Перевод

Глава 5

Гностические корни алхимии

Винсент Брайдж

Гностические Корни Алхимии

Глава 5.

Как видно из фрагмента «Предсказательницы Изиды», гностические идеи и алхимия относятся к более раннему периоду и опережают христианство. Ранняя версия «Изумрудной скрижали», погребенная вместе с ее анонимным владельцем в Фивах, является ни чем иным как фрагментом того, что по сути является «гностическим» магическим текстом. Следует понимать, что Алхимия представляет специфическое ответвление древних креативных наук, изучающее проблему троичной трансмутации. Гностицизм же, в самом широком смысле, представляет собой мировоззрение, в поле которого такие трансформации могут иметь место.

Наше исследование наиболее ранних алхимических текстов говорит о наличии двух ключевых компонентов алхимического процесса - время и тайминг - однако в самих текстах этот процесс не связан напрямую с концом света. Эта связь проявляется как подтекст и изначально принадлежит именно гностической науке, откуда и исходят идеи алхимии. В сердце гностицизма лежит особое видение конца света. Это течение выработало свой собственный эсхатологический оттенок задолго до того как христианство снабдило гностицизм своим новомодным мифом.

Почти каждая культура на планете, включает в себя миф о катастрофе, обычно о всемирном потопе. Во многих традициях бедствие представлено как падение золотого века; в некоторых оно является божественным наказанием за грехи человечества. Гностицизм представляет собой характерную смесь из персидского зароастизма, иудейской эсхатологии, египетской космологии и греческих философских методов и попытку синтезировать все древние представления о конце света в одно апокалипсическое единство.

Несмотря на то, что под лейблом Гностицизма скрывается невероятное количество различных и порой противоречивых систем верований, все же, среди них вполне возможно найти путь обобщенному виду основной гностической космологии. Основные принципы гностицизма содержат одновременно как доброго так и злого богов, что переворачивает обычное восприятие конца света, предлагая его более изощренную версию.

Во времена создания мира, силами зла, дух Света в виде отдельных искр был заключен в тела людей. Секты гностиков видели свою цель в том, чтобы вернуть индивидуальным искрам возможность воссоединиться со Светом через процесс искупления. Весь этот мир и его история являются работой злого демиурга, иногда называемого Иалдабаоф, выполняющего свою задачу держать человечество как можно дальше от его истинной судьбы – выйти за собственные пределы.

Каждая душа после освобождения отправляется к раздробленному источнику божественного света. Душа возвращает свою искру света обртано в источник, который становится более полным по мере того как все больше душ возвращают свои искры. Постепенно, когда все души вернут свои искры, материальная вселенная, оставшись без света, прекратит свое существование. Этот буквальный «конец света» синтезированный из элементов Египетской, Персидской и Иудейской мифологий можно считать основой для широкого разнообразия гностических традиций, включая и ту новую идею Миссии, пришедшую из иудаизма, которой суждено в течении века с небольшим превратиться в христианство.

В действительности, многие секты гностиков верили, что обладали истинным смыслом учения Христа, однако большинство из них не верило в Иисуса-человека из плоти и крови, страдавшего на кресте. Для гностиков Иисус был божественным посланцем и ангельской фигурой; принимаемый за человека, он был послан чтобы открыть скрытое знание о пути возвращения, пути из этого мира тьмы. В этом смысле, возвращение Христа не относится к физическому миру, но является духовным актом. Воскрешение становится метафорой опыта торжества Духа над смертью, потенциально доступного для каждого.

Настроения гностиков, которые настаивали на необходимости непосредственного и персонального опыта спасения и возвращения к свету, сильно контрастируют с появившейся в то время ортодоксальной позицией, гласившей, что единственным источником духовного авторитета и знания могут быть только апостолы - свидетели воскрешения. Гностики, в свою очередь, повысили градус конфликта, причислив Марию Магдалену, являющуюся, по их мнению, женой Иисуса и сестрой Марты и Лазаря а так же первой свидетельницей воскрешения, к ключевым теоретикам Гностицизма. Как было отмечено ранее, некоторые секты гностиков считали что Иудейский алхимик первого века нашей эры по имени Мария в действительности была Марией Магдаленой. Для многих сект Мария, мать, жена и сестра богочеловека была ни кем иным как Изидой, Королевой небес. Поначалу довольно странно думать о Марии Магдалене как об одной из основательниц алхимии известной как Мария Иудейка. Но, мы помним, что ортодоксальное христианство со временем стало единственным Христианством, и большая часть информации о невероятном интеллектуальном и духовном подъеме первого века была намеренно скрыта. За этим расцветом культуры, однако, лежат идеи гностиков о Конце Света, оставляющие надежду на воссоединение с божественным источником. Не будет большим преувеличением сказать, что ортодоксальное христианство стало политическим институтом обеспечивающим власть над духовной сферой общества.

Следует добавить, что чем больше внимания мы уделяем изучению Евангелий и ранних гностически и алхимических текстов тем сложнее отрицать тот факт, что христианство принадлежит к той же духовной традиции. Только в Евангелиях и других раннехристианских текстах процессы трансформации напрямую связаны с представлениями о конце света (эсхатологией) и представляют неделимое целое. И в этом оригинальном контексте, если мы можем взглянуть на Иисуса Христа как на мага, то не будет большой натяжкой мысль о том, что его жена была алхимиком.

Пер. Артем Лапин

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

алхимия, гностицизм

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"