Поделиться
03.04.2012 Автор: Алексей Луговский

Алексей Луговский

Лес

Темнота, озарённая светом застывшей навечно луны, клубиться в пустотах канав и ям, густеет на дне моего озера, создаёт из себя мир и поглощает его. Исполинские деревья мерно двигаются в такт невидимому Ветру, что играет свою странную, волшебную симфонию шума и шорохов, свободы и тайны. Птицы без названий, мерно плывут сквозь пучину тьмы, оставляя за собой легкий шлейф из красок и звуков. Порою слышится далёкий и протяжный, полный неведомой печали, зов древних созданий, незримых животных, что ходят вдали, протяжно воют, ломают ветки, валят деревья. Но я никогда, никогда не видел их. Лишь изредка пробегают мимо, маленькие несуразные создания, на ходу меняя форму, цвет, и имя. Мне не дано постигнуть их тайну, не дано открыть их суть и предназначение, как и суть всего этого темного мира, суть себя самого. Но что-то во мне вопрошает, стремится к познанию.

Я не помню, когда это началось. Но однажды я начал думать. Это было давно, мириады мгновений тому назад, мириады образов, картинок, снов. Я начал думать. И от этого – страдать. Мой ум упорно бился в стену непонимания, упорно искал, и не находя, впадал в разочарование, создавал эмоции печали и уныния. Вся моя маленькая жизнь казалась до безумия бессмысленной и глупой. Это так забавно - попасться в ловушку чужого ума.

Всё дело в том, что я – не человек. Я хозяин озера, его дух. Моя работа – собирать воспоминания. Уже сколько помню себя, сижу я возле этого озера, дожидаясь, когда появится, когда выйдет из воды новый призрак. Я дотрагиваюсь до него рукой, лишь слегка прикасаюсь, чтобы снять с него это бремя, жуткое и тяжкое бремя его воспоминаний. Все эти призраки ещё недавно были людьми: радовались, пели, страдали и любили. Ещё недавно они были полны жизни, эмоций, мыслей. А теперь, это лишь эфемерные, порою серые, а порою с некоторыми оттенками, фантомы, что выходя из озера, следуют неведомому зову. Они словно сомнамбулы, проходят через шесть точек, шесть врат, чтобы вновь вернуться в озеро, но другими, невинными и сияющими.

В этом лесу живёт шесть духов-хранителей. Они, как и я, выполняют свою работу. Я никогда не видел их, но знаю – они есть. Расположенные аккуратно и равномерно вокруг леса, каждый хранит свой элемент, каждый сам себе раб и хозяин. Они не покидают своих мест, не разговаривают, но всегда прилежно выполняют работу, не задумываясь, не сомневаясь. Откуда я это знаю, ведь я и сам такой же ограниченный своим постом раб? Обо всём этом мне рассказывает Ветер. Мой незримый друг и советчик. Он, многоголосый и изменчивый: порою вкрадчивый, порою надоедливо-монотонный, иногда испуганный, редко – радостный и мягкий, но чаще - мрачный и угрюмый, слишком тихий, чтобы быть услышанным, слишком невнятный, хаотичный, безумный. Может быть, это не сам ветер – но дух ветра, - подобный мне. Я не знаю. Но он всегда приносит мне на своих крыльях свежие новости, рассказывает что-то об устройстве этого мира или его обитателях.

Но самое странное, что есть в этом лесу, так это старая хижина в его центре. Из окон и дверей всегда изливается свет, мягкий и тёплый, ласковый и манящий. Из расщелин он вытекает туманом, легким дымком, а из трубы бьёт столбом до самого неба, до самых звёзд и луны. Звери, дети материи, бояться этого домика и обходят стороной. Пробегают мимо маленькие пятипалые тени, проскальзывают радужные скрипучие рыбы, пролетают, плавно скользя, зоркие полупрозрачные шестикрылы. И я, такой же, сотканный из слов и материи, боюсь этого старого дома, боюсь этого света, хоть и тянусь к нему всегда…

Странное это дело – быть. И если бы не бесконечный поток мыслей, что и сейчас рисует эти слова, на страницах моего восприятия, я бы давным-давно утонул в безграничном бытии «здесь и сейчас» в пустоте безмолвия, в красоте оглушающей тишины. Порою я был близок и между слов находил молчание, осторожно тянулся к нему, трепетал в предвкушении, словно на цыпочках подтягивался всё ближе и ближе. И вдруг спотыкался о мысль и падал, падал в грязную лужу печали и отчаяния, в глупую холодную лужу, в которой с непреклонным постоянством отражались далёкие звёзды моих надежд.

Но и мига хватало, чтобы ухватить всё: и безмятежную гладь озера, и унылую одинокую луну в нём, и кривые деревья, застывшие в безумных позах, перешёптывающиеся, вздрагивающие, толи от холода, толи от страха; тропу, ведущую в центр леса и зубастую линию горизонта утопающую в матово-бледной дымке тумана. Бездонное, усыпанное мириадами звёзд небо, чёрное надо мной, и пурпурно-серое по бокам. Величественный и темным мир, что открывался моему взору в это мгновения, затрагивал потаённый струны моей души, откликался во мне странными чувствами, печально-сладостными мечтами, неведомыми, далёкими образами.

Но звенящую тишину моего молчания порою нагло нарушал многоголосый хор леса, что пел птичьим треском, гремел мяуканьем, звонко, чуть слышно шипел в кустах, и далеко из глубины леса, монотонно стрекотал странною грустною песней. Но все звуки исчезали, стоило только о них забыть. Они были призраком леса, или обманом слуха, потому что возникали, именно в тот момент, когда я начинал о них думать…

***

Мгновение. И из озера выходит фантом, медленно и грузно ползёт он по воздуху, странный и грустный, несёт свою бесполезную ношу. Это призрак. Один из многих, странный гость из Внешнего Мира. Я подхожу. Прикасаюсь рукой. Вспышка света. Дрожь в теле. Погружение…

…прислушиваюсь к нежным переливам красок и сладостным чуть видимым оттенкам звуков. Всем своим нутром, всей пятернёй своих чувств, я впитываю в себя жизнь, чтобы убить её, чтобы превратить в набор глупых бесполезных картинок, безжизненных немых образов и символов. Которые чуть погодя, тут же растворяются в безудержном потоке серых и тёмных рек памяти.

Я оглядываюсь назад, в прошлое, я засыпаю, и снова вижу, и снова смотрю на груду разлагающихся тел, я снова исчезаю, растворяясь среди кучи трупных червей, становлюсь червем, становлюсь всеми ими, и меня уже нет, есть только хаос сумбурности, есть только мелькание теней.

Я смотрю вперёд, сонным и пустым взглядом отчуждённости и надежды. Сквозь пелену сна, я строю замки из песка, я создаю карточные домики, города, миры! Сам насылаю ветра и бури, ураганы и землетрясения. С печалью и безысходностью, гляжу на развалины и обломки…

Опять и опять попадаю в капкан воображения, обливаясь воображаемой кровью, я зову на помощь, но помощи нет, и я блаженно напиваюсь болью и жалостью к себе, чтобы с чувством странного недовольства вернуться, наконец, в свой привычный МИР. Реальность шаблонов и игр!

И новые старые маски, которые никогда не выбираешь. И погружение в серые декорации, растворение в толпе одноликих призраков. Все играют роли, и все ищут, ищут до остервенения и безумия, чувство исключительности и превосходства, чтобы хоть на миг, почувствовать себя другими, не таким как все, лучше, больше, важней. И я такой же. Такой же прозрачный, сонный, и моё лицо - это калейдоскоп лиц, отражённых, чужих, не настоящих...

Миг – и я выпрыгиваю из этого потока, из этого хаоса образов и полусмыслов. Меня всё ещё трясёт. Я слегка скрючиваюсь, словно от сильной боли, всё тело пульсирует от разных чувств и ощущений. Желания, страхи, боль, обида, разочарование, и снова желания: больше, больше! Призрак же, смотрит на меня, и кажется – он улыбается. Лёгкий и воздушный, он сбросил с себя оковы серости, и тяжкое бремя личной истории - больше никаких мыслей, никаких страданий. Чуть погодя, он оглядывается и смотрит куда-то вдаль, в сторону чуть видного, мерцающего на горизонте огонька, и словно влекомый невидимой песней, плывёт неспешно в ту сторону. Туда, где мой незримый брат, похожий на меня, хранит свой вечный пост. Там очищающий огонь, через который проходят все призраки, без исключения.

Я стою как вкопанный и смотрю, как этот призрак, такой чистый и невинный, уходит прочь, смотрю, с чувством зависти и обиды. Чья это обида? За что? За что?! И следом раздражение, злость и мысли, мысли! В голове шум, и я сажусь на траву, чтобы успокоиться. Пару мгновений трачу, чтобы отделиться от образа «я», которое я получил от этого фантома вместе с воспоминаниями. Чуть погодя у меня это получается, и это «я» уходит куда-то во тьму, но не навсегда. О, нет, все эти люди живут во мне, иногда кричат, порою, что-то рассказывают, спорят друг с другом. Это так невыносимо тяжко, успокаивать их, усмирять, и главное – находить среди них самого себя.

Я, конечно, не являюсь человеком, хотя и обладаю человеческим телом, могу чувствовать, ощущать, думать. Я обладаю умом, «интеллектом», и поэтому постоянно задаюсь вопросом: зачем всё это? Для чего? Почему я из мгновения в мгновение выполняю эту странную работу, зачем эти призраки выходят из озера, зачем возвращаются назад? Я не могу ответить, мой ум, как и ум любого человека, ограничен сферой собственной жизни, а моя жизнь – это жизнь людей. Это их воспоминания. Поэтому, то ли от скуки, то ли от жажды познания, я предаюсь размышлениям о жизни человеческих существ.

И из каждого призрака я беру что-то новое, от кого-то больше, от кого-то – почти ничего. Да, призраки отличаются оттенками и красками, невинные и чистые фантомы – это дети. Или взрослые, серые и угрюмые, реже – с оттенками синего или зеленого. Серых большинство, и у них мне уже нечего брать: набор глупых и нелепых воспоминаний, чужие мысли в головах, выдуманные представление о себе, образы-щиты, что они держали перед собою всю жизнь.

Собирая раз за разом их память и остаточные мысли, мне становится невыразимо скучно. Как и этим серым людям было скучно когда-то в их серых жизнях. Да и вся эта жизнь была для них одним большим побегом от этой заразы, от ужасной болезни под названием скука.

Как они жили? Пытаясь избежать боли, они гонялись за удовольствиями. Удовольствие и боль могли быть как физическими, так и ментальными. Физически их тянуло к еде, сексу, наркотикам или алкоголю, но всё это в больших количествах вело к ухудшению здоровья и недееспособности, что явно шло в разрез с планами «системы», с планами тех, кто контролировал человеческих существ и использовал их в качестве рабочей силы. Поэтому все физические удовольствия в основном осуждались. В психологическом же смысле человек пытался избежать скуки или же дурных мыслей (которые появлялись от той же скуки) вроде «я одинок», «меня никто не любит», и тому подобных выводов, которые приводили к появлению негативных эмоций. От подобных мыслей можно было убежать, лишь растворив своё болезненное «Я»: в работе, игре, отношениях, «любви». Человек как бы забывал себя и тем самым забывал о вечном своём одиночестве, о смерти и бессмысленности бытия. Ужасно было это чувство бессмысленности существования, ведь с логической точки зрения найти какой-нибудь смысл в жизни было невозможно, поэтому система пичкала людей абстрактными идеями о боге, спасении и грехе. Благодаря этому люди жили, работали, плодились и размножались.

Главное, что вело человека по жизни это, как не странно, его эгоизм, и чувство собственной значительности. Эго было чем-то вроде инстинктивного отростка, помогавшего выжить в «цивилизованных» условиях. Беря за основу утверждение «выживает сильнейший» человеческое Эго, пыталось всеми силами доказать самому себе (!), что оно то, как раз самое сильное, умное, красивое. Или же оно придумывало ещё какое-нибудь качество, чтобы чувствовать себя лучше и больше других. Эго вело людей по жизни, заставляло карабкаться вверх по карьерной лестнице, писать рассказы, создавать рок группы, находить себе более красивых и здоровых партнёров или обучаться различным искусствам.

Можно было даже сказать, что существовало коллективное Эго, то есть Эго целой страны. Люди делили планету невидимыми линиями, и утверждали, что та или иная её часть принадлежит именно им, а не другим людям. За территорию боролись, за неё и умирали. Эго победившей страны утверждало свою значительность. А тем самым кукловоды, отдельные люди, пожинали плоды, качали ресурсы с новой земли, делали деньги, торговали оружием. Массам пытались вбить в голову, что их страна лучше прочих, с помощью газет и телевизоров, они врали об огромных урожаях собранных в этом году, об улучшении уровня жизни, о научном прогрессе. Страны боролись и мирным путём, например с помощью спорта: люди болея за свою команду, болели на самом деле за свою страну, и если их команда побеждала, то они чувствовали неслыханную важность, на фоне негодующих проигравших.

Любовь – вот чем тешили себя скучающие люди. Идеальный способ избавиться от скуки – влюбиться. Это слово, «любовь», в субъективном понимании различных людей приобретало поистине нелепые значения и очертания. Потому что любовь была, по сути, набором непостоянных эмоциональных реакций на, те или иные мыслеформы, которые возникали в сознании индивида под влиянием банального желания физической близости. Однако, дело не только в инстинктах. Одинокий и страдающий от скуки человек, нуждался в ком-то, в неком образе, который можно было сохранить и лелеять в сознании. В этот образ, иллюзорный и изменчивый, человек и влюблялся. Происходило это следующим образом. Ум начинал бессвязный монолог, в котором утверждал, что этот образ – идеал, «то, что нужно», «вторая половинка», потом просто привязывался к этой иллюзии, и уже не мог без неё, потому что без неё, думать станет не о чем и придёт невыносимая грусть, от сознания своего одиночества. К тому же, любовь была порождением вездесущего Эго, которое желая привязать к себе больше предметов, находило «объект» любви, и как бы захватывало его в свои владения, «обладало» им.

Существовала ли любовь за пределами Эго? Это было мне не известно. Так как само «Эго» было чем-то несуразным, многоликим, переменчивым, хаотичным и совершенно безумным. Его невозможно было определить, поймать и зафиксировать. На самом деле это было просто слово, которым можно было обозначить, то или иное, явление в психической жизни. Слов вообще было чересчур много, и в них можно было легко запутаться. Но я откуда-то знал, что любовь – это свет, свет, который живёт в хижине в сердцевине леса?

Шустрые Летуны, что живут на вершинах деревьев, часто болтают об этом. Сплетничают. Ну, вот и сейчас, говорят-говорят:

«Я слышал, слышал, слышал, что Та-ам, полно рычагов и всяких разных, бу-бу, и главное что? Кнопка там есть странная, она.. да! Стоит только нажать… и-и.. бам! Она отключит весь мир!»

«Ух, ты! Ух, ты!»

« А я! А я! Слышал-таки да! Что там спит этот… ну как его? А-а-а… бог! и видит нас всех... да-да, всех! Во сне, вроде. И когда он проснется, когда он проснется... Т-о-о-о... То! мы все исчезнем. Вот».

«Уау!»

«Ах! Не может быть! НЕ ВЕРЮ! Бе! Я точно знаю. Там – летунячий рай! Все летуны попадают туда после смерти! И жалко лишь одно! Да! Что мы – бессмертны!»

Споры продолжаются бесконечно. И стоит только сместить точку восприятия, как болтовня замолкает, и сменяется шумом Ветра, что говорит всегда одно и то же: «Свет есть любовь, свет есть любовь… светестьлюбовьсветестьлю...» И постепенно затихает в шуршании и скрипе веток. Его бормотание, так успокаивающе и монотонно, что я засыпаю… на мгновение.

 

***

Небо дрожит и изливается на нас лучистой радостью первой весны, первым светом невинности, счастьем нового дня. Хрупкие, нежные бабочки, вальсируя и кружа, моргают крыльями-лицами, кричат беззвучно и оглушительно. И от их песни где-то далеко-далеко, умирают и рождаются планеты. А внизу – жизнь. Бежит всё куда-то, проходит. Как жаль… жаль.

- А ты помнишь…

Это Она. Сидит рядом. Красивая, лучезарная, вся в цветах и травах. Смотрит на меня. Улыбается.

- Ты помнишь день, когда мы встретились? Самый первый раз.

Картинки, мечты, воспоминания. Осколки образов прорывается через тьму времени. Я кружу среди них, я ищу, просматриваю, отбрасываю лишнее. И кажется – вот оно! И ещё чуть-чуть и ухвачу, и пойму всё, и уже не надо будет плакать и ждать. Не надо будет бояться.

- Тот день. В парке. Было так много солнца.

Она смотрит на меня и ждёт ответа. Мне не хочется расстраивать её… но:

- Прости…

Делает недовольное лицо. Хмурится.

- Ты должен! Это важно.

- Давай в другой раз. А? Я хочу просто побыть с тобой. Мне с тобой хорошо. Кажется, об этом я всегда и мечтал. Всегда. Понимаешь?

- Что ты такое говоришь? В другой раз? Когда?

- Потом. Мы ведь увидимся завтра?

- Нету завтра. Пойми. Ничего нет. Только сейчас.

И от этого грустно. И от этого радостно. Струящийся свет бьёт в глаза. Она, то хмурится, то вновь смеется, глядя не меня. Маленькие глупые тучки, словно души умерших, плавают по небу, ищут свой потерянный рай, но их рай растворился в багровом сиянии на горизонте в последних лучах умирающего солнца.

- Я должен сказать тебе…

Солнце на прощание бьёт светом прямо в лицо. Я протираю глаза. Но не вижу Её. Тьма поглощает мир. И в этой темноте я слышу последние нотки, ускользающего в тишину голоса:

- Не бойся… Я всегда рядом. Не бойся…

***

 

Я просыпаюсь. Глаза мокрые от слёз. Кто она? Кто? Я не помню. Кажется, что-то важное затерялось среди этого странного сна. Иной мир, так похожий на рай. Уголок спокойствия и тишины, среди хаоса, среди бушующей неугомонной жизни. Такое незнакомое и при этом родное место.

Кто она? Из чьей она жизни?

«Из твоей»

Кто здесь?

Я вижу: напротив меня подложив ноги, сидит черная как уголь тень. Смотрит на меня, странным слепым взглядом. Злая, глупая, боязливая Тень - мой двойник. Но это не я.

«Ты! ТЫ! Я – это ты!»

Кричит, злиться, кривляется, строит рожицы. И кажется – заплачет. В любую минуту.

Что тебе нужно? Уходи!

На тёмном сумрачном лице проступает обида. Тень криво улыбается. Мгновение - и нет её. Растаяла, испарилась, исчезла. Шуршанием по листьям, шепотом по траве.

Слишком опасно – спать в этом лесу. Слишком страшно - выпускать на волю свою тень. Тень станет больше и придёт нежданно. Чтобы проглотить, и занять моё место.

 

***

 

Я жду. Больше мне ничего не остаётся. Жду призраков и новой информации, чтобы дополнить себя, изменять свою суть и свою природу. А время в этом мире течёт странно, обрывочно. И стоит только забыться, отдаться наплыву невнятных и сумбурных мыслей, как время тут же растворяется. И вместе со временем растворяюсь и я. И мир пустеет. И нет ничего кроме этого бесконечного и фрагментарного потока мыслей. Пустых и ненужных мыслей, что появляются и исчезают, рождаются и умирают, прыгают во времени, из прошлого в будущее, но не могут остановиться на настоящем. Для мыслей не существует настоящего. Мир мыслей – это мир иллюзий. Равнодушный, плоский мир, где не видно целого, только части.

Вспомни себя! Я все ещё здесь. Я - живой…

Оглядываюсь вокруг. И как будто просыпаюсь. Сколько прошло времени? Не знаю. Порою кажется, что времени нет вообще. Есть только мысли о нём. И тут я вижу, что прямо передо мной, стоит незнакомый зверь. Смотрит, хитро щурясь, сверкая глазами, махая хвостом…

- Хей-хей! Привет, друг.

Говорит! Боже, он говорит со мной…

- Ну конечно говорю. А что мне ещё делать? У нас все в семье одарённые. Все говорить умеют. И главное - заслушаешься. Услада для ушей. Вот у меня брат – Ворон. Так тот вообще болтун непереносимый. Как начнёт сказки рассказывать, хоть стой, хоть падай. А как он пел… Не дай Бог тебе услышать. Кстати, забыл представиться. Зовут меня, Койотом…

Койот? Как странно... Наверное, надо бы, что-нибудь сказать ему. А то ещё обидится.

- Да уж, потрудись сказать! А то так и будем молчать до конца света. Гхе-гхе. Помню, как-то встретил одного зверя. Прыгуном звали. Так он, говорить не умел, всё прыгал. И я его это… того. Съел. Допрыгался, в общем. Гхе-гхе… О чём это я? Ах, да. Я - Койот. А ты кто?

Я – дух озера. Дух…

- Дух озера? Что это ещё за глупость придумал? Если ты дух озера, то я – королева прерий. Гхе-гхе… У меня как-то друг был, Ползуном звали, так он все мечтал Летуном стать. Говорит, мол, они такие классные, летуны эти, такие классные. Они не ходят, говорит, они – летают! А я ему отвечаю. Рождённый Ползуном, Летуном быть не может! Гхе-гхе…

Что за бред…

- Сам ты бред! Вот откуда знаешь, что ты этот… дух? Откуда ты это вынул? Вот что я скажу тебе, друг мой. Нет никаких духов. Выдумка все это. Ветер тебе наговорил? Больше болтуна этого слушай! Постоянно всем своей мистикой голову дурит…. Да ты чего сидишь? Давай это... Пошли, побегаем? А?

Мне нельзя. Призрак может выйти… из озера.

- Что за глупости… Какие призраки? Видел я этих призраков. Обходят кружком и в озеро назад? Да? Они, наверное, потом реинкарнируют? Гхе-гхе… Да вы, батенька, индуист. Не по-христиански как-то. Гхе-гхе…

Что ты хочешь этим сказать?

- Я хочу сказать, только одно. Всё это – сон! Только вот чей? Гхе-гхе… Сами мы творцы нашего мира. Сами всё придумали. Но кто тут главный? Хрен его знает…

Да что же это такое… Не может такого быть!

- Не веришь? Иди сам проверь. Загляни в озеро на досуге. Вода – портал. Хотя… Чего я собственно к тебе пристал? Тут Тень с цепей сорвалась. Беспредел устроила. Твоя? Ну, вот и разбирайся. Потому что хана. Всем. Видишь на горизонте чёрный туман? Видишь? Скоро весь лес проглотит. Ты как хочешь, а я – сваливаю. Привет!

Стой, куда?! Убежал. Никогда не видел раньше этого Койота. Врун и провокатор! Что всё это значит? Я - дух озера, другого и быть не может. Но… но откуда я это взял? Ветер… это всё он. Ветер…

И что значит «вода – портал»?

Из озера уже давно никто не выходил. Странный тёмный туман покрыл восточную часть леса. Неужели и правда моя тень сошла с ума…

Я подхожу к озеру. Вода. Плотная и сумрачная, идеально чистая и абсолютно неподвижная. Прикасаюсь рукой. И чувствую, как потоки информации вливаются в меня волнами, плавно и мелодично, легкими накатами, неспешными наплывами, неся с собой, то голоса из темных и страшных комнат, то знакомые мелодии из чужих миров. Вода – портал. Ну, конечно же! Это выход во Внешний Мир.

Вот он, мой шанс! Возможность познать, проникнуть, узреть. Найти суть и смысл. Как я мог быть таким жалким? Почему не решался раньше? Просто бросить всё. И ринуться в бездну неизвестности. Я не мог нарушить этот иллюзорный запрет. Не мог сбросить тяжкие оковы собственной убеждённости. А теперь… Что-то изменилось. Я должен. Должен…

Я вхожу в воду. Ноги погружаются и исчезают, растворяются в потоке. Я чувствую, как теряю форму. Растворяется тело. Голова. И вот…

Меня больше нет.

 

***

 

Вокруг простилаются энергетические полотна, сотканные из информации, из памяти. Я блуждаю среди них в поисках знакомых очертаний и оттенков. Линии памяти ведут меня.

Я вижу проход. Приятный синеватый цвет греет и манит. Я вхожу в него.

Я попадаю в странную овальную комнату, заполненную синим свечением. Тут ничего нет. Только призрак, одинокий спящий призрак, забитый в угол. У призрака - моё лицо. Не может быть…

Этого просто не может быть.

Ну же, проснись.

Я вижу, как призрак просыпается, открывает свои слепые затуманенные глаза.

Иди же.

…Медленно подплывает, тянет руки, словно малыш и вдруг споткнувшись, падает прямо на меня, проваливается в меня, исчезает во мне. Меня накрывает волна, странно-знакомых чувств, переживаний, видений, образов. И нужно только собрать вместе все части, все кусочки мозаики, чтобы узнать, наконец…

Историю моей жизни.

И когда я напрягаю своё сознание, пытаясь откопать из хаоса, своё самое первое воспоминание, передо мной встаёт одна и та же картина: я вижу тенистый парк, и высокое густое дерево. Там весна. И ветер колышет кроны. А сквозь толщу листвы пробиваются золотом лучи первого солнца. Вечный покой. Уютный уголок безмятежности. Но как будто без меня. И всё это пропитано какой-то мечтательной печалью, сладостным одиночеством. Я понимаю, что воспоминания мертвы, но эта картина - целый мир, наполненная жизнью, чувствами, смыслом. И, кажется, что этот мир существовал до меня, и будет существовать после, даже когда я умру…

(когда я умру…)

Следом всплывают воспоминания детства, тогда ещё не было осознанности моего несовершенного «Я» не было чувства неполноценности, метаний в безысходности. Зато была простая милая жизнь, со своими приключениями, открытиями, с первым счастьем и первым страданием, первым опытом боли и любви…

Сны моего детства.

Первая грусть одиночества. И старые дома, что ограждают мой город от бесконечности. Иду один. В парк…

Страницы воспоминаний. Дальше. Дальше…

Вчерашних дней киноленты, кто-то забыл раскрасить. В поисках смысла жизни, мертвые глупые мысли. Летают как мухи…

Взросления. Пишу в дневнике:

Люди-призраки! Меня окружают призраки! Их голоса беззвучны, их лица пусты. Они неспешно прохаживаются вокруг, иногда натыкаясь друг на друга. Их жизни прозрачны, их время бесконечно!

Я просто хотел узнать, видно ли с холма город. Я просто хотел остаться наедине. Но среди призраков все изменяется, и с каждым мгновением я превращаюсь в жалкую пародию на самого себя. И жизнь моя всего лишь имитация. Всего лишь игра. Где я – печальный клоун, играющий для самого себя.

Я просто хотел узнать, что находится за горизонтом. Я просто хотел найти того, кто меня поймет. Но среди призраков все изменяется, и с каждым мгновением я становлю все более безразличным. И даже смерть моя, всего лишь имитация…

Но однажды… когда дорога жизни зашла в тупик. И всё казалось неважным и бессмысленным, я вдруг встретил её…

В парке. Было так много солнца. Её улыбка полная искренности. Мы встречались там каждый день и болтали по много часов, наслаждаясь каждым мигом, проведённым в этом прекрасном, полным загадок и тайн, мире. Может быть, это и была Настоящая Любовь?

(боже, каким наивным я был…)

То время было лучшим в моей жизни. Казалось, я нашёл, то, что искал всю жизнь. Радость от того, что ты жив. От того, что ты есть.

Но однажды она просто исчезла. Как будто бы и не было её. И этих встреч и болтовни, и случайно оброненных слов нежности. Почему она пропала? Я всю жизнь искал ответ. Может, с ней случилось что-то? Несчастный случай?

(или я ей просто наскучил…)

Я приходил каждый день. День за днём. Но Её, я больше не видел. Никогда в жизни.

(мне хотелось умереть…)

Я помню, как сидел дома, в своей пыльной комнате, не выходя неделями. Писал в дневнике:

Так странно, так необычно, но где-то за стеной, играет, чуть фальшивя, фортепьяно. И яркий свет струится из черного окна. И кажется там, за окном, проносится жизнь, играя, переливаясь всеми оттенками, она движется из ниоткуда в никуда. Мне бы только встать, подняться бы только. Найти в себе силы, выпрыгнуть в это окно, что бы навсегда, безвозвратно...

А потом я просто повзрослел.

Мне нужно было жить дальше. Приспосабливаться. Работать. Обзавестись семьёй. Ведь так делали все…

И я женился.

Никакой любви. Только серые будни. Нелепая глупая жизнь маленького человека. И снова дневник:

Я стал приличным членом общества, ограниченный законом, моралью, семьёй, ограниченный словами, запечатанный в материю, далёк от свободы как никогда. Но разве об этом я мечтал? Я просто хотел окунуться в жизнь, насладиться ею. И эта жизнь с такой простой тихой любовью, со своими трудностями и потерями, казалась мне наслаждениям. Но раньше я был в стороне от течения этой реки, тогда я был одинок, и душой и телом. Одиночество пугало, оно разрасталось, пуская корни, и казалось, чем больше я нахожусь в этом тоскливом болоте, тем более отдаляюсь я от Великой Реки. А теперь, прошло столько лет, я стал одним из многих, и многие стали похожи на меня. Я стал просто маленьким винтиком в механизме системы. И осознание этого обрушивается на меня всегда так неожиданно, погребая под тяжестью неизбежности все мои пустые надежды и мелкие радости. Я обыскиваю всё закоулки в поисках своей исключительности. Найдя, наконец, успокаиваюсь, забываюсь, погружаясь в теплое чувство превосходства, но только на время, до поры…

И так всё время.

И вдруг… это письмо:

Дорогие друзья и подруги…

(не то!)

Всем кто меня знает. Пишу: никто не виноват. Лишь только я один. Моя жизнь уже давно не радует меня, вы должны понять…

(они не поймут)

..должны понять меня. Я несчастлив.

Я искал своё счастье. Я тянул к нему руки, но когда казалось что оно уже рядом, счастье исчезало, оставляя странное чувство бессмысленности и опустошенности. Бывало, появлялось что-то новое, и я, забывая о своих проблемах, погружался туда с головой.

(да, жизнь безмятежна и легка, когда есть чем себя от нее отвлечь…)

Но потом во мне что-то замыкало, и все это казалось до жути глупым и по-детски наигранным. Жизнь снова превращалась в поиск. Поиск моего счастья. Казалось, где-то там, оно должно быть…

(может, оно пряталось в шкафу, или под кроватью?)

Я люблю небо и шепот ветра, во всем этом есть своя неподдельная красота. Покой. И я искал счастье в шелесте листьев, в пении птиц, в лучах заходящего солнца. Но его там нет. Его там не было. И я понимаю, что вся моя жизнь – это печаль по несбыточной мечте...

И поэтому мне ничего больше не остаётся, кроме как, покончить с этим.

(бац!)

Всё своей имущество я завещаю жене и детям.

И ещё. Хочу, чтобы моё тело было использовано. В науке или медицине. Позаботьтесь об этом. Прошу.

Всем спасибо и спокойной ночи.

С любовью Ваш…

(боже, какая пошлость…)

Воспоминания обрываются. И я плыву дальше, мимо чужих жизней. Мимо странных древних образов, непонятных сцен и ликов. Вижу проход.

Вот оно! Проход во Внешний Мир. И заплываю внутрь, и погружаюсь в черноту. Я становлюсь чистым восприятием. Прислушиваюсь…

 

***

 

 

Тишина.

Стук в дверь. Шорох.

- П-простите, п-профессор, вы не заняты?

- Что? Вы ко мне?

- Я.. Это. В общем… А-а… сп-п-п…

- Спросить хотели?

- Н-нет. Я..

- Хо-хо. Да понял я. Аспирант значит?

- Так точно!

- Да вы входите. Чего в дверях стали? Как вас зовут?

- П-п-п…

- Впрочем, неважно! У меня тут скоро обед. Поэтому давайте я быстро введу вас в курс дела. Чтобы вы сразу знали, с чем придётся работать. Информация секретная, поэтому, если что, кому лишнего сболтнёте, то… мы вас найдём.

- Я н-н-н…

- Хо-хо. Да шучу я! Шучу. Чего вы такой нервный? Подойдите сюда. Вас ведь уже ввели в курс дела?.. Что? Нет? У нас тут мозг, как вы видите.

- В чём суть эксп-перимента?

- Мы пытаемся создать искусственный разум... Чего вы улыбаетесь? Я не шучу. Хо-хо. Вот, у нас тут мозг. Ну, вы видите. Всё вполне законно.

- Ну, я слышал, что такие эксп-перименты проводят. Но не думал, что уже…

- Уже! У нас новейшее оборудование. Огромное количество отличных специалистов! И все мы работаем на благо прогресса…

- Чей это мозг?

- Это не важно, друг мой. Человек давно умер. Все воспоминания, какие были – мы стёрли. Tabula rasa! Что тут сказать?.. Хотя вы понимаете, что психический мир человека слишком многогранен. И помимо личных воспоминаний, которые лежат на поверхности, существуют и более глубинные, нам неведомые…

- Я н-не совсем п-понимаю. Объясните лучше, как вы с-смогли с-создать новый разум?

- У нас есть несколько снимков памяти. То есть, зафиксированные индивидуальные воспоминания различных людей из народа, добровольцев, так сказать. С помощью вот этой аппаратуры… Ничего не трогайте руками!

- П-п-п…

- С помощью этой аппаратуры, мы внедряем снимки в мозг. После чего, на их основе создаются новые Личности. Потом эти Личности начинают мыслить и решать вопросы абстрактного характера. Вот и получается у нас искусственный интеллект. Вы всё поняли?.. Быстрее же. А то мне ещё в туалет надо забежать… по личному вопросу. Хо-хо… Ну?

- П-получается интеллектов н-несколько?

- По сути – шесть. Плюс-минус. Как такое может быть, спросите вы? А может! Дело в том, что у них различные функции. Один отвечает за эмоции. Другой… впрочем, попадаются и бракованные. Чем они там занимаются, одному богу известно. Я вам сейчас включу. Посмотрите на монитор. Видите? Активность. Да! Работает! Думалка наша. Творение наше. Хо-хо…

- Д-доктор. А это что за п-пятно? Вот тут. Оно р-растёт..

Тишина.

- …!

 

***

 

Мгновения – и я вылетают из черноты, со скоростью молнии. Мимо проносятся воспоминания, задом наперёд. Чувствую толчок, и меня выбрасывает назад, в мой привычный мир. Постепенно я начинают ощущать своё тело. Медленно и тяжело, выхожу из озера. Весь мокрый от воды, грузный – от воспоминаний.

Как же всё-таки болит голова…

Значит, вот в чём дело... Выходит Койот говорил правду, я никакой не дух озеро, всё это только фантазия, иллюзия, сон. Я – это искусственно созданный интеллект. Но не может же быть, что мой создатель, творец, это какой-то смешной профессор?! И значит, никакого смысла нет, и всё почём зря... Вся моя жизнь, все мои стенания – просто нелепый эксперимент. И весь этот мир существует в мозгу давно умершего человека. Именно из его психической энергии и соткана эта тёмная вселенная. Но кто же создал этот мир, таким, каким я вижу его? И это озеро, и этот лес?..

Надо же. Я и сейчас, даже в этой глупой ситуации, продолжаю искать смысл, хоть какой-то смысл, даже самый маленький, самый ненадёжный. Чтобы ухватиться, чтобы вытащить себя за волосы из болота отчаяния и безнадежности. Но я ведь забываю, всегда забываю, что с помощью мыслей никогда не найду смысл, потому что сам поиск смысла, прерогатива интеллекта, его игра, способ борьбы против скуки, против молчания. И весь этот поиск существует только внутри самого интеллекта, а за пределами его, нет ни поиска, ни того кто ищет. За пределами нет даже слов, чтобы обозначать, чтобы давать имена и названия. Так что же там, за пределами разума? И есть ли там я? Ведь, кроме того, кто думает эти слова, должен ведь быть тот, кто их воспринимает? Кто их наблюдает. Прямо сейчас…

Эй, ты там?

Пока я отсутствовал, многое изменилось. Чёрный туман проглотил уже половину леса. Все самое тёмное, страшное, глупое, невежественное, гадкое воплотилось в Тени. И теперь она, пытается уничтожить мир. Больше - она пытается стать этим миром. И вот я слышу, как стонут деревья, как кричат протяжно и тоскливо Древние Создания, вижу, как падают, обожжённые темнотой, птицы, теряя свои краски, свои имена. Пробегают пятипалые тени, растворяясь на ходу. И Летуны с деревьев кричат наперебой:

«Боже мой! Боже мой! Мы ВСЕ умрём! УМРЁМ!»

«Прекратить панику!»

«Я слишком молод, чтобы умирать! О боже, как я молод!»

«Вы мне это прекратите или нет?!»

«Беда! Беда!»

«Я СКАЗАЛ, ВСЕ ЗАТКНУЛИСЬ БЫСТРО МАТЬ ВАШУ!»

Их крики превращаются в шум, в шепот, а после затихают. Темнота пожирает и их. И даже, несмотря на всё, я продолжаю думать. И я так устал от этого. Ведь это невыносимая ужасная мука, всю свою жизнь думать. Мгновение за мгновением, вечность за вечностью. Без остановки, без передышки. Ведь даже во сне люди продолжают думать, создавая свои бессвязные сновидения из случайных мыслей…

И если весь этот мир – сон, созданный мозгом умершего давно человека... То я, если уж и не Бог, то, по крайней мере, соавтор. И все что я вижу вокруг, это только моё индивидуальное творение, и если и есть тут ещё такие же как я, то они, должно быть, видят мир иначе. Потому что творят, по образу и подобию своему. Но, кажется, есть, что-то в этом мире неподвластное изменениям и переменам, то, что было ДО и будет ПОСЛЕ, даже когда все уйдут.

Хижина в центре леса. Свет…

Я знаю, как поступить теперь. Мне нужно туда. В эту хижину. Я всегда боялся этого света, потому что он – это смерть. Смерть для Эго. Но новая жизнь для чего-то другого.

Грустно и необычно, уходить навсегда. Ведь в незнании была своя прелесть. Незнание - это дыра, в видении мира, дыра, которую можно забивать любыми мечтами, странными, невинными и необычными, самыми нелепыми и смешными. Незнание - это как рай, до вкушения запретного плода. Это как в детстве.

Какая мне радость от этого знания? Глупый-глупый ум, сам завёл себя в тупик. Больше нечего искать. Не на что надеяться. И кажется блаженством простая тихая смерть. Уйти туда, откуда я пришёл – в небытие. Потому что другого и быть не может. Ибо если я – ум, какая посмертная жизнь может быть для ума? Милые глупые люди, которые верят в бессмертие. Наивные глупые люди, всю жизнь копошатся в своих мыслях, считают себя мыслями, создают проблемы, решают их, скучают и убивают время. Но если человек – это его личность, а личность - это набор воспоминаний, просто информация, записанная в нейронах мозга, а какой тогда посмертной жизни может быть речь? То, с чем люди отождествляют себя всю свою жизнь, умрёт непременно, безвозвратно, целиком и навсегда...

Но пора идти. Оглядываю свой умирающий мирок на прощание. Ну, вот и всё.

Прощай.

Мгновение. И я уже бегу по тропинке, что ведёт прямо в центр леса. Бегу и чувствую дыхание тени за своей спиной. Слышу приглушенное чавканье. Тень поедает мой мир прямо не лету.

Все проносится мимо: размазанные краски, деревья, ветки и лица. Удивлённые и испуганные, спокойные и равнодушные, вопрошающие и сонные, иллюзорные маски леса, улыбаются мне, моргают, просят помочь, предлагают остаться, выпить чаю или поболтать, просто убить время. И вот уже лики искажаются, тают, словно воск, содрогаются и умирают, под тяжестью черного огня, что выдыхает моя ужасная Тень.

Старый больной и безумный Ветер, шепчет свои последние слова, повторяя одно и то же:

«Любовь есть свет. Свет есть любовь. Любовь…»

И затихает, растворяясь в Ничто. Прощай, друг Ветер. Прощай и ты.

И вот предо мною вырастает хижина, древняя и обветшалая, изливающая свет.

Пора домой.

Я подхожу, ступаю на порог. Дергаю за ручку. Не может быть...

Заперто.

Я оборачиваюсь. И вижу: предо мной стоит Тень, пожравшая мир, злая и довольная, испуганная и смешная. Смотрит на меня, ненавидяще-любящим взглядом. И ждёт.

А я… я просто понимаю всё. И мне становится, так невыразимо жаль её, эту тёмную одинокую сущность. Потому что она моя. Моя Тень. Потому что мы – одно.

Ведь не может быть тени, без света. Не может быть добра, без зла. И в каждом человеке живёт ангел и демон, герой и трус, спаситель и убийца. Человек – это вселенная потенциальных возможностей. И в этой вселенной есть всё.

Я смотрю на тень. А она – на меня. Конечно же. Я – это ты. А ты – это я.

Тень улыбается. Дружески и по-доброму. Мы протягиваем руки на встречу друг другу. Мы становимся единым целым. А я, наконец, чувствую полноту, спокойствие, радость.

Туман спадает с мира. И лес снова начинает медленно возрождаться, прямо на моих глазах. Стоит ли мне, начать всё с нуля, и создать этот мир заново? Придумать пару-тройку забавных летунов, наивного прыгуна и хотя бы штук шесть ползунов, таких жалких и грязных, что больно будет на них смотреть. Я буду жить, как ни в чём не бывало. Я стану Богом….

Оглядываюсь и вижу. Дверь в хижину открыта. Вход свободен.

Всё как я и хотел. Делаю шаг навстречу свету, что уже тянет ко мне свои убаюкивающие лучи. Переступаю порог. Мир позади меня схлопывается, превращается в точку и исчезает. А я просто теряю своё тело. Ничего особенного не происходит. Я просто умираю. И где-то там, во Внешнем Мире, в безумном мире слов и материи, чей-то мозг, маленький пульсирующий комок, останавливается, замирает…

Прощайте все. Друзья и подруги. Спасибо за всё и спокойной ночи.

С любовью Ваш…

 

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
классические баннеры...
   счётчики