях. Есть также случаи писем, опубликованных адресатом, который изменил английский Юнга, иногда правильно, иногда неправильно.

Временами мы получали копии писем через третьи руки, не зная имя адресата. В таких случаях проверить текст было невозможно. Тем не менее, я предположил подлинность копий.

Пропуски бывают двух видов: повторяющихся и потому неважных отрывков и отрывков слишком личного или конфиденциального характера. Все пропуски помечены «...». Изменения в письмах, написанных на английском, преимущественно ограничиваются пунктуацией (Юнг следовал немецкому стилю, который может сбить читателя с толку), очевидными опечатками и исправлениями ошибок секретаря (например, неверное «septem reges lapis» в письме к мисс Нанаватти от 11 ноября 1948 г., или неправильно расслышанные слова в письме к Шенигу от 24 марта 1955: неверное «what are they giving an aim to» вместо «what are they giving a name to»). Мы можем предположить, что такие ошибки секретаря Юнг исправлял в оригинале. Более важные изменения касаются юнговского стиля английского языка, который труден для понимания английскому читателю ввиду германизмов и других особенностей, особенно если он не знаком с немецким. Не-английские обороты вроде «in a hundred miles distance», «I wish you would elucidate me», «according to my humble idea», «on the one side/on the other side» были изменены на «a hundred miles away», «I wish you would enlighten me», «in my humble opinion», «on the one hand/on the other hand». Кроме того, Юнг типично по-немецки использует предлоги: «I object against», «independent from», «with other words» и похожие фразы были повсеместно исправлены в соответствии с обычным английским использованием. Германизмы вроде «I succeeded to find» и «incapable to do» тоже были изменены. Времена Юнг использует зачастую неправильно и часто применяет сослагательное наклонение после «if»; все это было приведено в порядок. Заглавные буквы (Анима, Бессознательное, Психология, Человек и т.д.) Юнг использует настолько беспорядочно, что я счел оправданным стандартизировать это употребление и привести в соответствие с Собранием сочинений. То же касается упорядоченного использования форм вроде «psychic» вместо юнговского «psychical». В процессе вычитывания я руководствовался советами мистера Р.Ф.К. Халла, переводчика Собрания сочинений. Я уверен, что Юнг не протестовал бы, а только одобрил такие изменения, учитывая, что он предоставил все английские лекции и сочинения критическому рассмотрению англо-говорящих людей. С другой стороны, там, где английский Юнга глубоко личный и характерный, но вполне понятный, изменений сделано не было, так что английский читатель может столкнуться с отрывками, которые звучат странно.

И в оригинальных английских, и в переведенных письмах пришлось следовать определенным соглашениям. Названия книг повсеместно набраны курсивом, статьи и эссе помещены в кавычки. Цитаты на латыни, французском и т.д. везде приводятся в курсиве. Как правило, названия работ Юнга (и не-английских работ в целом) приводятся в переведенной форме. Абзацы – часто очень длинные, как обычно в немецком – местами были подразделены, чтобы текст читался легче. Адрес Юнга не указан, за исключением тех писем, которые не были написаны из дома на Seestrasse, 228, K?snacht. В некоторых случаях адрес не ясен, например, когда Юнг писал из Боллингена, Локарно и т.д., не упоминая место в письме. Даты приведены к форме «1 января 1909 г.» (в примечаниях сокращены до «1 янв. 09»). Письма Юнга датированы почти без исключений. В целях экономии места заключительные слова помещены вместе с телом письма и подписью.

Особая проблема возникла с немецкими приветствиями и заключительными формулами вежливости. Совершенно невозможно найти точные английские эквиваленты. «Sehr geehrter Herr Doktor» и «Lieber Herr Doktor» оба превращаются в «Дорогой доктор ...», «Verehrter Herr Graf» должно превратиться в «Дорогой граф», а «Liebe gn?dige Frau» в прозаичное «Дорогая фрау ...» К получателям без титулов он обращается «Дорогой герр/фрау/фройлейн» или «Дорогой мистер/миссис/мисс», в соответствии с языком. Письма к швейцарским, немецким или французским протестантским священникам начинаются с «Дорогой пастор ...», поскольку формальное английское «Дорогой мистер...» было бы неуместно. Имена анонимных получателей заменены на «N.»; в некоторых случаях, когда он или она получали несколько писем, использовалась другая заглавная буква. Что касается сравнительно детально проработанных нюансов немецких и французских заключительных формул вежливости, зачастую непереводимых, мы в большинство случаев использовали традиционные английские формы, которые подходили ближе всего, сохраняя естественное характерное звучание. К сожалению, никакой английский перевод не может отдать должное всем нюансам континентальных формальностей и различий.[3]

В некоторых случаях читатель может сожалеть, что не опубликовано и письмо адресата. Однако, в примечаниях я пытался передать суть основных тем – иногда довольно длинно – и создать представление там, где это казалось необходимым для понимания ответа Юнга. Опять-таки, здесь, к сожалению, объяснения зачастую оказываются неполными, поскольку восстановить письмо адресата оказалось невозможным.

*

Как упомянуто выше, изначальный Редакторский комитет состоял из трех членов: миссис Марианны Ниехус-Юнг, миссис Аниэлы Яффе и меня. Смерть Марианны Ниехус в марте 1965 г. после продолжительной болезни стала тяжелой утратой. К этому времени процесс сбора писем практически подошел к концу, но их отбор и аннотирование только начинались, и ее соучастия крайне не хватало. Я бы хотел выразить глубокую благодарность за ее теплоту и великодушие, такт и понимание, а также за постоянную готовность продолжать мою работу. Я крайне благодарен ей за все, что она делала вплоть до конца жизни.

После ее смерти я вынужден был взять на себя всю ответственность при поддержке Аниэлы Яффе. Здесь я снова хочу выразить свою глубокую благодарность за оказанную ее за годы работы помощь. Глубокое знание последних лет жизни Юнга, ее тесный контакт с ним и в качестве секретаря, и в качестве сотрудницы, полное понимание его идей очень помогли мне. Я постоянно посылал ей свои примечания для возможных добавлений или поправок, постоянным предметом переписки были также отбор и пропуск писем. Так за более чем десять лет работы над этими письмами развилось самое дружеское сотрудничество. Его естественным следствием явилось то, что Аниэла Яффе с 1968 г. взяла на себя ответственность за швейцарское издание Briefe, опубликованное Walter-Verlag, Olten and Freiburg (которое в 1971 г. приобрело Rascher Verlag, Zurich, для публикации работ Юнга). За редкими исключениями, учитывающими соответственные интересы британских/американских и немецких/швейцарских читателей, подборка писем в двух изданиях одинаковая.

Я также многим обязан всем исследователям в различных областях, которые помогали мне в подготовке примечаний. Одному человеку практически невозможно подготовить соответствующие аннотации для безграничных интересов Юнга, очевидных из этих писем, и потому я глубоко благодарен в своих исследованиях многим экспертам, которых было слишком много, чтобы упомянуть каждого личного. Однако, я бы хотел выделить преподобного У. Беддели из Кембриджа, Англия, который оказал мне неоценимую помощь с греческими и латинскими цитатами. Особая благодарность Р.Ф.К. Халлу, переводчику Собрания сочинений. Его замечательное знание текстов Юнга, терминологии и стиля, а также обширные интересы в различных областях знания постоянно стимулировали меня. Миссис Джейн Прэтт любезно подготовила английский перевод писем, написанных на французском. Равно полезным оказался мистер Уильям Макгуайр из Bollingen Series и Princeton University Press, чей редакторский и исследовательский опыт был крайне ценен, и которому удалось обнаружить значительное количество писем, в особенности переписку с корреспондентами из США. Мистер Курт Ниехус, зять Юнга, взял на себя ответственность за вычитку и одобрение окончательной подборки писем. Я бы хотел также поблагодарить моего преданного секретаря миссис Герту Манхаймер, которая за много лет сложной работы не теряла терпение, несмотря на постоянные изменения, удаления и добавления и мой невыносимый почерк.

В последнюю, но ни в коем случае не по значимости, очередь я хотел бы поблагодарить Bollingen Foundation, без их моральной и финансовой поддержки эти письма никогда не были бы собраны, отредактированы и опубликованы в настоящем виде.

Лондон, 1971 г.

Герхард Адлер

Важное письмо 1919 г. Герману Гессе, обнаруженное слишком поздно, чтобы поместить его в хронологическом порядке, а также два важных письма Гессе опубликованы в приложении.

Г.А.

Лондон, сентябрь 1972 г.

Хронология

1875 г. – 26 июля: родился в семье Иоганна Пауля Ахилла Юнга (1842-1896), впоследствии пастора в Кессвиле (кантон Тургау) и Эмили (в девичестве Прейсверк; 1948-1923).

1879 г. – Семья переезжает в Кляйн-Хюнинген, возле Базеля.

1884 г. – Рождение сестры Гертруды (ум. 1935 г.)

1885-1900 г. - Изучение медицины в Базельском университете.

1900 г. – Работа ассистентом Эйгена Блейлера в Бургхольцли, клинике для душевнобольных в кантоне Цюрих и психиатрической клинике Цюрихского университета.

1902 г. – Старший ассистент в Бургхольцли – диссертация M.D. (Цюрихский университет).: Zur Psychologie und Patholigie sogenannter occulter Ph?nomene (= “On the Psychology and Pathology of So-Called Occult Phenomena”, CW 1).

1902-1903 гг. – Зимний семестр у Пьера Жене в Сальпетриер в Париже, изучение теоретической психопатологии.

1903 г. – Брак с Эммой Раушенбах из Шаффхаузена (1882-1955); один сын и четыре дочери.

1903-1905 гг. – Экспериментальные исследования словесных ассоциаций, опубликованное в Diagnosctische Assoziationsstudien (1906, 1909) (= Studies in Word-Assotiation, 1918; CW 2).

1905-1909 гг. Старший врач в Бургхольцли; после этого частная практика на дому, 1003 (позже 228) Seestrasse, K?snacht (Zurich).

1905-1913 гг. – Лектор (приват-доцент) на медицинском факультете в Цюрихском университете; лекции о психоневрозах и психологии.

1907 г. – ?ber die Psychologie der Dementia Praecox (= The Psychology of Dementia Praecox, 1909; CW 3). – Первая встреча с Фрейдом в Вене.

1908 г. – Первый международный психоаналитический конгресс, Зальцбург.

1909 г. – Первый визит в США с Фрейдом и Ференци по случаю двадцатой годовщины университета Кларка, Уорчестер, Массачусетс, где Юнг читал лекции об ассоциационном эксперименте и получил почетную степень LL.D.

1909-1913 гг. – Редактор Jahrbuch fur psychoanalytische und psychopathologische Forschungen.

1910 г. – Второй международный психоаналитический конгресс в Нюрнберге.

1910-1914 гг. – Первый президент международной психоаналитической ассоциации.

1911 г. – Третий международный психоаналитический конгресс, Веймар.

1912 г. – Визит в США с серией лекций в университете Фордхэма в Нью-Йорке о “Theory of Psychoanalysis” (CW 4). – “Neue Bahnen der Psychologie” (= “New Paths in Psychology”, позже пересмотренная и расширенная как “On the Psychology of Unconsciousness”; оба CW 7). – Wandlungen und Symbole der Libido (= Psychology of the Unconscious, 1916; пересмотренное издание см. 1952 г.), ведущая к

1913 г. – разрыву с Фрейдом. – Четвертый международный психоаналитический конгресс в Мюнхене. – Юнг называет свою психологию «аналитической психологией» (позже также «комплексной психологией»). – Отказывается от лекций в Цюрихском университете.

1913-1919 гг. – Период глубокой интроверсии: столкновение с бессознательным.

1916 г. – «VII Sermones ad Mortuos»; первая мандала. – Collected Papers on Analytical Psychology. – Первое описание процесса «активного воображения» в “Die transzendente Funktion” (не опубликована вплоть до 1957 г.; в CW 8). – Первое использование терминов «личное бессознательное», «коллективное бессознательное», «индивидуация», «анимус/анима», «персона» в “La Structure de l’inconscient” (CW 7, App.). – Начало исследования гностических сочинений.

1918 г. - “Ober das Unbewusste” (= “The Role of the Unconconscious,” CW 10).

1918-1919 гг. – Комендант лагеря пленных британских солдат в Шато д'О (кантон Во). – Первое использование термина «архетип» в работе “Instinct and the Unconsciousness” (CW 8).

1920 г. – Путешествие в Алжир и Тунис.

1921 г. - Psychologische Typen; первое использование термина «самость» (= Psychological Types, 1923; CW 6).

1922 г. – Покупка собственности в деревне Боллинген.

1923 г. – Первая башня в Боллингене. – Смерть матери. – Лекция Ричарда Вильгельма об И Цзин в Психологическом клубе, Цюрих.

1924-1925 гг. – Встреча с индейцами пуэбло в Нью-Мексико.

1925 г. – Первый английский семинар в Психологическом клубе, Цюрих.

1925-1926 гг. – Экспедиция в Кению, Уганду и по Нилу; встреча с элгоньи на горе Элгон.

1928 г. – Начало столкновения с алхимией. – Two Essays on Analytical Psychology (= CW 7)/ - ?ber die Energetik der Seele (различные эссе, теперь в CW 8).

1928-1930 гг. – Английский семинар о «Толковании сновидений» в Психологическом клубе, Цюрих.

1929 г. – Публикация Das Geheimnis der goldenen Bliite в соавторстве с Ричардом Вильгельмом (= The Secret of the Golden Flower; вклад Юнга опубликован в CW 13). – Contributions to Analytical Psychology.

1930 г. – Вице-президент Всеобщего Медицинского Общества Психотерапии с Эрнстом Кретшмером в качестве президента.

1930-1934 гг. – Английские семинары о «Толковании видений» в Психологическом клубе Цюриха.

1931 г. - Seelenprobleme der Gegenwart (эссе в CW 4, 6, 8, 10, 15, 16, 17).

1932 г. – Награжден литературной премией города Цюриха.

1933 г. – Первая лекция в Швейцарской высшей технической школе (E.T.H .) в Цюрихе о «Современной психологии». – Modern man in Search of a Soul. – Лекция в Эранос об «Исследовании процесса индивидуации» (= “A Study in the Process of Individuation”, CW 9, i).

1934 г. – Основывает Международное Всеобщее Медицинское Общество Психотерапии и становится его первым президентом. – Лекция в Эранос об «Архетипах коллективного бессознательного» (= “Archetypes of the Collective Unconsciusness”, CW 9, i). - Wirklichkeit der Seele (эссе в CW 8, 10, 15, 16, 17).

1934-1939 гг. – Английские семинары о «Психологических аспектах Заратустры Ницше» в Психологическом клубе Цюриха.

1934-1939 гг. – Редактор Zentralblatt fiir Psychotherapie und ihre Grenzgebiete (Лейпциг).

1935 г. – Назначен профессором Высшей технической школы Цюриха. – Основывает Schweizerische Gesellschaft f?r Praktische Psychologie. – Лекция в Эранос о «Символы процесса индивидуации в сновидениях» (расширена как Часть II Psychology and alchemy, CW 12). – Тавистокские лекции в Институте медицинской психологии в Лондоне (не опубликованы вплоть до 1968 г: Analytical Psychology; Its Theory and Practice; CW 18).

1936 г. – Получает почетную докторскую степень Гарвардского университета. – Лекция в Эранос об «Идеях искупления в алхимии» (расширена как Часть III Psychology and Alchemy); “Wotan” (CW 10).

1937 г. – Лекции Терри о «Психологии и религии» (CW 11) в Йельском университете, Нью-Хейвен, Коннектикут. – Лекция в Эранос о «Видениях Зосимы» (= “The Visions of Zosimos”, CW 13).

1938 г. – Приглашение в Индию от британского правительства по случаю 25-летия калькуттского университета; получение степени почетного доктора в университетах Калькутты, Варанаси и Аллахабада. – Международный Психотерапевтический Конгресс в Оксфорде с Юнгом в роли председателя; он получает степень почетного доктора Оксфордского университета. – Назначен почетным членом Королевского медицинского общества, Лондон. – Лекция в Эранос о «Психологических аспектах архетипа Матери» (= “Psychological Aspects of the Mother Archetype”, CW 9, i).

1939 г. – Лекция в Эранос «О перерождении» (= “Concerning Rebirth”, CW 9, i).

1940 г. – Лекция в Эранос о «Психологическом подходе к догмату Троицы» (= “A Psychological Approach to the Dogma of the Trinity”, CW 11).

1941 г. – Публикация Einfiihrung in das Wesen der Mythologie совместно с Карлом Кереньи (= Essays on a Science of Mythology; вклад Юнга опубликован в CW 9, i). – Лекция в Эранос о «Символизме трансформации в мессе» (= “Transformation Symbolism in the Mass”, CW 11).

1942 г. – Отказывается от должности профессора Высшей технической школы. – Paracelsica (эссе в CW 13, 15). – Лекция в Эранос о «Духе Меркурия» (= “The Spirit Mercurius”, CW 13).

1943 г. – Почетный член Швейцарской академии наук.

1944 г. – Назначен профессором медицинской психологии в Базельском университете, отказывается от поста в тот же год из-за тяжелой болезни. – Psychologie und Alchemie (CW 12).

1945 г. – Почетный доктор Женевского университета по случаю 70-летия. – Лекция в Эранос о «Психологии Духа», расширенная как “The Phenomenology of the Spirit in Fairy Tales” (CW 9, i).

1946 г. – Лекция в Эранос о «Духе психологии» (расширена как “On the Nature of the Psyche”, CW 8). - Die Psychologie der ?bertragung (= “The Psychology of the Transference,” CW 16); Aufs?tze zur Zeitgeschichte (= Essays on Contemporary Events; в CW 10); Psychologie und Erziehung (CW 17).

1948 г. - Symbolik des Geistes (эссе в CW 9, i, 11, 13). — Лекция в Эранос «О Самости» (= “On the Self”; расширена как глава IV Aion, CW 9, ii). – Основание Института Юнга в Цюрихе.

1950 г. - Gestaltungen des Unbewussten (эссе в CW 9, i и 15).

1951 г. Aion (CW 9, ii). – Лекция в Эранос «О синхронистичности» (= “On Syncronicity”, CW 8, App.).

1952 г. – Публикация Naturerklarung und Psyche совместно с В. Паули (= The Interpretation of Nature and Psyche; вклад Юнга, “Synchronicity: An Acausal Connecting Principle”, CW 8). — Symbole der Wandlung (= Symbols of Transformation, CW 5: четвертое, полностью пересмотренное издание Psychology of the Unconscious). — Antwort auf Hiob (= “Answer to Job”, CW 11).

1953 г. – Публикация первого тома американского/британского издания Collected Works (пер. Р.Ф.К. Халла):Psychology and Alchemy (CW 12).

1954 г. – Von den Wurzeln des Bewusstseins (эссе в CW 8, 9, I, 11, 13).

1955 г. – Почетный доктор Высшей технической школы Цюриха по случаю 80-летия. – Смерть жены (27 ноября).

1955-1956 гг. – Mysterium Coniunctionis (CW 14); последняя работа о психологическом значении алхимии.

1957 г. – Gegenwart und Zukunft (= “The Undiscovered Self (Present and Future)”, CW 10). – Начинает работу над Воспоминаниями, сновидениями, размышлениями при помощи Аниэлы Яффе (опубл. 1962 г.) – Интервью с журналистом BBC Джоном Фрименом.

1958 г. - Ein moderner Mythus (= “Flying Saucers: A Modern Myth”, CW 10). – Первая публикация из швейцарского издания Gesammelte Werke: Praxis der Psychoterapie (Bd. 16).

1960 г. – Почетный гражданин Кюснахта по случаю 85-летия.

1961 г. – Заканчивает последнюю работу за десять дней до смерти: “Approaching the Unconscious” в Man and His Symbols (1964). – Вскоре умирает после недолгой болезни в своем доме в Кюснахте.



[1] Между ее уходом в 1952 г. и прибытием Аниэлы Яффе в 1955 г. у Юнга было три других секретаря, которые, однако, оставались лишь на короткое время.

[2] Семь писем Фрейда Юнгу были включены в подборку под редакцией Э.Л. Фрейд (1960 г.) См. Фрейд, 5 октября 1906 г., ?.

[3] Доступность швейцарского издания этих Избранных писем подстегнет сравнительный анализ текстов для тех, кто заинтересован в точности нюансов.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

Статья

Юнг говорит.

юнг

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"