Статья

Лики Луны Cymbaline

Cymbaline

Лики Луны

Солнце и Луна

На алхимических иллюстрациях в лаконичной и понятной форме представлен наиболее сложный аспект мира - Солнце и Луна, мужское и женское начало. Алхимическая концепция Луны поражает своей целостностью и универсальностью по сравнению с символами феминности в других мифологических системах. Луна - это и отражение света Солнца, и неизменный спутник Земли, и символ ночи, когда все покрыто мраком, где только Луна способна вывести потерявшихся путников. Разумеется, все это не только символы женского начала, но также аллюзии к бессознательному, что для старого эона одно и то же, так как Великой Работой до сих пор занимались по большей части мужчины, бессознательное которых женственно и персонифицировано анимой-Луной. У женщин сознание лунное, а бессознательное - солнечно.

Следует учитывать, что все духовные системы в эоне Осириса рассчитаны исключительно на мужчин, а от мистерий эона Исиды остались одни лишь обрывки легенд.

По степени универсальности с алхимией может, пожалуй, сравниться еще и китайская даосская система, которая выделяет Дао как мужской принцип и Дэ как женский.

В египетской культуре концепция центрального феминного божества Исиды была также достаточно универсальна. Исида почиталась как богиня Нила и плодородия, как Луна, как супруга Осириса (Солнца), как мудрость и даже как вечная Дева - сестра Осириса.

В отличие от этих, в некотором смысле, дуалистических систем, в греческой мифологии мы находим целый пантеон совершенно разных женских божеств, вмещающих эти концепции. С одной стороны, здесь уже нет той легкости и простоты. С другой, благодаря античной мифологии, нам удастся рассмотреть большинство аспектов божества.

Уже при первом взгляде греческий пантеон богинь интуитивно можно на три части: богини-девы, богини-матери и богини-старухи. Символизм числа три, связанный с тремя фазами Луны, и соответственно, с возрастами женщины отображен в мистической традиции через сфиру Бина, Великую Мать Древа Жизни, а также в статуях Гекаты, древнегреческой богини Луны, которые имеют три головы. Статуи Гекаты ставили на перекрестках трех дорог, там же совершались ритуалы жертвоприношений, посвященных этой богине. Иногда Гекату изображали в виде трех танцующих богинь, которые впоследствии превратились в Три Грации, три Парки, "три девицы под окном"…

Разделение женского пантеона на три связано с такими инициатическими моментами в жизни женщины, как свадьба и климакс, делящих ее жизнь на три части: девичество, материнство и старость. В этом женщины кардинально отличаются от мужчин. Для последних, чтобы пройти инициацию, согласно мифам, нужно сражаться на войне, совершить подвиг и стать героем вне своего дома (то есть, в социуме). Женщине же, как пассивной (интровертной) силе, все это совершенно необязательно - ее инициация заключается в прохождении ею этапов "дева-мать-старуха". Конечно же, такой путь не всегда приводит к просветлению, впрочем, как и мужчину его поход "на войну". Опять же, в современном мире существует огромное количество женщин, предпочитающих найти себя в социуме и вполне успешно. Я не буду впадать в излишнюю сентиментальность, вспоминая набившее оскомину выражение "женское счастье" и приводя ставшие штампом "примеры из жизни" про несчастных в личном плане карьеристок. Но в пассивной позиции женщины заключена, безусловно, древняя мудрость, которой ей стоило бы овладеть. Во всяком случае, открещиваться от мифологемы и пытаться пройти мужской путь, наверно, не стоит.

Разделение полов происходит на инстинктивном уровне, когда девочки начинают тянуться к куклам, а мальчики - к машинкам и пистолетам. Попытки воспитывать мальчиков как девочек и наоборот заканчиваются глубокой психологической травмой для ребенка - тому есть немало примеров, а самый яркий описан в книге "Мальчик, который был воспитан как девочка".

Так сложилось в нашем обществе, что девочек с малолетства воспитывают как будущих жен и матерей. Нервным феминисткам, у каждой из которых проблемы на личном фронте, доказывающим, что мир принадлежит мужчинам, следовало бы оглядеться вокруг, ведь само существование общества как такового обязано своим появлением женскому лону.

Молодая Луна

С момента рождения и до замужества над девушкой властвует архетип богини-девы, наиболее полно представленный через миф об Артемиде-охотнице. В Херсонесе в античные времена существовал культ богини, которую так и звали - Дева. Это та же греческая Артемида, олицетворяющая дикую, непокоренную природу: девственность. Миф об убийстве Актеона намекает на то, что в жизни девственницы нет места для мужчин, хотя сама природа охотницы подразумевает противоположное. В этом заключается парадокс.

Мне трудно сдержать улыбку, когда я читаю высказывание Кроули из книги 777, следующее за списком богинь-дев: "Функция Девы - вдохновляющая". Разумеется, это ссылка на аниму мужчины, а не на самостоятельное женское божество. Как мне кажется, вдохновляющую функцию анимы лучше всего олицетворяет Афина Паллада, которая достаточно мужеподобна. Ее мудрость - мудрость из марсианского мира мужчины. Афина рождается из своего отца Зевса без участия матери. Существует мнение, что культ Артемиды и Афины Паллады пришел из до-еврейского Ханаана в виде их богини Анату и уже после был разделен на две ипостаси сугубо эллинским умом.

Вернемся все же к женскому аспекту божества. В юном возрасте девушка живет с матерью, и учится быть женщиной на ее примере, а потому волей-неволей ее в некотором роде отражает подобно зеркалу. На этом этапе ее подстерегает три опасности: либо это гипертрофия материнского элемента, либо отождествление с матерью, либо наоборот, сопротивление матери.

Трагичность судьбы Персефоны, дочери Деметры, которую похитил Гадес в том, что она так и осталась дочерью своей матери, не найдя постоянного убежища в доме мужа.Богиня-дева олицетворяет возрождающуюся природу, проснувшуюся после зимней спячки. Друиды представляли смену зимы на весну в виде мифа, где на смену дряхлой старухе в черном приходит девушка (богиня Бригитт), одетая в белое. Время Бригитт с начала февраля до второй половины марта. Сейчас в это время Католическая церковь празднует Очищение Богородицы, и день святой Бриджет. Когда девушка достигает половой зрелости становится очень заметно сексуальное соперничество между матерью и дочерью, которая проецирует еще инфантильную сексуальность на всех окружающих. В этом и проявление мифа - старуха была свергнута со своего трона, чтобы на нем воцарилась богиня-весна.

Культура Эллады дает нам два примера положительного развития событий в жизни девушки, свободной от влияния материнского комплекса. Один из них - это миф о Дельфийском Оракуле, где жрицами служили исключительно девственницы до двадцати лет. Пифии садились на трон посреди пещерного зала и, надышавшись подземными испарениями, предсказывали судьбу пришедшим. Их очень уважали жители Дельф, а за нанесение оскорбления жрице могли даже казнить. К сожалению, не осталось свидетельств, куда уходили жрицы после достижения двадцатилетия, но вполне возможно, они, богатые и состоявшиеся, выходили замуж и рожали детей. Второй пример, поражающий своей актуальностью для нашего времени - это миф о Гебе, богине юности, которая была виночерпием на Олимпе, то есть наливала и подносила нектар богам. Впоследствии она благополучно вышла замуж за героя-Геракла и родила двоих детей.

Переход Персефоны в царство Гадеса - это символ потери девственности. В царство мертвых можно попасть лишь после смерти, недаром Гадес мотивировал свой отказ отдать Персефону Деметре, так как та уже вкусила гранатовых зерен Аида. Сейчас часто можно услышать, что оргазм - это маленькая смерть, и что смерть - это начало нового этапа. В контексте женского божества, потеря девственности - это начало новой жизни - жизни жены и матери. Из мифа о Психее мы узнаем, что Афродита пророчила Психее замужество за смертью, тогда как Психея впоследствии стала женой бога любви.

В новом эоне символом богини-Девы является Нюит, небесная богиня. Она уже не та опьяненная от запаха нарциссов Персефона, которую неожиданно похищает теневая субличность (по сути - непроработанный анимус). В первой главе Книги Закона и в Гностической Мессе хорошо виден характер этой девушки - решительная, бесстрашная и раскрепощенная. Скорее она, а не мужчина совершает "обряд первой ночи пророка и его невесты", то есть, по сути, совершает самоинициацию. В этом контексте вспоминается Лолита из романа Набокова.

Разумеется, в современном мире потеря девственности чаще всего не несет такой насыщенной идеи изменения, так как первой ночи с мужчиной не предшествует свадьба и не всегда за этим следует уход из дома. Начало совместной жизни не знаменуется браком. Поэтому сам инициатический момент бывает весьма размытым во времени. Это говорит о том, что наше общество полностью теряет свои инициатические традиции. Жизнь требует от нас наивысшей осознанности. Момент осознания, что прошлая жизнь осталась позади, и впереди ждет что-то качественно новое и есть момент инициации, даже если это произошло через год после "свадьбы".

Полная Луна

Богиня любви, Афродита, согласно Гомеру, и Анандиомена (форма той же Афородиты) из видения Гесиода - обе вышли из морской пены. Само имя "Афродита" происходит от греческого слова "афрос", что означает пена. Имеется более древний самобытный вариант мифа - после оскопления Урана его гениталии были выброшены в море. В Риме считали, что Венера появилась из раковины мидии, которая, совершенно очевидно указывает на женские половые органы. Объединяя эти идеи мы получаем концепцию рождения от соединения Великого Отца, Неба, и Великой Матери, Моря.

Связь Афродиты с водой наталкивает на размышление о совершенной женственности воды во всех мистических системах. Вода - это пассивное вещество, способное принимать любую форму. К тому же, это единственное вещество в мире, которое способно находиться в трех состояниях в естественных условиях, что снова указывает на священное число Великой Матери. Любовь, которую олицетворяет Афродита, имеет абсолютно эмоциональный характер, в связи с чем вспоминается двойка чаш из колоды Тота - гармоничная Хокма в эмоциональном аспекте.

Пример Афродиты показывает нам, кем становится женщина в период после вступления в брак и до рождения ребенка. К сожалению, мало кому из женщин удавалось побыть Афродитой достаточное время для осознания ее природы в силу того, что не успев выйти замуж она сразу же зачинала. Кроме того, в Эоне Осириса вообще всякая женская сексуальность была вытеснена, да и сама любовь тоже, ведь родители подыскивали будущих партнеров своим детям сами. С наступлением Нового Эона ситуация будет меняться в сторону все большей осознанности, во всяком случае в этом вопросе.

Телема дает нам пример современной жрицы любви: Бабалон, которая уже не дева, но еще не мать. Ее аспекты не только водные, но и огненные, то есть динамические. Это свидетельствует о том, что роль женщины в мире будет становиться все активнее, а сама любовь будет все более освобождаться от вытеснения сексуальности и приобретать в некотором смысле первобытный характер. Миллионы одиноких женщин, которые вынуждены воспитывать детей без мужа - первый звоночек Нового Эона, когда узы брака уже не держат людей рядом с нелюбимыми. Это еще раз напоминает о необходимости осознанности, чему развитие химии всячески способствует.

Из мифа об Одиссее, который спускался в Аид, мы узнаем о Персефоне, которая стала царицей царства мертвых, имеющей там свой голос и свои обязанности, правда, в силу характера этого царства, достаточно мрачные. Здесь намек на возможное саморазвития на этапе "жены".

Фробениус в книге "Лицо судьбы" цитирует некую благородную Абессинку: "Откуда мужчине знать о жизни женщины. С момента рождения до полного увядания жизненных сил мужчина почти не меняется. После ночи, проведенной с женщиной, мужчина уходит. Женщина же зачинает. По сравнению с бездетной женщиной, женщина-мать - другой человек. Появляется нечто, что никогда не покидает ее жизнь. Теперь она - мать. И она останется ею, даже если ребенок умрет, даже если умрут все ее дети". Рождение новой жизни из женского лона - самый загадочный и мистический аспект ее жизни. Теперь женщина уже не вода, а земля - та самая Мать Земля, которой поклонялись древние аграрные цивилизации, видевшие связь между способностью земли давать урожай и такой же способностью женского лона. Несмотря на всю инициатичность момента рождения потомства, на этом этапе женщине не нужно ничего предпринимать и целенаправленно стремиться к этому - любовь к детям появляется сама по себе, в силу природы. Если же не появляется - то тут, пожалуй, сделать ничего нельзя. Знаменитая греческая богиня-мать Гея и сменившая ее Рея олицетворяли бесконечное терпение, спокойствие и материнскую любовь.

Как ей не привязаться к ребенку, и всегда помнить, что он - гость в ее доме? Часто после рождения ребенка, женщина становятся исключительно матерью, теряя свою индивидуальность и угрожая индивидуальности ребенка. Та же Деметра слишком привязалась к своей дочери, почему и рвалась в Аид, и не могла выполнять свои божественные обязанности (буйство природы) без дочери. С одной стороны - это иллюстрация материнского инстинкта, когда даже слабая и хрупкая женщина вдруг становится волчицей, спасая свое дитя от неминуемой опасности. С другой стороны, этот инстинкт может зайти настолько далеко, что мать просто не способна адекватно воспринять ребенка как самостоятельную личность и не позволяет ему уйти из дома, чтобы прожить свою собственную жизнь, вмешиваясь во все. Пример такой женщины - Фетида, мать Ахиллеса, восклицающая в гимне Гомера: "Сын мой, на что воспитала тебя я, рожденного к бедствам?". Знаменитая Ахиллесова пята, единственное уязвимое место героя, - это символ катастрофического вмешательства матери в жизнь сына.

Сполна вкусив материнства, женщина часто не способна быть личностью, она - только мать и жена. Ей, тем не менее, придется добиться чего-то и для себя, так как в противном случае, на следующем этапе своей жизни она будет глубоко страдать.

Убывающая Луна

Беременность и роды при всей своей грандиозности не сравнятся с силой влияния, которое оказывает климакс, который лишает женщину способности "плодоносить". Часто этот период совпадает с моментом ухода детей. На этом этапе, комплекс материнства, к которому она так привыкла, иногда выливается в любовную связь с мужчиной намного младше ее самой. Тенесси Уильямс прекрасно изобразил эту историю в своей книге "Римская весна миссис Стоун", в самом названии которой изображено стремление осени снова стать весной. Время не остановить и бездну между поколениями не перейти, так что такая связь ни к чему не приводит, кроме дополнительного стресса.

Сама идея старости женщины, которая до того была "самой жизнью", видимо сильно пугала народы прошлого. В мистических традициях почти не осталось положительных женских божеств, олицетворяющих мудрую, состоявшуюся женщину, перешедшую климактерический рубеж. Единственный пример, который дает нам общество - образ доброй бабушки, хотя здесь сплошная проекция того же комплекса, и нет развития и перехода, который должна была принести инициация - та же мать, только уже мать детей своих детей.

В древних матриархальных общинах славян главной жрицей была одна из "бабушек" - самая мудрая и уважаемая, которая считалась матерью всех инициированных юношей, перешедших в общину невесты от своих родителей. Ее называли Бабой. Когда матриархат сменился патриархатом, и женское начало было вытеснено, появился образ Бабы Яги, злой старухи-отшельницы, которая бесится от потери возможности воспроизводить потомство. Все изображения старух Эона Осириса пестрят ужасающими ведьмами в черных мантиях с крючковатыми носами и всколоченными седыми патлами. В своем "алхимическом котле" они варят какое-то зелье, которое, несомненно, смертоносно. Следующий символ - это та же старуха с косой. "Сама жизнь" стала "самой смертью". Даже Кроули называет Гекату, Нахему и Кали "совершенно злым символом".

Это не совсем оправданно. Страх перед старостью - это инстинктивный страх первобытных людей перед зимой с ее смертями от голода, холода и болезней. В настоящее время, в связи с техническим и медицинским прогрессом, бояться нам нечего, кроме самих себя. Даже если сам страх смерти еще не искоренен, до нее еще нужно дожить. В "зимний" период своей жизни женщина полностью освобождается от того основополагающего принципа ее существования, который Оскар Уайльд выразил в своем афоризме: "Самое трагичное в жизни женщины в том, что прошлое - это всегда ее любовник, а будущее, это, как правило - ее муж". В старости она предоставлена сама себе и полностью свободна от своей физиологии. Теперь она может стать мудрой наставницей, жрицей. В более позднее время в Дельфах начали выбирать жриц Оракула среди женщин старше пятидесяти.

Неизменный атрибут Гекаты - факел, олицетворяет свет Лунной мудрости, которым она освещает свою отшельническую пещеру. Таким образом, если в молодые годы индивидуация мужчины и женщины проходила совершенно различными путями, то к старости эти пути, по идее, должны прийти к одному и тому же - т.е. к архетипу Мудрого Старца.

К сожалению, таких примеров во всеобщей истории нет, так как женщин не допускали ни к духовной ни к общественной жизни социума…

Придется нам, женщинам нового эона, восполнить этот пробел.

Работать над соответствиями можно бесконечно долго, находя все новые и новые ключи, которые открывают глаза на "скрытые" тайны. При этом достаточно лишь посмотреть на стадии Лунного цикла, который организм женщины переживает не только в макрокосме, но и в микрокосме беспрерывно, и становится очевидным, что имеется в виду в мифологии, когда говорится о девушке, женщине и старухе. В медицине это объяснили бы уровнем гормонов в крови, и были бы абсолютно правы. И как человеков разумных, нас прежде всего интересует, какую духовную пользу можно извлечь из этих параболических колебаний.

  class="castalia castalia-beige"