Перевод

Введение

ГИМНЫ КАЛИ. КОЛЕСО БОЖЕСТВЕННЫХ ЭНЕРГИЙ

 
Введение 

Школа Крама известна под названиями Махартха, «абсолют-
ный Смысл», Маханая, Атиная, Атимарга, высшее учение или
высший путь, а также Девиная и Калиная по причине важности,
которую она придает богине Кали, божественной энергии. Дан-
ная школа была очень известна в прошлом и восходит, вероятно,
к VI в.н. э. Д-р К. С. Пандей[1] указывает приблизительно на конец
VI — начало VII вв., т.е. на время, когда жил основатель этой шко-
лы Шивананданатха. Школа процветала еще несколько столетий. 

К числу священных текстов школы принадлежат такие агамы,
 как «Крамасадбхава»[2], «Крамасиддхи»[3] и «Тантрараджа»[4], сутры,
«Крамасутры», на которые указывает Кшемараджа[5], трактаты,
«Крамодая»[6], «Шардхашатика»[7]. Большинство этих текстов было
утрачено, и до нас дошли только отрывки, цитированные авторами
и комментаторами последующего времени, а значит, данные отрывки
надо тщательно собирать. 

«Махартхаманджари» Махешварананды позволяет воссоздать
очень изысканную атмосферу «Крамасиддхи» и «Крамасадбхавы»:
она содержит очень обдуманное изложение ступеней Сознания, в его
пятиричном проявлении творения, постоянства, поглощения, неопи-
суемого состояния и Сияния, также как показывает их соответствие
с различными видами деятельности совершенных существ (сиддха)
по отношению ко внешнему миру, процессу познания, сексуально-
му союзу, обожествленной энергии и, наконец, к Шиве[8]. Упомянем
также «Ватупанатха-сутры»[9], чьи тринадцать откровений (катха)
прямо связаны с Махартхой и, согласно их комментатору Ананта-
шактипаде, восходят к древнему наставнику этой школы[10]

Живший в X в. Абхинавагупта интересовался Крамой, как и дру-
гими учениями кашмирского шиваизма, Трикой, Кулой и Пратьяб-
 хиджной
. В своей «Парьянтапанчашике» в нескольких стихах он
дает ясное описание учения Крамы (шлоки 22—29) и в 4-й главе
своего произведения «Тантралока» ведет долгие рассуждения о ней.
Что касается его ученика Кшемараджи, то он, кажется, отдает пред-
почтение Краме- Махартхе, которую упоминает в начале своего
комментария на «Спандакарику»[11] и в своем сочинении «Пратьяб-
хиджняхридая». В этом тексте Кшемараджа, несмотря на влияние
Пратьябхиджни, уделяет внимание важным аспектам учения Ма-
 хартхи
[12]. Наконец, живший, вероятно, в XII в. Джаяратха написал
комментарий на «Тантралоку», называемый вивека; именно здесь
содержатся два гимна в честь Кали, «Панчашатика» и «Крамасто-
тра». Отсылая к общему изложению учения Крамы к моему введе-
нию в «Махартхаманджари», где можно ознакомиться с переводом
нескольких отрывков из древних текстов Крамы, я ставлю своей
целью изучение природы Кали (во мн. ч.) и их культа, поскольку
небольшое число дошедших до нас текстов в особенности касаются
этой темы. Кали суть божественные энергии, проявленные в этом
мире и воспринимаемые в их полном развертывании по отношению
ко времени. А значит, они покрывают все формы сознания и обра-
зуют полную систему, систему абсолютного Сознания. 

Вероятно, культ кали (во мн. ч.) был общим для различных школ
кашмирского шиваизма, Трики, Каулы и Крамы. Согласно пандиту
Харабхатте Шастри, данный культ появляется с Трьямбакой, если
говорить о Трике и на протяжении столетий обретает растущее зна-
чение. Однако поскольку почти все тексты школы Крамы были,
как мы говорили, к сожалению утрачены, для знакомства с ней нам
следует обратиться к Абхинавагупте, также как и к Джаяратхе, чей
комментарий направлен на то, чтобы показать, что Абхинавагупта
верно следовал двум старинным текстам: «Крама-стотре» и «Пан-
чашатике»[13]

Понятен интерес, который Абхинавагупта испытывал к кали-
 пудже
, так как это перенесенное вовнутрь почитание происходит
от внешнего культа и практик. Оно имеет место каждый миг, в самой
сердцевине жизни, составляя единое целое с нашей многообразной
деятельностью для достижения излучения всех наших энергий, само-
произвольно распространяющихся в их безграничной плодовитости.
Абхинавагупта написал «Крамакели», почти целиком утраченную,
с комментарием на старинную «Крамастотру», и составил свою соб-
ственную «Крамастотру», дошедшую до нас целиком. 

Стало быть, мы представим здесь, помимо многочисленных
 коротких отрывков по ходу нашего исследования, четыре гимна:
 «Шрикаликастотра» Шивананды, сохранившиеся фрагменты древ-
 ней «Крамастотры» и «Панчашатики» и «Крамастотру» Абхина-
 вагупты; наконец, фрагменты «Тантралоки», 278 стихов которой
 посвящены колесу энергий и двенадцати кали. Эти стихи вместе
с комментарием Джаяратхи, предоставившего ценные пояснения
на эту тему, будут помещены в последнюю главу этой книги, озаглав-
ленную «Анализ Кали». Эти различные тексты и работы собраны
здесь и переведены в первый раз, за исключением «Шрикаликастот-
ры», несколько стихов из которой процитированы Джаяратхой в его
комментарии. Эта стотра из манускрипта, принадлежащего Свами
Лакшману Брахмачарину, и данный манускрипт до сих пор никогда
не публиковался. 

Древняя «Крамастотра», обычно называемая «Крамабхатта
 ракой»[14], поскольку она проиллюстрирована, имеет несколько ком-
ментариев[15], среди прочих «Крамакели» Абхинавагупты, где мы
обнаруживаем нарисованной схему истории учения Крамы. Джа-
яратха отвергает теорию, согласно которой «Крамастотра» якобы
имеет своим источником «Крамасадбхаву»[16], где почитаются сем-
надцать богинь в неописуемом круге энергий, и для подтверждения
этого цитирует два стиха из этой агамы[17]. Нам неизвестно множе-
ство стихов «Крамастотры»; уже во времена нашего комментатора
оно представляло спорный вопрос. В нашем распоряжении только
дюжина, связанная с двенадцатью кали. Также, что касается «Пан-
чашатики», эти строфы также дошли в виде двенадцати или тринад
цати шлок. 

«Панчашатика», или «Девипанчашатика», была известна Сома-
 нанде[18], а значит, она также является, вероятно, очень древним тек-
стом. «Панчашатика» не отличается от «Крамастотры» ни в том, как
представляет кали, ни в порядке их появления, если не считать, что
допускает тринадцатую кали вместо двенадцати в «Крамастотре». 

«Крамастотра» Абхинавагупты была опубликована д-ром
 К. С. Пандеем в приложении ко второму изданию его «Абхинава-
 гупты»[19], но я следовала более лучшему манускрипту, принадлежа-
щему Свами Лакшманджу. 

Сначала необходимо собрать некоторые разрозненные сведения,
 касающиеся линии наставников учения Крамы. «Панчашатика» про-
 слеживает эту линию вплоть до Нишкриянанды и называет имена их
 жен: для первого Джнянадипти, затем идут Видьянанда с супругой
 Рактой, Шактьянанда с Маханандой, Шивананда с Самаей[20]. За-
метим, что в этих именах учителей акцент делается на слове ананда,
блаженство. 

Нишкриянанда появляется в комментарии Ананташактипады
 на 3-ю сутру из «Ватуланатха-сутр»; наставник автора этого про-
 изведения, а именно Ватуланатха[21], имел своим гуру Гандхамадану.
Ананташактипада уточняет, что Нишкриянанда открыл Ватуланатхе
способ проникновения в великую пустоту при помощи трения двух
дыханий, вдоха и выдоха, на манер дощечек, служащих для добы-
вания огня, или вертикального дыхания (удана). 

Если нам ничего неизвестно о древних учителях, то напротив,
 мы находим в сохранившихся фрагментах «Крамакели»[22] Абхина-
вагупты некоторые подробности о Шивананде, который придал
новый толчок развитию учения в конце VII в. Джаяратха упоми-
нает этот текст с целью показать, что если Калиная насчитывала
отличное число кали согласно трактатам, так это потому, что это
зависело от учителей, восходящих к различным линиям: первый, до-
стопочтенный Сугхрита, прозванный Говиндараджей, второй, Шри
Бханука, и третий, Эрака, получили знание учения в его первона-
чальной версии из Кашмира (Уттарапитхи) от трех достопочтенных
женщин (питхешвари): Кеюравати, называемой также Какара,
Аники и Кальяники, которые сами были обязаны их инициацией
милости Шивананды. 

Как только Говиндараджа вступил во владение учением, он
 озаботился тем, что ему осталось сделать. Полностью поглощен-
 ный в это учение на протяжении своей жизни, он не пытался сде-
 лать ничего другого, кроме как преподать представления о высшем
 Сознании (виджняна) тем, кто этого достоин. В миг оставления
собственного тела Говиндараджа передал учение самому важному
из своих учеников, Сомананде, парамагуру [23] Абхинавагупты. Вто-
рой поступил также. Его непрерывающаяся линия включала много-
численных учителей, среди них Уджджату и Удбхатту[24]. «Если я смог
ныне преподать учение Крама, то этим, — утверждает Абхинава-
гупта, — я обязан их милости». Что касается Эраки, вместо того,
чтобы посвящать учеников, как два предшествующих наставника,
он стремился обрести сверхъестественные силы, но позже раскаялся
в этом «Зачем наслаждения, — говорит он себе, — я совершил вели-
кую ошибку; почему я не делал, как мои товарищи- брахмачарины,
которые на протяжении своей жизни посвящали себя исключительно
тому, что спасали обратившихся к ним людей». Отсюда написанные
им стихи: «даже на стадии вечного Шивы великая и грозная Кали
принимает свою роль разрушительницы, хмуря брови пугающим
и яростным образом. Но если, признав ее, восходишь к высшему
Существованию — Богине, сдавливающей Время 1, то утвержда-
ешься в нем силой. Теперь, когда это мистическое учение проникло
в мое сердце, я буду являть милость невеждам, излагая его в гимне». 

Лакшманагупта, выдающийся наставник Абхинавагупты, позна-
 комивший его со всеми шиваитскими учениями, среди прочих Три-
 кой
и Пратьябхиджней, также передал ему знание учения Крамы.
Что касается Калинаи [25], то Абхинавагупта имел своим наставником
Бхутираджу, преподавшему ему также брахмавидью, науку, которая
приводит к Брахману в миг смерти[26]

В продолжении своего комментария [27] Джаяратха упоминает дру-
гих древних учителей Калинаи, таких как Храсванатха, Бходжарад-
жа и Сомараджа, к линии которых он принадлежал. Он сообщает
несколько подробностей о первом, когда речь заходит о числе уче-
ников Шри Кеюравати, великого мистика-женщины, которую вос-
певает в прекрасном стихе[28]. Кроме этих троих учеников, Говинды,
Бхануки и Эраки, у нее также был, по его словам, четвертый — На-
вераканатха и еще Храсванатха[29]. У этого последнего было несколь-
ко учеников, из которых Бходжараджа, шестой, был парамагуру
Сомараджи, поскольку тот написал посвященную линии учениче-
 ской преемственности работу, прославляя в одной строфе наряду
 с Ваманабхану своего собственного гуру Бходжараджу[30]. Согласно
стиху, между Кеюравати и Чакрабхану насчитывалось шестнадцать
поколений учителей и учеников[31]

Затем Джаяратха указывает, что он получил от своего наставни-
ка учение Крамы, по непрерывающейся линии восходящее к Говин-
дарадже[32]. Затем он ведет речь о числе кали (во мн. ч.), почитаемых
в неописуемом колесе энергий (анакхьячакра). Его комментарий
содержит несколько стихов из «Шрикаликастотры»[33] Шиванан-
данатхи, парамагуру [34] Говинды и других наставников. И случайно,
упоминая известный отрывок из утраченной агамы, где тайные энер-
гии принимают облик богинь, Джаяратха уточняет, что Шивананда
получил в начале благословение этих богинь в Ассаме (Камарупа),
и цитирует при этом 16-ю строфу из «Шрикаликастотры». 

В работе «Abhinavagupta» в «Historical and Philosophical Study» (Varanasi, 1963. Р. 466),
 чья 6-я глава посвящена этому учению. См. также мое введение в книге: Maharthamanjari de
 Mahesvarananda. Р.11, 16—20.Maharthamanjan. P. 88, 97, 101, 108, коммент. на шлоку 39, а также: Maharthamanjan de
 Mahesvarananda Р. 204; Tantraloka IV. Р. 172, 190; XII. 105—107.Maharthamanjari, коммент. на шлоки 36—39. Р. 89, 97, 101, 109. Trad. P. 125.Tantraloka IV. Р. 189.Чтобы обозначить позу крамамудра, см.: Silburn L. Hymnes aux Kali, la roue des energies divines.
 Paris: Institut de civilization indienne, 1975. P. 15, 81. Maharthamanjari de Mahesvarananda, ком-
 мент. на шлоку 62 и Pratyabhijnahrdaya, коммент. на шлоку 19.Maharthamanjari. P. 50, 87, коммент. на шлоку 18. Trad. P. 103.Tantraloka IV. Р. 161.Maharthamanjan de Mahesvarananda. Р. 128—129.Эти сутры и комментарий на них я перевела: Valulanathasutra. Paris: de Boccard, 1959.
 P. 5-6, 16-20, 86.Кроме того, существует два более поздних произведения, также принадлежащих школе
 Крама-Махартха, оба дошли до нас полностью и называются «Маханаяпракаша», одно
 с Юга Индии, а другое из Кашмира. См. Pandey K. C. Op. cit. P. 477-481.1-я шлока из «Спанданирнаи».См. переведенный фрагмент см. Silburn L. Op. cit. P. 87.[13] В местах, где речь идет о кали. «Tantraloka», коммент. на шлоки 172—173.[14]    Maharthamanjan, шлока 44 (Р. 206), перевод (Р. 148), о крамамудре шлока 19 (Р. 155),о мантре шлока 51.[15] Tantraloka IV. Р. 202.[16] Ibid. P. 190-191.[17] Ibid. P. 190, см. перевод: Silburn L. Op. cit. P. 172, 188-189.[18] Ibid. P. 194.Ibid. P. 948.Tantraloka XXIX, комментарий на шлоку 43.Если эти данные точны, Ватуланатха жил в начале VII в. или даже ранее. Заметим, что этот
текст, находившийся за рамками шиваитских школ Трики, никогда не упоминался другими
авторами; комментатор в особенности отклоняется от ортодоксии. Тем не менее он пребывал
в атмосфере Махартхи и Йогинимелапы, которые он ясно упоминает. Вероятно, он сопри-
касался также с Кулой, основанной Уччхушмой, который упомянут в конце его комментария
на сутры Ватуланатхи. Уччхушма, согласно «Тантралоке» XXVIII.399, цитирующей 52-ю
ахнику «Девьяямалы», принадлежал к числу десяти первых учителей Кулы, использовавших
мясо, вино и сексуальный союз. «Ватуланатха-сутры» представляют многочисленные точки
соприкосновения с учением Крамы, в особенности с «Maharthamanjan»: таковы важность,
придаваемая пустоте, выражения наподобие сварупарупа (Sivananda. P. 104) для обозна-
чения квинтэссенции, двенадцать потоков, распространение великих спиц... Сама схема,
которой следует Ватуланатха, напоминает схему «Крамастотры» Абхинавагупты: сначала
непосредственное восприятие Реальности благодаря неожиданному просветлению (махасаха-
са) и его спонтанному сбросу на состояния бодрствования и сна; затем, на протяжении один-
надцати последних сутр подъем во время распространения великих спиц, двенадцать органов,
которые движутся каждый по пяти потокам, созидательный порыв, постоянство, жевание,
поглощение и окончательный отдых, которые напоминают двенадцать Кали, также как и пять
видов деятельности. См.: Silburn L. Op. cit. P. 87.См. наш перевод отрывка на с. 191—193. См. также: Maharthamanjan. P. 104—106, 127, 156,
178-179, 190-192, trad. P. 155, 170, 184 n1, 208, 211, 215. Коммент. на шлоки 48, 59, 68.Наставник наставника.Разве на этого последнего не указывает Абхинавагупта в конце «Тантралоки» XXXVII. 62
(Tantraloka Р. 415)?Tantraloka IV. P. 193—194. Бхутираджа высоко ценился Абхинавагуптой, который цитирует
его в своей «Тантрасаре» (Tantraloka. P. 30), по случаю значений калана, см. Silburn L. Op.
cit. P. 88. Ср. Tantraloka XXXVII. 60-61.Tantraloka. Vol. XII. P. 196.Tantraloka. IV. P. 195-198.Посвященном также Навераке, Р. 196. Мы не даем его перевода. так как он не содержит
ничего нового.Согласно стиху. Храсванатха написал комментарий на «Крамастотру» согласно Джаяратхе
(Р. 202); им были упомянуты две из числа Кали.Tantraloka. IV. P. 197.Ibid. P. 195.Ibid. P. 197.Строфы 5, 6, 8—10 и 16, которые мы даем и переводим впервые в их полной форме, см. Silburn
L. Op. cit. P. 103—109.Tantraloka. IV. P. 201, комментарий на шлоки 172—173. В знак глубокого уважения его также
называют Шривиджнянанетрапада.
  class="castalia castalia-beige"