Перевод

ВЕЛИКОЛЕПНЫЕ КРОУЛИ

Алистер Кроули - духовный революционер, исследователь-романтик, оккультный мастер и шпион

                                                   ВЕЛИКОЛЕПНЫЕ КРОУЛИ

                          Затем он обнаружил труды Алистера Кроули - провидца-мистика начала 1900-х годов, которого Церковь считала «самым злым человеком из когда-либо живших». [...] Стань чем- то святым, - писал Кроули. Сделай себя священным. [...] Была горстка современных мисти­ ков, включая Алистера Кроули, которые практиковали Искусство, совершенствуя его со временем и постепенно превращаясь во что-то большее.
(Дэн Браун, «Утраченный символ»)

Где началась эта предполагаемая трансформация? Согласно легенде, отец Алистера Кро­ ули имел какое-то отношение к пивоварению. Биограф Джон Саймондс подхватил заявление о том, что отец Алистера был инженером, и быстро пришел к выводу, что Эдвард Кроули был ответственен за «пивной двигатель», который появился в «Crowley’s Alton Alehouses». «П ив­ ной двигатель» был просто ручным насосом. Отец Кроули никогда не работал в пивоваренной промышленности; получил образование инженера-строителя. Алистер Кроули не был сыном пивовара; он был троюродным братом известного пивовара.

Расстояние между Кроули и его родственниками-пивоварами связано с несчастным слу­ чаем при рождении. Дедушке Кроули, Эдварду Кроули-старшему, старшему из четырех бра­ тьев, было 20 лет, когда его отец, Томас Кроули, умер в 1809 году. Братья Эдварда были еще мальчиками. Они вернулись в семейный дом в Олтоне, графство Хэмпшир. Эдвард остался в Лондоне, преследуя свою любовь к машиностроению и железным дорогам. Эдвард перешел от семейной традиции квакерства к англиканской церкви, в которой он воспитал своего сына, ко­ торого также звали Эдвард. Различная религиозная принадлежность еще больше увеличила раз­ рыв между Эдвардом старшим и его братьями.

Олтон оказался полезным для набожных квакеров Авраама Кроули, Генри Кроули и Чарльза Седжфилда Кроули. 28 августа 1821 года братья Эдварда купили пивоварню Джеймса Баверстока на Терк-стрит.

Кроули был прав в своей автобиографической «Исповеди», описывая своего отца как «богатого потомка рода квакеров». Странно то, что Кроули никогда публично не раскрывал о происхождении своей семьи в Олтоне, что является упущением. Большинство людей гордились бы этим, поскольку каждый брат Кроули женился на девушке Кертис, а Кертисы, известные ме­ дициной и ботаникой, пользовались большим уважением в Олтоне. Авраам женился на Шар­ лотте; Генри женился на Элизабет, а Чарльз Седжфилд Кроули женился на Эмме. Союз Кро­ ули-Кертис правил Олтоном, как Хантли и Палмере правили всем производством печенья.

Ощущение того, что я приобщался к роману Остин или Троллопа, усилилось, когда я изу­ чил мемуары 1960-х годов, написанные Дороти, правнучкой основателя пивоварни Авраама Кроули. Мемуары Дороти, хранящиеся в ящике с надписью «Кроули» в архиве графства Хэмп­ шир, описывают возвращение Авраама и его молодой невесты Шарлотты в Нормандский дом.
Этот прекрасный таунхаус в георгианском стиле стоял напротив дома сестер Шарлотты на Нормандской улице. Чтобы навестить Шарлотту, нужно было совершить небольшую поездку в экипаже. Экипаж разворачивался, нарушая движение, а затем маневрировал на другую сто­ рону. Дело сестер Кертис остановилось, а время нет.

К 1850 году Олтон был городом Кроули. Оживленные отели, такие как «Лебедь» и «К о­ рона», обслуживали торговцев, в то время как бизнес огромной пивоварни Кроули распро­ странялся вдоль Терк-стрит, недалеко от центра. Это не «коттеджная пивоварня», а крупный промышленный концерн с большими кирпичными башнями, высокими складскими помещени­ ями и колоссальным дымоходом - и это не была «сатанинская мельница», если только вы не трезвенник. Квакерская совесть диктовала чистоту производства и честность во всех отноше­ ниях. Олтонская пивоварня Кроули была крупным бизнесом в Хэмпшире и Суррее, где сеть пивных Кроули в обеденное время обслуживала клерков, желающих избежать шума таверн.

Исследуя Олтон дождливым летним днем в 2009 году, мне пришлось прикрыть глаза, чтобы представить себе, что здесь когда-то происходило. Нормандский дом теперь разделен между магазином игр и рестораном-тандури, нижний фасад полностью разрушен, а сады за ним раз­ рушен из-за строительства. Большая пивоварня исчезла; на ее месте теперь комплекс супермар­ кетов. На другой стороне улицы Аппер-Терк, где когда-то рос луг, на котором дети крупного пивовара Авраама Кертиса Кроули держали лошадей и тренировались, расположилась амери­ канская пивоварня Coors. Авраам Кертис Кроули, унаследовавший пивоварню в 1866 году, приходился кузеном отца Алистера Кроули.

В то время как Алистер пренебрегал интересом к пивоварению, его отец заботился о биз­ несе своих кузенов. Эдвард владел долей пивоваренной империи, которая расширилась до Кройдона, графство Суррей, где братья Авраама Кертиса Кроули Филип и Фр ед ерик управляли второй пивоварней, оставив Олтон ему и его брату Альфреду. Двоюродные братья Эдварда Кроули были очень богаты.

Через год после рождения Алистера в Лимингтон-Спа, Уорикшир, 12 октября 1875 года, умер двоюродный брат его отца Альфред. Выжившего директора Олтона мучили горе и стресс; Авраам Кертис Кроули умрет в течение двух лет. Незадолго до кончины в его дела вмешался местный бизнесмен Генри Баррелл, купивший пивоварню и обеспечивший брак с Гертрудой Эвелин, дочерью директора. Баррелл изменил название «Alton Ales Crowley» на «Crowley & Со», что не понравилось Эдварду Кроули. После того, как в 1877 году Олтон вышел из рук Кроули, Эдвард продал большую часть своих акций, живя независимо от этого состояния и дру­ гих инвестиций до своей смерти. Маленького «Алика» отец обеспечил почти на всю жизнь.

* * *

Почему же, когда «автоагиография» Алистера впервые появилась в 1929 году, ни Олтон, ни богатые кузены его отца не получили вообще никакого упоминания? Ответ сводится к вик­ торианским представлениям о праведности и их месту в классовой системе. Кроули подчерк­ нул, что, хотя его отец получил образование инженера, он «никогда не занимался своей про­ фессией». Эдвард был джентльменом. Освобожденный от торговли, его сын мог чувствовать себя представителем высшей касты, человеком особенным, которому суждено восстановить утраченную власть над аристократией и духовным царством.

Кроули не хотел, чтобы был известен источник семейного богатства, его происхождение от хэмпширской буржуазии. Вероятно, он терпеливо насмехался над этими ассоциациями в гос­ ударственной школе и в Кембридже. «Торговля» была достаточно плохим занятием, но пиво­ варение было неправедным, развращающим плоть рабочего класса. Промышленники-нонкон­ формисты в социальном плане гораздо лучше жили в процветающем Мидлендсе, чем на юге.

Негативное отношение к пивоварению подтверждается рассказом Цицилии Мэри Кроули о пивоварне Croydon, написанном перед ее смертью в 2003 году:

                      Маленькой девочкой я любила пивоварню. Когда мы приезжали туда время от времени, мы видели «большие бочки с пивом; больше, чем все, что я видела раньше. Там был приятный запах, и мне давали стакан солода, и мы всегда получали леденцы, нанизанные на веревки. [...] Моему брату Петру, с другой стороны, не нравилась пивоварня, и в подготовительной школе, когда его дразнили за то, что он являлся сыном пивовара, он отрицал всякую связь с
бизнесом.

Зрелая ненависть Кроули к буржуазным взглядам родилась из искривленного детского опыта. Он утверждал, что большинство мальчиков инстинктивно обладали аристократическим духом, который вскоре выбили из них; он же, напротив, сохранил этот дух. Торговля не была романтическим занятием. Пивоварение подвергалось стигматизации как в аристократических, так и в строго религиозных кругах до тех пор, пока деньги не вытеснили религию после 1950-х годов. Пивоварение было обычным явлением. Согласно диктату воздержания, прибыль от него извлекалась из эксплуатации человеческих слабостей. Это были не единственные проблемы, от­ делявшие Алистера от «рода квакеров», доминировавшего над Олтоном. Были взгляды самих квакеров Кроули из Олтона. Цицилия Мэри Кроули рассказала о семье Кроули из Хэмпшира и Суррея, которые, по ее мнению, вероятно, прибыли из Ирландии до XVIII века. [1] Хотя Ци­ цилия и Алистер оба были прямым потомком Томаса Кроули (1753-1809), Цицилию учили пренебрегать ветвью семьи, к которой относился Алистер. Это мнение исходило от ее деда, Ав­ раама Чарльза Кроули (сына Авраама Кертиса Кроули), который управлял пивоварней Croydon, пока она не была продана Уотни в 1918 году. По его словам, дед Алистера Эдвард никогда не должен был жениться на Мэри Спэрроу из Уондсворта. «Именно от семьи Спэр­ роу, - писала Цицилия, - дурная кровь проникла в род квакеров Кроули-Кертис».

Тем не менее четверо детей вышли из союза Кроули-Спэрроу, в том числе отец Алистера Эдвард и брат Эдварда Джонатан Спэрроу Кроули. В браке Джонатана с Агнес Поуп родились еще трое детей с «дурной кровью»: Агнес, Клод и Фанни. Дед Цицилии отказался пригласить Клода в пивоварню, «хотя его дядя Фредерик настаивал на этом». Клод, как и его двоюродный брат Алистер, «не имелхорошей репутации». Сицилия подразумевает, что это еще больше уво­ дило отца Алистера от семейной респектабельности. Эдвард присоединился к новой христиан­ ской секте Плимутских братьев, и этот шаг, по мнению Цицилии, исказил сознание его жены Эмили, матери Алистера.

Итак, мы видим, что Алистер был в некоторой степени отчужден; это оставило след. Его ближайшие родственники отделились от религиозного инакомыслия, чего не одобряли их твердо настроенные родственники-нонконформисты.

И все же Олтон имел значение для Кроули. Каждый раз, когда он ехал по маршруту Лондон- Саутгемптон, он останавливался. В сентябре 1934 года, например, мы находим его одного возле отеля «Лебедь» на Хай-стрит.

                   «Лебедь» - я запомнил каждую деталь старого сада с его фальшивыми японскими са­ дами камней и каменными скульптурами грибов - и Боулинг-Грин. Очаровательное, достой­ ное и дорогое место, все крохотное и глупое. Населенный задыхающимися трупами - он настолько же дорог, как Метрополь в Брайтоне.


Сегодня лужайка для игры в боулинг и сад заменены на автостоянку, но красивый фасад «Лебедя» сохранился.

Если бы Кроули был в настроении исследовать (а обычно он был), он мог бы пройти не­ большое расстояние вверх по Хай-стрит до Черч-стрит. Там он нашел бы тихий «Дом собраний друзей», созданный для квакеров Олтона в далеком 1672 году. Если бы он прогулялся в его уют­ ный сад, он нашел бы простое плоское надгробие кузины своего отца Изабеллы. Похороненная в возрасте 85 лет в 1919 году, Изабелла жила там, где когда-то жили сестры двоюродной ба­ бушки Кроули Шарлотты, на Нормандской улице.

Привязанность Кроули к Олтону даже заставила его задуматься о значении города для Те- лемы. «АЬ» - это семитский корень, означающий «Бог». Знаменитая Книга Закона Кроули
называлась Liber AL. Суффикс «ton» обозначал поселение на холме (ALton). Таким образом, квакеры-предки Кроули поселились на вершине «Холма AL» в городе AL, и он, «пророк пре­ красной Звезды», должен был показать эту божественную искру в сердце каждого мужчины и женщины. Плодотворная работа Кроули во многом основывалась на том, что он называл своим «проклятым пуританством», его «нонконформистской совестью», каки на огромном творче­
стве.

* * *

Если сокрытие Кроули его олтонского корня поражает, то сокрытие происхождения его матери поразительно. Эмили Берта Бишоп из Тистл Гров, Западный Бромптон, вышла замуж за Эдварда Кроули в ЗАГСе Кенсингтона в Лондоне в ноябре 1874 года. В своей «автоагиогра­ фии» Кроули признался, что чувствовал, что его мать социально ниже его и его отца. Эмили работала гувернанткой у пивовара до замужества,- Кроули был требователен к воздержанию - по крайней мере, от пива.

Семья Эмили была небогатой, но выдающейся.
Ее отец Джон Бишоп, родившийся в 1794 году, был фермером-новатором. В 1837 году он женился на Элизабет Коул, 28-летней дочери Джеймса Коула с Лайм-стрит, Нетер-Стоуи, Со­ мерсет. «Философ Коул» или «Заклинатель Коул» жил на той же улице, что и поэт-романтик Сэмюэл Тейлор Кольридж в то время, когда он и Уильям Вордсворт сочиняли свои эпохальные «Лирические баллады». В Нетер-Стоуи, известном своими хорошенькими девушками, Коль­ ридж рубил дрова, держал свиней, сеял кукурузу, копал картошку и сблизился с «настоящими людьми». Одним из них был прадед Кроули, Джеймс Коул. Можно подумать, что радикальный Алистер наслаждался бы рассказом о самоучке, радикальном Коуле, друге радикальных поэтов.
Как и радикализм Кроули, радикализм Коула и Колриджей, раздражал христианские власти.
Местный пастор Уильям Холланд записал встречу с женой Кольриджа Сарой 23 октября 1799 года:

                            Видел эту демократическую крикливую миссис Кольридж, которая выглядела как игри­ вая малолетняя девчонка или что-то еще хуже, потому я не удивился, что демократический развратник [Кольридж] выбрал ее в жены. [...] Встретил покровителя демократов г-на То­ маса Пула, который улыбнулся и немного поболтал с ней. Он был на своей серой кобыле. Сам Сатана не может быть более лживым и лицемерным.

Холланд не был полностью лишен христианской доброты к тем, кто был поражен глупо­ стью демократии: «Пошел к заклинателю Коулу, как его называют. Он часовщик и выдаю­ щийся гений, но при этом демократ, и из-за того, что у него слишком много религии, теперь ее нет совсем» - такое суждение могут сделать потомки и о правнуке Коула Алистере. Как и его правнук, Джеймс Коул опередил свое время. Герцог Сомерсетский пригласил «Заклинателя» в Брэдли сделать ему необычные часы. Завершенные к 1800 году, они шли без завода в течение года, играли колокольные мелодии, отображали месяц, день, дату и, среди других чудес, пока­ зывали восход и закат, а также фазы луны. Это не сделало Коула богатым, но сделало его работу известной, а семью - благоустроенной.

Увлеченный математик Коул по совету Вордсворта назвал своего сына Джеймсом Фергюсоном Коулом в честь известного шотландского астронома и ученого. К 1821 году Джеймс Фергюсон Коул жил в Лондоне, а двумя годами позже к нему присоединился его брат Томас. Коул подарил XIX веку свои лучшие часы и хронометры. Примеры экспонировались на Большой выставке 1851 года и на Парижской выставке 1855 года.

Через некоторое время после переезда в Челси - он перебрался туда в 1829 году - гений Джеймс Коул поступил в приют для безумцев в Челси; он умер 1840 году.  Психическое за­ болевание было клеймом, которое, как считалось, передавалась по наследству, подрывая пер­ спективы брака. Повлияла ли болезнь на кажущееся безразличие Алистера к «Заклинателю»?
Безумие и гениальность, как известно, близки. Возможно, по этой причине Эмили Кроули ни­ когда не упоминала своего блестящего, но радикального дедушку, не исповедовавшего никакой фиксированной религии. Хотя внучка сумасшедшего вошла в семью стойких консерваторов, Эмили никогда не забывала о Коулах. В ее завещании указано, что большая часть ее имущества переходит к Аде Коул, Флоренс Коул и пяти дочерям двоюродного брата Артура Коула. Али­ стер получил два предмета мебели.

Воспитание детей Бишоп не вдохновляло Кроули, духовного аристократа. Дочери Джона и Элизабет Бишоп родились на семейной молочной ферме Флит-Фарм, Минли, между Лондо­ ном и Бейзингстоуком. Согласно биографии брата Эмили Тома Бонда Бишопа:
 
                             Денег в доме было мало, зато мы честно трудились. Отец [Джон Бишоп] был первым человеком, отправившим молоко поездом в Аондон, и ему также принадлежала честь арен­ довать Кенсингтонские сады на какое-то время в качестве пастбищ. Позже он устроился на ферму в Уимблдон-парке, но ни одно из этих предприятий не пошло на пользу; всякий раз, когда обстоятельства казались менее тяжелыми, на него обрушивалось новое бедствие.


Лондонская перепись 1851 года показывает, что Джон Бишоп - «неработающий фермер», живущий со своей женой и двумя младшими детьми, Томом Бондом и Эмили Бертой, по адресу Чарлвуд Плейс, 18, Пимлико. После смерти Джона Бишопа в 1854 году таможенный служащий Том Бонд Бишоп принял на себя обязанности главы семьи. Учитывая обстоятельства, брак его сестры Эмили в Кенсингтонском ЗАГСе в 1874 году с обеспеченным Эдвардом Кроули, вдвое старше нее, был спасительной милостью. А Том, или ТББ, как его называли, горячо верил в спа­ сительную милость. Звезда евангелической церкви Том руководил Молитвенным союзом граж­ данской службы из офиса секретаря таможни. В 1867 году он стал соучредителем Миссии спе­ циальной службы для детей, евангелической организации, которая «превзошла всякую веру и ожидания, коснулась жизней многих тысяч людей и вошла во многие разные города и страны»,  благодаря чему Том получил статус и ненависть Кроули к его праведности, которая укре­ пила старомодные взгляды его матери и беспокоила ее сестру Аду Джейн Бишоп. Увидев свою
тетю как сопротивляющуюся жертву евангелизации, любящую выпить, Кроули отметил смерть Ады Джейн 18 июня 1896 года трогательным стихотворением.  

Когда в 1887 году отец Кроули преждевременно умер, Том Бонд Бишоп навязался на его место. Но евангельские семена Тома упали на мертвую почву. Молодой Кроули уже нашел дру­ гой путь к вдохновению.

* * *

В 1881 году в Редхилле, графство Суррей, Кроули встретил Джеймса Фергюсона Грегора Гранта. Грегор Грант, сын двоюродной сестры Эмили Джесси Кейт и шотландского часовщика Джорджа Грегора Гранта, познакомил Кроули с поэзией Бернса, романтическими романами Скотта, кельтскими мистериями и якобитской дикостью, пробудив творческий поток, который затронул всю карьеру Кроули.

Хотя Грант, вероятно, сообщил «Алику» о Коулах, в «Исповеди» Кроули просто гово­ рится, что его мать происходила из старой семьи из Сомерсета и Девоншира. Семья, которую Кроули принял как свою собственную, была идеальной и питалась верой в то, что Кроули при­ надлежали к древней аристократической фамилии, возможно, из бретонцев де Керваль или французов де Керуай, связанной с великими кельтскими друидами древности; имя «Кроули» является искажением оригинала. То, что его благородный отец женился на потомке Бишопов, было всего лишь последним оскорблением, которое запятнало золотую связь с древностью. В роли Зверя он попытается вернуть человечеству этот древний солнечный свет.

Другие главы перевода

22
1. Глава 1. Легенда

2 октября 2014 г.

2. Предисловие доктора Кристофера МакИнтоша

2 октября 2014 г.

3. Глава 2. Великолепный Кроули

3 ноября 2014 г.

4. Глава 3. Зверь

3 декабря 2014 г.

5. Глава 4. Кроули и карлисты

4 января 2015 г.

6. Глава 5. Мятеж в Золотой Заре

8 января 2015 г.

7. Глава 6. Я был рождён борцом

7 февраля 2015 г.

8. Глава 7. Сын человеческий

5 марта 2015 г.

9. Глава 8. Поражение 1904 г.

8 октября 2015 г.

10. Глава 9. Рассвет Годы 1905-06

7 мая 2016 г.

11. Глава 10. Ученик: Работа с Танкервилем

30 сентября 2016 г.

12. Глава 11. Лицензия на Жизнь 1908-09

7 мая 2017 г.

13. Глава 12. Секс на Суде 1909-12

6 июня 2017 г.

14. Глава 14. Шпион в США 1914-18

7 августа 2017 г.

15. Глава 15. Ангел Павлин. 1918

7 сентября 2017 г.

16. Глава 16. Сексуальная магия 1914-19

3 октября 2017 г.

17. Глава 17. Аббатство Телема

7 ноября 2017 г.

18. Предисловие

1 июля 2021 г.

19. ВЕЛИКОЛЕПНЫЕ КРОУЛИ

1 июля 2021 г.

20. Я РОДИЛСЯ БОЙЦОМ

1 июля 2021 г.

21. СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

1 июля 2021 г.

22. ОБУЧЕНИЕ ТАНКЕРВИЛЛЯ

1 июля 2021 г.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

оккультизм, телема

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"