Перевод

Содержание лекций

Психология Йоги и Медитации

                                      СОДЕРЖАНИЕ ЛЕКЦИЙ

                     Том 1: История современной психологии
                                  (Зимний семестр 1933/1934)


        Первый семестр, с 20 октября 1933 года по 23 февраля 1934
года, состоит из шестнадцати лекций о том, что Юнг назвал историей «современной психологии», под которой он подразумевал психологию как «сознательную науку», а не ту, которая проецирует психику на звезды или алхимические процессы, например.
Его рассказ начинается на заре эпохи Просвещения и представляет собой сравнительное исследование движений французской,
немецкой и британской мысли. Особое внимание он уделял развитию концепций бессознательного в немецком идеализме XIX века. Обращаясь к Англии и Франции, Юнг проследил возникновение эмпирической традиции и психофизических исследований, а также то, как они, в свою очередь, были восприняты в Германии
и привели к возникновению экспериментальной психологии. Он
реконструировал подъем научной психологии во Франции и в
Соединенных Штатах. Затем он обратился к значению спиритуализма и психических исследований в становлении психологии, уделяя особое внимание работам Юстина Кернера и Теодора Флурнуа. Юнг посвятил пять лекций подробному изучению работы Кернера «Провидица из Преворста» (1829) и две лекции
подробному изучению работы Флурноя «От Индии до планеты
Марс»(1899). Эти работы первоначально оказали значительное
влияние на Юнга.Его размышления не только проясняют их историческое значение, но и позволяют понять ту роль, которую сыграло их прочтение в его ранних работах.
        Необычно, что в этом разделе Юнг избегал традиционного
подхода к истории идей и уделял особое внимание роли пациентов и субъектов в построении психологии. В процессе чтения этих работ Юнг разработал детальную таксономию сферы человеческого сознания, которую он представил в виде ряда диаграмм. Затем он представил следующую серию иллюстративных исследований исторических личностей в терминах этой модели:
Никлаус фон дер Флюэ, Гете, Ницше, Фрейд, Джон Д. Рокфеллер
и «так называемый нормальный человек». Из главных фигур психологии двадцатого века Юнг, пожалуй, был наиболее исторически и философски мыслящим. Таким образом, эти лекции имеют двоякое значение. С одной стороны, они представляют собой важный вклад в историю психологии, а, следовательно, и в современную историографию психологии. С другой стороны, ясно, что события, которые Юнг реконструировал телеологически, достигают кульминации в его собственной «комплексной психологии» (его предпочтительное обозначение для его работы) и, таким образом, представляют его собственное понимание ее возникновения. Это изложение представляет собой критическую поправку к преобладающим фрейдоцентрическим представлениям о развитии работы Юнга, которые уже были в ходу в то время. Детальная таксономия сознания, которую он представил
во второй части этого семестра, не была задокументирована ни в
одной из его опубликованных работ. Представляя его, Юнг отметил, что трудности, с которыми он столкнулся в своем проекте психологической типологии, привели его к этому. Таким образом, эти лекции представляют критические аспекты зрелой мысли
Юнга, которые недоступны в других местах.


                                        Том 2: Сознание и бессознательное
                                                   (Летний семестр 1934)


        В этом томе представлены двенадцать лекций с 20 апреля
1934 года по 13 июля 1934 года.
        Юнг начал с лекций о проблемном статусе психологии и попытался дать отчет о том, как сформировались различные взгляды на психологию в ее истории, которые он представил в первом семестре.
        Это привело его к объяснению национальных различий в
идеях и мировоззрении, а также к размышлению о различных особенностях и трудностях английского, французского и немецкого языков, когда дело дошло до выражения психологических материалов.
        Размышления о значении лингвистической двусмысленности
привели Юнга к объяснению статуса понятия бессознательного,
которое он проиллюстрировал несколькими примерами. Вслед за
этими общими размышлениями он представил свою концепцию
психологических функций и типов, проиллюстрированную практическими примерами их взаимодействия. Затем он изложил свою концепцию коллективного бессознательного. Заполняя пробел в своих ранних отчетах, он дал подробную карту дифференциации и стратификации ее содержания, в частности, в отношении культурных и «расовых» различий. Затем Юнг обратился к описанию методов, позволяющих сделать доступным содержание бессознательного: ассоциативный эксперимент, психогальванический метод и анализ сновидений. В своем описании этих
методов Юнг пересмотрел свою предыдущую работу в свете своего нынешнего понимания. В частности, он подробно рассказал о
том, как изучение ассоциаций в семьях позволило изучить психи ческую структуру семей и функционирование комплексов. Семестр завершился обзором темы сновидений и изучением нескольких сновидений.
        На основе своей реконструкции истории психологии Юнг
посвятил остаток этого и последующих семестров описанию
своей «сложной психологии». Как и в других семестрах, Юнг
столкнулся с широкой аудиторией, контекстом, который дал ему
уникальную возможность представить полный и общедоступный
отчет о своей работе, поскольку он не мог предполагать предварительного знания психологии. Таким образом, мы находим здесь наиболее подробное и, возможно, наиболее доступное введение в его собственную теорию. Однако это ни в коем случае не просто введение в предыдущую работу, а полномасштабная переработка его ранних работ с точки зрения его нынешнего понимания, и она представляет модели личности, которые не могут быть найдены нигде больше в его работе. Таким образом, эта книга является самым современным изложением Юнгом его теории комплексов, ассоциативных экспериментов, понимания сновидений,
структуры личности и природы психологии.

                                Том 3: Современная психология и сновидения
                            (Зимний семестр 1934/1935 и Летний семестр 1935)

        В третьем томе представлены лекции из двух последовательных семестров: семнадцать лекций с 26 октября 1934 года по 8
марта 1935 года и одиннадцать лекций с 3 мая 1935 года по 12
июля 1935 года, собранные здесь в одном томе, поскольку все они
имеют дело в основном с возможными методами доступа к бессознательному и пытаются определить его содержание. Юнг начинает с подробного описания теории и метода анализа сновидений Фрейда и, в несколько меньшей степени, Адлера, а затем перехо дит к собственным взглядам (сновидения имеют «чистую природу» и носят комплементарный/компенсаторный характер) и технике (контекст, амплификация). В частности, он фокусируется на трех коротких сериях сновидений, первая из которых принадлежит нобелевскому лауреату Вольфгангу Паули, вторая - молодому гомосексуалисту и третья - психопату, используя их для описания и интерпретации особых символов. В следующем семестре он завершает обсуждение механизма, функции и использования сновидений как метода просветления и познания бессознательного, а затем обращает внимание на «восточные параллели», такие как йога, предостерегая от их неизбирательного использования западными людьми. Вместо этого он посвящает остаток семестра подробному примеру «активного воображения», или «активного фантазирования», как он называет это здесь, с помощью случая пятидесятипятилетней американки, того самого случая, который он подробно обсуждал на немецком семинаре 1931 года.
        Эта книга подробно описывает понимание Юнгом теорий
сновидений Фрейда и Адлера, интересным образом проливая
свет на то, в чем он соглашался и в чем расходился, и как он развивал свою собственную теорию и метод в противоположность им.
Поскольку он имел дело с широкой аудиторией, о чем он очень
хорошо знал, он старался оставаться на уровне как можно более
базовом — что также очень помогает современному, читателю,
не являющемуся специалистом. Это также верно и для его метода
активного воображения, как показано на одном длинном примере. Хотя он использовал материалы, представленные и в других местах, настоящий отчет очень интересен именно потому, что он рассчитан на самую разнообразную широкую аудиторию и соответственно отличается от презентаций, сделанных специально подобранным участникам на его частных семинарах или в тематических книгах.


                                Том 4: Психологическая типология
                (Зимний семестр 1935/1936 и Летний семестр 1936)


        Четвертый том также объединяет лекции из двух семестров:
пятнадцать лекций с 25 октября 1935 года по 6 марта 1936 года и
тринадцать лекций с 1 мая 1936 года по 10 июля 1936 года. Зимний семестр дает общее введение в историю типологий и типологию в интеллектуальной и религиозной истории, от античности до гностицизма и христианства, от китайской философии
(инь/ян) до персидской религии и философии (Ариман/Люцифер), от французской революции («déesse raison») до Писем Шиллера об эстетическом воспитании человека. Юнг вводит и подробно описывает две установки (интроверсию и экстраверсию) и четыре функции (мышление и чувство как рациональные функции, ощущение и интуиция как иррациональные функции).
В Летнем семестре он сосредотачивается на взаимодействии между установками и различными функциями, подробно описывая возможные комбинации (экстравертные и интровертные чувства, мышление, ощущения и интуиция) с помощью многих примеров.
Этот том предлагает отличное, из первых рук, введение в типологию Юнга и является альтернативой для современных читателей, которые ищут базовый, хотя и подлинный текст, в отличие от великого опуса Юнга «Психологические типы», который, так
сказать, скрывает спящую красавицу за толстой стеной колючих
кустов, а именно его 400 с лишним страниц «введения», только после чего Юнг имеет дело со своей собственной типологией.
Как и в предыдущих томах, читатели извлекут пользу из того факта, что Юнг был вынужден дать основное введение и обзор своих взглядов.

                                Том 5: Психология бессознательного
                        (Летний семестр 1937 и Летний семестр 1938)


        Юнг посвятил психологии бессознательного свои лекции
лета 1937 года (23 апреля – 9 июля; одиннадцать лекций) и лета
1938 года (29 апреля – 8 июля; десять лекций). Понимание социологической и исторической зависимости психики и относительности сознания составляют основу для ознакомления аудитории с различными проявлениями бессознательного, связанными
с гипнотическими состояниями и криптомнезией, бессознательными аффектами и мотивацией, памятью и забыванием. Юнг показывает нормальные и патологические формы вторжения бессознательных содержаний в сознание и излагает методологию вывода бессознательного материала на поверхность.
        Это включает в себя такие методы, как ассоциативный эксперимент, анализ сновидений, активное воображение, а также различные формы творческого самовыражения, а также древние инструменты гадания, включая астрологию и И-Цзин. Летний семестр 1938 года вернулся к серии сновидений молодого гомосексуалиста, подробно обсуждавшейся в лекциях 1935 года, на этот раз подчеркивая метод Юнга интерпретации сновидений на индивидуальном и символическом уровне.
        Юнг иллюстрирует свои лекции несколькими схемами и клиническими случаями, чтобы сделать их более доступными для не психологов. В некоторых случаях лекции дают желанную дополнительную информацию к опубликованным статьям, поскольку
Юнг не был обязан ограничивать свой материал ограниченным пространством. Например, Юнг подробно остановился на знаменитом случае так называемого лунного пациента, который был так важен для его понимания психической реальности и психоза, или дал очень личное введение в использование И-Цзин. Лекции
также пролили исторический новый свет на его путешествия в  Африку, Индию и Нью-Мексико и его восприятие психологии, философии и литературы.


                                Том 6: Психология йоги и медитации
                     (Зимний семестр 1938/1939 и Летний семестр 1939
                      + первые две лекции Зимнего семестра 1940/1941)


        Серия лекций Зимнего семестра 1938/1939 (28 октября – 3
марта; пятнадцать лекций) и первой половины Летнего семестра
1939 (28 апреля – 9 июня; шесть лекций) посвящена восточной
духовности. Начиная с психологической концепции активного
воображения, Юнг стремится найти параллели в восточных медитативных практиках. Его внимание сосредоточено на медитации, которой учат различные йогические традиции и буддийская практика. Тексты для интерпретации Юнга – это Йога-Сутра Патанджали, согласно последним исследованиям, написанная около
400 г. н. э.8 и рассматриваемым как один из наиболее важных источников наших знаний о йоге сегодня, Амитайур-Дхьяна-Сутра из китайской буддийской традиции Чистой Земли, переведенная с санскрита на китайский Калайасасом в 424 г. н. э.9 и Шри-ЧакраСамбхара-Тантра, писание, относящееся к тантрической йоге,
переведенное и опубликованное на английском языке Артуром Авалоном (сэр Джон Вудрофф) в 1919 г.
Нигде больше в работах Юнга нельзя найти таких подробных
психологических интерпретаций этих трех духовных текстов. По
своему значению для понимания взгляда Юнга на восточный мистицизм лекции 1938/1939 года можно сравнить только с его чтением «Тайны Золотого цветка»11 или семинарами по Кундалини-йоге. В Зимнем семестре 1940/1941 года Юнг суммирует
аргументы своих лекций по восточной медитации. Резюме публикуется в качестве добавления в конце настоящего тома.

                       Том 7: Духовные упражнения Игнатия Лойолы
                  (Летний семестр 1939 и Зимний семестр 1939/1940;
                   кроме того: лекция 3, Зимний семестр 1940/1941)


         Вторая половина Летнего семестра 1939 (16 июня – 7 июля;
четыре лекции) и Зимний семестр 1939/1940 (3 октября – 8
марта; шестнадцать лекций) были посвящены Exercitia Spiritualia13 Игнатия Лойалы, основателя и первого генерального настоятеля Общества Иисуса (иезуитов). Как рыцарь и солдат, Игнатий был ранен в битве при Памплоне (1521), после которой
он пережил духовное обращение. Впоследствии он отрекся от
мирской жизни и посвятил себя служению Богу. В марте 1522 года Дева Мария и младенец Иисус явились ему в святилище Монсеррата, что побудило его искать уединения в пещере близ Манресы. Там он молился по семь часов в день и записывал свои переживания для других. Этот сборник молитв, медитаций и умственных упражнений заложил основу Exercitia Spiritualia (1522 – 1524). В этом тексте Юнг видел эквивалент медитативной практики восточной духовной традиции. Он дает психологическое прочтение этого, сравнивая его с современным иезуитским пониманием богословов, таких как Эрих Пшивара.
         Размышления Юнга об Exercitia Spiritualia следуют за лекциями по восточной медитации предыдущего года. Нигде в работах Юнга не встречается столь же интенсивного сравнения между восточным и западным спиритуализмом. Его подход соответствует цели ежегодной конференции Eranos, а именно открыть диалог
между Востоком и Западом. Критические замечания Юнга по поводу принятия восточного мистицизма современными европейцами и его предложение последним вернуться к своим собственным традициям освещаются в этих лекциях.
         В Зимнем семестре 1940/1941 года Юнг посвятил третью лекцию резюме своих лекций об Exercitia Spiritualia. Это резюме добавлено в качестве дополнения к тому.

                                    Том 8: Психология алхимии
                  (Зимний семестр 1940/1941 и Летний семестр 1941)


         Лекции Зимнего семестра 1940/1941 (начиная с лекции 4; 29
ноября – 28 февраля; двенадцать лекций) и Летнего семестра
1941 (2 мая – 11 июля; одиннадцать лекций) представляют собой
введение в психологическое понимание Юнгом алхимии. Он объяснил теорию алхимии, изложил основные понятия и дал отчет о психологических исследованиях алхимии. Он показал значимость алхимии для понимания психологического процесса индивидуации. Алхимические тексты, о которых говорил Юнг, включали,
наряду с известными примерами, такими как Tabula Smaragdina и
Rosarium Philosophorum, многие менее известные алхимические
трактаты.
         Лекции по алхимии заложили краеугольный камень в развитие психологической теории Юнга. Его лекции Эраноса в 1935 и 1936 годах были посвящены психологическому значению алхимии и позже были объединены в «Психологии и алхимии» (1944). Эти лекции по алхимии подчеркивают, как развивалось
мышление Юнга об алхимии в те годы. Как введение в алхимию, они являются незаменимым инструментом для понимания сложности его поздних работ, таких как Mysterium Coniunctionis.


                                             РЕКОМЕНДАЦИИ

         Avalon, Arthur [Sir John Woodroffe] (ed.) (1919). Shrî-chakrasambhâra Tantra. Trans. Kazi Dawa- Samduстр. Tantrik Texts, vol.
7. London: Luzac & Co; Calcutta: Thacker, Spink & Co.
         Flournoy, Théodore (1900 [1899]). Des Indes à la planète Mars.
Étude sur un cas de somnambulisme avec glossolalie. Paris, Geneva:
F. Alcan, Ch. Eggimann. From India to the Planet Mars. A Case of
Multiple Personality with Imaginary Languages. With a Foreword by
C. G. Jung and Commentary by Mireille Cifali. Ed. and introduced
by Sonu Shamdasani. Princeton: Princeton University Press, 1994.
         Hesse, Hermann (2006 [1916 – 1944]). «Die dunkle und wilde
Seite der Seele»: Briefwechsel mit seinem Psychoanalytiker Josef
Bernhard Lang 1916 – 1944. Ed. Thomas Feitknecht. Frankfurt am
Main: Suhrkamстр. (Saint) Ignatius of Loyola (1996 [1522 –
1524]). The Spiritual Exercises, in Personal Writings: Reminiscences, Spiritual Diary, Selected Letters Including the Text of The
Spiritual Exercises.
         Trans. with introductions and notes by Joseph A. Munitiz and
Philip Endean. London: Penguin, p. 281 – 328.
Jung, C. G. (1929). Commentary on «The Secret of the Golden
Flower», CW 13.
         Jung, C. G. (1932). The Psychology of Kundalini Yoga: Notes of
the Seminar Given in 1932 by C. G.
         Jung. Ed. Sonu Shamdasani. Bollingen Series XCIX. Princeton:
Princeton University Press, 1996.
         Kerner, Justinus Andreas Christian (1829). Die Seherin von Prevorst. Eröffnungen über das innere Leben und über das Hineinragen
einer Geisterwelt in die unsere. Two vols. Stuttgart, Tubingen: J.
         G. Cotta’sche Buchhandlung. 4., vermehrte und verbesserte
Auflage: Stuttgart, Tubingen: J. G.
         Cotta’scher Verlag. Reprint: Kiel: J. F. Steinkopf Verlag, 2012.
The Seeress of Prevorst, Being Revelations Concerning the InnerLife of Man, and the Inter-Diffusion of a World of Spirits in the One
We Inhabit. Trans. Catherine Crowe. London: J. C. Moore, 1845.
Digital reprint: Cambridge: Cambridge University Press, 2011.
         Maas, Philipp A. (2006). Samâdhipâda: das erste Kapitel des Pâtañjalayogaśâstra zum ersten Mal kritisch ediert. Aachen: Shaker.
         Müller, Max (1894). Introduction to Buddhist Mahâyâna Texts,
The Sacred Books of The East, vol. 49. Ed. Max Müller. Oxford: The
Clarendon Press.


                           МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ РЕДАКЦИИ

         За исключением нескольких подготовительных заметок, нет
никакого письменного текста Юнга. Настоящий текст был реконструирован редакторами с помощью нескольких заметок участников лекций Юнга. Заметки Эдуарда Сидлера, швейцарского инженера, и Ривки Шерф, ставшей впоследствии известным религиоведом, психотерапевтом и соавтором Юнга, послужили довольно точной первой основой для составления лекций.
(Используемый метод короткой руки устарел и должен был быть
расшифрован экспертами в этой области). Вместе с недавно обнаруженными сценариями Отто Картхауса, сделавшего карьеру одного из первых научных профессиональных консультантов в Швейцарии, Берты Блейлер и Люси Штутц-Мейер, преподавательницы гимнастики в семье Юнга, эти заметки позволяют нам
не только получить доступ к содержанию устных лекций Юнга,
но и почувствовать очарование аудитории оратором Юнгом.
         Существует также набор мимеографических заметок на английском языке, которые были опубликованы частным образом и распространены в ограниченном количестве. Они были отредактированы и переведены англоязычной группой в Цюрихе вокруг Барбары Ханны и Элизабет Уэлш и представляют собой скорее
резюме, чем попытку дословного изложения содержания лекций.
В первые годы издание Ханны опиралось только на заметки
Мари-Жанны Шмид, тогдашней секретарши Юнга; для более
поздних лекций сценарий Ривки Шерф был единственным источником большей части текста. Издание распространялось в частных оттисках с 1938 по 1968 год.
         Издание Ханны действительно отличается от оригинального
устного текста Юнга, записанного в других примечаниях. Ханна 
и Уэлш заявили в своем «Предисловии», что их сборник «не претендует на то, чтобы быть стенографическим отчетом или буквальным переводом». Ханна была в основном заинтересована в создании читаемого и последовательного текста и не стеснялась
добавлять или пропускать отрывки для этой цели. Поскольку ее
издание было основано только на одном наборе заметок, она не
могла исправить те места, где Шмид или Шарф неправильно передали текст Юнга.
Но так как Ханна имела преимущество говорить с Юнгом лично, когда она не была уверена в содержании того или иного отрывка, ее английская компиляция иногда бывает полезна для предоставления дополнительной информации читателям нашего
издания.
         В отличие от критического издания, оно не предназначено
для предоставления различных вариантов в отдельном критическом аппарате. Если бы мы точно перечислили все второстепенные или главные варианты в сценарии, текст стал бы практически нечитаемым и, таким образом, потерял бы доступность, которая
является отличительной чертой изложения Юнга. По большей части, однако, мы можем быть достаточно уверены, что компиляция
точно отражает то, что сказал Юнг, хотя он, возможно, использовал другие слова или формулировки. Более того, во многих ключевых отрывках можно было даже реконструировать дословное содержание, например, когда разные стенографисты определяли некоторые отрывки как прямые цитаты. Вариации часто не добавляют содержания и разборчивости и часто возникают из-за
ошибок или непонимания участником, делающим заметки. При
их составлении редакторы работали по принципу, что из рукописей должно быть извлечено как можно больше информации. Если есть очевидные противоречия, которые не могут быть решены редактором, или, как это может быть, явные ошибки от имени Юнга или слушателя, это будет прояснено аннотацией редактора.
         Из всех записывающих Эдуард Сидлер, имевший инженерное образование, поначалу меньше всего понимал юнгианскую психологию, хотя, естественно, со временем он стал лучше знаком с юнгианской психологией. Во всяком случае, он старался вести протокол как можно точнее, делая самые подробные записи.
Иногда, однако, он уже не мог уследить или явно неправильно понимал сказанное. С другой стороны, у нас есть версия Уэлша и Ханны, которая сама по себе уже была сопоставлением и, очевидно, сильно отредактирована, но является (по крайней мере,
для первых семестров) наиболее последовательной рукописью, а
также содержит вещи, которые отсутствуют в других примечаниях. Более того, они утверждают, что «Сам профессор Юнг …был достаточно любезен, чтобы помочь нам с некоторыми отрывками», хотя мы не знаем, с какими именно. Кроме того, на протяжении многих лет, а также для отдельных лекций, качество, точность и надежность сценариев различных записывающих варьируются, что вполне естественно. Короче говоря, лучшее, что мы можем сделать, это попытаться найти приближение к тому, что на самом деле сказал Юнг. В сущности, это всегда должно быть суждение о том, как сопоставить эти заметки.
         Таким образом, невозможно установить точные редакторские принципы для каждой конкретной ситуации, чтобы разные
редакторы неизбежно приходили к совершенно одинаковым формулировкам. Мы могли только придерживаться некоторых общих принципов, таких как «Вмешиваться как можно меньше и как можно больше» или «Попытаться установить, что наиболее вероятно, что Юнг мог бы сказать, на основе всех доступных источников» (включая Собрание сочинений, автобиографические работы или интервью, другие семинары, интервью и так далее). Если два транскрипта совпадают, а третий отличается, то обычно безопасно работать с первыми двумя. В некоторых случаях, однако, из контекста ясно, что эти два неверны, а третий верен. Или, если все три из них неясны, иногда можно «очистить» текст, обратившись к литературе, например, когда Юнг резюмирует рассказ Кернера о Провидице из Преворста. Как и во всех научных
трудах такого рода, нет четкого рецепта, который можно было бы
полностью сформулировать: нужно полагаться на свое научное
суждение.
         Эти трудности связаны не только с установлением текста лекций Юнга в ETH, но и с записями его семинаров в целом, многие
из которых уже появились в печати без решения этой проблемы.
Например, во введении к семинару по анализу сновидений упоминается количество людей, участвовавших в подготовке заметок, но нет никакого отчета о том, как они работали или как они создавали текст (Jung, 1984, стр. X – XI). Некоторые рукописные
заметки в библиотеке Клуба аналитической психологии в Лос-Анджелесе указывают на то, что составление заметок потребовало значительной «обработки комитетом». В этой связи интересно сравнить структуру предложений семинара по анализу сновидений с семинаром 1925 года, который был проверен Юнгом.
         19 октября 1925 года Юнг написал Кэри Бейнс, проверив ее
записи и признав ее литературный вклад: «Я добросовестно работал над записями, как вы увидите. Я думаю, что они в целом очень точны. Некоторые лекции даже бегло читаются, а именно те, в которых вы не могли остановить свое либидо» (Cary Baynes
papers, contemporary medical archives, Wellcome Library, London).
         Наша конкретная ситуация кажется проблемой «роскоши», потому что у нас есть несколько стенограмм, чего часто не было на других семинарах. У нас также есть недостаток в том, что мы больше не можем спрашивать самого Юнга, как, например, Кэри Бейнс, Барбара Ханна, Мари-Жанна Шмид или Мэри Фут. Мы можем только работать как можно лучше и предостеречь читателя, что нет никакой гарантии, что это «дословно Юнг», хотя  мы и попытались подойти как можно ближе к тому, что он действительно сказал.
юнгианство, юнг, восточная традиция

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"