Против Монотеизма

Атон

Против монотеизма

К читателям информационного бюллетеня "Ио Пан" Московского Оазиса О.Т.О.:

Полагаю, этим выступлением я открою новую рубрику, которая, очень надеюсь, найдет вашу поддержку. Думаю, что многие читатели "ИО Пана", читая статьи разных авторов, относились к этим работам неодинаково. Какие-то нравились, какие-то, напротив, вызывали желание полемизировать и спорить. И вот в один прекрасный момент, читая статью, которая особо показалась мне спорной, меня пронзила мысль: черт возьми, а почему бы и не поспорить? Почему бы не возродить искусство древних риторов и не сталкиваться идеями, концепциям, мыслями? Да, конечно, у нас есть форумы и личное общение, но в жизни часто бывает, что споры в реальности либо даже на форумах превращаются в переход на личности и механическое воспроизведение одних и тех же тезисов. Но это не имеет отношения к настоящей полемике. Потому что на любую идею должен быть взвешенный, равновесный ответ, а односложные определения типа "понравилось - не понравилось" следовало бы оставить за пределами нашего мира. На статью должна быть ответом статья, на апологию - апология.Сейчас мы находимся в крайне интересной точке. Именно сейчас и именно мы формируем то, что называется Мировоззрением. Ось, смысл, сакральное ядро были даны Айвассом, нашей же задачей является сформировать вокруг оси систему принципов, и для этого мы не только должны высказывать свои взгляды, но и вступать в полемику, ибо, как известно, только в продуманной полемике рождается истина.

Потому я буду только рад, если авторы сочтут возможным полемически отвечать на отдельные мои работы. Грамотная полемика проясняет мировоззренческие аспекты, давая возможность выразить подразумеваемое, но невысказанное и сокрытое.

Сказать по правде, очень многие свои статьи я писал как полемические и иногда ожидал реакции, которой, впрочем, и не могло быть. Потому надеюсь, что этим я открываю новую идею взаимодействия.

Каким образом работали философы античного и средневекового мира, сформировавшие полемику как жанр? Отталкиваясь от цели, которая состоит в том, чтобы не столько опровергнуть взгляды оппонента, сколько убедить в правоте своих взглядов.

Предметом данной полемики послужит статья, опубликованная в прошлом номере "ИО Пана" - "Лики луны", написанная Cymbaline.

Я хочу сразу сказать, что предметом полемики является не столько сама статья, сколько некая мировоззренческая установка, которую часто приходится встречать даже у посвященных магов.

Уже с самого начала чтения работы у меня возникло острое желание оппонировать, хотя понять природу этого желания мне удалось не сразу. Пожалуйста, послушайте внимательно формулировки, в которые автор облачает свою аргументацию: "Но в пассивной позиции женщины заключена, безусловно, древняя мудрость, которой ей стоило бы овладеть. Во всяком случае, открещиваться от мифологемы и пытаться пройти мужской путь, наверно, не стоит".

Вряд ли кто-то будет оспаривать первую часть этой мысли, что в пассивной позиции заключена определенная мудрость. Но вот вторая часть, которая, казалось бы, только развивает первую, напротив, вызывает острое желание поспорить. Разве не было мифологических женских персонажей, которые проходили мужской путь? Афина, появившаяся из головы Зевса, Иштар, которая была не только богиней любви, но и воительницей, Маат, которая находилась на вершине судебной иерархии. Безусловно, в пассивности есть мудрость, но стоит ли сводить женскую природу к пассивности? Путь воительницы или судьи - это мужской путь, который не стоит проходить женщине, но как же Маат и Афина?

Если мы обратимся к Таро, то также увидим немало различных вариантов женственности. Мы отметим примеры классической благородной пассивности в таких картах, как Императрица и Верховная жрица, но, помимо этого, мы увидим и Жену с мечом на аркане Иерофант, природу которой оговаривал сам Алистер, и танцующую с весами и опять же мечом Маат. Является ли модель женщины-судьи "мужской моделью"?

Возможно, меня будут критиковать за подобные придирки к форме, в конце концов, и я, и читатель поняли, что хотела сказать автор, в конце концов, статья о Луне, а не о Маат. Однако в этом случае автору было бы корректно особо обозначить границы своего исследования, а не сводить ВСЮ женскую природу к Луне, а мужскую - к Солнцу. В конце концов, и в традиционной мифологии были (хоть и редко) и обратные мифологические мотивы, что уже доказывает, что мы имеем дело с тенденцией, а не непреложным законом. Речь идет не об эстетских придирках к стилю, а о достаточно принципиальном вопросе, поскольку в данном случае стиль обозначает тот алгоритм, в котором работает автор. Я определяю этот алгоритм как "монотеистический", и дальше в меру своих способностей постараюсь показать, что я имею в виду.

Читаем дальше. "Мне трудно сдержать улыбку, когда я читаю высказывание Кроули из "Книги 777", следующее за списком богинь-дев: "Функция Девы - вдохновляющая". Разумеется, это ссылка на аниму мужчины, а не на самостоятельное женское божество". Как мне кажется, вдохновляющую функцию анимы лучше всего олицетворяет Афина Паллада, которая достаточно мужеподобна. Ее мудрость- мудрость из марсианского мира мужчины. Афина рождается из своего отца Зевса без участия матери. Существует мнение, что культ Артемиды и Афины Паллады пришел из до-еврейского Ханаана в виде их богини Анату и уже после был разделен на две ипостаси сугубо эллинским умом".

Здесь - вообще странная перестановка смыслов, понятная только специалисту-юнгианцу. Все дело в том, что, согласно Юнгу, анима мужчины как раз, как правило, пассивна, что выражается в том, что односторонне мужественные мужчины проецируют свою аниму на иррационально-таинственных женщин, любящих многозначительно улыбаться. Юнг особо обозначал проблему, что многие женщины избегают обретать сознание (то есть природу Афины), чтобы оставаться удобным экраном для проекции анимы. Мужская анима, писал Юнг, гораздо архаичнее, чем психика женщины, и именно на проекциях анимы строится совершенно нереалистичная оценка природы женщины. Более того: чтобы "довести" свою аниму до уровня Афины, следует пройти немалый путь индивидуации, ведь эта стадия - стадия духовной сестры (которая, кстати, как раз далеко не пассивна), это третья стадия, перед четвертой наивысшей. Женщины же Афины встречаются достаточно часто, и эта модель была известна древним.

Правда, и здесь стоит сделать оговорку, что даже сам Юнг не смог до конца выйти за границы своего времени, недооценив вариативность анимы\\анимуса в зависимости от установки, но это уже вопрос для узких специалистов, понимающих в парадоксах юнгианской типологии, и в него мы не будем вникать.

Кстати, интересный факт, который считаю своим долгом привести здесь. Речь идет об амазонках, точнее, о тех, кого греки за них принимали. То, что миф о их безгрудости не более чем нелепый домысел сродни обвинению масонов в сатанизме, уже доказано историкам почти единогласно, более того, некоторые историки приходят к тому, что "амазонками" считали те народы, в которых всего-то навсего женщины сражались наравне с своими супругами, чем шокировали чисто мужские армии эллинов.

Далее в статье следует весьма интересный анализ эллинского пантеона, хотя, сказать по правде, меня изрядно удивляло сведение всей палитры женских божеств к трем фазам Луны. В конце концов, на Древе Жизни, помимо Йесод, "женскими" сфирами можно назвать Нецах и Бину, к тому же вся колона справедливости (как тут не вспомнить Маат) часто именуется женской. Но это по большому счету не столь существенно, поскольку Кроули не раз говорил, что из одной сфиры можно вывести все древо, и исследователь вполне мог развернуть такую достаточно красивую партию.

Самые большие вопросы возникают к последней части работы. "На этом этапе, комплекс материнства, к которому она так привыкла, иногда выливается в любовную связь с мужчиной намного младше ее самой. Теннесси Уильямс прекрасно изобразил эту историю в своей книге "Римская весна миссис Стоун", в самом названии которой изображено стремление осени снова стать весной. Время не остановить, и бездну между поколениями не перейти, так что такая связь ни к чему не приводит, кроме дополнительного стресса".

Прошу обратить внимание, что автор статьи берется утверждать о существовании некоего незыблемого закона, нормы в отношениях. В последней части абзаца даже не добавлено "как правило" или "чаще всего", что по крайней мере обозначило бы некие границы, внеся принцип относительности и сделав ссылку на субъективность. Нет, приговор всякой возможности отношений с мужчиной моложе себя автор выносит уверенно и без сомнений - "ни к чему не приводит, а, значит, лишен смысла".

А между тем мы прекрасно знаем немало примеров таких отношений в мировой истории, самый известный и самый романтический - это отношения молодого Есенина и Айседоры Дункан. Кроме того, мне хорошо известно на нескольких примерах из жизни, что очень часто для мужчины отношения с женщиной старше себя оказываются "инициатическими", и такие мужчины потом понимают женщин гораздо лучше. Женщина в здесь очень часто выступает не как мать, а как наставник или учитель. Да, конечно, очень редко (но, заметьте, бывает), чтобы эти отношения продолжались до конца жизни, но утверждение, что все отношения вообще имеют смысл, только если они следуют до конца жизни, сродни христианскому утверждению, что каждый половой акт должен иметь целью зачатие.

Эта полемическая статья называется "Против монотеизма". В чем же заключен гибельный монотеизм работы Cymbaline, казалось бы всецело опирающейся на политеистическую эллинскую традицию? Дело в том, что монотеизм тоже может быть на разных уровнях бытия: не только как строго ортодоксальная вера только в одного Бога Иалдабаофа, но и как некий способ мышления, который мы условно назовем монотеистической психологией. Проблема в том, что монотеистическая психология часто проникает даже в души ярых противников монотеизма.

История человечества представляет собой борьбу монотеистической и пантеистической психологии. Античность пантеистична. Строгая иерархия богов - лишь более поздняя досадная придумка, гораздо более точным образом было бы обозначить мир античного пантеизма как мир постоянной метаморфозы. Цветок превращается в нимфу, нимфа - в птицу, бог - в быка или золотой дождь. Каждый элемент этого узора является самодостаточным и самоценным, мы не можем найти здесь ни одного примера фиксированной нормы. Да и какая норма может быть в мире, где Артемида одновременно девственница и покровительница рожениц, Пан - козлоногий бог со свирелью и тотальность всего пантеона, а Зевс и верховный бог- метатель молний, и ребенок, которого разрывают титаны (культ Зевса Загрея, пересекающийся с Дионисом Загреем).

Затем, с приходом зороастрийского дуализма, в религию пробралась такое заблуждение, как вера в существование только одной истины и только одного правильного пути. Иудаизм был религией спасенных, весь остальной мир пребывал в язычестве. Подобная же установка передалась от иудаизма христианству, что окончательно отравило западную мысль.

Все, без исключения все христианские учителя самых разных конфессий разделяли между собой одно на всех заблуждение - есть только ОДИН путь и ОДНА истина, и ею они владеют, либо, в лучшем случае, ее они ищут. Исключением, пожалуй, являются отдельные гностические учителя, почитавшие Христа и эдемского змея одной сущностью; распространившаяся в некоторых субкультурах в девяностых волна "черного христианства" - лишь далекий отголосок гностической свободы.

Один путь - множество путей; монотеизм - пантеизм; креационизм - манифестанциализм; ортодоксия- гетородоксия. Телема - традиция пантеистическая, манифестанциалисткая и гетеродоксальная, я думаю, что это утверждение не вызовет ни у кого возражений. Каждый из нас, приходя в Телему, прежде всего расставался с патриархальными иллюзиями Иалдабаофа-Хоронзона. Мир - не нечто отдельное от божественного, а одновременно процесс и результат любовной игры двух божественных первоначал - Нюит и Хадит. Все мы это понимаем и принимаем. Только самая большая опасность для нас в том, что Закон бывает понят наполовину, он не становится формой жизни и формой мысли, и, отвергнув монотеизм, мы не можем отвергнуть монотеистическую психологию, которая находит проявление в жизненных установках. В Святой Книге Закона гетеродоксальность и пантеистичность подчеркнута не раз и не два. Не комментируя, я лишь приведу несколько цитат, говорящих сами за себя: "Все слова священны, все пророки истинны" ; "Не проводи различия, ибо так приходит вред", "Каждый мужчина и каждая женщина - Звезда". Но что, в сущности, значит "не проводить различия", какие нравственные уроки мы должны извлечь из этого завета, если запрещен комментарий?Обратимся к словам самого Кроули по этому поводу: "Предложи собаке сладкую косточку и стог сена, она, естественно, возьмет кость, а лошадь выберет сено. Так, если ты станешь воображать себя Прекрасной Дамой, ищущей Скрытую Мудрость, ты придешь ко мне, если представишь себя Чернокожим Менестрелем, тебе нужно будет играть на банджо и петь песни, подходящие в текущий момент для привлечения монет Мира от проницательной Публики! Эти два действия абсолютно идентичны - см. AL1,22- и твое восприятие этого факта сделает тебя Посвященным очень высокого уровня".

На мой взгляд, эти слова обладают первостепенной значимостью для понимания Святого Текста. "Не проводить различия" - это означает не впадание в уроборическое неведение, когда отсутствует сознание, но всего лишь отказ от какого либо КАЧЕСТВЕННОГО ОЦЕНИВАНИЯ, выстраивания иерархий, заслоняющих реальное переживание. Кстати, неудивительно, что эта идея плавно перешла в мир психологии, где тысячи психологов ежедневно просто сражаются с клиентами, чтобы научить их "не оценивать". Если бы эти психологи знали, на чьей они стороне, они бы сильно удивились.

Телема и юнгианство имеют много параллелей, но, прежде всего, это параллель во взгляде на индивида как на центр вселенной, Звезду, отблеск Самости, которая у каждого индивидуальна, хотя и связана с реальностью парадоксальной всесвязности. Знание и собеседование САХ - это и есть поиск своего эйдетического имени, своего сакрального центра, своей и только своей истинной Воли. А этот центр может иметь очень разную природу. Возвращаясь к статье, это может быть природа Афины, Афордиты, Иштар, Амазонки, Деметры, Лилит, Нахемы - словом, кого угодно.

Может быть даже, что истинная природа женщины мужская, а мужчины - женская. Мы знаем примеры таких мифологических фигур, как Ганимед или Сапфо, примеры гомосексуального либидо, что, если следовать закону "не проводить различия", не лучше и не хуже Аполлона или Афродиты. Одна модель, один архетип, одна система предпочтений не хуже и не лучше другой, просто одному подходит одно, а другому - другое. В особенности это должно касаться такой деликатной сферы, как сексуальная, где утверждать, что есть "правильное" и "неправильное", - явная ересь с точки зрения первой главы Святой Книги Закона.

Мы должны раз и навсегда расстаться с остатками иалдабаофического монотеистического мышления, которое говорит: это только правильно, это только нет.

Обратите внимание на структуру бюллетеня "ИО Пан". Помимо телемитов, на страницах бюллетеня выступают масоны, тантристы, суфии - короче говоря, все, кому действительно и по-настоящему есть что сказать. Большинство телемитов не на словах, а на деле оторвались от монотеизма в отношении к традиции, понимая, что "все пророки истинны" и все живые традиции дают освобождения. Мы, именно мы в силу особых причин выбираем именно Телему, и это не хуже и не лучше иного, ибо выбрав Телему и приняв Книгу Закона, мы обязуемся "не проводить различия". Другое дело, что, выбрав Телему, мы выбираем ее всецело и до конца, тут не может быть "увлечения" или "любопытства", телемит вкладывает всего себя в практику гораздо больше, чем представитель любого монотеистического мышления, хотя и не претендует на то, что это единственный истинный путь.

И если конкретный автор утверждает, что для зрелой женщины отношения с юношей - это катастрофа, это чистая правда в ее эйдетической вселенной, но, да защитят ее боги утверждать, что это так же истинно и для других женщин. Помимо луны, на небе 12 созвездий и семь планет, а сколько Богинь было на Олимпе... И вообще, какие могут быть ограничения (которое есть слово греха) для тех, кто принимает душой и сердцем Бабалон, Госпожу нашу? Или мы уже начинаем опускаться до двойного стандарта? Таким путем, осторожно смягчая слишком уж неудобные слова Святой Книги, мы лет через двести придем к тому же, к чему пришло Христианство, которое, между прочим, тоже начинало с бунта против монотеизма и монотеистического мышления, а чем закончило - мы видим. Ведь самый страшный враг - это не Иалдабаоф вовне, не система и не господствующая религия. Самое страшное - это монотеистическое мышление в нас самих.

И единственное, что мы можем противопоставить монотеистическому мышлению - это непрерывную интроспекцию и самоанализ, ибо, как сказал в одной из песен ныне покойный Илья Кормильцев, "мы должны быть внимательны в выборе слов".

Предзаказ
Предзаказ успешно отправлен!
Имя *
Телефон *
Добавить в корзину
Перейти в корзину