Перевод

Введение

Забота о Душе

 Томас Мур

Забота о Душе

Введение 

Когда я писал "Заботу о душе", я осознавал, что воскрешаю старое учение. В трогательном описании Платона защиты Сократа, когда тот был обвинен в обмане молодежи и в несоблюдении религиозных ритуалов, уважаемый учитель говорит, что самое главное, что мы можем сделать в жизни - это работать для благополучия нашей души: "Я не делаю ничего иного, лишь призываю молодых и старых заботиться не только об их персонах и имуществе, но и о благополучии их душ". ("Апология Сократа", 30B)

Если бы Вы прочитали этот отрывок из "Апологии Сократа" на греческом языке, Вы бы увидели, что слово, используемое для души, - это психика, слово, находящееся в наших словах психология, психиатрия и психотерапия. Представьте, если бы мы воссоздали изначальное значение души в этих областях, как бы мы могли углубить их и установить необходимые связи между психологией и духовностью. Это как раз то, что я пытался сделать, так как долгие годы учил психиатров и психологов заботе о душе. "Забота о душе" является манифестом или точкой отсчета для этой работы.

Я живу и пишу в Новой Англии, и я нашел вдохновение у писателей из этого региона, таких как Ральф Уолдо Эмерсон и Эмили Дикинсон. Везде в их работах вы найдете слово "душа".

Эмерсон, например, предположил, что душа развивается не по прямой линии, а поэтапно, как гусеница, становящаяся бабочкой. Представьте свою жизнь как ряд посвящений, когда вы переходите от одного жизненного опыта к другому. Эта перспектива сама по себе отнимет часть тяжелой работы и однообразия, которые вы можете почувствовать.

Дикинсон сказала, что "душе всегда следует оставаться приоткрытой", готовой откликнуться на озарение. Представьте, что вы живете таким образом, что всегда открыты возможностям и интуиции. Опять же, ваша жизнь была бы менее механической и предсказуемой.

Если вы действительно хотите стать психологически проницательными, прочитайте работы этих писателей перед изучением психологов. Добавьте Уолта Уитмена в свой список - неуемного поэта, который в своих произведениях пел гимны жизненности и чувственности.

Уитмен также снова и снова описывал душу чувственным языком, говоря, что "тело электрическое", наше тело во всей своей чувственности раскрывает душу. С любовью он описывает все части тела - изгиб талии и кости - и заключает:

 

Я говорю, что все это поэмы и части не только тела, но и души,
О, все это - сама душа!

 

Наконец, я основываю свою работу на проницательности двух психологов - в первоначальном и правильном смысле этого слова - К. Г. Юнга и Джеймса Хиллмана. Они предлагают каждому пожизненную работу, полностью уходящую корнями в долгую историю сочинений о душе, и они делают ее личной, приемлемой для жизни и надлежаще сложной. Невозможно откладывать в долгий ящик любого из этих писателей. Они объединяют философию, теологию, психологию и историю искусства в новое и неназванное направление, в котором так остро нуждаются наши университеты и бизнес-школы.

Для меня "Забота о душе" не была простым, быстрым руководством к решению жизненных проблем, но началом глубокого исследования души, которое сегодня вообще игнорируется людьми и обществом в целом. Если мы пренебрегаем нашими душами, мы теряем и нашу человечность, и нашу индивидуальность и рискуем стать больше похожими на наши машины и больше поглощенными менталитетом толпы. Когда мы замечаем состояние наших душ и делаем что-то позитивное, жизненные проблемы становятся легче и иногда исчезают.

Я думал, что пишу как серьезный практический философ, влюбленный в мудрость, который верит в силу тонких идей, чтобы сделать жизнь более эффективной и удовлетворительной. Из комментариев, которые я слышал более двадцати лет, я думаю, что большинство читателей приняли меня таким образом - как серьезного писателя, теолога, исследующего крайне загадочные аспекты человеческой жизни.

Я считаю самопомощь поверхностным советом. Когда я замечаю свою книгу в секции "Помоги себе сам" книжного магазина, я думаю обо всех часах, которые я провел, переводя древние тексты с латыни и греческого, охотясь за тонким кусочком мудрости или за отдельным озарением. Я помню, как много раз я читал сложные восемнадцать томов Юнга и внимательно слушал во время разговоров с моим старым другом Хиллманом, когда мы пытались проработать какой-то едва различимый узелок в человеческих чувствах или поведении.

Когда я пишу, я ищу прозрения, а не объяснения. Чтобы прийти к новому пониманию, мне требуется время, размышления и работа. На бумаге эти идеи могут выглядеть не так значительно, но я нахожу техническое и исследовательское письмо довольно бесполезным, когда оно не в состоянии предложить откровение. Я говорю все это, чтобы помочь читателю прочесть эту книгу иначе, чем он или она может справиться с типичной современной работой о психологии. Не ищите доказательств; ищите озарение.

Говорили, что у Сократа не было учеников, а были только друзья и товарищи. Это и есть мой идеал. С самого начала мне рекомендовали создавать обучающие программы, но я чувствовал, что, чтобы быть верным душе, я должен сохранить дружескую модель. Вы можете сделать то же самое. Вам не нужно относиться ко всем, кого вы встречаете, как к буквальному другу, но вы можете привнести дух дружбы во все ваши отношения - на работе, в многочисленной семье и среди соседей. Вы будете следовать примеру Великого учителя души, Сократа, и делать что-то определенное, чтобы включить душу в свою жизнь.

Повторюсь, я не говорю, что каждый раз, когда мы сталкиваемся с человеком по делу или по здоровью, мы должны стараться быть настоящим другом. Я предлагаю дух дружбы в небольших количествах, достаточных, чтобы превратить взаимодействие в более человечное и менее механическое.

Интересно, что одно слово для "ухода", которое Платон вложил в уста Сократа было греческим словом therapeia, что означает "уход" или "помощь". Сократ говорит, что это как уход, который вы бы дали лошади на ферме: вы кормите ее, чистите ее, тренируете, даете ей воду и чистите ее стойло. Это модель терапии души. Это ежедневное внимание к конкретным потребностям, а не лечение или ремонт после того, как вещи разрушились.

Я был терапевтом в стиле Платона/Сократа более тридцати лет, и сильно предан этой идее. Я думаю, что в определенный период нашей жизни все мы могли бы извлечь выгоду из такого рода терапии. Но я также вижу, что это происходит вне какой-либо формальной договоренности. Каждый раз, когда вы заботитесь о своей душе, вы становитесь для себя терапевтом. Слово психотерапия состоит из двух греческих слов: psyche (душа) и therapy (забота). По определению, психотерапия - это забота о душе. Когда вы служите своей душе, вы лечитесь в этом глубоком платоновском смысле.

Сегодня, когда я читаю лекции об уходе за душой — а я до сих пор читаю лекции и курсы непосредственно из книги — я часто перечисляю некоторые вещи, в которых нуждается душа: чувство Родины, глубокая дружба и обычное дружелюбие, поэтическая и метафорическая признательность за слова и образы, внимание к снам, изобразительное искусство, близкие отношения с миром природы, знакомство с животными, память в форме рассказа или сохранение старых зданий и объектов, которые имеют смысл. Мы можем сделать еще много вещей, чтобы позаботиться о душе, таких как примирение нашей сексуальности и духовности, забота о детях, обретение работы, которую мы любим, включение игры и веселья во все, что мы делаем, успешно справляться с потерей, неудачей и недостатками. Тень - важный аспект души.

Я продолжаю подчеркивать разницу между душой и духом, еще одной древней идеей, которую я наиболее ясно усвоил у Джеймса Хиллмана. Дух направляет ваше внимание на космос и планету, на грандиозные идеи и многочисленные приключения, на молитву и медитацию и другие духовные практики, на мировоззрение и философию жизни. Дух расширяет ваше сердце и ум, дает вам видение и мужество, и в конечном итоге оставляет вас с устойчивым чувством смысла и цели.

Душа более сокровенна, глубока и определенна. Вы заботитесь о своей душе, сохраняя свой дом, учась готовить, занимаясь спортом или играми, находясь рядом с детьми, узнавая и любя местность, где вы живете. Душа позволяет привязаться к миру, который является видом любви. Когда душа пробуждается, вы чувствуете и любовь, и гнев, у вас есть сильные желания и даже страхи. Вы живете полной жизнью, вместо того, чтобы обходить ее интеллектуализмом или чрезмерными моральными заботами.

В лучшей ситуации нелегко отличить душу от духа, потому что оба играют важную роль во всем, что мы делаем. Но делая различие, мы отдаем должное глубокой душе. Дух вдохновляет, в то время как душа углубляется в сложности вопроса. Дух любит планерку; душа любит долгий и глубокий разговор. Дух ставит цели; душа плывет вперед, углубляясь все больше и больше. Дух предпочитает отрешенность, когда душа погружается в привязанность к местам, людям, дому. Оба эти аспекта важны и ценны одновременно. Вам не нужно уравновешивать их, потому что баланс слишком совершенен, идея духа - прежде всего. Достаточно дать каждому из них то, чего они хотят и в чем нуждаются в данный момент.

 

Забота о Вашей душе может быть сложной задачей

 

Часто потребности души идут вразрез с легким течением жизни или комфортом человека и окружающих его людей. Женщина может иметь брак и семью, которыми она дорожит, и все же она обнаруживает, что ее душа нуждается в разводе. Человек, возможно, потратил годы на развитие своей карьеры, многим жертвуя и прикладывая большие усилия, а затем он узнал, что его душа нуждается в совершенно другой работе. Я знаю мужчин и женщин, которые в свои зрелые годы обнаружили, что их сексуальные потребности достойны внимания, когда всю жизнь они полагали, что секс должен либо жестко контролироваться, либо игнорироваться.

Как только вы решите позаботиться о своей душе, вы можете направиться к печальным изменениям и потрясениям. Создание более одухотворенной жизни может занять много времени, особенно когда душа игнорируется или подавляется в течение многих лет. Несмотря на это, как только вы обнаружите, что у вас есть душа и что нет ничего более ценного, вы можете с готовностью остаться в неустойчивом состоянии трансформации, несмотря на искушение вырваться из него. Жизнь может никогда  не стать прежней, потому что потребности жизни и души не всегда совпадают.

Еще одно различие между приведением жизни в порядок и заботой о душе. Оно заключается в том, что нам обычно нравится поддерживать жизнь стабильной, в то время как душа динамична. Кажется, что она всегда сопровождает новые формы энергии. Вы ощущаете эту глубокую энергию в новых желаниях и старых стремлениях, которые никогда полностью не удовлетворялись.

Я знаю нескольких женщин-профессионалов, которые хорошо справлялись со своей работой в области здравоохранения, и все же мне показалось, что они несколько поверхностны в своем способе работы. Тем не менее, присутствовали малейшие признаки неудовлетворенности, которые я воспринял как потенциальное раскрытие навстречу к более одухотворенной жизни. Каждая хотела начать со мной терапию, и я мог видеть различные способы, с помощью которых один человек мог противостоять изменениям, которые, как я чувствовал, были многообещающими, в то время как другой просто отпускал их и позволил изменениям произойти. В первом случае душа была как слабый свет, который мог стать ярче, а в другом - душа была на переднем плане, готовая изменить свое бытие. Однако в каждом случае этот процесс был тревожным и даже угрожающим. Когда душа движется, важные структуры жизни могут рухнуть.

Мне не нужно учить человека самой природе и путям души. Как только я упоминаю слово и кратко об этом говорю, люди осознают то, что они уже знают. Даже интуитивно они знают, что нет ничего важнее и что у них есть склонность это игнорировать. С момента публикации книги "Забота о душе" это было для меня неожиданным открытием: я не должен учить, я должен напоминать.

Когда вы сталкиваетесь с человеком, у которого есть душа, вы чувствуете, что он или она действительно живут, они сложны и глубоки. Индивидуальность и характер, ощущение себя тем, кем надо, степень благоустроенности - все сигнализирует о присутствии души. Я часто говорю своим студентам-психиатрам: "Если вы встретите человека со выдающимся интеллектом и достижениями, вы можете восхищаться им, но вы можете с ним не поужинать". Желание разделить трапезу - признак души.

Но как вы развиваете эти тонкие и неуловимые качества? Как вы помогаете человеку развить душу, когда ее так сложно определить? Как вы создаете для себя одухотворенную жизнь? Как вы проводите терапию, когда целью не обязательно является гладко функционирующая жизнь, но характер и личность, благоустроенность и признательность за прекрасное и значимое?

Вы должны отойти от текущих ценностей социальной адаптации, отличного здоровья и видимого успеха. Вместо этого вы сосредотачиваетесь на более простых и глубоких вопросах брака, детей, дома, личной истории и природы. Вы пытаетесь сбросить современное стремление к фактам и буквальному пониманию и стать более поэтичным, заинтересованным в истории и открытым для метафоры. Вы стараетесь быть более человечным, чем совершенным и правильным. Вы долго говорите по ночам, наслаждаясь проникновением в суть, а не получить большего количества информации. Уход за душой имеет свои собственные приемы, которые, как правило, глубоко личные, простые и глубоко прочувствованные.

 

 

Анима Мунди, душа мира

 

Некоторые люди слышат слово душа и думают я. Для них душа - это более глубокая версия себя. Но здесь есть парадокс: душа глубже, менее известна и более автономна, чем самость. И все же, тот глубокий колодец, который мы ощущаем внутри себя, также является богатым источником идентичности. Человек с душой - это истинная личность, но эта индивидуальность выливается из глубин, которые человек не в полной мере осознает или понимает. Одухотворенный человек доверяет своей интуиции и другим формам внутреннего руководства, зная, что крепнущее сильное чувство собственного "Я" пребывает именно там.

На протяжении всей истории души мы также слышим о большей душе, частью которой является наша. Начните с семьи, у которой есть своя душа, и брака, соседства, региона, нации. Можно было бы говорить о душе планеты и даже о душе Вселенной. Древние, которые писали на латыни, называли это анима мунди, душа мира.

Понятно, что когда люди слышат о душе, они сначала хотят узнать о состоянии своей души. Поможет ли это мне лучше относиться к своей жизни? Но чтобы полностью осознать последствия для собственной души, вы должны сделать большой скачок отсюда туда. Вы должны думать о душах других людей, о душе планеты и Вселенной. Парадоксально, но чтобы полностью напитать свою душу, нужно позаботиться о большой душе. Единственный способ взрастить свою жизнь - это выйти за ее пределы.

Многие люди начинают процесс видения Великой души, думая о душах своих детей. Родители часто спрашивают меня, как заботиться о душах их детей. Главный урок, который я даю, - дать ребенку возможность вырасти как личности. Не накладывайте на них слишком много своих собственных ожиданий, ценностей и опыта. Пусть дети будут детьми. Расцвет их личностей будет признаком того, что их душа хорошо созревает и скоро расцветет. Другие рекомендации довольно очевидны: время для игр, выражения любви, разнообразный опыт, время на природе, пребывание с другими детьми помогают им развивать собственное духовное начало. Это все вопросы души и они могут быть простимулированы.

Если вы читаете писателей далекого прошлого об anima mundi, вы получаете больше абстрактную философию, чем приемлемый набор идей. В основном я учился видеть душу мира в конкретных объектах и ситуациях у Джеймса Хиллмана и Роберта Сарделло. Например, дом может иметь осязаемую душу, если он красив в каком-то смысле, имеет личность и существование, имеет видимую историю, проявляет интерес за пределами функциональности и имеет степень сложности. Вы можете любить такой дом и скучать по нему, когда вы отсутствуете или если он снесен. Такая любовь является знаком того, что присутствует душа.

Как и в случае с людьми, вы можете открыть душу объекта через ваши отношения с ним. Вы обнаружите ее, если он имеет любую глубину, и если вы можете добиться каких-то реальных чувств к нему. Через несколько недель после смерти матери ко мне подошел отец и протянул что-то маленькое. "Вот оно" - сказал он, без вступления. "Я хочу, чтобы оно была у тебя". "Это" было ее обручальное кольцо, которое она носила каждый день более шестидесяти четырех лет. Думаете, это кольцо обладало какой-либо силой души, присутствующей в нем? В конце концов я отдал его своей дочери, которая была необычно близка с бабушкой.

Некоторые предметы, кажется, полны души, потому что они символизируют что-то ценное, как кольцо, которое было такой глубоко личной частью брака моей матери. Другие вещи могут быть связаны с воспоминаниями: электрическая дрель, которую использовал мой отец, круглый дубовый стол, который отдала мне бабушка, коробки и карты, которые моя жена-художник давала мне на протяжении многих лет.

Мне нравится думать, что мы можем даровать душу вещам, делая их вручную, с позитивными намерениями и заботой о том, чтобы сделать их красивыми. Однажды, когда моя дочь была ребенком, я сделал для нее деревянный шкаф, и сейчас она все еще использует его и возит его с места на место, когда переезжает. Мы могли бы одушевить даже вещи, которые мы делаем на фабриках и для крупных предприятий, если бы мы помнили о глубоких ценностях красоты, традиций и духовности.

 

Душа медицины

 

Всего через несколько недель после публикации "Заботы о душе" мне позвонили из онкологического центра, который находился в тысяче миль от меня, и спросили, не приеду ли я поговорить с персоналом. Это был для меня первый знак, что моя работа может что-то предложить медицине. Я поехал в этот онкологический центр и обнаружил, что многие врачи и медсестры не разобрались, как справляться со смертью своих пациентов, а также были сердиты и разочарованы, узнав, что многие пациенты прибегают к "альтернативным" методам лечения, которые не были одобрены медицинским учреждением. Обсуждение этих вопросов и применение принципа заботы о душе, казалось, помогло.

Вскоре после этого меня пригласили выступить на медицинской конференции в Слоан-Кеттеринг в Нью-Йорке, а затем, на протяжении многих лет, на многих конференциях и в центрах, включая онкологический Центр Нью-Йорка и клинику Майо в Миннесоте. Мне стало интересно помогать медицинским работникам развивать в себе устойчивое заботливое отношение к себе и относиться к пациентам как к единому целому - телу, душе, духу. Я также изучил способы привнести душу в физическую среду больниц и медицинских кабинетов. Я смог применить много плодотворных идей искусства исцеления эпохи Возрождения из моих исследований, проведенных в Сиракузском университете.

Для того, чтобы привнести больше души в целительную среду медицинского центра я рекомендую учиться этому в церквях и храмах, как сделать вход, который послужит для инициации пациентов и их семей при переходе из обычного мира в специальное место исцеления. Толстые, высокие двери и изображения, которые предлагают постепенное приближение и вход, или горгульи, чтобы бросить вызов, или извилистые пути - любой из этих простых приемов поможет направить человека в место исцеления. Затем, поскольку исцеление настолько первобытно, я предлагаю большие камни, проточную воду, яркий текстиль, необработанную древесину, железо и другие металлы, которые правильно размещены и сильно чувствуются. Я нашел все эти элементы в нескольких необычных больницах, и эффект был таким, какого я ожидал. В этих больницах вы могли почувствовать атмосферу исцеления.

Продуманное звуковое оформление, включающее в себя элементы, предназначенные для тишины и покоя, уместно для исцеления, а традиционные образы целителей способны превратить пространство из функционального в духовно насыщенное. В моем собственном кабинете у меня есть изображения Иисуса, Будды, Асклепия, Девы Марии, Артемиды, Гуань Инь и Дзен-Буддизма. Я пытаюсь не просто включить их, но и опираться на любую духовную традицию, которую я знаю и люблю, и которая предлагает понимание исцеления.

 

Психотерапия как Забота о душе

 

Вот уже двадцать пять лет с момента появления "Заботы о душе" я предоставляю частные консультации, которые я называю "психотерапией", но я подразумеваю психотерапию в Платоническом смысле - служение или забота о душе. Основное отличие психотерапии в обычном смысле от моей заключается в акценте на вопросах души, а не на управлении жизнью человека, решении проблем и эмоциональных напряжений. Дело не в том, что я не хочу помочь человеку ориентироваться в запутанных положениях, в которые мы все попадаем в отношениях, когда имеем дело с прошлой травмой и ищем цель. Более того, я хочу почтить то, что представлено, и позволить ему предложить потенциальное благо, которое оно имеет. Я не хочу быть решателем эмоциональных проблем.

По определению, моей работой является привлечение постоянной и чуткой осознанности к ранам души и различным засорам, с которыми они пересекаются. Я фокусируюсь на глубине души, а не на поверхности жизни, хотя душа обычно проявляет себя в повседневных ситуациях. Люди также склонны пренебрегать своей душой, пока не возникнет какая-нибудь проблема, например, трудность в браке или эмоциональная настоятельность, такая как депрессия, ревность или утрата.

Я начинаю с намерения заботиться о душе человека, а не просто решать его проблемы. Я замечаю, как глубокая душа человека может двигаться в определенном направлении, требуя определенного внимания, в то время как сознательный и напыщенный разум человека движется к другим целям. Обычно человек может грустить и желать вкусить счастья. Ясно, что глубокая душа имеет причину грустить, и вместо того, чтобы искать пути к счастью, я исследую потребности души грустить. Поиск причин глубокой душевной печали может в конечном итоге привести к более счастливой жизни, но, возможно, нет. В конце концов печаль может быть неизлечимой, но более приемлемой.

Именно здесь вступает в игру важное учение Джеймса Хиллмана о многогранной природе психики, то, что он называет "психологическим политеизмом". Вы можете обнаружить основу непоколебимой печали и по этой причине чувствовать, что вы можете признать ее и заключать ее в себе, живя в целом счастливой жизнью.

Я стараюсь не быть одержимым поиском причины страданий человека. Это может превратиться в ментальную охоту, которая станет слишком рискованной. Вместо этого я полагаюсь на спокойное повествование в атмосфере принятия и признательности. Я внимательно слушаю и почти всегда нахожу себя любящим душу человека, когда она пытается раскрыться. В то же время я испытываю сочувствие к борьбе, через которую проходят люди, чувствуя, как их жизнь и сердца разрываются при рождении их души.

Это моя работа - сопереживать предстоящей болезненной работе, но я не чувствую в себе необходимости проводить с кем-либо эту работу. Если они уходят в начале процесса, я думаю, они найдут другой способ. Точно так же я не думаю о завершении и прекращении. Работа продолжается в различных формах. Если клиенты решают прекратить эту форму терапии, я не хочу поднимать из-за этого шум, а скорее оказываю поддержку их решению, поскольку нет конца заботе о душе. Терапия в широком смысле продолжается. Здесь играет роль духовная точка зрения, свободная от эгоистических потребностей и подобная отрешенности мастера Дзен.

Мы все склонны думать о себе через фильтры наших комплексов. Если вы отчаянно хотите чувствовать себя свободным и раскрепощенным, то, как вы описываете свою ситуацию, будет окрашено, часто довольно тщательно, этим комплексом. Обычно при работе я могу увидеть комплексы через истории и через то, как человек представляется, но самое лучшее и ясное проявление находится в снах. Я полагаюсь на сны для получения направления и признаков того, где человек находится в данный момент. Некоторые люди в терапии со мной видят эту работу, как работу со снами применительно к повседневной жизни. В значительной степени мой подход заключается в том, чтобы выслушать основные истории и образы в историях, которые рассказывают люди, связывая эти скрытые сюжеты с темами, которые появляются во снах.

Типичным примером является тема строительства. По мере того, как человек рассказывает истории детства и более ранних опытов, я могу заметить, что он пытается создать другой образ жизни. Это может быть новая карьера, новый способ общения или другое самоощущение. Они пытаются построить жизнь и личность. Во сне я вижу, как строятся дома. Этот человек, возможно, пришел ко мне не за помощью в построении новой жизни. Возможно, он пришел с жалобами на депрессию или отсутствие цели. Если я сосредоточусь на освещении депрессии - плохая идея по многим причинам - я могу упустить точные потребности души. Сны не указывают на депрессию. Они показывают необходимость строительства и обновления.

Я часто вижу контраст между сознательным намерением и желанием, с одной стороны, и более глубоким движением души - с другой. Я признаю сознательное желание, но сосредоточусь на указаниях души. Это психотерапия как забота о душе, а не попытка сделать жизнь лучше.

 

Духовность с душой

 

Религиозное и духовное образование человека, или его отсутствие, является богатым материалом для работы души. Духовное здоровье и благополучие не менее важны, чем физическое и эмоциональное здоровье, и очень часто конфликты в душе разыгрываются в религиозной и духовной практике человека. Духовные эмоции могут быть глубоко тревожными: беспокойство о значимости, чувство вины, страх смерти, беспокойство о загробной жизни, экзистенциальное одиночество и неопределенность. Как терапевт, я рассматриваю эти вопросы как часть более глубоких проблем души, и я практикую такую терапию, которая вполне естественно касается духовных проблем, а также проблем в любви, деньгах, работе, семье и сексуальности.

В моей докторской диссертации в Сиракузском университете я пересмотрел для себя религию. Я вижу большую ценность во многих укладах и традициях, но суть религиозного опыта заключается в нашем признании бесконечных тайн, которые изобилуют и окружают нас в жизни, таких как любовь, смерть, болезнь, смысл, работа и дом. Это видение открывает путь к жизни, основанной на чувствительной этичной реакции на мир. Уважение к таинственному для меня - сердце религии.

Из-за различного использования слова "религия" моя работа иногда понимается неправильно. Люди слышат слово "религия" и думают: вероисповедание, организация, догма, нравственное убеждение. Я слышу то же самое слово и думаю: глубокий смысл и искренние слова. Мне ясно, что эпоха конкуренции между официальными религиями закончилась. Теперь мы должны почитать их уникальность, извлекая из них как можно больше понимания и вдохновения для себя и наших сообществ. Я хотел бы еще раз увидеть церкви и храмы, наполненные не обязательно членами церкви, но людьми, ищущими духовного руководства и воспитания. Традиции являются ценным ресурсом для нашей индивидуальной духовной жизни.

Этот более тонкий и сложный подход к религии творчески сочетает душу и дух. Ритуал, образы, акцент на истории, общность реальных личностей, солидарность с глобальными заботами - эти темы могут придать духовной практике ту глубину, которую предлагает душа. Если само понятие духовности кажется слишком расплывчатым и невесомым, эта новая и глубокая оценка элементов религии, освобожденная от беспокойства о принадлежности к организации, может возродить столь необходимую религиозную восприимчивость в обществе.

 

Уход За Душой

 

Когда в 1970-х годах я изучал религию в докторантуре Сиракузского университета, я наткнулся на книгу, которая изменила мое мнение о многих вещах. Это была научная книга группы искусствоведов о единственной гравюре Альбрехта Дюрера под названием "Меланхолия II". Она посвящена изображению Духа Сатурна, фигуры старика, который воплощал как депрессию, так и художественный гений. Это стало началом моей заветной попытки найти хорошее в наших болезненных эмоциях.

Несколько лет спустя я встретился с Джеймсом Хиллманом и провел с ним много дискуссий о депрессии. Ему нравилось говорить, что в чрезвычайно экстравертном обществе, подобном нашему, естественно, преобладает депрессивное настроение, также он сказал, что в воображении есть важные области, которые мы можем достичь только в состоянии депрессии. Это был его способ найти ценность в "плохом" настроении.

Позвольте мне привести список принципов, которым я следую, практикуя психотерапию как заботу о душе, и которые могут помочь любому жить более одухотворенной жизнью.

 

  1. Служить душе, а не поверхностным потребностям жизни. Если ваша душа страдает от пренебрежения, у вас появятся симптомы этого. Вы можете чувствовать себя подавленным и ваши отношения могут быть травмирующими. Осознайте разницу между заботой о своей душе и управлением своей жизнью.
  2. Ваши симптомы - это сырье для создания вашей души. Если у вас есть эмоциональные проблемы, не пытайтесь автоматически избавиться от них. Посмотрите на них внимательно, чтобы увидеть, в чем нуждается ваша душа. Симптомы болезненны и нуждаются в присмотре и очищении, но они содержат суть того, что вы ищете.
  3. Не воспринимайте ничего буквально, но всегда смотрите глубже. Например, если вы слишком много пьете, что ищет в алкоголе ваша душа? Если вы слишком много едите, какая часть вашей души нуждается в питании? Думайте поэтически и никогда не удовлетворяйте свои нужды на поверхностном уровне.
  4. Найдите время для размышлений и разговора. Не спешите принимать решения и действовать. Вы не хотите быть пассивным, но вдумчивым. Слова могут лечить.
  5. Ищите другую точку зрения у того, кому Вы доверяете. Учтите, что ваша интерпретация происходящего вполне может быть отфильтрована вашими собственными комплексами, вашими запутанными эмоциями и историями, которые вы рассказываете, чтобы защитить себя от жизни. Всегда имейте в наличии "терапевтический" ресурс -терапевтический, означающий исцеление или благо для вашей души.

 

Когда вышла "Забота о душе", многие читатели рассказывали мне, насколько полезно для них было рассмотреть некоторые положительные аспекты депрессии. Некоторые жаловались, что я имею в виду общие и мягкие чувства печали, но другие рассказывали, что у них действительно была клиническая депрессия и они прочитали мою книгу, когда были госпитализированы из-за нее. Они сказали, что это не избавило их от депрессии, но придало ей смысл, и это принесло значительное облегчение.

Я рекомендую сохранить слово депрессия для клинического или, если хотите, медицинского недуга, и использовать более обычные и более точные слова для других переживаний, таких как печаль, безнадежность, уныние и потеря смысла. Это болезни души, которые мы можем лечить душевными методами.

Если Вы постоянно злитесь, исследуйте историю своей жизни, чтобы найти времена, когда ваш гнев был оправдан, но не сильно выражен. Затем, вместо того, чтобы просто выпустить свой гнев, вплетите его силу и мощь в свою повседневную жизнь.

Таким образом, есть, по крайней мере, два способа заботиться о душе: обнаружить моменты в прошлом, когда ваша душа застряла на определенном вопросе, и попытаться его проработать. Второй способ - найти те виды деятельности и ресурсы, которые будут питать вашу душу в настоящем: ремесло, искусство, игра, друзья, животные, путешествия, садоводство, служение . . .

Все это - терапия, в том смысле, в котором Сократ использовал это слово: она сохраняет вашу душу здоровой и живой, и это лучший способ предотвратить болезни души, такие как депрессия и разочарование. Каждый день у Вас есть выбор. Вы можете делать то, что ранит вашу душу, например, подчиняться трудовой этике или импульсивно добиваться больших денег и имущества, или вы можете быть рядом с людьми, которые дарят вам удовольствие и делают то, что удовлетворяет желание глубоко внутри вас. Сделайте заботу о душе образом жизни, и вы сможете обнаружить то, что греки называли эвдемонизмом - добрый дух, или, в более глубоком смысле, счастье.

психотерапия

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"