Перевод

Воспоминание сновидений

Структура сновидения

 
Глава 11 

Воспоминание сновидений

Некоторые пациенты видят сны без труда, и в таких случаях необхо-
 димо выбрать самые подходящие сны для изучения в аналитические часы.
 Избыточное число сновидений может быть даже использовано как защита
 с целью завалить ими аналитика. Знать, когда уместно отложить доступный
 материал сновидений для другого раза — вопрос клинического суждения
 и опыта. Конечно, сны помогают в анализе, но анализ сновидений — это
 не изолированная цель. Компетентный терапевт должен уметь справляться
 с психологическими нарушениями без использования толкования сновиде-
 ний вообще; потому, если пациент не видит снов или сопротивляется рас-
 сказыванию снов, анализ нужно продолжать другими средствами: через
 изучение прошлой психологической истории, изучение текущих конфлик-
 тов в семье, на работе, в общественной жизни, через прояснение явления
 переноса-контрпереноса, изучение взаимодействия с другими в групповой
 психотерапии. Однако, сновидения остаются самым ценным вкладом в пси-
 хоаналитический процесс, потому что (1) они требуют меньше допущений
 для искажения через проекцию комплексов на окружающих людей, и (2)
 их символическая природа спонтанно вовлекает сознательный ум пациен-
 та, а также указывает на глубинные смыслы. Процесс собирания образцов
 сновидений требует, чтобы анализанд запоминал сны, и аналитик тщательно
 изучал фактическое запомненное содержание сна, прежде чем переходить
 к стадии личных, культурных или архетипических амплификаций. Точная
 форма самого сна служит исправлением проекций аналитика или пациента
 на сообщённый сон.


Основные указания для записывания сновидений 

Лучший способ сохранить сновидение — это держать возле постели ка-
 рандаш, бумагу и источник света, так чтобы до них можно было дотянуть-
 ся, не вставая. Затем в момент пробуждения следует задать себе вопрос:
 “Снился ли мне сон?” Помедлите перед ответом. Часто полный сон или даже
 несколько быстро промелькнут в памяти. Сновидения следует немедленно за-
 писать. Дополнительные детали можно добавить потом. Кроме того, полезно
 записывать свои ассоциации к фигурам или событиям, которые появляют-
 ся в сновидениях. Например, если мужчине снится отец, он может записать
 на той же странице: “Отец: 67 лет; был суров в детстве, теперь чувствую бли-
 зость к нему; не люблю его характер” и похожие наблюдения. 

Сновидения следует датировать и хранить в хронологическом порядке,
 чтобы к ним можно было легко обратиться. Иногда полезно почитать о сим-
 волах, которые появляются в сновидениях, таких как кошки, кресты, лошади
 и так далее. 

Подготовленные психотерапевты часто найдут много важных смыслов
 в собственных снах, особенно в сериях сновидений, но в целом не очень хоро-
 шая идея искать конкретный важный смысл в собственных снах, не обсудив
 их с кем-то. 

Гарфилд (Garfield, 1973) описывала свои переживания, ведя дневник сно-
 видений за 25 лет. Происходили различные явления “помех”, включая иска-
 жения в почерке, записывание прямо поверх строк по ночам, ручки, в которых
 кончались чернила и т.д. Поскольку она была сонной, то иногда выбирала бо-
 лее короткие и менее точные слова. Иногда записывание “потока” сновидений
 подталкивало её бросить записывание. Иногда ей снилось, что она записала
 сон. Записывание сновидений само стало темой некоторых снов. 

Даже простое намерение помнить сновидения может улучшить запомина-
 ние сновидений (Reed, 1973). Иногда ручка и блокнот у постели человека,
 который никогда не видит снов, вызывало внезапное запоминание сновиде-
 ний. Валленштейн (Wallenstein, 1971) предлагал использовать будильник,
 а не радиочасы, чтобы обеспечить внезапное, а не постепенное пробуждение.
 Он также предлагал не разговаривать ни с кем четверть часа после пробуж-
 дения — просто спокойно лежать в постели. 

Тарт (Tart, 1965) предсказал, что, в конечном счёте, появятся техники
 воздействия на сновидение, чтобы оно больше не было личным опытом. Он
 предполагал, что возможно обучить субъектов реагировать в разное время
 во время сновидения на сигналы снаружи. Это может оказаться новой стра-
 тегией изучения личных событий (Stoyva and Kamiya, 1960). 

Барбер (Barber, 1969) обнаружил, что и содержание влечения, и логиче-
 ская структура были характерны для снов “сообщавших” по сравнению с “не
 сообщавшими” о сновидениях. Запоминавшие, как оказалось, видели сны
 на 22 минуты дольше, чем не запоминавшие (Antrobus, 1962). Когда не запо-
 минавших просили просто записывать сновидения, они запоминали в среднем
 по 10 снов за месяц (Antrobus, 1962). 

Мейер и коллеги (Meier and associates, 1968) в Цюрихе изучали взрос-
 лого мужчину 45 ночей в лаборатории сновидения. Подавление не объясня-
 ло забытые сны, но такие классические переменные обучения, как новизна,
 интенсивность, объём материала и так далее оказались важны. Чаще всего
 запоминались длинные и напряжённые сны, появляющиеся примерно за час
 до пробуждения; короткие, нейтральные сны более ранней части ночи имеет
 меньшую вероятность запоминания. О похожих открытиях сообщали Триндер
 и Крамер (Trinder and Kramer, 1971), которые также обнаружили, что сны,
 запомненные утром, обычно показательны для снов всей ночи. 

Пользуясь модифицированным тестом словесных ассоциаций Юнга Эмери
(Emery, 1971) установил слова, очевидно, связанные с тревогой, вызванной
 активированными комплексами. Обнаружилось, что индивидуумы, запоми-
 навшие больше снов в течение 2 недель, также могли вспомнить больше снов
 во втором тесте словесных ассоциаций. Список слов для каждого субъекта со-
 ставлялся из слов, изменявшихся между первым прочтением его снов по про-
 буждении и пересказа 2 неделями позже. 

Пытаясь использовать сознательное намерение, чтобы увеличить число
 сновидений, Рехтшаффен и Вердон (Rechtschaffen and Verdone, 1964) пред-
 лагали деньги за увеличение лабораторного REM-времени. Увеличение вре-
 мени было незначительным. Они сообщали, что чем дольше период сна перед
 первым сновидением, тем оно дольше. Попытка запомнить больше сновидений
 может повлиять на сновидения и сновидца. Любое наблюдаемое явление из-
 меняется в процессе наблюдения. Когда субъектов просили проснуться в на-
 значенное время, все успешные субъекты пробуждались после REM-периода,
 и около трети из них сообщали, что видели сон, связанный с соблюдением вре-
 мени или предполагающий конкретное время (Orr and associates, 1968). Это
 схоже с моим опытом в лаборатории сна Мейера в Цюрихе, где я видел сны,
 в котрых пытался изменить (как казалось во сне) физиологические записи,
 чтобы экспериментатор меня разбудил. Диттборн (Dittborn, 1963) научился
 пробуждаться после сновидения, пользуясь магнитофон с закольцованной
 плёнкой, на которой записал слова: “Я проснусь во время сновидения”. В экс-
 периментальные ночи, а также позже, число спонтанных пробуждений уве-
 личилось. В экспериментальные ночи он пробуждался, когда слышал запись,
 даже если фразу о сновидении заменить на нейтральную. После эксперимента
 он сообщал о появлении общей способности запоминать сны. 

Уменьшенный акцент на подавлении 

Один из результатов лабораторных исследований сновидений указывал
 на множество факторов, связанных с забыванием сновидений. Классическое
 психоаналитическое объяснение подавления памяти о явном сновидении из-за
 тревоги, связанной со скрытым сном, следует считать только одним факто-
 ром при забывании снов. Коэн и Вольф (Cohen and Wolfe, 1973) не считали
 подавление достаточно доказанной формулировкой, но психодинамически
 нейтральное отвлечение после сна оказывало тормозящее воздействие на запо-
 минание сновидений. Концепция подавления была сопоставлена с факторами,
 указывающими на когнитивный контроль (Lachmann and associates, 1962). 

Шонбар (Schonbar, 1961) изучал людей выше и ниже медианы запомина-
 ния сновидений в группе из 45 студентов-выпускников. Сновидения, непо-
 средственно предшествующие периоду бодрствования, запоминались лучше.
 Сновидения, пробуждавшие сновидца, содержали больше неприятных аффек-
 тов, чем те сновидения, за которыми следовал период сна. Часто запоминав-
 шие сновидения люди видели больше неприятных снов в период прямо перед
 пробуждением. 

Коэн (Cohen, 1970, 1974a) провели много исследований запоминания сно-
 видений, которое изобразили как результат воздействия физиологических фак-
 торов, экспериментальной методологии и личности. Подавление как простое
 объяснение неспособности запомнить сновидения не считалось достаточным.
 Частота запоминания сновидений, определяемая ранними телефонными звон-
 ками субъектам, хорошо сопоставлялась с их собственными записями о сно-
 видениях, но не с вопросником о частоте запоминания сновидений, выданным
 позже (Cohen, 1968, 1969). Рельефность сновидений (субъективное эмоци-
 ональное воздействие) была выше у запоминавших, чем у не запоминавших
(Cohen and MacNeilage, 1974). Сравнение запоминания сновидений у однояй-
 цовых и двуяйцовых близнецов не подтвердило существование генетического
 фактора в запоминании сновидений, но позволило предположить, что схожие
 факторы окружающей среды согласуются с уровнями запоминания сновидений
(Cohen, 1973b). Мужчины с высокими оценками по шкале “мужественности”
 (Калифорнийский психологический опросник) чаще видели сны с агрессив-
 ным содержанием, чем женщины или мужчины с высокими оценками по шка-
 ле “женственности” (Cohen, 1973a). Интересным открытием было то, что
 “мужественные” субъекты, прежде всего мужчины, чья сексуально-ролевая
 ориентация отличалась от культурного стереотипа, видели больше неприятных
 сновидений, чем те, чьи ролевые ориентации согласовывались с культурными
 ожиданиями. Сексуально-ролевая ориентация, а вовсе не генотип, похоже,
 играет фундаментальную роль в воздействии на содержание сновидений. 

Дальнейшее свидетельство адаптивной функции сновидения следует из от-
 крытия Коэна (Cohen, 1974a), что домашнее запоминание сновидений луч-
 ше по утрам, когда уровни настроения предыдущей ночью более негативны,
 особенно для запоминающих нечасто. Коэн толковал это как подтверждение
 гипотезы рельефности запоминания сновидений, но не как подтверждение
 гипотезы подавления. Схожим образом, нечасто запоминающие сны люди
 скорее всего запоминали сновидения, когда их самоуверенность до засыпания
 была ниже всего (Cohen, 1974b), и это открытие не было подтверждено часто
 запоминающими сновидения людьми. Стрессовые состояния вызывали луч-
 шее запоминание сновидений для часто запоминающих и меньше запоминания
 у нечасто запоминающих, которые могли использовать подавление, согласно
 Коэну (Cohen, 1972a). 

Факторы перед засыпанием 

Мышление до засыпания влияет на содержание сновидения, хотя не уда-
 лось установить, что можно приказать сновидению работать с конкретной
 проблемой, как предполагают некоторые популярные сонники. Сновидения
 27 субъектов оказались сходны с их ассоциациями перед засыпанием во время
 записанного на плёнку гипнагогического периода ассоциации (Baekeland and
 associates, 1968). Стресс перед засыпанием усиливает аффекты в сообщениях
 о сновидениях, и сновидения с аффектами запоминаются лучше всего (Lewis
 and associates, 1974). Стресс не затрагивает частоту запоминания сновидений
 у поле-независимых субъектов, тогда как поле-зависимые субъекты сообщали
 о меньшем числе сновидений в ночь со стрессом перед засыпанием. Уменьше-
 ние частоты запоминания было не просто функцией подавления, как полагали
 авторы, поскольку тревога также мешает вниманию к моменту пробуждения,
 когда запоминание сновидения может быть нарушено. 

Пробуждение 

Гротьян (Grotjahn, 1942) обсуждал процесс пробуждения в терминах эго-пси-
 хологии, представив множество прекрасных феноменологических наблюдений.
 Во время постепенного пробуждения человек мог осознать функциональные
 символы, которые не выдавали содержание ума, а скорее символизировали,
 каким образом функционирует ум. Функциональные символы (термин, взятый
из работы Зильберера) — это примерно то же самое, что Юнг называл само-
репрезентацией психики. Гротьян (Grotjahn, 1942, p. 17) также утверждал, что
“ядро” эго всегда присутствует во время сна, и только его границы меняются
в разные стадии сна, сновидения и пробуждения. Опять-таки, это прекрасное
феноменологическое описание, хотя я бы предпочёл сказать, что меняются неяв-
но присутствующие комплексы, составляющие содержание эго. Само эго в своей
архетипической идентичности не меняется, но его отождествление с различными
эго-образами постоянно изменчиво. Хотя доминирующий образ эго относитель-
но более стабилен, чем другие образы, он также находится в состоянии постоян-
ного метаболизма, при бодрствовании или во сне, под давлением индивидуации
центрального архетипа. Гротьян (Grotjahn, 1942) обсуждал несколько интерес-
ных сновидений, в которых образ эго осознавал, что он во сне, хотя могли быть
сомнения, и возможно было пробуждение. Пробуждение может быть вызвано
тревогой в сновидении, и образ эго мог (как в моём лабораторном сне в Цюрихе)
вызвать деятельность, приводящую к пробуждению. 

Есть разные советы по методам пробуждения, лучше всего подходящим
 для сохранения памяти о сновидении. Экспериментально постепенное про-
 буждение привело к лучшему запоминанию сновидений, чем, когда субъектов
 пробуждали внезапно (Shapiro and associates, 1953), но это открытие не со-
 гласуется с сообщением Валленштейна (Wallenstein, 1971) о его собственном
 опыте. Однако, клинически невозможно обобщение при текущем состоянии
 знаний. Возможно, простое изменение обычного способа пробуждения паци-
 ента улучшит запоминание сновидений.


Регрессия 

Калшед (Kalsched, 1972) обнаружил, что субъекты с высокими оценка-
 ми по шкале “адаптивной регрессии” запоминали больше сновидений. Кроме
 того, их сновидения были значительно дольше и содержали больше странного,
 необъяснимого и нелогичного материала. Более раннее исследование в том же
 направлении (Zucker, 1958) показало, что госпитализированные параноидаль-
 ные шизофреники имеют меньше устойчивых границ эго, но также меньше
 материала первичного процесса в продуктах бессознательного, тогда как па-
 раноидальные шизофреники, живущие за пределами больницы, имели более
 крепкие границы эго, но также создавали больше материала первичного про-
 цесса и странного материала. Эти находки кажутся связанными с проблемами
 креативности, когда творческий человек нуждается в доступе к бессознатель-
 ному материалу наряду с силой эго, достаточной, чтобы выдержать бессозна-
 тельное давление и сплести его в сознательную форму. Такие находки также
 предполагают, что в большинстве случаев бессознательное давление сновиде-
 ния может соответствовать способности эго выносить стресс, под контролем
 процесса центрального архетипа. Компенсаторная деятельность процесса сно-
 видения, таким образом, свидетельствуется в другой форме. 

Аффект 

Предполагалось, что NREM-сон укрепляет удерживание неэмоциональ-
 ного материала, и REM-сон связан с материалом, имеющим аффективные
 компоненты (Grieser and associates, 1972). Часто запоминающие сновидения
 люди склонны видеть аффективно заряженные сны (Schonbar, 1961). Пу-
 гающие сны, похоже, запоминаются легче (Desroches and Kaiman, 1964).
 Субъекты, запоминающие сны, обычно видят сны с большим субъективным
 воздействием (рельефностью), согласно Коэну и МакНиледжу (Cohen and
 MacNeilage, 1974). 

Длительный сон 

Очевидно, длительный сон может увеличивать запоминание сновидений
(Taub, 1970a, 1970b). Это может быть связано с тем, что остаётся больше
 времени на повторение REM-цикла в длительных периодах сна, но здесь дей-
 ствуют и другие факторы. Клинически пациенты иногда, похоже, видят сны
 более продолжительное время прямо перед улучшением или, когда происхо-
 дит приспособление к новому эмоциональному стрессу. Возможно, что такой
 длительный сон служит для переработки комплексов благодаря большему
 времени сновидения. 

Воздействие контекста на сновидения 

Место и ситуация, в которых сновидец спит, похоже, влияют на содержа-
 ние сновидений. Вейц и Фоулкс (Weisz and Foulkes, 1968) обнаружили, что
 сны, приснившиеся дома, содержат больше вербальной агрессии и психической
 агрессии, чем сны, собранные в лабораторной обстановке. Не было разницы
 в доле запоминания, средней длине слова и оценках сновидений по шкалам
 яркой фантазии, неприятности, активного участия и пола. Изучая сны, полу-
 ченные в лаборатории, Холл (Hall, 1967) обнаружил, что 14.2% из 559 ла-
 бораторных снов содержали некоторый аспект экспериментальной ситуации.
 Однако, если считать только сны под значительным влиянием, то процент
 падает до 6.2%. Что интересно, эффектов адаптации он не обнаружил. 

Человек или группа, которым рассказывается сон, могут влиять на форму
 сообщённого сна (Whitman and associates, 1963; Winich and Holt, 1962), что
 делает особенно важным изучение сновидения таким образом, чтобы выя-
 вить наиболее надёжную форму запомненного сновидения. Пол интервьюве-
 ра может влиять на сообщённые сны (Ritter, 1963). Ожидание способности
 запоминать может иметь больше воздействия на NREM-запоминание, чем
 на запоминание сновидений (Herman, 1971). Техника вопросника по изучению
 запоминания сновидений, похоже, даёт надёжную оценку частоты, но оцен-
 ки нарушения сна больше подвержены влиянию формы вопроса (Howard and 

Orlinsky, 1965). 

Телесные эффекты 

Популярное убеждение принимает теорию телесных влияний на снови-
 дения. Плохой сон иногда связывают “с тем, что я съел”. Повторяющие-
 ся сны, часто об искажении размера тела, могут сопровождать лихорадку.
 Существует мало экспериментальной литературы в области телесных эф-
 фектов в сновидении, хотя изменения мозга, например, префронтальная
 лоботомия, могут влиять на запоминание сновидений, даже когда субъек-
 ты пробуждаются от REM-периодов (Jus and associates, 1972). Шелдрейк
 и Кормак (Sheldrake and Cormack, 1974) изучали запоминание сновидений
 у конвергентов и дивергентов: конвергентами были люди с высоким IQ,
но относительно низкими оценками в тестах, требующих работы воображе-
 ния; дивергентами были люди противоположной тестовой конфигурации.
 У субъектов-женщин было отмечено интересное открытие: кривая запоми-
 нания сновидений у конвергентов соответствовала кривой выделения проге-
 стерона, а кривая дивергентов соответствовала кривой выделения эстрогена.
 Предположение о физиологическом влиянии на запоминание сновидений
 требует дальнейшего изучения. 

Память 

Следовало ожидать, что память окажется значимым фактором при запоми-
 нании сновидений. Способность к визуальной образности может вносить свой
 вклад и в форму сновидения, и в способность сновидца запоминать (Iliscock
 and Cohen, 1973). В одном исследовании переменные памяти (лучшая память
 к визуальным стимулам) отличали тех, кто запоминал сновидения, от тех,
 кто не запоминал (Cory and associates, 1975). Проблемы укрепления памяти,
 по мнению Джиора (Giora, 1973), лучше объясняют забывание сновидений,
 чем такие психодинамические факторы, как подавление. 

Личность 

Личностные факторы могут влиять на запоминание сновидений, несмотря
 на некоторые исследования обратного. Само решение запоминать сновидения
 может иметь важнейшее значение. Некоторые люди, не запоминавшие сновиде-
 ния, когда их просили записывать сны, начинали запоминать их лучше (Domhoff
 and Gerson, 1967). Если таких легко преобразившихся людей, не запоминавших
 сны, относили к одной из групп до измерения личности, способность запомина-
 ния сновидений и личностные факторы были связаны более последовательно.
 “Позитивное отношение к сновидениям” или вера в их осмысленность потому
 могут быть главным фактором, влияющим на способность запоминать (Cohen,
 1974d). Госпитализированные хронические шизофреники были способны запо-
 минать сновидения так же хорошо, как пациенты с острой шизофренией (Chang,
1964), хотя у хронических пациентов сны были короче и чаще касались чле-
 нов семьи. Факторы, влияющие на говорение во сне, похоже, согласовывались
 со способностью запоминать сновидения (MacNeilage and assocaites, 1972).
 В будущих исследованиях может быть полезно различать между разными ти-
 пами людей, не запоминающих сны (Lewis and associates, 1966). 

Ричлак и Брамс (Rychlak and Brams, 1963) связывали темы сновидений
 с переменными личности. Их субъекты, видевшие во сне приятные меж-
 личностные отношения, были социально интровертными, что предполагает
 компенсаторную функцию их сновидений. Бекеленд и Ласки (Baekeland and
 Lasky, 1968) сообщали, что запоминавшие сновидения склонны быть по-
 ле-независимыми. Сравнивая сообщавших и не сообщавших о сновидениях,
 Пурьер (Puryear, 1963) обнаружил, что сообщавшие о сновидениях склонны
 к откровенности, проявляют больше экспрессии и меньшую силу эго, а так-
 же склонны к задумчивости и размышлениям. Тарт (Tart, 1962) рассмотрел
 три исследования, связывающих запоминание сновидений с результатами
 психологических тестов. Связь запоминания сновидений с тревогой была
 положительной, с подавлением или торможением — отрицательной, с силой
 эго — отрицательной. Не было никакой связи с неврозом или неприспосо-
 бленностью. Тарт комментировал, что некоторые измерения “тревоги” лучше
 считать склонностью к интроспекции и задумчивости. 

У поле-зависимых субъектов сновидения сообщались более часто в стрес-
 совые ночи (Goodenough and associates, 1974), но это могло быть связано
 с вмешательством стресса в укрепление памяти после пробуждения. Не было
 обнаружено связи между экстраверсией-интроверсией и неврозом (личност-
 ный тест Айзенка) и сообщённой частотой сновидений (Farley and associates,
1971). Женщины сообщали о немного большей частоте запоминания сновиде-
 ний, чем мужчины. Сравнение сообщавших и не сообщавших о сновидениях
 со шкалами A, R и ES MMPI не показали никакой связи (Robbins and Tanck,
1971), хотя число сообщённых снов было небольшим. Редферинг и Келлер
(Redfering and Keller, 1974) не обнаружили никакой связи между запомина-
нием сновидений и баллами MMPI. 

Боун (Bone, 1968) предупреждал, что будущие исследования запоминания
 сновидений должны учитывать пол сновидца, поскольку в его исследовании
 экстраверсия (по шкале Айзенка) коррелировала с запоминанием у женщин
(p— 0.05), но не у мужчин, хотя групповые баллы были незначительными.
Коэн (Cohen, 1972a) сообщал, что общее время сна предсказывало запоми-
нание сновидений только у мужчин; результаты у женщин были в том же на-
правлении, но недостаточно значительные. 

Запоминание сновидений в клинической практике 

Хотя Фрейда часто цитируют в поддержку аргумента о том, что подавле-
 ние — это единственная причина забывания сновидений (Nagara, 1969, p.
70), сам Фрейд признавал возможность других причин (SE6). 

Другие факторы, кроме подавления, включают классические психологиче-
 ские концепции, такие как время, доступное для закрепления памяти, близость
 закрепления к концу сновидения, особенности сна и ситуация после пробуж-
 дения (Wolpert, 1972). Пробуждение от REM-периода может укреплять па-
 мять (Baekeland and Lasky, 1968). В клинической практике есть многие другие
 факторы, влияющие на то, сообщается ли сон (Klauber, 1967), и не последний
 из них — это сознательное удержание из-за искажений переноса. 

Наш обзор экспериментальной литературы, связанной с запоминанием
 сновидений, ведёт к важному клиническому пониманию: не следует предпола-
 гать подавление в тех случаях, когда сны не запоминаются, поскольку главные
 факторы — это тип сна, мотивация к запоминанию и помехи для запоминания
(Cohen, 1974b). Иллюзия пробуждения может даже помешать запоминанию
 сна (Calef, 1972). И сновидения, и материал фантазий, похоже, отражают
 постоянный, непрерывный поток подпороговой работы воображения, которая
 лежит в основе повседневного восприятия мира (Cartwright, 1966). 

В клиническом использовании сновидений статистические корреляции черт
 личности, связанных с забыванием сновидений, имеют небольшую ценность.
 Индивидуальная или групповая работа с людьми предполагает, что, если сны
 появляются, они могут быть использованы, хотя любой компетентный терапевт
 должен уметь продолжать анализ и без использования сновидений вообще. Из-
 менения частоты сновидения часто имеют психодинамический смысл, например,
 когда человек, якобы не видящий снов, внезапно начинает вспоминать сны,
 или же постоянно видящий сны сталкивается с их отсутствием или забыванием. 

Техники, способствующие сновидению 

Некоторые техники иногда способствуют выявлению сновидений у анали-
 зандов, которые обычно не сообщают о сновидениях.


1.     Ведите запись снов, дневник. 

2.     Намеревайтесь запоминать сон. Примите решение запоминать сны, даже
 когда вы в сонливости или, когда сон кажется бессмысленным на первый взгляд. 

3.     Держите приборы для письма или магнитофон у кровати, чтобы не тре-
 бовалось совершать много движений для записи. 

4.     По первому пробуждению тихо лежите в постели с закрытыми глазами
 хотя бы 10 минут, если сон не вспоминается сразу. Часто сон внезапно появ-
 ляется в памяти. 

5.     Держите ручку или карандаш при себе весь день, поскольку события
 могут стимулировать воспоминание забытого сна. 

Сны следует записывать как можно более детально, поскольку кажущие-
 ся незначительными вариации могут изменить символический смысл образов
 сновидения. 

Ссылки 

Amann A.: The dream as a diagnostic and therapeutic factor,
в Wheelwright J. B. (ed): The Reality of the Psyche. New York, Putnam, 1968. 

Antrobus J. S.: Patterns of dreaming and dream recall. Докторская диссер-
тация, Columbia University, 1962; краткое изложение в Psychol. Abst. Intern.
38:829, 1963. 

Antrobus J. S., Dement W., Fisher C.: Patterns of dreaming and dream recall:
 An EEG study. J. Abnorm. Soc. Psychol.
69:341—344, 1964. 

Baekeland F., Lasky R.: The morning recall of rapid eye movement period
 reports given earlier in the night. J. Nerv. Ment. Dis.
147:570—579, 1968. 

Baekeland F., Resch R., Katz D.: Presleep mentation and dream reports. Arch. 

Gen. Psychiatry 19:300-311, 1968. 

Barber B.: Factors underlying individual differences in rate of dream reporting.
Докторская диссертация, Yeshiva University, 1969. 

Bone R. N.: Extraversion, neuroticism and dream recall. Psychol. Rep. 23:922, 1968. 

Calef V.: I am awake: Insomnia or dream?, Psychoanal. Q. 41:161-171, 1972. 

Cartwright R. D.: Dream and drug-induced fantasy behavior. Arch. Gen.
 Psychiatry
15:7-15, 1966. 

Cartwright R. D.: The influence of a conscious wish on dreams: A
 methodological study of dream meaning and function
. J. Abnorm. Psychol.
83:387-393, 1974.


Chang S. C.: Dream-recall and themes of hospitalized schizophrenics. Arch.
 Gen. Psychiatry
10:119-122, 1964. 

Cohen D. B.: Relation to anxiety level and defense style to frequency of dream
 recall estimated by different methods
. Psychophysiology 5:224, 1968. 

Cohen D. B.: Frequency of dream estimated by three methods and related to
 defense preference and anxiety
. J. Consult. Clin. Psychol. 33:661-667, 1969. 

Cohen D. B.: Current research on the frequency of dream recall. Psychol. Bull.
73:433-440, 1970. 

Cohen D. B.: Presleep experience and home dream reporting: An exploratory
 study
. J. Consult. Clin. Psychol. 38:122-128, 1972a. 

Cohen D. B.: Dream recall and total sleep time. Percept. Mot. Skills 34:456-
458, 1972b. 

Cohen D. B.: Sex role orientation and dream recall. J. Abnorm. Psychol.
82:246-252, 1973a. 

Cohen D. B.: A comparison of genetic and social contributions to dream recall
 frequency
. J. Abnorm. Psychol. 82:368-371, 1973b. 

Cohen D. B.: Toward a theory of dream recall. Psychol. Bull. 81:138-154, 1974a. 

Cohen D. B.: Presleep mood and dream recall. J. Abnorm. Psychol. 83:45-51,
1974b. 

Cohen D. B.: Effect of personality and presleep mood on dream recall.
J. Abnorm. Psychol. 83:151-156, 1974c. 

Cohen D. B.: To sleep, perchance to recall a dream: Repression is not the demon
 who conceals and hoards our forgotten dreams
. Psychology Today 7:50-54,
1974d. 

Cohen D. B., MacNeilage P.F.: A test of the salience hypothesis of dream
 recall
. J. Consult. Clin. Psychol. 42:699-703, 1974. 

Cohen D. B., Wolfe G.: Dream recall and repression: Evidence for an
 alternative hypothesis
. J. Consult. Clin. Psychol. 41:349-355, 1973. 

Cory T., Ormiston D. W., Simmel E., et al: Predicting frequency of dream
 recall
. J. Abnorm. Psychol. 84:261-266, 1975. 

Desroches H. F., Kaiman B. D.: The relationship between dream recall and
 symptoms of emotional instability
. J. Clin. Psychol. 20:350-352, 1964. 

Dittborn J. M.: Experimental recollections of dreams. J. Psychol. 55:39-41,
1963. 

Domhoff B., Gerson A.: Replication and critique of three studies on personality
 correlates of dream recall
. J. Consult. Psychol. 31:431, 1967.


Emery M. P.: The differential assimilation of dream content into waking
 consciousness
. Докторская диссертация, Columbia University, 1971; краткое
изложение в Diss. Abst. Intern. 32:3632B. 

Farley F, H., Schmuller J., Fischback T. J.: Dream recall and individual
 differences. Percept. Mot. Skills
33:379—384, 1971. 

Garfield P. L.: Keeping a longitudinal dream record. Psychotherapy: Theory,
 Research and Practice.
10:223—228, 1973. 

Giora Z.: Dream recall: Facts and perspectives. Compr. Psychiatry 14:159—
167, 1973. 

Goodenough D. R., Witkin H. A., Lewis H. B. et al: Repression, interference,
 and field dependence as factors in dream forgetting
. J. Abnorm. Psychol. 83:32—
44, 1974. 

Grieser C., Greenberg R., Harrison R. H.: The adaptive function of sleep:
 The differential effects of sleep and dreaming on recall
. J. Abnorm. Psychol.
80:280-286, 1972. 

Grotjahn M.: The process of awakening: Contribution to ego psychology and
 the problem of sleep and dream
. Psychoanal. Rev. 29:1-19, 1942. 

Hall C. S.: Representation of the laboratory setting in dreams. J. Nerv. Ment.
 Dis.
144:198-206, 1967. 

Herman J. H.: Social variables influencing dream recall. Докторская дис-
сертация, Yeshiva University, 1971; краткое изложение в Diss. Abst. Intern.
32:6031-6032, 1972. 

Hiscock M., Cohen D. B.: Visual imagery and dream recall. J. Res. Pers.
7:179-188, 1973. 

Howard K. I., Orlinsky D. E.: Effects of suggested time perspective and order
 of presentation on responses to questions about dreaming
. Percept. Mot. Skills
20:223-227, 1965. 

Jus A., Jus K., Villeneuve A., et al: Absence of dream recall in lobotomized
 patients
. Lancet 1:955-956, 1972. 

Kalsched D. E.: Adaptive regression and primary process in dream reports.
Докторская диссертация, Fordham University, 1472. 

Klauber J.: On the significance of reporting dreams in psycho- analysis. Int.
 J. Psychoanal.
48:424-432, 1967. 

Lachmann F. M., Lapkin B., Handelman N. S.: The recall of dreams: Its
 relation to repression and cognitive control
. J. Abnorm. Soc. Psychol. 64:160-
162, 1962.


Lewis H. B., Goodenough D. R., Shapiro A., et al: Individual differences in
 dream recall. J. Abnorm. Psychol.
71:52—59, 1966. 

Lewis H. B., Koulack D., Cohen H.: Repression, interference, and field
 dependence as factors in dream forgetting.
J. Abnorm. Psychol. 83:32—47, 1974. 

MacNeilage P.F., Cohen D. B., MacNeilage L.A.: Subject’s estimation of
 sleep- talking propensity and dream- recall frequency
. J. Consult. Clin. Psychol.
39:341, 1972. 

Meier C. A., Ruef H., Ziegler A.: Forgetting of dreams in the laboratory.
Percept. Mot. Skills 26:551-557, 1968. 

Nagara H. (ed): Basic Psychoanalytic Concepts on Theory of Dreams. New
York, Basic Books, 1969. 

Orr W. F., Dozier J. E., Green L., et al: Self-induced waking: Changes in
 dreams and sleep patterns
. Compr. Psychiatry 9:499-506, 1968. 

Puryear H. B.: Personality characteristics of reporters and nonreporters of
 dreams
. Докторская диссертация, University of North Carolina at Chapel Hill,
1963; краткое изложение в Diss. Abst. Intern. 24:3425, 1964. 

Rechtschaffen A., Verdone P.: Amount of dreaming: Effect of incentive,
 adaptation to laboratory, and individual differences
. Percept. Mot. Skills 19:947-
958, 1964. 

Redfering D. L., Keller J.: Comparison between dream reporters and low repor-
 ters as measured by MMPI
. Social Behavior and Personality 2:201-203, 1974. 

Reed H.: Learning to remember dreams. J. Humanis. Psychol. 13:33-48,
1973. 

Ritter W. P.: Verbal conditioning and the recalled content of dreams. Доктор-
ская диссертация, Columbia University, 1963; краткое изложение в Diss. Abst.
 Intern.
24:3840, 1964. 

Robbins P. R., Tanck R. H.: MMPI scales and dream recall: A failure to
 confirm
. Percept. Mot. Skills 33:473-474, 1971. 

Rychlak J. F., Brams J. M.: Personality dimensions in recalled dream content

Journal of Projective Techniques and Personality Assessment 27:226-234, 1963. 

Schonbar R. A.: Temporal and emotional factors in the selective recall of
 dreams
. J. Consult. Psychol. 25:67-73, 1961. 

Shapiro A., Goodenough D. R., Gryler R. B.: Dream recall as a function of
 method awakening
. Psychosom. Med. 25:174-180, 1963. 

Skeldrake P., Cormack M.: Dream recall and the menstrual cycle

J. Psychosom. Res. 18:347-350, 1974.


Stoyva J., Kamiya J.: Electrophysiological studies of dreaming as the protype of
 a new strategy in the study of consciousness. Psychol. Rev.
75:192—205, 1960. 

Tart C. T.: Frequency of dream recall and some personality measures

J. Consult. Psychol. 26:467-470, 1962. 

Tart C. T.: Toward the experimental control of dreaming: A review of the litera-
 ture
. Psychol. Bull. 64:81-91, 1965. 

Taub J. M.: Dream recall and content following extended sleep. Percept. Mot. 

Skills 30:987-990, 1970a. 

Taub J. M.: Dream recall and content following various durations of sleep

Psychonom. Sci. 18:82, 1970b. 

Trindler J., Kramer M.: Dream recall. Am. J. Psychiatry 128:296-301, 1971. 

Wallenstein H. G.: A method for recalling dreams. Am. J. Psychiatry
127:1421-1422, 1971. 

Weisz R., Foulkes D.: A comparison of home and laboratory dreams collected
 under uniform sampling conditions
. Psychophysiology 5:220, 1968. 

Whitman R. M., Kramer M., Baldridge B.: Which dream does the patient
 tell?
, Arch. Gen. Psychiatry 8:277-282, 1963. 

Winick C., Holt H.: Differential recall of the dream as a function of audience
 perception
. Psychoanal. Rev. 49:53-62, 1962. 

Wolpert E. A.: Two classes of factors affecting dream recall. J. Am. Psychoanal. 

Assoc. 20:45-58, 1972. 

Zucker L. J.: Ego Structure in Paranoid Schizophrenia. Springfield, 111, Charles
C Thomas, 
юнгианство, сновидения

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"