Перевод

XI. Боль/Похоть. Ритуалы доминирования и подчинения

Демоны плоти

 
XI. Боль/Похоть. 
Ритуалы доминирования и подчинения

— Я учу искусству превращения тоски в наслаждение. 

— Жорж Батай. «Внутренний опыт» 

Живая традиция сакрального страдания 

Мало сохранилось документальных свидетельств о том, что представляли собой
 мистические религии Греции и Рима, однако нам известно, что инициатическое при-
 менение эротической боли играло определенную роль в некоторых ритуалах само-
 трансформации. Хотя достоверные знания об этих ритуалах для нас потеряны, так
 называемая Вилла Мистерий в Помпеях, сохранившаяся под слоем вулканического
 пепла, все же дает нам возможность хотя бы мельком взглянуть на утраченную тра-
 дицию. Стена одной из комнат виллы расписана замечательными фресками, иллю-
 стрирующими тайную процедуру инициации, осуществляемую при покровитель-
 стве Диониса, или Вакха. 

На первой картине цикла можно различить священный текст; возможно, это
 обращение к богу эротического неистовства и сакрального опьянения. Затем дела-
 ются подношения, за ними следует акт божественного озарения. Фаллос Диониса
 открывается самой молодой из последовательниц. Она проходит через инициати-
 ческую смерть, разыгрываемую через ритуальное бичевание; девушка стоит на ко-
 ленях перед другой последовательницей, та, по всей видимости, успокаивает ее во
 время испытания. После этого она изображена в Дионисийском танце, bacchante.
 Это подготовительный этап перед hieros gamos — священным браком с богом; ско-
 рее всего, тот осуществлялся через сексуальное приобщение к культу. 

Была выдвинута теория, что этап бичевания в дионисийской инициации означал
 не только смерть прежней личности посвящаемого, смерть, ведущую к возрожде-
 нию в новом качестве, но и своего рода очищение через боль. Сильная боль вызы-
 вает на физиологическом уровне выплеск адреналина в крови неофитки, что по-
 давляет ее закрепощенность, давая возможность отдаться вдохновенному танцу и
 подготавливая к экстатической кульминации брака с богом. 

Нечто подобное этой дионисийской комбинации экстаза и боли можно наблю-
 дать в практике ряда суфийских сект, особенно у «вращающихся дервишей». На
 высшей точке танца-вращения дервишей, когда они впадают в состояние глубокого
 транса, кружащиеся плясуны раздирают свою плоть острыми крюками, изготовлен-
 ными специально для этого ритуала. В танцевальном экстазе боль превращается в
 наслаждение, превосходящее все противоположности и дихотомии — данная прак-
 тика вполне отражает задачи пути левой руки. 

Современному читателю несложно поверить, что измененное состояние созна-
 ния достигалось через сексуально возбуждающее страдание в древние времена, в
 экзотических культурах, людьми, с которыми нас разделяют время и пространство,
 которых нам легко удается поместить в абстрактную категорию «иного». Но архаи-
 ческая традиция инициации через экстатическую боль жива и сегодня в форме ри-
 туалов доминирования и подчинения, практикуемых любителями S&M.


S&M = Садизм и Магия? 

Можно с уверенностью утверждать, что сексуальное поведение человека об-
 ретает ритуальную — и даже религиозную окраску, когда на него смотрят глазами
 мага. Все любовники в процессе эротического общения выполняют определенные
 повторяющиеся действия, вполне сопоставимые с церемониями мага. Замыслова-
 тый танец ухаживания и флирта, предшествующий даже самым скучным половым
 контактам, состоит из комплексного обмена проговоренными и невысказанными
 вербальными и физическими сигналами. Эта передача скрытой информации на
 бессознательном уровне несет в себе многие из тех принципов, что формируют ма-
 гическое мировоззрение. 

Во время самого полового акта эти ритуалы продолжаются — переход в люби-
 мое положение в самый нужный момент, привычные ласки (или бранные слова) при
 оргазме, безошибочно точное прикосновение, от которого еще больше возрастает
 наслаждение — все эти ритуальные действия суть плотский эквивалент энергети-
 ческих посланий, совершаемых магом в демонический мир в процессе работы. И
 именно оттого, что секс объективно представляет собой содержательное и отчасти
 облеченное в ритуал действо, разворачивающееся в некой уединенной, самодов-
 леющей области, маги всегда стремились использовать генерируемый им мощный
 энергетических поток в «колдовских» и инициатических целях. 

Все это верно даже для самого заурядного совокупления. В эротическом искус-
 стве, известном под названием садомазохизм, и в присущих ему сложных формаль-
 ных действиях эти свойства религиозной/магической ритуализации выступают еще
 явственней. Управление сексуально заряженной болью и экстазом во всех видах
 отличают, например, эзотерический язык, непонятный для непосвященных, стро-
 го-систематизированные программы тренировок, традицию обязательного этикета,
 узнаваемого всеми адептами культа. Также и форма одежды, инструменты и симво-
 лика имеют закодированное изначальное значение. 

Короче говоря, субкультура садомазохизма удивительно схожа с субкультурным
 миром традиционной магии. Не последнее место в числе общих черт занимает тот
 факт, что и в сфере садомазохизма, и в области магии доминируют (в прямом смыс-
 ле) люди, отзывающиеся на титул «Мастер»! 

По многим параметрам четко обозначаемый эротический опыт, который
 приверженцы садомазохизма склонны называть «сессией», аналогичен «работе»
 мага. Опытным любителям сладострастной боли отлично известно, что тщательная
 подготовка, всплеск адреналина вкупе с театрализованным и контролируемым по-
 ведением, свойственные большинству актов доминирования и подчинения, часто
 сами по себе становятся ритуалом. 

Эти предварительные этапы, знакомые многим не имеющим отношения к магии
 людям, испытавшим данный вид эротического опыта, представляют собой имен-
 но то, что обеспечивает эффективность реализации магических целей через такого
 рода действия. Мы замечали, что самоконтроль и концентрация, характерные для
 энергетического обмена при доминировании/подчинении, могут легко переносить-
 ся на решение магических и инициатических задач даже людьми, не особенно све-
 дущими в магической теории. Для многих начинающих магов, пытающихся освоить
 магические принципы, ритуалы доминирования/подчинения часто оказываются
 наилучшим способом приобщиться к сексуальной магии, при условии, что они пси-
 хически и сексуально готовы к такого рода работе. 

И в этом случае разве не наиболее естественным для мага пути левой руки
 шагом будет совместить эти две вещи, направив мощный эротический потенциал
 сладострастной боли на магические цели? Не удивительно, что многие из тех, кто
 имеет большой опыт в S&M, отмечали спиритуальные аспекты садомазохистского
 ритуала. Тем не менее, довольно консервативное магическое сообщество долго не
 торопилось признавать — или осознавать — сходство своих опытов с практиками
 сексуальной субкультуры, к которой сегодня относятся примерно с той же долей
 настороженной, хотя и завистливой толерантности, что и к магам нашей, ставшей
 лишь немногим терпимей, эпохи. 

Многие маги пути левой руки тешат себя мыслью, что их метафизические по-
 иски ставят их на более высокую планку в глазах общества, нежели приверженцев
 садомазохизма с их исключительно сексуальными потребностями. Однако прав-
 да заключается в том, что обе субкультуры, как правило, рассматриваются обще-
 ственным мнением примерно в одном свете: как сборище в принципе безвредных,
 но потенциально опасных сумасшедших, преследующих цели, не имеющие никакой
 ценности для нормальных граждан. По нашему опыту, аномальное спиритуальное
 поведение нередко сопровождается аномальным сексуальным поведением, однако
 было бы неверным выводить отсюда общее правило об их взаимозависимости. 

Даже в не-магическом мире обыденного садомазохизма можно встретить по-
 разительные параллели с традиционными тантрическими практиками пути левой
 руки. Учтем, что в эротической субкультуре доминирования и подчинения преобла-
 дают мужчины — среди них немало тех, кто занимает довольно влиятельное место
 в обществе — которым доставляет удовольствие принимать побои и унижения от
 проституток-доминатрикс, занимающих, по мнению моралистов-обывателей, низ-
 шую ступень социальной лестницы. В этом мы усматриваем ритуальное перевора-
 чивание нормативного порядка вещей, очень похожее на практику обратного дей-
 ствия в пути левой руки. Превалирующее доминирование женщины над мужчиной,
 составляющее основу значительной массы садомазохистских отношений можно
 считать светской манифестацией Шакти в ее самой темной, самой жуткой ипостаси. 

Подобно тому, как тантристы пути левой руки трансформируют мужчину в
 женщину, а день — в ночь, покорная подмена наслаждения болью и осознание тон-
 чайшей грани между этими двумя ощущениями представляет собой убедительный
 пример уничтожения кажущихся противоположностей. Это, как мы уже видели,
 имеет гигантское значение в пути левой руки. У большинства людей, склонных к та-
 кого рода эротическому опыту, это происходит на бессознательном уровне. Однако
 маг темной волны увидит, каким образом облеченное в ритуал противостояние ди-
 аметрально противоположных сил и переворачивание социальных ролей, присущие
 садомазохизму, могут быть любопытным образом задействованы в эротической
 инициации. 

Магические корни садомазохистской литературы 

Доминик Ори, французская писательница, автор «Истории О» — шедевра о до-
 бровольном сексуальном рабстве, написанном под nom de plume (Nomdeplume
(франц.) — литературный псевдоним.)
Полин Реаж — с большим мастерством пе-
редает ритуальность и мистицизм садомазохистского опыта. В предисловии к ве-
ликолепному роману Жанны де Берг «Образ» она очень верно и тонко говорит о
скрытых элементах теургии и жречества в паре господин/раб: 

«...всемогущий раб, распростертый у ног жреца, сам становится богом.
 Мужчина — всего лишь служитель божества, слабый и трепещущий от осоз-
 нания своей вины. Его рука служит лишь тому, чтобы совершить священный
 ритуал». (Перевод: Т. Источникова.) 

В том же ключе Реаж комментирует иерархичность садомазохистских отно-
 шений, описанных в «Образе», говоря о «застывших ритуальных позах... обрядах,
 церковной обстановке, отношении к предметам фетишизма как к священным ре-
 ликвиям». Сексуальная рабыня, по словам Реаж, это «божество... Ее снова и снова
 приносят в жертву, она снова и снова возрождается, и главное ее удовольствие за-
 ключается в том, чтобы посредством этой тонкой игры отражений созерцать свой
 собственный образ». 

Это наблюдение, верное безотносительно к полу покоряющегося, так же точ-
 но характеризует адепта пути левой руки, чьи сознательные самотрансформации
 во многом схожи с управляемыми метаморфозами в садомазохистских практиках.
 Тем, кто незнаком с динамикой садомазохизма, замечание о том, что раб приобре-
 тает схожий с божественным статус, может показаться парадоксальным. И все же
 нередко именно покоряющийся занимает центральное место в ритуале, в то время
 как доминирующий часто довольствуется ролью слуги. Разумеется, можно гово-
 рить о том, что господин или госпожа проходят некий процесс самообожествления,
 в чем-то аналогичный соответствующим практикам пути левой руки, однако сме-
 шение полярностей, основа всей сексуальной магии, в садомазохистских отношени-
 ях находит совершенно неоднозначное выражение. 

Неудивительно, что Ори/Реаж поместила свою «Историю О» и остальные свои
 художественные тексты о садомазохизме в магически-религиозный контекст. Ее
 шокирующий роман изначально был серией любовных писем, адресованных Жану
 Полану, одному из членов школы сатанической магии, организованной Марией де
 Нагловской в период между двумя мировыми войнами. И, пожалуй, не случайно,
 один из первых серьезных критических отзывов принадлежал перу Жоржа Батая,
 который вместе с Поланом состоял в кружке Нагловской. 

Говоря о покорной О, главной героине романа Реаж, которая становится сексу-
 альной рабыней тайного общества по приказанию своего любовника, Батай разво-
 рачивает свою мистико-философскую концепцию о погружении в экстаз как пере-
 живании инициатической смерти и возрождении. «Парадокс О, — пишет он, — это
 парадокс визионера, который, умирая, не умирает». Знакомясь с сатаническими
 квазитантрическими сексуальными ритуалами у де Нагловской, Батай наткнулся
 на схожее уподобление оргазма смерти с перерождением. Угадывая саму сущность
 мистического желания доминировать и подчиняться, Батай замечает: «Палач — со-
 участник жертвы». Обилие визионерской порнографии в текстах самого Батая при-
 вело к тому, что его стали называть «де Садом двадцатого века». 

Загадочные ритуалы таких европейских орденов пути левой руки как «Fleche
 d’Or» де Нагловской и «Ацефал» Батая свидетельствуют о любопытном «перекрест-
 ном опылении» между собственно сексуально-магической деятельностью и фран-
 цузской неосадистской эротикой, определившей современную эстетику S&M. Неу-
 дивительно, что в контексте такой традиции замок Руасси — вымышленный орден
 садистов-аристократов, где разворачивается действие «Истории О» — породил та-
 кое количество вымыслов в оккультной и садомазохистской субкультуре, что о нем
 вполне можно говорить как о реальной вещи. 

В «Слезах Эроса», последней своей книге, написанной в 1959 году, Батай изло-
 жил окончательный вариант своей теории, утверждающей «фундаментальную связь
 между религиозным экстазом и эротизмом — прежде всего, садизмом». Для Батая
 «между величайшей болью и невыносимой радостью» пролегает мистическая связь,
 выразившаяся в фотографии 1905 года, где изображены пытки китайского убийцы.
 Фотография запечатлела заключительную агонию умирающего, который был рас-
 членен палачами; лицо его, по словам Батая, выражает мистический восторг, несмо-
 тря на боль, которую он испытывает. 

«Я так и не смог избавиться от одержимости этим образом боли, одновременно
 экстатической и нестерпимой», — писал он об этой жестокой фотографии, ставшей
 фокусом могучего фетиша. Батай использовал страшную картинку в качестве объ-
 екта медитации для вхождения в транс, как магический «трамплин» для размышле-
 ний о «совершенных противоположностях божественного экстаза и, с другой сторо-
 ны, крайнего ужаса». Писатель из своих занятий йогой знал, что такое соединение
 полярностей представляет собой тантрическую практику, и одно это приводило его
 в иступленный восторг. 

Батай всю жизнь интересовался сочетанием магического просветления и экста-
 тической жестокости, что, помимо прочего, подтолкнуло его к исследованию исто-
 рии сексуальных садистов-аристократов — венгерской графини Эржебет Батори
 и французского барона Жиля де Рэ. Хотя преступления этих хищников в челове-
 ческом облике и без Батая вошли в анналы легенд, он интересовался преимуще-
 ственно скрытыми магическими причинами, по всей видимости, вдохновлявшими
 их жестокость. Батори, чей идеализированный образ послужил прототипом лесбий-
 ской дамочки-вампирши из массовой культуры, совершила садистское, эротически
 окрашенное убийство 600 девушек, вдохновившись мадьярской народной тради-
 цией черной магии. Де Рэ, с которым связана легенда о Синей Бороде, признался в
 совершении убийства и изнасилования нескольких сот мальчиков в процессе экспе-
 риментов с алхимией и вызовом Сатаны. Жизнь этих страшных людей стала для Ба-
 тая объектом размышления, позволившим ему почувствовать тонкую мистическую
 грань, разделяющую жестокость и гнозис. Поскольку Батори и де Рэ нарушили все
 мыслимые границы святого, Батай утверждал, что они обрели мистическую и тран-
 сцендентную силу, названную им «суверенностью». 

Это не к тому, что он так или иначе оправдывал преступления этих людей. Ско-
 рее, пристальное внимание Батая к подобным мистическим проявлениям эротиче-
 ской патологии следует истолковывать как аналог погружения индийского адепта
 пути левой руки в устрашающую атмосферу кремационных площадок или ритуала
 Вама Марги, когда человек представляет своего любовника разлагающимся трупом.
 Это метод, позволяющий быть готовым к встрече сочетания экстаза и ужаса Ка-
 ли-юги, а также принять его.


Уильям Картам, написав в 1968 году роман «Реальная вещь» (хотя в нем нет ба-
 таевского визионерского прозрения), много сделал для инспирирования ныне сло-
 жившейся интернациональной субкультуры садомазохизма. Среди прочего, он от-
 мечал эзотерическую природу доминирования и подчинения. Придуманное Картни
 тайное садистское общество, подобно многим другим магическим орденам, состоит
 из четырех ступеней посвящения — облаты, пуристы, экзамплары и перфекты — их
 названия заставляют вспомнить о гностических ересях. Как и Полин Реаж до него,
 Картни описывает отношения между господином и рабом языком сакрального, го-
 воря о доминанте следующим образом: 

«...посвятивший себя задаче сломать стоящего перед ним раба подобно
 тому, как священник сгибает и преломляет тело христово. Он рассматривает
 жертву, поклоняющуюся ему с исступленностью, которой он ее обучил, и
 жертва, сломленная, поедается. Жизнь этих беспорочных экзампларов ори-
 ентирована на достижение таких неповторимых моментов трансцендентно-
 сти...» 

Увязывая церемонии боли/похоти с путем левой руки, Картни подчеркивает, что
 иерархия доминанта и покоряющегося зашифрована в символике, встречающейся
 в тантрической традиции: 

«... левая сторона это sinister, садист, верхний, учитель, мастер, пастырь,
 С; правая это dexter, мазохист, нижний, мальчик, раб, овца, М...» 

Разбираясь с веревками 

Прежде чем непосредственно приступить к практике этой разновидности сексу-
 альной магии, следует разобраться с рядом важных подготовительных элементов.
Наша цель состоит в том, чтобы в данной главе дать читателю четкий теоретический
базис, необходимый для занятий сексуальной магией, ориентированной на приме-
нение боли. Тогда у вас будет возможность экспериментировать с этими методами
с полным пониманием того, почему эти операции полезны для магической работы.
Также мы порекомендуем ряд ценных, по нашему мнению, упражнений. Мы не бу-
дем давать точных инструкций по технике воспитания и управления, применения
боли. Однако, прежде чем вы начнете экспериментировать этими процедурами,
крайне важно, чтобы вы овладели техническими навыками, для того чтобы уметь
контролировать ход данных актов. Применение эротической боли в большей степе-
ни, чем любая другая область сексуальной магии, требует наличия особых техниче-
ских знаний. 

Новичок, связывающий своего партнера неправильно, не разбираясь в болевых
 порогах тела, может запросто нанести серьезный — а то и непоправимый — вред.
 Искусство подвешивания тела — особенно эффективный прием для сексуальной
 магии, но эта практика требует прежде основательного овладения специальными
 навыками. Подвешивание покоряющегося так, чтобы он (ей) мог удерживать вес
 всего своего тела в течение более чем нескольких минут, может легко привести к
 повреждению какого-нибудь нерва. Сломанная рука или сломанная шея — не тот
 вид боли, который вам нужен, а добить-
 ся этого неправильным подвешиванием
 — легко. Применение игл или какой-ли-
 бо ритуальной модификации тела без
 специальной подготовки также вполне
 может привести к необратимой травме
 нервов или любым другим негативным
 для здоровья последствиям, во избежа-
 ние которых доминант должен иметь
 более-менее четкое представление об
 анатомии, стерилизации и нервной си-
 стеме. 

Существует несколько качествен-
ных пособий, рассчитанных на обу-
чение начинающих базовым основам
этих приемов. И все же, как и в случае
с качественной магической подготов-
кой, мы настоятельно рекомендуем
магу, решившему включить в свою ра-
боту применение боли/похоти, найти
опытного доминанта или покоряюще-
гося, который сумеет продемонстри-
ровать необходимые навыки и обучить
им. Например, доминант обязан уметь
профессионально обращаться со сред-
ствами для порки, поскольку те могут
причинять боль совершенно разной степени. 

Перенесение боли в эротический контекст — это искусство, и, как и всяким ис-
 кусством, им лучше всего овладевать последовательно. Во многих городах сегодня
 работают курсы доминантов и покоряющихся; а такого рода подготовка всегда по-
 лезна перед переходом к любым магическим экспериментам с этими практиками.
 Многие из подобных подготовительных курсов и профессиональных садомазохист-
 ских сообществ требуют, чтобы будущий доминант начинал свое обучение в роли
 покоряющегося, чтобы таким образом постичь искусство манипуляции с эротиче-
ской болью изнутри, а не снаружи. Если расширяющие психику результаты истин-
ной магии всегда потенциально опасны, то соединение их с физической опасностью,
сопряженной с перенесением острейшей боли, несет в себе дополнительный риск,
который нельзя сбрасывать со счетов. Мы никоим образом не стремимся отгово-
рить от изучения данной формы сексуальной магии; но приступать к оному следует
лишь после того, как вы уверенно овладеете необходимыми навыками. 

Мы советовали вести активную и позитивную половую жизнь в целом, для того
 чтобы быть в состоянии заниматься сексуальной магией. Точно так же «господству-
 ющему» или «покоряющемуся» сексуальному магу стоит обрести разносторонний
 опыт в сфере связанной с болью сексуальности, прежде чем переносить эти приемы
 в магию. Неуклюжее или плохо подготовленное выполнение садомазохистской ма-
 гии вряд ли будет успешным, ибо разногласия и разочарования, с которыми непре-
 менно столкнутся новички, способны только снизить умение фокусировать и кон-
 центрировать волю, необходимую для любых операций. Начинающим «господам»,
 пожалуй, надо оттачивать свое искусство боли/похоти вместе с терпеливой, иску-
 шенной «жертвой» с достаточно высоким болевым порогом, которая станет руко-
 водить освоением необходимых приемов. Также мы не рекомендуем начинающим
 «жертвам» отдавать себя в руки «господина», не имеющего представлений о том,
 что он (она) делает. 

Заинтересовавшемуся любителю стоит начать свои эксперименты с такими не-
 сложными для контролирования приемами, как связывание с использованием на-
 ручников и причинение боли голыми руками, тростью или коротким лошадиным
 кнутом, а лишь затем переходить к более рискованным методикам. 

С кем следует отрабатывать эти навыки? Хотя неуместно было бы прописывать
 правила по поводу такого субъективного занятия, как установление связи между
 сексуальностью и магией, нам кажется, что наиболее эффективное сотрудниче-
 ство в плане господства и подчинения складывается у партнеров, у которых успела
 сформироваться крепкая эмоциональная связь. «Господин», мало знакомый с пси-
 хологией своего «подчиненного», будет просто выполнять механические действия,
 лишенные какой-либо эмоциональной глубины, без которой не удастся поднять
 сексуальную магию к высотам, в идеале для нее доступным. 

Аутоэротические эксперименты 

Как и в любой разновидности сексуальной магии, в операциях боль/похоть воз-
 можно бесконечное число самых разных человеческих комбинаций. Многим удава-
 лось достичь великолепнейших магических результатов через сугубо индивидуаль-
 ную работу, включающую в себя применение боли по отношению к собственному
 телу. Например, практик-одиночка может достичь высокого уровня сексуального
 возбуждения, просто повесив причиняющие боль зажимы на соски или гениталии.
 Доводя себя до оргазма на пике болезненного экстаза, маг-одиночка (мужского
 или женского пола) концентрируется на выполнении своего магического желания в
 кульминационный момент оргазменного транса, подобно тому, как это происходит
 в вышеописанных операциях аутоэротической магии. 

Один наш знакомый маг-подчиненный, который к тому же был фотографом,
 ставил камеру на автоматическую съемку, так чтобы снять себя в высший момент
 боли/похоти, таким образом, точно фиксируя миг, когда он передает свою маги-
 ческую волю в магическое, останавливающее время пространство пленки. Затем
 проявленная фотография использовалась в качестве талисмана, с помощью которо-
 го он фокусировал свое сознание на магической цели. Интересная попытка соеди-
 нить разгоряченные физиологические процессы плоти с холодными и анонимными
 функциями техники, работающей на магию — возможно, подобное сближение кожи
 и машины порождает ту энергию, которую создает всякое насильственное сочета-
 ние полярностей. 

Многие подчиняющиеся сексуальные маги начинают экспериментировать с лич-
 ным болевым порогом с помощью крайне сложных мастурбационных ритуалов, со-
 пряженных с болью; возможности в этом случае ограниченны лишь воображением
 каждого конкретного мага. Как любую сексуально-магическую практику пути левой
 руки, пожалуй, стоит начинать осваивать с мастурбации, так и попытки определить,
 какие виды боли являются наиболее стимулирующими, лучше всего удаются, когда
 маг сам (сама) манипулирует собственной плотью. 

Даже если вы склонны играть доминирующую роль в сексуальной магии, полез-
 но начать свои опыты с аутоэротических практик, поскольку они дают возможность
 опробовать обе стороны садомазохистского союза. «Господин», испытавший на себе
 определенную боль, которую потом он (она) применит на повинующемся партнере,
 будет увереннее владеть техникой экстатического страдания, нежели маг, знакомый
 лишь с одним уровнем этого тонкого взаимодействия противоположностей. 

С другой стороны, боль/похоть нередко преобразуется в трансцендентную энер-
 гию для трансформации во время контакта нескольких сексуальных магов. Присут-
 ствие многих адептов магии в ритуале господства и подчинения способно усилить
 унижение «жертвы» («жертв») и обострить интенсивность наносимой боли, наряду с
 прочими положительными аспектами подобной операции. 

SM,XYnXX 

При выборе партнера следует всегда помнить о заметных различиях между
 мужской и женской сексуальностью. Женщины-жертвы, как правило, получают
 наибольшее удовольствие от подчинения конкретному господину. Хотя подчас
 «жертвы» мужского пола тоже чувствуют привязанность к одному-единственному
 «господину», но в основном им в большей степени свойственно в равной мере на-
 слаждаться подчинением анонимным доминантам. По этой причине, многие подчи-
 няющиеся сексуальные маги-мужчины достигают эффективных магических резуль-
 татов в отношениях с профессиональными доминатрикс, о возможности обращения
 к которым всегда стоит подумать, если нет другого подходящего партнера. 

Хотя в любом правиле есть исключения, нам представляется, что мужская, под-
 час неразборчивая большей частью, сексуальность дает возможность поклонять-
 ся власти доминанта как абстракции — безличной форме шакти — свободной от
 непосредственной идентификации с индивидом, оперирующим кнутом. Женщина
 же скорее склонна испытывать прочную привязанность и доверие по отношению к
 своему «господину». 

Однако, судя по нашему опыту, и для мужчин, и для женщин верно то, что спо-
 собность в подчиненном положении выдерживать сильнейшую боль, которая в
 обычной ситуации была бы невыносима, зависит прежде всего о степени эротиче-
 ской привязанности к «господину». Большинство «рабов» любят не просто всякую
 боль; это должна быть боль, наносимая под знаком глубокого сексуального возбуж-
 дения по отношению к «господину». 

Профессиональный инструментарий 

Хотя просвещенный вольнодумец, несомненно, найдет методики применения
 телесной боли, подходящие именно и исключительно для него, существует ряд ба-
 зовых приемов, познакомиться с которыми следует всем, кто экспериментирует с
 данной сферой. Один из самых распространенных — это обездвиживание покоряю-
 щегося при помощи связывания, что несложно осуществить, имея пару наручников
 и кровать на четырех столбиках. Также можно самому разработать целое искусство,
 применяя сложные узлы и изогнутые положения тела.


Одна из разновидностей связывания — подвешивание, метод безопасной фик-
 сации тела, позволяющий «господину» со всех сторон приближаться к телу «раба»,
 получая тем самым максимальные возможности для манипулирования. Самые раз-
 нообразные зажимы, от банальных хозяйственных прищепок для белья до специ-
 альных металлических клемм, применяемых на наиболее чувствительных участках
 тела — один из самых важных инструментов «господствующего». Порку можно про-
 водить голыми руками, лошадиным кнутом, тростью, палкой, плетью-девятихвост-
 кой или любыми другими предметами. 

Прокалывание плоти — еще одна тонкая операция, ее надо совершать, лишь
 обладая специальной подготовкой и всегда стерильным оборудованием. Исполь-
 зование горячего воска и других средств крайне высокой или низкой температуры
 может дать желаемый результат при минимальном риске необратимой травмы. 

Опытный практик знает, что любое чувство может стать источником боли. Пра-
 вильно завязав партнеру глаза, его можно совершенно лишить света, что крайне
 дезориентирует; в то же время в равной степени эффективным будет яркий свет,
 направленный прямо в глаза. Режущий слух звук во время действа может быть аб-
 солютно болезненным, однако подчас такой способ невыносим как для «господина»
 так и для «жертвы». 

Эротическая эстетика допускает широкий выбор одежды из искусственной или
 натуральной кожи, подчеркивающий статус «господина» или покорного «слуги», и на
 этот аспект также стоит обратить внимание. Разумеется, сексуальному магу нет не-
 обходимости перенимать стиль одежды, традиционно ассоциируемый с садомазо-
 хизмом. Подобно тому, как для успеха магической работы не требуются старомод-
 ные одеяния и церемониальное облачение в духе прошлого, эффективность магии
 левой руки не определяется каким-либо особыми костюмами, если только их выбор
 не продиктован вашим личным вкусом. Правило говорит, что сексуальный маг пути
 левой руки должен уходить от заимствования чужих готовых фетишей и прилагать
 особые старания к тому, чтобы обнаружить свои личные. Они могут и иметь, и не
 иметь отношения к стереотипным регалиям субкультуры садомазохизма. 

Есть всего три причины задуматься об использовании специальной одежды в
 ритуалах доминирования и подчинения: или она дает дополнительное возбуждение,
 которое можно направить на увеличение сексуальной энергии во время работы;
 или факт ношения этих атрибутов служит для вас сигналом вхождения в ритуаль-
 ное пространство; или — средством подчеркивания магических/сексуальных ролей
 участников сессии при условии необходимости подобной символики. Направле-
 ние эротических энергий связки «доминирование/подчинение» на магические цели
 всегда подразумевает внутренний процесс; такого рода ритуалы не следует сводить
 к пустому фарсу и позерству, чем так грешит ныне коммерциализация фетишист-
 ской моды. 

Алхимия боли/похоти 

Пожалуй, самый ценный способ подхода к этой теме состоит в том, чтобы свести
 функцию садомазохистской магии к ее самым базовым, физиологическим основам.
 Все операции сексуального «колдовства» требуют от мага состояния измененного
 сознания, где он (она) сможет послать определенный сигнал своим направленным
 волевым усилием на пике психической пробужденное™, на вершине демонической
 энергии, возвышающей мага над ординарным бытием. Для сексуального мага пси-
 хически насыщенный момент оргазма (естественный и легко досягаемый транс, до-
 ступный каждому живущему половой жизнью) является ключом к переносу своей
 воли в работу. С другой стороны, состояние измененного сознания, в которое выхо-
 дят через экстаз, можно использовать для достижения чисто мистических и инициа-
 тических целей, отказавшись от всех прочих «механических» результатов. 

Маг, введший (введшая) садомазохистские приемы в свой арсенал, раскрывает-
 ся для еще одного легко достижимого состояния транса — через применение боли к
 системе «тело-рассудок-душа». Острая боль, подобно острому наслаждению, ведет
 к резкому, отчетливому, сознательно порождаемому изменению сознания, которое
 и есть самый главный инструмент в работе мага. При причинении экстремальной
 боли на эквивалентно высоком уровне возбуждения можно преодолеть дуализм
 боли/наслаждения. Раскрывается новое экстатическое измерение, проем в трещи-
 нах сенсорной реальности, дающий магу возможность изменять майю мира и себя. 

В методах темной сексуальной магии, которую мы здесь рассмотрели, усилен-
 ный генитальный или общий оргазм является одним из главных механизмов плоти,
 которыми манипулирует маг. Хотя, разумеется, оргазм может и случиться в процес-
 се ритуализированного применения боли, острота состояний измененного созна-
 ния, достижимых здесь, делает непосредственную сексуальную разрядку необяза-
 тельной. В отличие от сексуальной магии, ориентированной строго на наслаждение,
 похоть/боль, правильно активированные, способны создать атмосферную энергию
 эротического возбуждения, причем как для «господина», так и для «подчиненного».
 Возбуждение это можно поддерживать и без оргазма, сохранив при этом эквива-
 лентный динамический эффект. 

Осваивающий технику темной волны должен как можно лучше изучить научный
 базис той сексуальной алхимии, которую он (она) создает. Кое-кто из оккультистов с
 мутными мозгами возразит, что объяснение магического действа через физиологи-
 ческую реальность убивает всякую романтику. Путь так, однако маги, стремящиеся
 научиться управлять своим телом в инициатических целях, обязаны кое-что знать о
 механизме его работы. Это особенно важно для магических операций, сопряженных
 с болью — самыми рискованными из приемов, имеющихся в нашем распоряжении. 

Одно из главных различий между физиологической реакцией, вызванной про-
 сто приятными ощущениями, и причинением боли состоит в том, что во время по-
 следних манипуляций с телом происходит большой выброс эндорфинов — схожих с
 морфином пептидов, которые выделяет мозг в качестве естественного болеутоляю-
 щего средства. Волна эндорфинов, накатывающая во время эротических страданий,
 дает возможность погружения в состояния измененного сознания, наилучшим об-
 разом пригодные для магических трансформаций. 

Анализируя эту методику со строго медицинской позиции, можно заметить,
 что маг, ограничивающий свою сексуально-магическую деятельность одной акти-
 вацией крайних степеней наслаждения, избегая при этом экстремальной боли, де-
 монстрирует исключительно собственный вкус. Рассуждая логически, нет никакой
 смысловой разницы, характеризующей одно какое-либо сильное ощущение как
 более предпочтительное или подходящее, нежели другое, для магической работы.
 Магически направленное культивирование боли и наслаждения суть не более чем
 стороны одной и той же медали, и опыт свидетельствует, что любая полярность
 ощущений обладает для сексуального мага практической ценностью. 

Конечно, это упражнение в логической дедукции сознательно игнорирует психо-
 логическую и символическую стороны вопроса, те эфемерные качества, что прив-
 носят индивидуальный смысл в магический опыт. Неуловимая эстетическая и поэ-
 тическая интерпретация садомазохистского опыта бесценна для мага в той же мере,
 что и сам физиологический выплеск эндорфинов. Тот фактор, кто применяет боль, и
 собственно контекст — основные составляющие в любой работе этого плана. Осоз-
 нание и манипулирование единством соматической и символической информации,
 получаемой через наслаждение/боль, кульминация в направлении этой сложной си-
 стемы на магические цели — вот те факторы, что отделяют мага от банального фе-
 тишиста, притом, что граница между этими двумя ролями, несомненно, прозрачна. 

Многие сексуальные маги, использующие ориентированный исключительно на
 наслаждение сексуальный контакт, получают ярлык «нормальных» и достойных. Те
 же, кто использует в магии доминирование и подчинение, связывание, эротические
 пытки и прочие приемы, сопряженные с болью, автоматически обзываются «боль-
 ными извращенцами» и исключаются из рядов «приличных» сексуальных магов (а
 есть такие?). Какой бы предвзятой не казалась эта точка зрения, надо также доба-
 вить, что есть множество сексуальных магов, работающих исключительно с садома-
 зохистскими техниками и пренебрежительно отмахивающиеся от обычного совоку-
 пления как «ванильного секса», подразумевая тем самым, что такого рода практики
 лишены воображения и скучны. По нашему мнению, сторонники обеих позиций
 страдают ограниченностью и склонны сужать, вместо того чтобы расширять, спектр
 методик, доступных магу темной волны. 

Привлекает ли вас S&M или отталкивает, в любом случае, экспериментирование
 с его методами способно обогатить ваш магический арсенал, пролив свет на непо-
 знанные области личности, изучение которых возможно лишь через эти средства.
 В то время как многие традиционные маги отворачиваются от исследования этой
 области, просвещенный вольнодумец любого пола, нимало не сомневаясь, интегри-
 рует всякий полезный прием в свой корпус знаний. 

Адгодагния 

Прежде чем мы рассмотрим базовые техники, доступные сексуальному магу,
 экспериментирующему с мучениями и экстазом болевых манипуляций, не будет
 лишним вкратце обратиться к терминологии, принятой в данной сфере. До сих пор,
 исключительно для простоты восприятия, мы использовали понятие «садомазо-
 хизм» или его популярную аббревиатуру S&M. По ряду причин мы находим данный
 термин магически неподходящим, когда речь идет о вышеозначенном предмете.
 Помня о базовом мантрическом принципе, согласно которому все имена обладают
 собственной силой, способной сильно исказить либо прояснить то, что они означа-
 ют, сочетание-диагноз «садомазохизм» более чем перегружено уводящими в сторо-
 ну и сбивающими с толку ассоциациями. 

Слова «садизм» и «мазохизм» были изобретены немецким неврологом доктором
 Рихардом фон Крафтом-Эбингом (1840-1902) и употреблены им в его знаменитой
«Psychopathia Sexualis» — энциклопедической работе о сексуальных практиках, ко-
 торые Herr Doktor назвал психотическими отклонениями. Поскольку просвещенные


 
Портрет маркиза де Сада работы Клови Труи 
 

вольнодумцы не считают, что сознательные и согласованные эротические манипу-
 ляции с болью, равно как прочие фетиши из этой области, можно определять как
 психологический феномен, нуждающийся в лечении, мы отвергаем медицинское
 описание Крафта-Эбинга как не имеющее смысла для сексуального мага. 

Здесь мы согласимся с Алистером Кроули, который в молодости, читая очер-
 ки об «извращении» в «Psychopathia Sexualis», заключил, что все эти якобы поро-
 ки можно рассматривать с инициатической позиции как «магические утверждения
 полностью вразумительных точек зрения». Разумеется, как мы видели, значитель-
 ная часть сексуально-магической инициации Кроули происходила через самые ра-
 дикальные ритуалы сексуального подчинения и унижения. 

Многие тупоголовые скоты или серийные убийцы подпадают под определение
 садиста. В массе своей, эти несчастные создания лишены выбора — нередко ими
 движет сильнейшая психическая мания. Бессмысленная жестокость поступков этих
 персонажей не имеет никакого отношения к сознательным и управляемым эротиче-
 ским операциям адепта пути левой руки, решившего воспользоваться болью ради
 ее инициатической энергии. Аналогично этому, мазохистом может быть всего-на-
 всего человек, склонный к саморазрушению и ведомый своими суицидальными на-
 клонностями. Саморазрушение совершенно противоположно самообожествлению
 и Воли к Власти, к коим тянется маг на пути левой руки. 

В обоих случаях, тем, кого определяют как садистов или мазохистов, не хвата-
 ет искусства контроля, а контроль — это один из ключевых факторов в пути левой
 руки. Также, в действиях садиста или мазохиста не обязательно присутствует эроти-
 ческий компонент, а без эротизма — нет и речи о пути левой руки. Зигмунд Фрейд,
 презрительно клеймивший все магические импульсы «неврозами», был первым, кто
 объединил неологизмы Крафта-Эбинга, усмотрев в садизме и мазохизме две сторо-
 ны одного явления, которое он в 1938 году окрестил «садомазохизмом». 

Затем, нельзя забывать об исторических персонажах, чьи имена отражены в
 корнях этих слов: печально известном французском philosophe маркизе Донатье-
 не Альфонсе Франсуа Маркизе де Саде (1740-1814) и менее знаменитом австрий-
 ском писателе Леопольде фон Захер-Мазохе (1835-1895), авторе «Венеры в мехах».
 Хотя, несомненно, работы этих авторов интересны сами по себе, большая их часть
 просто не несет никакой ценности для сексуального мага темной волны. 

Несложно ошибочно интерпретировать садовское oeuvre (Oeuvre(франц.) —
 творчество.)
как сознательное празднование сатанизма — эта романтическая кон-
цепция была инспирирована в большей степени посмертными легендами о де Саде,
чем тем, что он написал в своих внушительных по объему романах. Де Сад был за-
коренелым атеистом, недвусмысленно отрицавшим существование какой бы то ни
было спиритуальной силы в универсуме помимо человека — позиция, типичная для
так называемой эпохи Просвещения. Он страстно утверждал Природу как высшее
благо, источник незыблемых законов, которым в идеале должен следовать человек.
Воспевание Природы де Садом во многом перекликается с творчеством Жана-Жака
Руссо; оба автора проповедовали наивное возвращение в воображаемую утопию,
когда человек, как они считали, был «благородным дикарем». 

Такая философия, несмотря на незаслуженную репутацию де Сада как сата-
 ниста, совершенно далека от метафизической направленности пути левой руки,
 приверженцы которого сознательно действуют против предсказуемого течения
 природы, чтобы реализовать свои цели. Равно как прочувствованная и продуман-
 ная ненависть Божественного Маркиза к христианству не делает его сторонником
 пути левой руки, невзирая на распространенное по сему поводу заблуждение. Хотя
 изысканные эротические фантазии маркиза де Сада могут стать топливом для вооб-
 ражения сексуального мага, его базовая философия и подход к бытию прежде всего
 стремятся привести человечество к гармонии с Природой, которая осмысливается
 как безличная сила, вдохновляющая все человеческие желания, в том числе любовь,
 на пытки и убийства. 

Нельзя не восхищаться смелостью его воззрений, призывом «атаковать солнце,
 вырвать его из вселенной, или же заставить его поджечь мир — что это были бы за
 преступления!» Хотя подобные дикие декларации на поверхности кажутся транс-
 грессией общественных и сакральных табу, в конечном итоге они представляются
 пустыми. Возможно, причина этого в том, что Божественный Маркиз значительную
 часть своей жизни провел в тюрьме, лишенный свободы испытать те экстравагант-
 ные эротические фантазии, о которых писал. Такое отсутствие малейшей реального
 фундамента отягощает произведения де Сада монотонной стерильностью, и вспыш-
 ки его незаурядного воображения так никогда и не вышли за пределы страниц. 

Леопольд фон Захер-Мазох (на самом деле более талантливый писатель из этих
 двух) демонстрирует более глубокое магическое понимание эротической боли, од-
 нако прискорбное сведение его имени к негативному психологическому диагнозу
 снижает ценность его творчества для сексуального мага. Тем не менее, «Венера в
 мехах» Захер-Мазоха представляет собой основанное на реальных фактах исследо-
 вание тонко замаскированного авторского преклонения перед жестоким архетипом
 первобытной охотницы, безжалостным Женским Демонизмом в облике человека,
 страстное подчинение себя энергии шакти, граничащей с сакральным. 

 
Редкая фотография Захер-Мазоха в ногах его «Венеры в мехах» 
 

Памятуя о специфических целях нашей книги, мы предпочитаем определять де-
 ятельность, связанную с эротическим применением физической или психологиче-
 ской боли, менее затасканным термином «алголагния», современным неологизмом,
 составленным доктором Альбертом Шренком-Ноцингом из греческих algos (боль)
 и lagneia (похоть). В отличие от достаточно невнятного слова «садомазохизм», бо-
 лее четкая концепция боли/похоти не поддается ложному толкованию как нечто не
 связанное с эротической практикой. Термин «алголагния» осторожно перешагива-
 ет всю лужу литературной и психиатрической символики, в которой плещется са-
 домазохизм, давая сексуальному магу шанс конструктивно взглянуть на искусство
 сексуальной боли свежими глазами. Использование эротически заряженной боли
 в магических и религиозных ритуалах возникло на тысячелетия раньше, чем начал
 творить как де Сад, так и Захер-Мазох. Маг, отказавшийся от строго обусловленной
 временем и культурным пространством формулировки «садомазохизм», в пользу
 более древнего осмысления этой инициатической практики, получает возможность
 посмотреть на данный вид работы с более ясной точки зрения. Те из вас, кто доселе
 довольствовался обозначением своих наклонностей как садомазохистских, отныне
 знают, что на самом деле они алголагничны. 

Доминирование и подчинение в пути девой руки 

Возможно, кто-то из наших читателей экспериментирует с этим направлением
 сексуальной магии впервые, в то время как другие накопили изрядный опыт в озна-
 ченной сфере. Как бы то ни было, нужно для начала выделить ключевые магические
 характеристики сексуальной личности, которые предполагается проявить во время
 ритуалов боли/похоти. Хотя специфические приемы, задействованные в этом ри-
 туале, отличаются от классического совокупления Вама Марги, фактически «госпо-
 дин» и «покоряющийся» просто воплощают собой нетрадиционные манифестации
 контрасексуальных энергий Шивы/Шакти. 

Тантра учит, что Шива есть сознание, а Шакти — то, что делает сознание ви-
 димым. В таком случае послушный «покоряющийся» (вне зависимости от пола)
 способен, помимо прочего, стать формой Шивы, воплощая мысли своего «госпо-
 дина» (любого пола) в физическом мире. С другой стороны, «господин» способен
 представлять энергию Шакти, активное начало, противоположное напоминающей о
 Шиве неподвижности. В любом случае, доминирование и подчинение в пути левой
 руки основывается на понимании, что представляющиеся противоположными силы
 на самом деле суть мистическое единство, превосходящее их кажущийся дуализм. В
 мистическом союзе Шивы и Шакти «господин» осознает, что плоть «раба», подвер-
 гающаяся страданиям, есть на самом деле и его (ее) собственная. А раб понимает,
 что всякая жестокость, которую он терпит от рук «господина», происходит из его
 (ее)сознания. 

Обе эти роли предлагают уникальные возможности для осуществления особых
 магических желаний, и необходимо исследовать их глубину, заходя дальше, чем
 подразумевается в расхожих поверхностных стереотипах. Внешние взаимоотноше-
 ния господина и раба, покоряющегося и доминирующего, на первый взгляд могут
 показаться манифестациями полярностей, весьма несложных для понимания. 

Тем не менее, даже в не-магической оркестровке сексуальных энергий «госпо-
 дина» и «раба» могут возникнуть психологические сложности. Эта сложность мно-
 гократно возрастает, едва в игру вступает дестабилизирующее влияние магии пути
 левой руки. А значит, необходимо усвоить основы теории магического доминирова-
 ния и подчинения, прежде чем вы вступите в изменчивое поле этой экстремальной
 формы эротической магии. 

Преимущества, открывающиеся доминирующему магу, пожалуй, проявляются
 быстрее и непосредственнее, нежели те, что получает «раб». В большинстве случаев,
 господин/госпожа есть бог или богиня, чья воля абсолютно правит всей магической
 работой. Далее, маг в не-сексуальной работе, как правило, оперирует неким инерт-
 ным символическим материалом в микрокосме, дабы произвести изменения в ма-
 крокосме. Скажем так: он (она) создает магический знак, растворяющий пожелание
 в «корпусе» некого абстрактного стремления. Возможно, если приводить простой
 пример, обычная кукла Вуду создается для того, чтобы заменить собой внешнюю
 силу, на которую хочет оказать воздействие маг. В типичной церемониальной магии
 используется целый символический набор из кинжала, потира, свечи, алтаря и т. д. 

В отличие от этих низкоэнергетических методик, доминирующий сексуальный
 маг имеет в своем распоряжении бесконечно более сильную и чувствительную
 ткань, на которую он (она) нанесет свою волю. «Господин» может воспользовать-
 ся податливыми телом и психикой «раба» в качестве медиума, через которого до-
 минант произведет требуемые изменения. В результате практики доминирующим
 магом полного контроля над рабом, он повторяет желаемый контроль над неким
 аспектом универсума, который он (она) стремится трансформировать. Сказать, что
 использование живого человека как магического инструмента намного эффектив-
 нее более распространенной магической практики использования некоего неоду-
 шевленного объекта — значит, не сказать ничего. 

Фактически, в процессе пребывания вне пределов нормативного времени и
 пространства, где разворачивается операция, покорный «раб» утрачивает свою ин-
 дивидуальность, которой он обладал до начала ритуала; он становится отдельной
 гранью космоса, на который вы хотите произвести воздействие. При помощи свя-
 зывания, порки, прижигания и прочих алголагнических манипуляций с податливой
 плотью и кровью, покоряющимся вам, вы напрямую распространяете свою власть
 над демоническим или мирским планом бытия, на который вам нужно в первую
 очередь нацелиться. 

Та деталь, что ваш «раб» (символический универсум) добровольно подчинил
 себя вашим желаниям и переживает сексуальное возбуждение высокого уровня,
 когда вы воздействуете на него (на нее) своей волей, дает дополнительный стимул
 энергии лилы для реализации вашей магической цели, и значение этого сложно пе-
 реоценить. В момент энергетического обмена универсум, персонифицированный в
 живой плоти покоряющегося партнера, изменяется согласно проекту партнера до-
 минирующего. «Господин», порождающий эти трансформации в «рабе», получает
 сигналы о подтверждении своей воли через явное эротическое наслаждение, кото-
 рое его (ее) власть создает в «рабе», сигналы о том, что майя, в буквальном смысле
 слова, покоряется его приказам. 

 
 

Возможности здесь бесконечны, единственный предел — порог вашего вооб-
 ражения. Покоряющийся вам партнер может служить для обозначения некоего
 абстрактного принципа вашей жизни либо вашей личности, который вы желаете
 трансформировать. Также он может и «замещать» какого-то конкретного человека,
 которого вы хотели ли бы в своих целях контролировать. Это примеры самых про-
 стых вариантов. В зависимости от эротической восприимчивости к боли и физиче-
 ской способности к подчинению, оргазм вашего «раба» способен подавать сигналы,
 что вселенная, в прямом смысле, склонилась по вашему магическому приказанию. 

Не существует единого набора требований для каждой конкретной ситуации;
 однако такого типа работы господства требуют хорошего освоения непосредствен-
 но задействованной механики до начала собственно ритуала. Будете ли вы словесно
 сообщать свои приказы «рабу», словно адресуясь к тому аспекту реальности, над
 которым вы стремитесь доминировать, или же о том будет сообщено без слов, а
 через более близкий к первобытному человеческому состоянию сексуальный акт?


Помните, что управление вашим «рабом», словно он (она) представляет собой ту
 или иную грань реальности, которую вы желаете изменить, может оказаться куда
 менее волнующим, чем менее конкретный воображаемый образ, что в итоге снизит
 энергетику вашей работы. 

Будет ли работа более успешной, если «раб» будет точно знать о той сим-
 волической функции, которую он должен исполнять, или же «господину» стоит
 сохранить эту информацию при себе, привнося тем самым в операцию элемент
 таинственности? В определенных ситуациях, когда «покоряющийся» — опытный
 маг, он (она) сознательно подстраивает себя под избранную магическую цель, а
 ведь для этого требуется изрядная доля психологической гибкости и остроты ума.
 В равной степени положительные результаты получаются при использовании лю-
 бого количества комбинаций; доминирующий маг сам должен выбрать наиболее
 эффективный прием. 

В любом случае, всегда важно не забывать, что поток чистого сексуального
 возбуждения со стороны обоих партнеров должен поддерживаться на абсолютной
 высоте; его легко можно сбить, излишне педантично придерживаясь «сценария» ра-
 боты. Определенная доля театральной игры, бывает, стимулирует, но точно также
 может и отвлекать. 

Другой фактор, который следует держать в памяти, — это бесконечно непозна-
 ваемая природа человеческого разума. Маг узнает, что он (она) не в силах полностью
 постичь свою собственную душу, которая постоянно перерождается, не говоря уж о
 душе другого. Общее магическое правило: одну волю всегда легче сфокусировать и
 контролировать, чем две. Пары, давно поддерживающие сексуальный и магический
 контакт, иногда представляют собой исключение из данного правила; но на эту воз-
 можность не всегда стоит делать ставку. 

Если о подобных скрытых противоречиях союза доминирующий/подчиненный
 необходимо помнить даже в относительно несложных актах сексуальной магии, их
 роль может еще больше возрасти в инициатических операциях. 

Подчиненный как орудие оракульской,
 теургической или некромантической магии 

Более непосредственной инициатической задачей магического взаимодействия
 доминирующего/подчиненного (и требующей куда более тонкого контроля) яв-
 ляется вид работы, где «раб» символизирует собой внутренний аспект бытия «го-
 сподина». В этом случае «господин» успешно загоняет в подчинение непокорную
 грань собственной души. Такого рода операции могут варьироваться от подчине-
 ния одного конкретного личностного качества до более глубокого познания неко-
 его неизвестного элемента личности «господина». Облекая этот аспект своей инди-
 видуальности в конкретную форму — тело «раба», «господин» позволяет данному
 нематериальному внутреннему качеству на время стать податливым, трехмерным
 живым существом, которым можно как угодно манипулировать с помощью соб-
 ственной воли. Количество методов, применимых к данной цели бесконечно; при-
 ведем несколько практических примеров, которые могут пригодиться вам в ваших
 экспериментах. 

Для применения первого метода (пожалуй, назвать его стоит «допрос») жела-
 тельно, чтобы ваш «раб» владел навыком изменения состояния сознания (вхожде-
 ния в глубокий транс) через применение сильной эротической боли. Лучше всего
 не сообщать ему заранее цели работы — это условие способствует проникновению
 потенциально ценной, случайной и непредвиденной информации в психику «поко-
 ряющегося». 

«Господин» волевым усилием убеждает свое сознание, что «раб» есть физиче-
 ское воплощение того или иного внутреннего качества. При помощи выбранной на
 ваш вкус соответствующей комбинации инструментария, дисциплины и контроли-
 руемого применения боли, «раб» вводится в транс. Для подобных операций наибо-
 лее эффективно продолжительное физическое страдание, достигаемое при помощи
 размещения прищепок на теле или наиболее экстремальных видов связывания; бо-
 лее резкие, периодические вспышки боли скорее помешают получению желаемых
 результатов. 

Когда «раб» достигнет пика болевого транса, стирающего нормальные личност-
 ные реакции, «господин» задает ему важные вопросы о том, что ему (ей) нужно знать
 о скрытых манифестациях его (ее) собственной души — допрос облеченной в опре-
 деленную форму личности через посредство подчиненного партнера. 

Хотя есть возможность, что не все реакции «раба» будут совпадать с потребно-
 стями «господина», подобные допросы, производимые во время эротической трав-
 мы на высоком уровне эрогенной боли, подчас дают удивительно большой объем
 полезной информации. Как следствие, «подчиненный» становится оракулом, откры-
 тым для сообщения предсказаний в процессе переживания боли/наслаждения. 

Сторонники теорий Юнга скажут, что преодоление «рабом» порога эротической
 боли открывает доступ к «коллективному бессознательному», представляющему
 собой символическую область, достижимую во сне. Какой язык ни выбери для обо-
 значения этого таинственного феномена, сверхъестественный опыт видимости об-
 щения со скрытой частью собственной личности во время сексуально-магического
 действа драматично показывает непостижимую текучесть майи, зыбкой границы
 между макрокосмом и микрокосмом, внутренним «я» и внешним универсумом. 

Аналогичная техника допроса работает, если доминант стремится войти в кон-
 такт с разумом того или иного божества или демонического существа. «Раб», по-
 добно тому, как он становится для «господина» средством контакта с некой обла-
 стью его внутреннего «я», может служить своим телом вместилищем для существа,
 вызываемого через боль. Применение эротически заряженной боли как средства
 вызывания божественного сознания в страдающем теле издавна практиковалось в
 языческих религиозных практиках, и даже дошло до нас в искаженной форме обря-
 да покаяния и христианских культов бичевания плоти. 

Еще тело починенного партнера, доводимое до экстаза высокого уровня через
 боль, может служить посредником в некромантии, с его помощью «господин» будет
 общаться с мертвыми. Независимо от того, к какому именно существу вы обраща-
 етесь, выплеск эндорфинов в мозг через алголагнические манипуляции с телом, ви-
 димо, и является физиологической основой, на которой базируется эффект подоб-
 ных практик. 

«Доминирующий» как божество 

Естественно, доминирующий сексуальный маг может вступать в контакт с тем
 или иным божеством и внутри самого себя. Даже в не-магических отношениях «го-


сподина» и «раба», как было многими замечено, «раб» нередко оказывает своему
господину или госпоже почтение, весьма схожее с религиозным поклонением и вос-
торгом, которые обычно адресуют божеству. Когда такого рода «культ» господина
наполняется энергетикой магических теургических операций, становится возмож-
ной реализация одного из самых сильных видов божественного заклинания, доступ-
ных магу. 

Чтобы до конца понять это явление, мы должны взглянуть за пределы внешних
 манифестаций подобных актов и исследовать то, что происходит в душе доминиру-
 ющего сексуального мага. Маг пути левой руки стремится достичь самообожествле-
 ния сознания уже в земной жизни. Есть несколько ощущений, убедительно свиде-
 тельствующих о реальности такой, схожей с божественной, трансформации в плоти
 во время опыта, где вы наблюдаете, как «раб» охотно и добровольно передает вам
 всю власть над ним. 

И действительно, многие далекие от магии доминирующие партнеры чувствуют,
 как укрепляется их воля и ощущение своей личности во время ритуализированного
 признания их господства, нередко начиная испытывать к такому опыту сильное при-
 страстие, близкое к наркотической зависимости. Это воздействие на пробужденное
 сознание доминирующего мага многократно усиливается, если данное чувство на-
 править на магические и/или инициатические цели. В процессе работы «раб» у ва-
 ших ног — согласившийся покоряться любому вашему капризу — персонифицирует
 собой Майю, подчиняющуюся вашим приказаниям. 

Когда в такой ситуации «го-
 сподин» раскрывает свое сознание
 любому из богов или богинь тьмы,
 которых признает темная волна, он
 (она) в буквальном смысле преобра-
 жается. Едва войдя в это состояние
 измененного сознания, господин/
 божество использует тело «раба»
 как средство преображения фено-
 менального мира видимостей. Порка
 кнутом, модификация тела, пытки,
 унижение, изнасилование и прочие
 виды сладострастной боли, которым
 подвергается плоть подчиняюще-
 гося, должны заключать в себе глу-
 бокое символическое соответствие
 тем переменам, что господин желает
 произвести в мире. Разумеется, этим
 совпадениям и смыслам не обяза-
 тельно обладать каким-либо значе-
 нием за пределами субъективного
 мира господина, и, кроме того, чем
 интимнее эти смыслы, тем большей
 силой они обладают.


Например, «господин» приказывает «рабу» подчиняться определенным вербаль-
 ным или физическим сигналам, когда работа будет завершена, и тем самым сохра-
 нять символическую энергию вселенной, которой он повелевал во время собственно
 операции. Чем больше тайны и скрытости в этих повелениях, тем выше вероятность
 того, что они будут способствовать сообщению вашей воли на демонические уров-
 ни майи, что облекают в плоть магическую волю. 

На пике сексуального возбуждения и состояния измененного сознания, госпо-
 дин может проколоть тело раба, оставив почти неизменный якорь в физическом
 универсуме власти «доминирующего», и закрепив им мгновение, насыщенное бо-
 лью и подчинением «подчиняющегося». Также эффективно сделать «рабу» татуи-
 ровку или снабдить его каким-нибудь символическим означающим воли господина,
 дабы «раб» вернулся в нормальное сознание, обладая зашифрованным сигналом
 желания адепта. 

Ответственность «господина» 

Хотя по ходу подобных практик происходит выброс подчас захлестывающих с
 головой сексуальных и эмоциональных эмоций, никогда не будет лишним повто-
 рить, что «господин» всегда представляет собой архитектора магической операции,
 и потому обязан поддерживать абсолютный ментальный контроль над всем процес-
 сом. «Раб» в праве полностью отдаться экстатическому трансу, но «господин» несет
 ответственность за безопасность «раба» во время работы. Один из уроков силы, рав-
 ной божественной, которую «раб» добровольно дарит своему господину, состоит в
 том, что власть всегда сопряжена с ответственностью. Доминирующих магов, нару-
 шающих эту ответственность, теряя контроль над своими эмоциями и страстями в
 процессе сессии, нельзя назвать обладающими той степенью дисциплины, которая
 необходима в пути левой руки. 

Аналогичным образом, «рабу» стоит хорошенько подумать, прежде чем отдать
 себя в руки «господина», которому не свойственно проявлять такого рода ответ-
 ственность в своей обычной жизни. Если коротко, магу, не умеющему заботиться
 о своей собственной жизни или склонному к тенденциям самоуничтожения, нельзя
 доверять тотальное управление вашим телом и душой, на котором и основываются
 в большинстве случаев практики похоти/боли. 

Прежде чем принять на себя роль доминанта в магических операциях, маг (вне
 зависимости от пола) должен не только разобраться с особенностями своего вну-
 треннего мира, но и с фактами чужого бытия. Слишком уж часто многие из «до-
 минирующих» — в просто сексуальном или магическом контексте — решают сде-
 лать свой выбор в пользу того или иного человека лишь потому, что лишены силы
 или власти в своей повседневной жизни. Образ кроткой и «заезженной» «последней
 овцы (или барана) в стаде», за счет подчиняющегося партнера восполняющей свой
 прискорбный недостаток власти, настолько часто встречается, что превратился в
 затасканное клише. Пожалуй, для среднестатистического человека такого рода ро-
 левые игры обладают определенной терапевтической пользой, но для мага само-
 обман не имеет никакой практической ценности. Магия пути левой руки — это не
 психологическая драма. 

Нельзя позволять сексуальной магии доминирования заменять вам реальную
 жизнь, которую вы находите невыносимой — это жалкая форма эскапистского раз-
 влечения, заставляющая вас закрывать глаза на реальность вашего персонального
 бытия. На самом деле, это ударит в первую же очередь по вам самим; бессильный
 слабак, махающий кнутом, дабы сохранить свое непрочное самоуважение и урвать
 немного уважения к своей особе, не добьется ничего, кроме временного ухода от
 реальности таким вот способом. Он (она) не достигнет истинной трансформации
 себя или своей жизни, поскольку вся его (ее) энергия уйдет на его удовлетворе-
 ние его психологических потребностей, не оставляя возможности для совершения
 магии. Однако мало кто знает самого себя в достаточной мере, чтобы объективно
 признать, что относится к этой категории. То есть, в конечном счете, именно под-
 чиняющийся партнер ответственен за принятие решения, кто именно должен стать
 «господином», подходящим для реализации его целей. 

Это покажется странным, но магическую и инициатическую работу не основы-
 вают на некой степени власти, которой человек обладает в своей социальной жизни;
 и наоборот: вряд ли вам даст ее какой-либо магический акт. Это верно для всех
 форм магии, однако неизменно энергетически насыщенная и склонная провоциро-
 вать едва ли не наркотическое пристрастие природа работы, основанной на боли/
 похоти, в этом смысле особенно опасна. 

Магия подчинения 

Поскольку в алголагнической работе доминирующему магу принадлежит боль-
 шая часть зримой власти, на первый взгляд может показаться, что взятие на себя
 роли покоряющегося не многого даст магу левой руки, чьим мотивом является об-
 ретение все большей и большей власти над миром и своей личностью. Каким обра-
 зом сексуально подчиненный маг темной волны должен разрешить это явное про-
 тиворечие? 

Один из решающих факторов — свобода. Если обмен между «господином» и
 «рабом» разворачивается исключительно в одностороннем порядке, и сопряжен с
 принуждением «раба» против его воли выполнять действия, к которым он не ис-
 пытывает сознательного желания, то в этой ситуации у «раба» отнимается всякое
 право выбора. Подобная сессия едва ли будет представлять собой нечто большее,
 чем изнасилование, утоляющее потребности «господина», но малосодержатель-
 ное в плане магии и инициации для «раба». В лучшем случае, это акт сексуального
 вампиризма. С другой стороны, нам доводилось наблюдать доминирующих магов,
 у которых высасывали магическую энергию их вампирические «подчиненные».
 (ВБДСМ есть даже соответствующий термин: ToppingfromtheBottom — «управ-
 ление Топом», т. е. злоупотребление со стороны «подчиненного» расположением
 «доминирующего», манипулирование «господином» с целью получения максималь-
 ного удовольствия для себя.)
 

На самом деле здесь разворачивается незаметный постороннему глазу, очень и
 очень тонкий обмен энергией между «господином» и его добровольным «рабом». 

Подчиненный маг, как было сказано выше, может совершенно точно так же
 играть роль божества в эротической магии, как и доминирующий. Добровольно и
 целенаправленно отбрасывая все проявления свободы и повседневной ответствен-
 ности на время действа, «раб» потенциально способен трансформироваться в лич-
 ность вне нормативного человеческого опыта, раскрывая этим свое сознание для
 энергетически насыщенных уровней самотрансформации. Если мы внимательно
 посмотрим, как действует в подобной работе поток сексуальной энергии, мы уви-
 дим, что на самом деле «доминирующий» отдает большой объем силы и энергии
 «подчиненному», сравнимый с тем наслаждением, что «покоряющийся» доставляет
 «господину». Как ни парадоксально, передавая на время работы свое тело в полную
 власть другого мага, «раб» высвобождает некоторые аспекты психики, и те начина-
 ют работать так, как в нормальном состоянии для них невозможно. 

Одно из самых сильных средств, которыми располагает «господин» для мани-
 пулирования психосексуальным «ядром» «раба», заключается в контролировании
 непосредственно тех временных отрезков, когда «рабу» позволяется испытывать
 оргазм или иное сексуальное наслаждение. Упражнения, предложенные нами в
 девятой главе, рекомендуют всем сексуальным магам пути левой руки временами
 переживать вынужденный период сексуального воздержания. Допустим, вам вспо-
 минаются физический и психический дискомфорт, которые вы, скорее всего, чув-
 ствовали, когда пытались ограничить свою эротическую энергию. Представьте себе
 положение покоряющегося сексуального мага, вынужденного подчиняться всем
 приказаниям своего «господина» и воздерживаться от всякой половой жизни, если
 только она не служит удовольствию доминирующего мага. 

«Рабу», к примеру, часто не позволяется даже мастурбировать, пока он не полу-
 чит на это разрешения «господина». Можно очень успешно контролировать выброс
 сексуальной энергии во время магической операции, если воспользоваться тем, как
 подавляемые сексуальные желания «раба» проявляют себя в условиях подобных ба-
 рьеров. Нередко бывает, что гедонистический экстаз, переживаемый подчиненным
 магом, которому лишь изредка, по приказу «господина», дозволяется оргазм, об-
 ладает почти непереносимой интенсивностью по сравнению с обычным кульмина-
 ционным моментом полового акта, совершаемого по первому требованию похоти.
 Внимательное экспериментирование с данной техникой поднимет этот тщательно
 контролируемый выпуск оргазменной энергии на уровень самого изысканного ис-
 кусства. 

Акт магически управляемого сексуального подчинения на самом деле пред-
 ставляет собой средство доступа в состояние измененного сознания, через которое
 можно разбудить глубочайшее ядро личности покоряющегося мага. Когда искусный
 «господин» подвергает тело «раба» боли, степень которой точно отмерена, это со-
 стояние измененного сознания весьма усиливается, порождая радикальные физио-
 логические изменения, которые опытный доминирующий маг может направить на
 любое число магических целей. 

С этой точки зрения, доминирующий маг выступает механиком, вызывающим
 состояние транса неизмеримой сила в плоти и душе своего раба. Пусть раб связан и
 во рту у него кляп, его заставляют претерпевать самую тщательно изощренную же-
 стокость, на которую только способно воображение его господина или госпожи. Но,
 поскольку все внешние видимости обманчивы, в реальности подчиненный маг пе-
 реживает глубочайшее состояние свободы. Этот процесс достижения абсолютного
 освобождения через БДСМ есть главный парадоксальный секрет магии подчинения. 

Интенсивное психическое и плотское потрясение, производимое алголагниче-
 скими работами, способно, среди прочего, подарить магу-«рабу» свободу отклю-
 чить все откровенно рациональные аспекты ментальной деятельности на установ-
 ленный период времени, для того чтобы исследовать еще более скрытые глубины
 сознания. Самоконтроль, необходимый для неукоснительного подчинения «госпо-
 дину», в одновременном сочетании с воздействием боли на нервную систему, дает
 покоряющемуся магу возможность разорвать завесу отвлекающей и посторонней
 мысли, которая в обычное время закрывает более глубокие уровни бытия. Экстре-
 мальное физическое принуждение, на которое соглашается саб, служит острой кон-
 центрации на внутренней работе мага. 

Если принять эту точку зрения, то становится видно, что алголагнический ритуал
 особенно хорош для индивидуально-ориентированного направления сексуальной
 магии пути левой руки. «Господин» и «раб» независимо друг от друга весьма четко
 проживают яркий магический опыт, сохраняющий суверенность их индивидуаль-
 ных сознаний. В одно и тоже время их автономные, но равные магические смещения
 сознания интенсифицируются и усиливаются благодаря взаимодействию эротиче-
 ской энергии, поток которой движется между магами. Необходимо понять, что же
 все-таки на самом деле всплывает в сознании обоих магов и перестать концентри-
 роваться на бьющей в глаза, очевидной неравномерности в разделении власти, на
 которую указывает подобное распределение ролей. Тогда становится ясно, что они
 оба, и «господин», и «раб», пожинают именно те плоды работы, в которых испыты-
 вают потребность. 

Ориентированное исключительно на наслаждение эротическое общение, осно-
 ванное на насыщенном энергией взаимодействии полярных мужского и женского
 начал, обеспечивает ценный стимул противостояния, который можно перенапра-
 вить на магию. Полярности, присутствующие в магической работе, разворачива-
 ющейся между «господином» и «рабом», действуют по тому же самому принципу
 — улавливают энергию, испускаемую противоположным полюсом. Невозможно
 установить, кто из сексуальных магов — мужчина или женщина — ухватывает боль-
 ше энергии из эротического общения; точно также нельзя вынести такого рода су-
 ждение о доминирующем или подчиненном маге. 

Хотя «раб» с радостью дает «господину» власть определить, какому именно ини-
 циатическому испытанию он будет подвергаться во время работы, он никогда, даже
 в самых сильных спазмах алголагнического экстаза, не отбросит самый главный
 элемент — самоконтроль. Это один из важнейших определяющих факторов, отде-
 ляющих подчиненного мага темной волны от среднестатистического мазохиста. 

Традиционный сексуальный мазохист чаще всего желает забыть напрочь о су-
 веренности своего «я», мотивированный сложными эмоциями стыда, вины и непри-
 язни к себе, подчас граничащими с суицидальными наклонностями. Подчиненные
 маги пути левой руки позволяют издеваться над собой так же жестоко, как и обыч-
 ные мазохисты, однако в это унижение они погружаются с полностью ясным осоз-
 нанием магического эффекта, который может дать это подчинение. 

Даже в цепях, страдая от всех немыслимых способов пытки, какими потчует его
 тело «господин», маг-«раб» продолжает культивировать высшую суверенность сво-
 ей воли и укреплять ее как почти божественный, независимо действующий элемент
 универсума. К тому же, философский парадокс подчинения себя власти другого
 при одновременном сохранении абсолютной автономии себя как спиритуально-
 го существа, есть одна из тех загадок, которую маги пути левой руки так ценят в
 качестве инструмента инициации. Эксперименты с парадоксами в таком духе с их
 экстремальной динамикой полярностей служат горючим для пламени творения бо-
 жественного «я», в котором заключена конечная цель темного пути. 

Как и всякую другую бесценную загадку, таинственную энергию подчиненного
 мага можно понять, лишь испытав подобный опыт лично. Слова в книге способны
 лишь тускло обозначить целиком и полностью личный процесс самотрансформа-
 ции, который известен пробужденным «рабам». 

Доминатрикс как Шакти 

Алголагническая магия, совершаемая сильной доминирующей женщиной и по-
 коряющимся партнером (вне зависимости от пола) зачастую раскрывает ключевое
 для пути левой руки значение Женского Демонизма и манифестации Темной Боги-
 ни. Маг, радостно претерпевающий мучения в руках воистину вдохновенной доми-
 натрикс, имеет шанс познать первобытную красоту и силу Женского Демонизма на-
 много более живо, чем то доступно для приверженца традиционных ритуалов пути
 левой руки. Госпожа, которая разработает для себя достаточно сильный призрак,
 проецирующий божественный эротический образ, выходящий за пределы простого
 человека, станет несравненной инициатрикс. 

Женщина, осилившая эту наиболее сложную трансформацию, — явление ред-
 кое, поскольку немногие женщины способны окончательно порвать с социальными
 нормами, требующими от нее, чтобы она была заботлива и альтруистична. Разу-
 меется, многие доминатрикс умеют культивировать популярный впечатляющий
 имидж, одеваясь в нагруженную соответствующей символикой одежду из садо-
 мазохистских фантазий, обзаведшись необходимыми техническими навыками для
 причинения боли и создания одномерного впечатления превосходства. Женщина-а-
 депт, по настоящему усвоившая суть Женского Демонизма, пренебрегает такого
 рода расхожим позерством; при помощи акта, схожего с «подгонкой по фигуре», она
 способна воплощать извечный образ Шакти изнутри — это спиритуальное качество
 не имеет ничего общего с насаждаемым СМИ заезженным образом суки, поедаю-
 щей мужчин. 

Доминирующая женщина-маг, обладающая силой служить живым вместили-
 щем для Женского Демонизма, представляет собой Жрицу и, одновременно, в од-
 ном и том же теле, Богиню. Зверства, которыми она щедро потчует своих рабов, об-
 ретают форму религиозного таинства, а подчинение ей становится инициатическим
 испытанием, которым она испытывает как дух, так и плоть. Искусству подобного
 обретения качеств магической госпожи нельзя научить, ибо оно есть нечто, глубоко
 укорененное в личной природе. Иногда женщина, освободившая себя от культурно-
 го зомбирования, вынуждающего ее проявлять женскую нежность и доброту, обна-
 руживает, что в ее душе с самого рождения мерцала искра Женского Демонизма. Но
 все же чаще всего такого состояния бытия удается достигать лишь спорадически, в
 самые интенсивные моменты эротической магии. 

Покоряющаяся женщина, с радостью принимающаяся эротическое страдание
 от рук доминирующего мужчины, разумеется, способна испытать что-то вроде
 религиозного богоявления — встречу с мужским (брутальным и безжалостным)
 аспектом божественного — однако, здесь задействован совершенно иной тип вла-
 сти. Доминирующий мужчина, по сути, представляет собой гипертрофированную
 форму мужской власти, которая и так господствует в мире, что заметно на примере
 неэротических властных структур социума. 

Доминирующая женщина, соприкасающаяся с Женским Демонизмом, есть куда
 более радикальная манифестация эротической силы. Ведь она порывает с норма-
 тивным образом женщины как подчиненного элемента в эротическом уравнении
 мужского и женского. Живо и дерзко проявляет она сексуальную женскую энергию,
 ниспровергая фиксированные в обществе роли. 

Для подчиненного мужчины может стать пугающим до глубины души опытом
 созерцание того, как ярость, пережиток первобытной божественности, обрета-
 ет плоть в госпоже, в то время как ему отведена беспомощная и бесконечно уяз-
 вимая позиция. Тем не менее, этот страх способен генерировать инициатическую
 энергию. Ритуалы алголагнии, которые не сочетаются хотя бы с малой долей ужаса
 для «раба», практически лишены трансформирующего потенциала. Путь левой руки
 традиционно заставляет своих адептов встретить и познать свирепые и жестокие ка-
 чества божества; и именно такой, дикий аспект божественной личности «рабу» луч-
 ше всего удастся постичь, находясь в полной зависимости от доминирующего мага. 

Пробуждение страха 

Страх может стать великим стимулом к пробуждению, однако в реальности ма-
 гам, привыкшим экспериментировать с доминированием/подчинением, несложно
 до притупления ощущений привыкнуть к неистовым удовольствиям этой разновид-
 ности магии. Довольно быстро узнаешь, что человеческая личность легко свыкается
 с любыми ощущениями и опытом, если те относительно часто повторяются. Стоит
 магическому акту превратиться в нечто привычное и отработанное, как он тут же
 вырождается в пустую церемонию, и его сила прорываться через обычную сонность
 сознания иссякает. В операциях с доминированием/подчинением это может прои-
 зойти так же легко, как и в любой другой работе. 

Искусный «господин» примет меры предосторожности, чтобы «раб» не знал в
 точности, какова будет его судьба во время работы. Сохранение непредсказуемой
 атмосферы страха во время ритуала поддержит у «раба» необходимую насторо-
 женность, готовность к встрече с любой неожиданностью. Когда просчитанное при-
 менение физической боли к телу «раба» приводит к значительным изменениям в
 химическом составе мозга, провоцируя изменение состояния сознания, эти чисто
 физические ощущения становятся еще более эффективными, если их усиливает
 атмосфера тревожности и волнения. Маг пути левой руки без устали ищет Грааль
 неизвестного, а ничто так не порождает ощущение неизвестности, как инсцениро-
 ванное чувство страха в сознании посвящаемого. 

Встреча со страхом и преодоление его нередко составляет центральную ини-
 циатическую цель в сексуально-магическом действе; нет более очевидных сви-
 детельств того, как энергия мага может быть ограничена созданными для самого
 себя ужасами. Перепрограммирование и стирание страхов у «раба» по ходу ритуала
 иногда высвобождает неожиданные резервы силы, дающие посвящаемому шанс из-
 менить затем более тонкие элементы внутреннего и внешнего мира. Стимулируя, с
 одной стороны, физический экстаз и радость у «раба» и одновременно инспирируя
 высокий уровень психологического страха и тревожности, с другой, «господин» по-
 рождает один из тех парадоксальных континуумов полярностей, что имеют столь
 большое значение для инициации темной волны.


Для достижения устойчивого настроения страха доминирующему магу необхо-
 димо отлично знать мировосприятие «раба» и уметь играть на этих глубоко уко-
 рененных страхах. Поэтому подобные ритуалы, как правило, наилучшим образом
 срабатывают у тех магов, что хорошо знают друг друга. Например, «раба», страда-
 ющего боязнью врачей можно привезти с завязанными глазами в белую комнату,
 напоминающую больничную, привязав его к больничной каталке. Доминант же оде-
 нется в белый медицинский халат и будет проводить болевые процедуры в отстра-
 ненной, «хирургической» манере. Действия, сопряженные с физическим проникно-
 вением, что характерны для любого медицинского визита, можно разнообразить
 использованием клизм, стерильных игл для подкожных инъекций и других причиня-
 ющих боль или унижение инструментов для проникновения. Можно выбрить «рабу»
 определенные участки тела, как будто для подготовки к хирургической операции,
 или сделать фотографии, как бы бесстрастно документируя процесс. Молчаливое
 присутствие облаченного в белый халат ассистента весьма и весьма поспособствует
 желаемой обстановке угрозы. 

Здесь кое-кто из наших читателей возразит, что вышеописанный ритуал не бу-
 дет иметь никакого отношения ни к традиционной магической работе левой руки,
 известной им, ни к любимой ими садомазохистской сессии. Но работа, сопряжен-
 ная с игрой на фобиях «раба» может принимать любую форму, какую вы сочтете
 подходящей или же наиболее эффективной для стимулирования страха. Самые бу-
 доражащие иницитатические ритуалы страха — те, что наиболее тесно связаны с
реальностью. Ритуалы, далеко не столь усложненные, как вышеприведенный, могут
 оказаться не менее результативны. Если «раб» испытывает непреодолимый страх
 перед пауками, для создания соответствующей магической атмосферы будет до-
 статочно связать его в затемненной комнате, где будет помещен стакан с этими тва-
 рями, тускло подсвеченный. 

Нередко подобный опыт — если он был правильно «поставлен» доминирующим
 магом — способен окончательно избавить «раба» от его фобии, позволив испытать
 катарсис при помощи психологического напряжения, которое как раз и дает воз-
 можность творить магию. Встреча с собственным страхом, пока находишься в столь
 уязвимом положении, рисует «рабу» ясную картину границ, в которые он загнал
 себя, и открывает секретную дверь к изменению и переопределению этих пределов.
 Если страх можно превратить в удовольствие или научиться манипулировать им, ка-
 кие еще внутренние свойства мага поддаются трансформации? Если можно взгля-
 нуть в лицо терзавшей всю жизнь фобии и подчинить ее себе, какие еще внешние
 барьеры этого мира можно уничтожить? Тем не менее, нелишне повторить, что дан-
 ный вид работы следует проводить лишь парам, у которых установилось достаточно
 прочное взаимное доверие, и где партнеры хорошо знают ограничения друг друга. 

Подобные ритуалы перепрограммирования часто позволяют магам-«рабам»
 выйти из сессии с обновленным чувством власти над собственной психикой, что в
 свою очередь способно подвигнуть их на трансформацию рамок своей повседнев-
 ной жизни, которые они привыкли воспринимать как должное. Никогда не будет
 лишним подчеркнуть, что победы, одержанные в символическом, управляемом
 контексте, не имеют большого смысла, если их не перенести в повседневное суще-
 ствование мага. Как ни парадоксально, но маги (вне зависимости от пола), по доброй
 воле соглашающиеся пережить свои самые жуткие страхи, находясь в сексуальном
 рабстве, зачастую выходят из ритуального пространства с запасом силы, большим,
 чем тот, что был у них перед началом ритуала. 

И все-таки сексуальный маг левой руки обязан помнить, что цель здесь не долж-
 на быть просто терапевтической, стимулировать одну лишь внешнюю индивидуаль-
 ность «раба». Данный аспект работы только расчищает почву для более глубоких
 уровней перепрограммирования, и в итоге должен выходить на божественные уров-
 ни бытия. 

Маги пути левой руки всегда стремятся к опыту, который позволит им Проснуть-
 ся. Сексуальному магу нельзя забывать о сверхчувственных свойствах страха, если
 он желает предельно расширить спектр человеческого опыта в магических и ини-
 циатических целях. Пробужденное состояние, достигаемое искусным построением
 страха в эротическом контексте, представляет собой один из самых древних и ис-
 пытанных способов преодоления ординарного сознания, какие только есть в распо-
 ряжении мага. 

Эксперименты с прерыванием сна 

В алголагнических ритуалах Пробуждение не обязательно сводится к метафоре:
 резкое прерывание настоящего сна также может стать для сознания подчиненного
 мага методом, ведущим к самотрансформации. Очень действенный инициатиче-
 ский прием: в прямом смысле разбудить мага-«раба» от крепкого, многочасового
 сна, сознательно прервав фазу быстрого сна, регулирующую спящий мозг. «Раба»
 можно разбудить любой острой болью (капнув очень горячий воск на эрогенную
 зону, быстро и неожиданно ударив рукоятью хлыста и т. п.). Затем его насильно та-
 щат в комнату, где все готово для сессии БДСМ, и он (она) принимает жестокую
 пытку из рук доминирующего мага (магов). 

Подобные сессии можно сделать еще интенсивнее, если накануне ритуала на
 сутки подвергнуть подчиненного партнера депривации чувств. (Термин из БДСМ.
SensoryDeprivation— депривация чувств, т. е. лишение возможности видеть,
 слышать, говорить, осуществляется при помощи помощью масок, беруш и т.
 п.)
Ощущения ирреальности и сумеречного состояния сознания легко достичь, если
запереть «раба» в совершенно темной комнате. Изменение диеты на период такого
заточения поспособствует возникновению состояния измененного сознания еще до
начала работы. Принудительное воздержание от пищи сделает «раба» слабее и чув-
ствительнее к сильным болевым/сладострастным стимулам, после того как прер-
вется этап депривации; в то же время намеренное кормление пищей жирной, насы-
щенной углеводами, усилит дремоту и повысит уровень серотонина в мозгу, отчего
человек будет более сонный. 

В идеале «раб» в дремотном состоянии будет воспринимать сессию как сон (или
 кошмар), что окрасит процесс в сюрреалистические тона. Стимулированный болью
 сильный выплеск адреналина и эндорфинов в мозгу «подчиненного», пребывающе-
 го в полусознательном состоянии, поможет погружению в особый транс, который
 будет способствовать магической работе. Нередко из очень напряженной сессии
 «раб» выходит слишком утомленным, чтобы выполнять пророческую или визио-
 нерскую функцию. Сны «раба» после ритуала иногда могут развить поставленную
 магическую цель в неожиданном направлении.


С другой стороны, можно выбрать временной отрезок (например, одну неде-
 лю), в течение которого подчиненный партнер должен будет спать на территории
 «господина»; а та же процедура будет нерегулярно повторяться. Когда «раб» не зна-
 ет, в какую конкретно ночь произойдет сессия, возникает напряжение совершенно
 иного рода. Такой элемент неожиданности хорош для восторженного или не в меру
 нервного «раба», которому не удается спать во время подготовительного этапа де-
 привации. 

Свобода раба 

Тесно связанная с нарочитостью конфронтация со страхом, которую можно
 специально устроить во время ритуала сексуальной магии доминирования/подчи-
 нения, является важнейшей в пути левой руки практикой сознательного нарушения
 табу. Нарушение правил социума несет в себе немного магической или инициатиче-
 ской ценности, особенно в социуме, где так распространены разобщенность и упа-
 док, как в нашем обществе. Нет ничего проще, чем поколебать статус-кво, создан-
 ный другими; истинная задача темной волны есть нарушение правил, которые мы
 навязали себе сами. 

Пересечение порога наших собственных фиксированных поведенческих мо-
 делей и норм — один из методов магии левой руки, которые помогают магу ос-
 вободиться во всех сферах своей жизнедеятельности. В контексте операций с до-
 минированием/подчинением, «рабу» часто приказывается нарушить собственные
 сексуальные привычки и предпочтения, пребывая в ритуальном пространстве и со-
 стоянии сознания. Поскольку маги пути левой руки зачастую изначально склонны к
 эротическим авантюрам, иногда бывает сложно обнаружить табу, обладающее хоть
 сколько-нибудь значительным влиянием на психосексуальную конституцию «раба».
 Однако, обычно это все же удается. 

К наиболее распространенным навязанным самому себе сексуальным табу,
 которые нарушает «раб» по ходу сессии, относится принуждение строго гетеро-
 сексуального мага к однополому сексу или же приказание магу-гомосексуалисту
 вступить в акт с партнером противоположенного пола. Вынуждение «раба», привя-
 занного исключительно к одному «господину», подчиняться сексуальным приказам
 другого «господина», с которым он не ощущает связи. Это также довольно распро-
 страненная практика, способная стать мощным методом демонстрирования тоталь-
 ного, безусловного рабства, на которое подчиняющийся партнер добровольно со-
 гласился. 

В том же русле, «раба» в качестве доказательства его преданности «господи-
 ну» можно заставить вступить в сексуальный контакт с человеком, к которому он в
 обычной жизни испытывает неприязнь или отвращение. Пожалуй, хорошо также за-
 ставить «раба» принять боль от рук того, к кому он (она) чувствует активную враж-
 дебность. 

«Раб», привыкший охотно принимать наказание и унижение, которые ему (ей)
 приходится терпеть под властью господина/госпожи в ситуации тет-а-тет, может
 быть до смерти напуган перспективой, что его подвергнут аналогичным жесто-
 костям публично или перед лицом друзей, которые раньше не знали о таких его
 наклонностях. Существует ряд сексуальных практик, которые тот или иной «раб»
 считает до невыносимости мерзкими, и именно они эффективно послужат в магии
 нарушения табу. То, что один маг находит абсолютно приемлемым, покажется со-
 вершенно недопустимым другому; повторимся, чем лучше «господин» знает своего
 «раба», тем более четким будет направление подобной работы. 

Разумеется, все вышеперечисленные примеры нередко являются частью многих
 не-магических отношений доминирования/подчинения. Главное отличие в магиче-
 ском контексте заключается в том, что энергия, высвобождаемая через нарушение
 самому себе навязанного табу, направляется на магическую или инициатическую
 трансформацию, а не только на одно эротическое возбуждение. «Раб», пройдя ка-
 кое бы то ни было испытание, предложенное «господином», осознает, что запрет-
 ное есть целиком и полностью субъективный феномен. Если самые сокровенные
 сексуальные предрасположения можно так легко изменить, то становится ясно, что
 прочие социальные ограничения и нормативные привычки поддаются тотальной
 трансмутации. 

Активная практика пути левой руки учит, что внутреннее «я» и внешний мир бес-
 конечно более подвижны и изменчивы, чем нас убеждает наше окружение, и сам
 маг начинает управлять конструированием реальности. Экспериментирование с ка-
 жущимися постоянными сексуальными рамками под жестким руководством доми-
 нирующего мага дает регулируемую свободу действий, позволяющую сломать эти
 эротические барьеры. Хотя ничто не мешает сексуальному магу (вне зависимости от
 пола) сознательно уничтожать свои эротические табу, не помещая себя в жесткую
 систему отношения доминирующего/подчиненного, уникальные свойства именно
 этого способа обмена энергией подчас дают более мощный стимул к подобным
 инициатическим прорывам, чем любые индивидуальные потуги. Тем не менее, как
 только благодаря алголагнической работе маг приобретет привычку нарушать свои
 табу, используя это в качестве метода перепрограммирования, он должен найти в
 себе силу продолжить данную практику уже без помощи доминирующего партнера. 

Повторимся, внешние видимости лгут. Хотя стороннему наблюдателю таких
 ритуалов покажется, что «господин» делает с «рабом» отвратительные и жестокие
 вещи, покоряющийся по доброй воле дал согласие подчиняться власти доминиру-
 ющего мага. Несмотря на видимость контроля, «господин» выступает инициатором
 (или инициатрикс), давая рабу свободу взглянуть на скрытые свойства его «я», и тем
 самым увеличить его власть над миром. 

«Подчиненный» иногда персонифицирует высшее «я» доминирующего. Подоб-
 но этому, в иных случаях «господин» становится внешним выражением высшего «я»
 «раба», заставляя того с его же молчаливого согласия выполнять физические риту-
 алы самотрансформации. Этот скрытый аспект симбиоза в отношениях доминиру-
 ющий/подчиненный — а понять эти отношения можно лишь изнутри — есть один из
 сокровенных ресурсов силы, наполняющей смыслом подобные операции. 

Надо сказать, что когда в сексуальной магии достигаешь желаемого результата
 нарушения табу, неизбежно наступает момент, когда у многих магов просто-напро-
 сто иссякает число неиспытанных эротических запретов, сдерживающих их жизнь.
 Было бы бессмысленным постоянно повторять нарушение запретов после того, как
 сила их запретности померкнет из-за привычки. Кое-кто из «рабов» обнаружива-
 ет, что после преодоления определенного запрета начинает находить удовольствие
 в том, чтобы еще раз пережить опыт нарушения бывшего табу, но теперь исклю-
 чительно для развлечения. Конечно, поступать таким образом — право мага, но в
 качестве преодоления запретов это уже не котируется. Теперь посвященный, сооб-
 разно своему вкусу, может добавить в свой сексуально-магический арсенал эту в
 прошлом табуированную практику или же забыть о ней. 

Как только маг при помощи такого рода упражнений усвоит урок о бесконечной
 текучести эротической идентификации, ему следует испытать это расширившееся
 ощущение своей личности, погружаясь в неизведанные области каждой из сфер
 бытия, не ограничиваясь только сексуальной. Интенсивная эмоциональная сила,
 которая подчас пробуждается от нарушения сексуальных табу в контексте ритуа-
 ла доминирования/подчинения, в идеале должна стать отправной точкой магиче-
 ской работы по радикальному изменению себя. Нет более действенного метода, чем
 разрушение персонального эротического табу для пробуждения мага к осознанию
 той истины, что весь спектр нормативно-обусловленных и запрограммированных
 привычек мысли можно уничтожить волевыми усилиями. Однажды достигнув про-
 бужденного состояния, маг будет сознательно отбрасывать те свои качества, что
 мешают его власти над миром, приобретая более ценные свойства, основываясь на
 возрастающем ощущении самоконтроля. 

Но магическое нарушение сексуальных табу будет немного стоить, если оно де-
 лается лишь для расширения эротических возможностей. В конце концов, есть мно-
 го людей, освободившихся на сексуальном уровне до такой степени, что остальные
 не смогут и вообразить, однако, так и не предприняв самого главного шага — дости-
 жения того же уровня свободы на всех прочих уровнях сотворенной ими самими
 реальности. Во всем остальном они прикованы к тем же запретам, что наполняют
 мирное существование большинства пашу. 

Хотя нарушение сексуальных границ нередко способствует достижению боль-
 шей автономии во всех сферах жизни, оно ее не гарантирует. Относительно просто
 освободить себя от собственноручно выкованных сексуальных цепей, особенно под
 властью и опекой господина или госпожи. Но, стоит покинуть арену эротического, и
 маг подчас оказывается опутанным социальным программированием, ничем не от-
 личаясь от любого непосвященного. Совершить великий скачок самоосвобождения
 можно лишь тяжелым индивидуальным трудом; ни один направляющий доминант
 не станет щелкать своим хлыстом по всем граням вашей инициации. 

Тут мы сталкиваемся с одной из самых парадоксальных загадок сексуальной ма-
 гии доминирования/подчинения: тот же «раб», что охотно покоряется любому при-
 казу и капризу своего господина (госпожи) во время сессии, безоговорочно отказы-
 вается подчиняться диктату стандартного социума. Такая разновидность инициации
 пути левой руки освобождает адепта от ограничений более широкой социальной
 матрицы макрокосма, отдавая его в безжалостные руки другого мага, что кажется
 странной нестыковкой в понятиях. Поражает тот факт, что подчинение своей воли
 сексуальной власти другого мага на самом деле служит освобождению посвяща-
 емого из рабства гипнотизирующей и стирающей всякую индивидуальность жиз-
 ни социума в целом. Даже «рабы», далекие от магии, часто рассказывают, что им
 никогда не доводилось чувствовать себя более свободными, чем когда они служат
 своему «доминирующему» партнеру; это парадоксальное освобождение, как нам
 доводилось видеть, невероятно увеличивается в эротической магии доминирова-
 ния/подчинения.


Пожалуй, не менее странно, что непосвященные профаны, радостно отдающие-
 ся самозабвению и бескомпромиссному господству общества, семьи, работодателя,
 религии, политики и СМИ, склонны презирать того, кто время от времени подверга-
 ет себя сексуальному рабству. Ключевое различие между этими двумя типами зави-
 симости, несомненно, состоит в том, что приручающее человека рабское служение
 обществу в основном порождено бессознательным и бездумным инстинктом стад-
 ного животного пашу, в то время как покоряющийся маг добровольно подчиняется
 сексуальному доминированию, усматривая в этом героический способ инициации.
 Свобода раба есть живой коан сексуальной магии пути левой руки. 

Контролируя хаос 

Еще одна из загадок магии доминирования/подчинения заключается в том, на-
 сколько совершенно и безупречно эта практика воплощает в себе один из базовых
 принципов магии в широком смысле. 

Вне зависимости от того, как именно практикует магию или само-трансфор-
 мацию тот или иной маг, он (она) занимается, прежде всего, организацией сырого
 хаотического материала майи в цельную структуру в соответствии со своей волей.
 Возможно, маг будет глубоко осознавать свое желание изменить какую-то из граней
 реальности и сумеет безошибочно сформулировать то, каким образом это желание
 можно наиболее эффективно претворить в жизнь. Однако такое понимание долж-
 но быть прочно сопряжено с актом организации необходимой информации в фор-
 ме, которая будет сообщать желание мага прямо и непротиворечиво. Маг, подобно
 художнику, постоянно занят упорядочиванием хаоса. Для этого нужно направить
 беспокойный и неустойчивый материал майи во временную рабочую модель, под-
 дающуюся трансформации. 

Приведем относительно простой пример. Допустим, вы желаете магически по-
 влиять на некую силу внешнего мира. Возможно, это какой-то человек, возможно —
 один из аспектов вашего собственного поведения. Вы уже обладаете солидной ин-
 формацией об избранном предмете, однако эти подробности еще не организованы,
 они плавают, не имея определенного направления. Соберите четко организованное
 досье по своему вопросу, где будет представлена вся значимая информация, и вы
 уже начнете брать ее под свой контроль. На самом деле, сам факт открытия досье —
 это магнетический акт, привлекающий новую и полезную информацию на службу
 вашим задачам. 

Без центральной, фокусирующей точки, информация просто-напросто рассы-
 плется в общую энтропию рассеянного и расплывчатого космического сознания.
 Собранные вместе в одном осевом и тщательно контролируемом пространстве,
 скрытые связи, которые в иных ситуациях остаются незамеченными, начинают об-
 наруживать себя, что, в свою очередь, начинает мало-помалу влиять на ваше созна-
 ние. Когда наступит правильное время — оценить этот фактор может лишь сам маг
 — вы предпримете необходимое магическое действие. Часто не требуется никаких
 объективных действий, иногда для реализации цели остаточно лишь создать то ме-
 сто, куда стечется вся существенная информация. 

Внутренняя дисциплина и стилизованная система контроля, с которой имеет дело
 магия доминирования/подчинения, в идеале должна упорядочить внешний хаос. Соб-
 ственно, к этому, как правило, и стремится маг. «Господин», подчиняющий своему по-
 рядку «раба», преобразует хаос живой психической энергии в послушную магическую
 силу. С другой стороны, магические цели, которые ставит перед собой «раб», он мо-
 жет успешно реализовать, подчиняя себя чуткой власти «господина». Маг, понимаю-
 щий этот важнейший принцип и применяющий его в алголагнических ритуалах, пол-
 ноценно использует такую энергию для построения магической модели реальности,
 так настойчиво предлагаемой работой с доминированием/подчинением. 

Аналогичным образом, маг, экспериментирующий с эротической болью, но пло-
 хо разобравшийся с данным принципом, никогда не продвинется дальше щекочущих
 психику ролевых игр, к которым сводится основная масса обычных садомазохист-
 ских сессий. Возможно, такие практики вас возбуждают (что само по себе является
 поводом ими заниматься), но это уже не будет магией. Из-за интенсивности остроты
 боли/наслаждения, которую подчас приобретают такие сессии, легко упустить из
 виду магическую цель, которая является первостепенной движущей силой ритуала. 

Темница как храм 

Для волхвов пути левой руки традиционная в западной церемониальной магии
 идея ритуального помещения — поверхностна; его (ее) тело есть главный и един-
 ственный храм. Но как кое-кто из магов любит отводить часть своего жилого про-
 странства специально для практики темной волны, так же и адепту алголагнической
 магии может прийти в голову сконструировать особую комнату для отправления
 ритуалов доминирования и подчинения. Из нее можно сделать соответствующе
 оборудованную темницу (Опять собственно БДСМ-термин. Темница (Dungeon) —
 место для БДСМ-сессии; от специально «оборудованной» спальни до отдельной,
 полностью укомплектованной комнаты в укромном месте.) с
необходимыми ору-
диями для причинения боли, размещенными в обстановке, создающей подходящую
атмосферу. Вход в темницу, где царит атмосфера, насыщенная воспоминаниями о
прошлых сессиях сладкой боли, сразу позволяет «господину» и «рабу» войти в соот-
ветствующие магические роли. Если держать такую комнату закрытой все время, за
исключением работы, атмосфера в ней станет еще более насыщенной. 

В рекомендации устроить такого рода комнату есть и еще одно практическое
 соображение. Ничто не убивает наэлектризованность алголагнической сессии так
 быстро, как ненужная возня с веревками, цепями, крючьями и прочими «орудиями
 труда». Продуманно оборудованное помещение, позволяющее «господину» зафик-
 сировать «раба» в нужной позе за считанные секунды, которое также даст возмож-
 ность все время иметь под рукой инструменты эротической пытки — предпочти-
 тельнее для подобных занятий, чем более случайная обстановка. 

Опытный адепт пути левой руки в итоге научится достигать нужного состояния
 магически раскрытого сознания в любом месте и в любое время, когда возникнет не-
 обходимость. Когда маг достигнет этой стадии, ему можно будет расстаться с этим
 вспомогательным средством концентрации — специально отведенной ритуальной
 комнатой. И точно таким же образом, опытные доминирующие и подчиняющиеся
 маги постепенно приходят к пониманию, что они могут устраивать свои сессии в
 любой обстановке и совершенно спонтанно, с минимумом внешних вспомогатель-
 ных средств. А до той поры тщательно спланированная и эстетически продуманная
 темница зачастую способна принести пользу в качестве «тренировочной площад-
 ки», способствующей большей концентрации на ближайших магических целях.


Модификация тела 

Мы уже упоминали мимоходом о модификации тела «раба» по ходу алголаг-
 нического ритуала. Трансформация, в буквальном смысле слова, плоти во время
 работы иногда повторяет трансформацию сознания подчиненного, оставляя ему
 на всю жизнь памятку о моменте инициации — запечатлевая, словно стоп-кадром,
 миг изменения сознания — в живом храме тела посвящаемого. Модификация тела
 особенно хороша для обозначения ритуалов посвящения. Очень часто, когда подчи-
 ненный впервые признает власть другого мага, уместно как-то пометить тело раба,
 воспользовавшись колечками для сосков, генитальным пирсингом, прижиганием,
 нанести шрам или тэту. Выход в новое состояние бытия можно маркировать подхо-
 дящим к случаю изменением плоти. 

Подобные изменения тела, несомненно, несут для мага символический смысл;
 но есть и более магически весомая причина включать модификацию тела в ритуалы
 доминирования и подчинения. Прокалывание, особенно в эрогенных зонах, способ-
 но спровоцировать глубокое изменение состояния сознания, если произвести его
 правильно и опытными руками. Оно погружает «раба» в глубокий транс, подтал-
 кивая захлестываемое ощущениями тело к визионерскому пику. Те, кто проходил
 подобные испытания, рассказывают о возникновении таких сиддхи, как общение с
 божественными существами, откровения, ведущее к глубокой самотрансформации,
 в том числе — феномены ясновидения и яснослышания. (Яснослышание — один из
 видов ясновидения; получение информации в обход чувственных путей за счет
 «голосов», звуков или иных сигналов, воспринимаемых внутренним слухом.)
 

Известны случаи, когда прокалывание, сделанное подчиненному, уже имевшему
 опыт состояния измененного сознания, активировал все симптомы, ассоциируемые
 с классическим пробуждением кундалини. При этом возникало ощущение ледяной/
 обжигающей вспышки в области позвоночника, отчетливое чувство исчезновения
 внутренних телесных «блоков» и переживание счастья/ужаса пробуждения, тради-
 ционно определяемого как «открытие третьего глаза». 

Другое распространенное следствие травмирующего пирсинга и модификации
 тела — явление расширения сознания, которое в традиционных оккультных кругах
 называют «выходом из тела» или «астральной проекцией». Мы предпочитаем избе-
 гать этого языка, однако нельзя отрицать ценность такого опыта, какими бы терми-
 нами не пользовались для его описания. Часто маги, подвергавшиеся подвешиванию
 за кольца в проколотых сосках или согласившиеся на экстремальную модификацию
 тела, рассказывают, что наблюдали собственные страдания и истерзанную физиче-
 скую оболочку отстраненно, словно покинув тело. 

Опыт ощущения, что самое сокровенное существо и глубочайшие уровни созна-
 ния — потенциально бессмертное каузальное тело — нечто отдельное от смертного
 физического тела, весьма значим для адепта. Стоит магу взглянуть на свое тело с
 «вне-телесной» точки зрения, у него складывается совершенно иное представление
 о природе человеческого существования. Поскольку нет возможности однозначно
 доказать, является ли это состояние кажущейся свободы от тела субъективными
 фантомом или объективным фактом, попытки сделать какой-либо категоричный
 вывод по сему поводу следует расценивать как чисто спекулятивные. 

Посвященный маг темной волны, однако, радуется такому шансу взглянуть на
 реальность через непривычную или волнующую призму, что ставит под вопрос
 общепринятые суждения о человеческом бытии. Если экстремальная боль и моди-
 фикация тела помогают подобным изменениям в сознании произойти, значит, их
 ценность доказана. Модель существования, допускающая, что сознание можно со-
 знательно отделить от тела, раскрывает магу путь напрямую приблизиться к тай-
 не смерти и бессмертия. Никакое догматическое учение не годится для решения
 этих сугубо субъективных вопросов; каждый маг (вне зависимости от пола) должен
 через непосредственное исследование собственного «я» при помощи физических
 экспериментов определить, какова его позиция относительно этой метафизической
 материи. 

 
Джордж Кейтлин «Инициатическая церемония сиу» 
 

Традиционный западный маг, привыкший злоупотреблять рассудочными трак-
 товками инициации, в ужасе отшатнется от самой идеи, что физическая модифи-
 кация тела и сопутствующая этому боль способны раскрыть кому-то глаза на по-
 добные фундаментальные вопросы. Те же, кто идет по пути левой руки, напротив, с
 готовностью приемлют любую технику, способную перенести в область телесного
 важнейшие проблемы бытия, вместо того, чтобы окутывать их мутным и расплыв-
 чатым облаком чисто умозрительных спекуляций. 

Интересно отметить, что многие «сексуальные авантюристы», не имевшие по-
 нятия о спиритуальном и не интересовавшиеся им, ненамеренно приобщили себя
 к магическому мировоззрению, экспериментируя с радикальным модифицирова-
 нием тела. Очень многое стоило бы сказать тем самозваным метафизикам, которые
 отказываются даже допустить, что уроки телесной боли и наслаждения заслужи-
 вают серьезного внимания. Здесь мы в который раз сталкиваемся с известным нам
 противоборством плоти и духа — иллюзорным конфликтом, который сексуальный
 маг разрешает, постигая величайшие тайны души через радости и страдания своего
 собственного тела. 

Эти практики, о которых мы рассказали, произрастают из методов, применяв-
 шихся некоторыми шаманами и факирами для того, чтобы вознести обыденное со-
 знание на визионерские уровни. Пожалуй, наиболее известный пример этой тради-
 ции — религиозный ритуал индейцев сиу, в котором юноши племени должны были
 пройти испытание, во время которого им прокалывали кожу на груди и подвеши-
 вали так на достаточно длительное время, пока они не войдут в визионерское со-
 стояние сознания. Таким образом сиу посвящали мальчиков во взрослых мужчин,
 женщинам же племени запрещалось наблюдать за этим исключительно мужским
 таинством — подобная сегрегация полов противоречит философии пути левой
 руки. Однако испытать то, каким образом эта практика меняет состояние сознания,
 может любой маг; придерживаться верований североамериканских индейцев для
 этого необязательно. 

То, что ныне многие фетишисты, даже не догадывающиеся о существовании по-
 добных религиозных обычаев, соглашаются на прокалывание и подвешивание, пол-
 ностью повторяя вышеописанное, заставляет предположить, что подобные ритуалы
 глубоко укоренены в атавистических психических элементах человеческого созна-
 ния. Мифологии самых разных народов пестрят историями о богах-магах, дости-
 гавших визионерского апофеоза при помощи этого метода — болезненного прока-
 лывания с последующим подвешиванием. Один, скандинавский бог войны, поэзии,
 магии и священной ярости, согласно мифу, получил руны во время мучительного
 ритуала принесения себя в жертву, когда ему пришлось, терпя страшную боль, ви-
 сеть на мировом древе девять дней и ночей. Бог и герой из мифологии индейцев
 Центральной Америки Кецалькоатль получил визионерское знание через аналогич-
 ный ритуал болезненного подвешивания. 

Экстатические страсти мага Иисуса, с нанесением ему ран копьем и последо-
 вавшим распятием, несомненно повторяют ту же модель, что мы видим в мифах
 об Одине и Кецалькоатле. С любовью выписанные страдания Христа на кресте и
 одержимость его приверженцев его мучительными унижениями однозначно дока-
 зывают, что экзотерическое христианство на самом деле исходит из некоего эзо-
 терического культа боли/похоти, подспудно связанного с магической инициацией.
 Подобное, часто всплывающее сходство между древними инициатическими испы-
 таниями, сопряженными с болью, и желаниями, которые движут современными
 сексуальными фетишистами, говорят об одном. За поверхностным выражением
 обыденного эротизма, определяющего самый обычный сексуальный опыт человека,
 скрывается сексуально-магический импульс. 

И нередко тот, кто только начал развлекаться садомазохистскими практиками,
 с глубочайшим удивлением понимает, что, случайно нажав внутренний переклю-
 чатель темной волны, он, преследуя свой излюбленный фетиш, наткнулся на нечто
 более сложное, нежели обычное сексуальное предпочтение. Зачастую поверхност-
 ный или мимолетный интерес к «альтернативным» сексуальным практикам, вроде
S&M или модификации тела, приводит к настоящему спиритуальному прозрению.
 Великое пробуждение Бодханы пришло к Сиддхартхе, пока он сидел под деревом
 Бодхи; к кому-то оно приходит после операций с прокалыванием и подвешиванием,
 устроенных их «господином». 

Выход из стада 

То, что пирсинг и модификация тела исключительно в декоративных и эстетиче-
 ских целях стало популярной модой, заслуживает отдельного комментария. С точ-
 ки зрения мага пути левой руки, всякий раз, когда стадо пашу начинает увлекаться
 практикой, еще недавно бывшей эзотерической или просто малоизвестной, к этой
 практике, естественно, стоит отнестись с известной долей скепсиса. Любую практи-
 ку саму по себе, будь то пирсинг, татуировка или модификация тела, нельзя автома-
 тически ставить в разряд магических; более того, то, как эти явления проявляются
 в массовом социуме, делает их однозначно не-магическими. Нередко модификация
 тела, в ее самом распространенном варианте, даже не имеет функции сексуального
 фетиша; это просто поверхностная модная фишка. 

В конечном итоге, в большинстве урбанистических контекстов индустриали-
 зированного западного мира внешние символы сексуального бунта приобретают
 ранее немыслимую популярность. Стиль некогда запретных сексуальных практик
 вроде садомазохизма и различных форм фетишизма вплетается в моду. Тщательно
 выстроенные и разрекламированные «сцены», посвященные БДСМ, коже, кожзаме-
 нителям, а также иным, становящимся все более общественно приемлемыми — а
 некогда считавшимися «отклонением от нормы» — сексуальным предпочтениям,
 все чаще заметны в сотнях городов. 

Генитальный пирсинг, татуировка, скарификация и другие модификации тела,
 некогда составлявшие прерогативу небольшой и замкнутой субкультуры фетиши-
 стов, становятся неотъемлемыми составляющими экономики молодежной культу-
 ры. Как и сотни других табу, десятилетиями заимствуемых из маргинальных слоев
 общества для развлечения скучающего среднего класса, эти эротические аксессу-
 ары утратили свой статус извращенности и превратились в популярный «ритуал
 посвящения» для подростков, желающих одновременно шокировать родителей и
 заявить о своей формирующейся сексуальности. 

В определенном смысле, маг пути левой руки может лишь приветствовать от-
 мену какого-либо из эротических табу. Все большая и большая свобода выраже-
 ния человеческой сексуальности во всех ее разнообразных манифестациях дает и
 последователям пути левой руки возможность открыто обсуждать и изучать это
 направление, по мере того, как раздвигаются границы исследование сексуального.
 Однако, тенденция все более гомогенизирующейся, движимой рынком, гиперкапи-
 талистической культуры преображать своим отупляющим захватом все, что ког-
 да-то имело большой психосексуальный потенциал, было трансгрессивным и дава-
 ло магическое освобождение, в приятные, всем доступные предметы потребления,
 имеет явные минусы. 

Если интерес к такого рода временным эротическим хобби способен произве-
 сти frisson (Frisson (франц.) — содрогание.) и мгновенную идентификацию, посвя-
 щенный знает, что социально определяемая роль «мятежника» или «эксцентрика»
 во многом представляет собой такую же стереотипную униформу, как и остальные.
 Маг же должен быть в состоянии эффективно действовать любым способом, ко-
 торый будет адекватен в конкретной ситуации. Имидж асоциального маргинала и
 имидж столпа общества одинаково тесны для посвященного темной волны, ибо его
 отрицание любых пределов для личного самосознания ставит в тупик всех косных
 конформистов из какого угодно лагеря. 

Садомазохизм, генитальный пирсинг и фетишизм — каким бы термином их не
 обозначали — хорошо зарекомендовали себя в качестве инструментов самоинициа-
 ции еще в самых первых документальных свидетельствах человеческой сексуальной
 спиритуальности древних времен. Когда опытный сексуальный маг применяет эти
 практики сознательно и творчески, они помогают войти в такое состояние изменен-
 ного сознания, что недостижимо иными методами. К сожалению, один из побочных
 эффектов трансформации этих издревле сложившихся средств эротической иници-
 ации в модные забавы для любопытствующих заключается в притуплении их воз-
 действия на психику во время магических манипуляций. Это не снижает ценность
 подобных приемов, но лишь усиливает и без того острую необходимость для адепта
 пользоваться этими методами аккуратно и по делу. 

В эпоху, когда пишется эта книга, бытует тенденция осмысливать всякую фал-
 лическую татуировку, прокалывание сосков или нанесение неоязыческих шрамов в
 духе спиритуальности или невнятного «нью-эйджа». Субкультурные знаки так на-
 зываемого современного примитивного мышления дают возможность кому угодно
 пробить себе член гвоздем и объявить себя визионером. 

Разумеется, эти методы издавна применяются в инициатических целях пути ле-
 вой руки, однако для этого нужны аккуратность и чистота намерений, основанные
 целиком и полностью на личной мотивации. Если ваш интерес к подобным эроти-
 ко-магическим украшениям инспирирован эфемерной жаждой одобрения свер-
 стников и/или привязанностью к коллективным ценностям данной субкультуры,
 советуем еще раз хорошенько подумать. В культурном пространстве, где пирсинг
 и модификация тела нередко сводятся к пустому выпендрежу, требующему нали-
 чия мертвого груза обязательных признаков социального статуса, есть вероятность
 того, что маг пути левой руки станет нарочито избегать этих практик, оказывая этим
 сопротивление массовому менталитету. 

Сексуальные неудачники и бунтовщики разного пошиба традиционно проявля-
 ют наклонность сбиваться в полуплеменные сообщества. Тому есть несколько объ-
 ективных причин: безопасность благодаря численности во время занятий сексуаль-
 ными практиками, которые осуждаются — или возводятся в разряд криминальных
 — большинством; шанс встретить других людей, разделяющих такие сексуальные
 предпочтения; и, пожалуй, наиболее частая: естественное человеческое желание
 вписаться, хотя бы в клуб других добровольных социальных изгоев. К сожалению,
 даже эти нетрадиционные социальные потребности нарушают одиночество, кото-
 рое активно культивирует истинный маг (вне зависимости от пола) пути левой руки
 в качестве аспекта своего сознательного отстранения от психически успокоительно-
 го социального комфорта. Быть аутсайдером любого толка — позитивное преиму-
 щество для посвящаемого в темную волну. Поддаться искушению и влиться в толпу
 — любую толпу — значит тормознуть радикальное развитие своего «я», необходи-
 мое для овладения темной волной. 

Значит, маг со склонностью к алголагническим радостям или БДСМ (если го-
 ворить об одном из вкусов сексуальных меньшинств), должен стремится употре-
 бить эту эротическую энергетику на магическое развитие за пределами уютных и не
 допускающих возражений рамок организованной садомазохистской субкультуры.
 Эротическому магу пути левой руки приходится трудиться изо всех сил, чтобы не
 впасть в коллективизм любого толка. Для этого необходимо четко уяснить, что ми-
 зансцена садомазохистской сессии со всеми положенными модными и сленговыми
 словечками, установленными правилами и нормами, непременными облачениями
 господина и раба есть не более чем зеркало большего, тщательно контролируемо-
 го мира сообществ и стратегий. Инициатическая ценность эротической боли, несо-
 мненно, заслуживает того, чтобы занять свое место в ряду методов сексуального
 мага. Однако он должен выработать свой личный способ использования этих ини-
 циатических средств, а не просто заимствовать избитую символику и риторику,
 произведенную тем, что можно обозначить как садомазохистский истеблишмент. 

Человек силы 

Хотя границы, разделяющие роли «господина» и «подчиненного» непременно
 пошатнутся по ходу удачной алголагнической работы, базовые различия между го-
 сподином/госпожой и рабом в магическом контексте можно приложить к любой си-
 туации и потребностям. Каждая из ролей обеспечивает посвящаемого ценной точ-
 кой зрения на человеческое равенство, и ее связь с объективным и субъективным
 мультиверсумом не всегда сразу заметна стороннему наблюдателю. В основном
 сексуальные маги инстинктивно тяготеют к тому, чтобы брать на себя либо только
 доминирующую, либо исключительно подчиненную роль, когда экспериментируют
 с этим видом эротической энергии. Это абсолютно правильно, при условии, что эти
 роли приняты на себя благодаря свободному выбору, а не просто в результате без-
 думного проигрывания заранее установленных социальных ожиданий. 

Несмотря на природное тяготение к образу господина или раба в соответствии
 с личностным типом или психологической расположенностью, следует поговорить
 и о том, чтобы время от времени меняться ролями. Доминирующий маг обязатель-
 но сумеет стать более совершенным господином или госпожой, если он (она) будет
 иногда проходить через унижения раба, а подчиненный лучше узнает обе стороны
 этого властного континуума, если изредка будет исполнять роль господина. В тради-
 ционном и жестко структурированном мире садомазохизма подобная смена ролей
 случается относительно редко, но маг левой руки, как всегда, позволяет себе нару-
 шать им же созданные правила, ущемляющие прочие социальные договоренности. 

Мы заметили, что многие сексуальные маги, никогда не задумывавшиеся о воз-
 можности использования эротической боли в качестве инициатического приема,
 нередко избегают этого из-за вполне понятного неприятия стандартного лубочного
 образа субкультуры БДСМ со всей ее нудной и шаблонной системой символов. Если
 смотреть не через призму этих суживающих обзор линз, алголагнические приемы
 можно осмысливать, как всего лишь действенное средство изменять состояние со-
 знания мага в условиях управляемого ритуального контекста. 

И господин, и раб, хотя каждый из них пользуется своим механизмом, стремятся
 достичь совершенно одинаковой цели через магическую боль/похоть. Это — цель
 всех операций левой руки. Имеется в виду освобождение в этой жизни, понимае-
 мое как самостоятельное создание богоподобного состояния сознания, достигну-
 тое через пробужденные манипуляции с экстремальной эротической энергией. Для
 «господина» и «подчиненного» пути левой руки такая игра с силой способна стать
 решающим шагом в поисках того неуловимого состояния бытия, которое Жорж Ба-
 тай назвал «суверенностью», а в традиционной тантрической инициации близкого
 героической стадии вира, когда рвутся все оковы прошлого существования в каче-
 стве стадного животного. 

Что касается мага-«раба», то парадокс здесь заключается в том, что эти меша-
 ющие психические цепи разбиваются с помощью добровольного приятия цепей
 ритуального рабства. Тщательно отмеренные страдания, изливаемые на плоть и
 душу подчиненного умелым доминирующим магом, — это интенсификация самого
 инициатического процесса, переведенного на язык тела. Жестокое потрясение со-
 матической системы, растянутое во времени и в итоге дающее радость сексуально
 подчиненному магу, способно стать майя-зеркалом одного из аспектов самотранс-
 формации темной волны. Каждое изощренное мучение, претерпленное и вынесен-
 ное во время сессии боли/похоти, есть отзвук напоминания, что адепт левой руки
 должен с радостью принимать пугающую боль полностью пробужденного осозна-
 ния истинной реальности в нашу эпоху Кали-юги. 

В подчиненном состоянии нельзя отвергать или отрицать какую-либо из ма-
 нифестаций майи; каждый удар по телу встречается с радостью до тех пор, пока
 сознание не поднимется до уровня, где боль и сладострастие, ужас и восторг, ор-
 газм и агония нерасторжимы, как и все прочие дуализмы. Подвергая смертное
 тело, где временно обитает душа, систематической деградации, можно разрушить
 фальшивые наслоения личности, усвоенные через контакты с внешним контекстом.
 Иллюзорные маски социального статуса спадают, позволяя посвящаемому адепту
 по своей воле перепрограммировать внутреннюю самоидентификацию. Уступая
 жестокости «господина», проходящий инициацию «раб» (вне зависимости от пола)
 постигает свои собственные пределы и выходит за них. Шлак раба, корчащегося в
 тигле этого акта алхимического преобразования, переплавится в золото, и из испы-
 тания он выйдет господином своей собственной души. 

Для доминирующего мага ценность подобной работы ярче заметна со сторо-
 ны; господину или госпоже даруется нечто похожее на божественную силу, пока он
 (она) пребывает в ритуальном пространстве/времени. Но, даже учитывая жестокие
 уроки касательно своего «я», которые предстоит усвоить рабу, самому суровому ис-
 пытанию подвергается именно господин. 

Принимая на себя полную ответственность за чужое тело согласившегося под-
 чиняться, не задавая вопросов, «господин» испытывает свою пригодность стать бо-
 жеством. Пока идет ритуал, разворачиваясь внутри предельных границ отношений
 господина-раба, доминирующий маг становится создателем и правителем универ-
 сума для двоих. Так господин/госпожа получает редкостный шанс изучить тонкие
 условия причины и следствия, которые должен постичь каждый маг, что проявля-
 ется в результативности (или отсутствии таковой) его (ее) абсолютной власти над
 рабом. 

Если утрачивается контроль, «господин» теряет свое право на божественность,
 точно так же терпит неудачу и адепт, неспособный осуществить свою волю таким
 образом, чтобы произвести желаемые изменения в майе. «Господин», пожелавший
 установить абсолютную власть над «рабом», должен соблюсти равновесие между
 непоколебимым господством и радостно-легкой лилой. Этот хрупкий баланс необ-
 ходим во всех магических операциях для контролирования неуправляемого хаоса
 чистого бытия. В условиях ритуала подчиненного можно сравнить с создаваемым
 предметом искусства, в то время как «господин» — это художник, ваяющий живое
 существо в среде боли и наслаждения, прилагаемых к человеческой плоти. 

Что касается магов, эротические предпочтения которых уже ориентированы
 на сладострастное причинение или перенесение боли, то привнесение магической
 цели в эти жестокие игры, как уже было многократно проверено, резко увеличивает
 успешность магических операций. Многие маги, изначально не испытывавшие ни
 малейшего намерения вводить боль/похоть в свои манипуляции, получили нема-
 лую пользу, решившись на небольшие эксперименты с данными методами. Будучи
 наиболее психологически и физически опасными из всех сексуально-магических
 приемов, ритуалы магии доминирования и подчинения при этом обещают возмож-
 ность самого радикального прорыва в самотрансформации. Боль/похоть может
 предоставить любому сексуальному магу темной волны тайные ключи к мистериям
 плоти, позволяя пробужденной душе исследовать теневую сторону эротического
 экстаза в этот темнейший из Эонов 
  class="castalia castalia-beige"